kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Образование » Николай Павлов. Куртамышские учителя Павловы, 19-20 вв.

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Николай Павлов. Куртамышские учителя Павловы, 19-20 вв.

1. Волостной писарь З.П. Павлов из  села Долговское Челябинского уезда

Основоположником нашего рода Павловых является Захарий Павлович Павлов (1845-1905) /1/, мой прадед. Более ранних документов в архивах ГАКО о селе Долговка обнаружить пока не удалось.  Но, к счастью,сохранилисьнекоторыесемейные  предания. По ним известно, что прадед родился в Санкт-Петербурге, вероятно в каком-нибудь сиротском приюте ведомства «Общественного призрения». В 1857 году в возрасте 12 лет Захар Павлов был прислан на воспитание в крестьянскую общину села Долговского, Челябинского уезда, Оренбургской губернии (в настоящее время Куртамышский район, Курганской области), как тогда говорили: «на мiръ». Летом пас общинное стадо, зимой убирал снег, навоз и т.д., поденничал у очередного крестьянина. Вероятно, ночевал прадед у порогов по крестьянским дворам, т.к. отношение патриархального крестьянского общества к незаконнорожденным в то время было крайне отрицательным. И быть бы З.П.Павлову впоследствии в лучшем случае взятым в «примаки» (зятья) во двор какого-нибудь захудалого крестьянина, но тут началась реформа административного деления Российской империи.

«После отмены в 1861 году крепостного права при освобождении крестьян также создавались новые волостные правления. Большая часть волостных правлений на рассматриваемой территории была организовано во второй половине 19 века: Долговское, Обанинское, Каминское и т.д.» (1).  Вкрестьянскую общину села Долговка пришла разнарядка на обязательную отправку от общества на учебу какого-нибудь мальчика.  В то время отрываться от земли людям было боязно, а учебу вообще считали пустой тратой времени для крестьянина. «Волостные училища стали открывать в селениях государственных крестьян с целью подготовки волостных и сельских писарей. Одна из трудностей – набор детей в училища, сопровождающейся нежеланием отрывать мальчиков от дома. Так, что бы в год открытия скомплектовать контингент Буткинского училища, было набрано десять человек по «приговорам общества». В их числе сироты и незаконнорожденные, которых МГИ бралось содержать на  казенный счет.   …Обычно набор сопровождался нежеланием родителей и их слезами с плачем провожали, как на солдатскую службу. Иные отцы вообще откупались» (2). Поэтому никто из долговских крестьян не захотел посылать свое чадо и по приговору общины выбор пал на сироту Захара. Учился он в ближайшем  Куртамышском мужском одноклассном училище на казенный счет, открытом еще в 1843г. по распоряжению Палаты государственных имуществ. «...Жили сироты в казарменной комнате при училище за государственный счет, поочередно дежурили, топили печи, готовили розги, т.е. были на полном самообеспечении,  а опекал их местный священник» (2).

Выучившись, З.П.Павлов был назначен сельским писарем, позже волостным писарем и был принят в крестьянскую общину села. Во всех  документах он и его дети уже пишутся как крестьяне  села Долговского, которое было центром волости. С тех пор, начиная с прадеда, у нас в семье всегда отдавался приоритет только образованию. «В 1877г.  училище  открылось в с. Долговка.  Законоучителем с 1880 года состоял Павлов, жалованья не получал» (3).Следовательно, позже привлекали прадеда  на общественных началах и преподавать в подшефной  школе.

«Село Долговка являлось одним из стариннейших сел в Челябинском уезде. Долговская волость в 1901г. включала в себя 33 населенных пункта, с 11742 душами обоего пола, в 1901 году в селе проживало 1166 человек.   ...Волостные правления являлись административно-полицейскими и налоговыми организациями: следили за сбором податей, порядком отбывания повинностей, исполнением распоряжений административных и судебных органов. В состав волостного правления входили волостной глава (старшина), сельские старосты, писари, сборщики податей» (1).

Волостной писарь (это старший, а с ним ещё штат писарей) – был по нашим меркам секретарь, матерый аппаратчик,  т. к. он один работал на постоянной основе  (волостные старосты  бывали и неграмотными, правда, избирались они только из авторитетных крестьян). Все  делопроизводство реально шло через него, это различные справки, налоги, недоимки, межевые споры, отчеты, статистика, призыв новобранцев, различные переписи  и многое другое.   Например, работа по межеванию: «В среднем по другим деревням на душу приходилось 8-10 десятин, а в д. Назаровка, Куричанка всего от 2.75 до 4.75 десятин,  но село Долговка, Новоспасовка  при генеральном межевании в 1874-1876 годах получили по 15 десятин на душу (мужскую)»  (5). Это немало, 15х3=45 десятин, их прадед  З.П.Павлов сдавал в аренду крестьянской общине, т.к. сам на земле не работал. Позже сын Константин эту землю вообще продал землякам-долговцам.

В 1866 году было венчание Захара Павловича (возраст 21 год, по-деревенски солидный, женились то тогда в 16 лет)  с Марией Леонтьевной, следовательно, моей прабабушкой; она была из семьи местного зажиточного крестьянина.  Родились дети: сыны Константин – мой дед,  Павел,  дочери Ольга, Анна, Антонина, Клавдия.

В ГАКО, я нашел в метрической книге: «Бывший волостной писарь, крестьянинъ Захарий Павловъ Павловъ умер 9 марта 1905 года, отпет в Михайло-Архангельской церкви в cеле Долговка. Погребенъ 11 марта на приходском кладбище. Лета умершего 60, умер от болезни сердца.  Имеется свидетельство от сельского старосты, подписанное девятью  крестьянами.  Священник Николай Баевский с псалмщиком Павлом Пономаревым» (6). Этот документ полностью подтверждает одно из семейных преданий о прадеде, что дает основание верить и другим. Вызывает некоторое удивление, что в отличие от других записей о смерти в этой книге, о кончине З.П.Павлова  был составлен и подшит в книгу отдельный документ-свидетельство с подписью множества свидетелей. В с. Долговке до настоящего времени к сожалению не сохранились: Михайло-Архангельская церковь, приходское кладбище, волостное правление и тем более волостные и церковные документы 19 века.

Всем детям, по деревенским масштабам того времени, прадед Захар Павлович Павлов дал хорошее образование. Дочери  (они все рождения 1870-х годов) еще до революции1917 г. повыходили  замуж и уехали из нашей местности, но сыновья Константин и Павел, после учебы вернулись к  отцу в с.Долговку.

Дети З.П.Павлова (прадеда)

Ольга Захаровна Шелудякова /5.1./, учитель, окончила Челябинскую прогимназию и вышла замуж за бывшего же гимназиста Николая Александровича Шелудякова. Человек, видимо, он был творческий с некоторой предпринимательской жилкой.   «Педагоги Н. А. Шелудяков, Н. П. Шубин, Н. П. Шестернина и др. организовывали по воскресным и праздничным дням нар. антиалкогольные чтения с использованием диапроектора (“волшебного фонаря”). …Чтения художеств. произв. и брошюр на антиалкогольную тематику  перемежались с концертными номерами религ. и патриотич. содержания, выступлениями ученич. оркестра балалаечников и гитаристов под управлением Шелудякова. В теч. года в ср. проводилось 20–25 нар. чтений. Последние выявл. сведения об А.К. относятся к 1915» (18).  Сначала Н.А.Шелудяков служил преподавателем в Челябинске, а в 1916г. открыл собственное фотоателье.  «В период, предшествовавший рев-ции, Чел. бурно развивался. Поэтому сведения о наличии в городе к 1917 шестнадцати стационарных фотоателье не вызывают удивления. Среди фотографов-челябинцев, открывших свое дело во 2-м 10-летии 20 в., выделяются имена Н. Шелудякова, В. Н. Попова, Н. И. Глота» (18).В НЭП, в 1920-х г., он стал одним из модных и богатых фотографов Челябинска. Помогал материально сестре отца Нине Константиновне, учившейся в 1920-е г. в Челябинском педтехникуме, рассказывала она, что частенько заезжал в техникум  за ней на пролетке. В  дальнейшем, как мы знаем из истории, НЭП прикрыли, а Н.А.Шелудяков в 1930-х годах был арестован и осужден, дальнейшая судьба его неизвестна. Дети: Соня, Сергей, Зоя, Валя все жили в Челябинске и в большинстве своем работали учителями.

Антонина Захаровна Карпуничева /7.1./, учитель, окончила Челябинскую  прогимназию и вышла замуж за Карпуничева  Василия Тимофеевича (1874-1950гг.). Он закончил Куртамышское мужское училище,  затем Благовещенскую учительскую семинарию, начинал учителем в станице Ломовской,  а после служил уже учителем-инспектором (директором) Стерлитамакского  4-х классного городского училища (Башкирия). Статус должности директора по «Табелю о рангах» соответствовал 7 классу – это коллежский асессор (по военному майор). В годы «красного террора» он уцелел, позже жил в Челябинске, где и тихонько работал учителем  математики до пенсии. Дочери его: Лида, Нина Васильевна  Топорнина  работали так же учителями.

Клавдия Захаровна Никонова /8.1/, окончила  Куртамышское женское училище вышла замуж за ростовского нотариуса А.Н. Никонова. Дети: Екатерина, Павел, Михаил, Александра, из них вышли учитель, журналист, нотариус, геолог. Александра/14.8/ была замужем за известным зауральским писателем Николаем Александровичем Глебовым, жили в Челябинске, затем Кургане.

Анна Захаровна Макарова /6.1./, тоже учитель, окончила Куртамышское женское училище и вышла замуж за волостного писаря, запасного фельдфебеля Петра Сергеевича Макарова  в с. Таловка, ныне Юргамышского района.  Дети – сын Анатолий /16.6./, перед войной работал завучем в Утятской школе и сержантом 562 полка погиб на фронте в 1942 под д.Мясным Бором.  Дочери: Зинаида и  Ольга (1907-1988) . Ольга Петровна  по мужу – Евладова/15.6./  в 1927 г. переехала из с.Таловки в р.п. Юргамыш и стала первым инструктором райкома комсомола. В 1930 г. уезжает в г. Пермь на учебу и остается там навсегда.  Всю жизнь работала учителем начальных классов. В 1952 году ей присвоено звание «Заслуженный учитель школы РСФСР», награждена двумя орденами: Ленина и Трудового Красного Знамени,  несколько раз была депутатам областного Совета. У неё две дочери: Клара /24.15./ – физик в университете, Нелли /23.15./ – врач, мужья у них профессора. Все живут в Перми.

Павел Захарович Павлов /4.1./, младший брат деда, закончил  Челябинское городское училище. «В селе Становском сельское начальное народное училище открыто в 1886 году.  ...Учитель Павел Павлов, окончил курс в городском училище. В службе с 1888 года, а в занимаемой должности с сентября 1890 года. Жалованье получает 200 рублей в год. Учащихся: 34 мальчика и 19 девочек». (16); (3).  Далее из семейных преданий известно, что П.З.Павлов умер в молодом возрасте от простуды, детей, вероятно, не было.  

Константин Захарович Павлов (мой дед) /3.1./,  родился 8 января 1868 года в селе Долговка.

Он был самый старший из всех детей.  В мае 1882 года с похвальным листом  окончил с Куртамышевское 2-х классное начальное училище (учились 5 лет) Министерства народного просвещения.   Обстановка в деле просвещения в нашей местности  была следующая:  «На весь Оренбургский учебный округ, заключающий в себе 3 обширные губернии и 2 области в 19 веке имелась одна учительская семинария» (7).

15 августа 1884 года дед поступил в эту самую Благовещенскую учительскую семинарию (Башкирия) и  обучался в ней до 13 июня1887 г., следовательно,  3 года.

Интересны подробностей о семинарии: «Конкурс был следующий: в 1876г. было подано 300 заявлений, а зачислено в семинаристы 29 человек, значит 10 человек на место. Общая численность на трех курсах всегда была около 100 человек.  Как и любое закрытое учебное заведение, семинария отличалась строгой дисциплиной (имелся карцер), жили учащиеся на казарменном положении, дежурили в классах, корпусе, на конюшне и на кухне. Все были на полном государственном обеспечении, имели форменное обмундирование и вели артельное хозяйство. К каждым 10 семинаристам была прикреплена своя классная дама, следившая за успеваемостью.  Подготовка  была очень серьезной, кроме специальных педагогических дисциплин, обучали  богослужению, церковному пению, игре на музыкальном инструменте, переплетному и столярному делу, фехтованию, гимнастике со строевой подготовкой, а так же возили семинаристов на театральные постановки в г. Уфу (46 верст).     Благовещенская  учительская  семинария выпустила  до наступления ХХ века  399  дипломированных специалистов, из которых вышли: крупные государственные чиновники, военные генералы и даже несколько архиереев  Русской Православной Церкви. Были и профессиональные  революционеры,  например:  Г.М. Мишенов – известный «искровец», делегат II съезда РСДРП, соратник В.И.Ленина». (8)

Железной дороги тогда не было, поэтому 1000 верст для приезда на каникулы деду приходилось преодолевать на перекладных лошадях.  В музее Куртамыша имеется свидетельство  об окончании, где указано, что учился К.З.Павлов на казенную стипендию, а в случаи не отработки 4  лет учителем в государственной системе, обязан был вернуть в семинарию 262 рубля 50 копеек.  Сейчас семинария – это Благовещенский педколледж, старейшее педагогическое учебное заведение на всем  Урале, открытое в1876 г., выпускает  кадры уже  более 130 лет. До революции сюда принимали только русских, православных мальчиков, а сейчас имеется три отделения: на русском, башкирском и марийском языках.  

После окончания семинарии с 1 октября 1887г. по 18 мая 1895 г. Константин Захарович работал учителем в Долговском начальном 2-х классном училище.  С 18 мая 1895 г. переведен в Куртамышское начальное 2-х классное училище/учились 5 лет/, в должность заведующего.  Причем свой земельный пай в Долговской волости он передал отцу, позже после смерти отца в 1905г.,  всю землю продал крестьянам, она ему была не нужна.

 02-kzpavlov1902g

Заведующий мужским двухклассным училищем Константин Захарович Павлов, с. Куртамыш, 1902 г.

В Куртамыше идет активное общественно-экономическое развитие: «Во второй половине 19 века особенно начинает выделяться среди прочих селений слобода Куртамыш. Став волостным центром, являлся местожительством  земского начальника, станового  пристава, податного инспектора, лесничего,  доктора и ветврача. В июне 1895 года открыто  почтовое отделение, а через год проведен  телеграф. В 1901 году население Куртамыша составляло 3745 человек, было 585 домов, из них 35 каменных и 51 полукаменный. Не в каждом городе было такое количество каменных домов, большинство домов выглядело солидно, были они большими и красивыми. Перед революцией в Куртамыше было 148 купцов, в их распоряжении находилось лавок: каменных - 26, деревянных - 208, палаток из теса - 65. Это была сила, которая определяла во многом духовную, культурную и деловую жизнь. Надо сказать, что купцы были хозяевами Куртамыша, и в большей степени это связано не с правами, а с обязанностями. Они обустроили Петуховское озерко, пеклись о храмах, заботились о школах, был кинематограф с доступной платой и т.д.  Благодаря купцам накануне революции ставился вопрос о перенесении административного центра из города Челябинска в Куртамыш, ставший сосредоточением промышленности, торговли, культуры, именно им принадлежала идея строительства железной дороги до Куртамыша» (9).

С 1913 года благодаря хлопотам деда и при поддержке  купечества, училище преобразуется в Высшее начальное  4-х классное училище /учились уже 9 лет/  Министерства народного просвещения. Позже, при смене власти, училищу присваивается различные названия: земское,  смешенное и другие, но  бессменным директором всегда был К.З. Павлов до самой смерти 5 марта 1921 года.

Похоронен дед на старом Куртамышском кладбище в западной части, где заросли сирени и до сих пор находятся старинные чугунные плиты, могила к сожалению не сохранилась. Обстоятельства его смерти в семье всегда как то замалчивались, но новейшие исследования куртамышских краеведов (А.А.Свинкин) считают  их  прямо связанными с обстоятельствами того времени:   «В 1921 г. не стало мужа Анны Дмитриевны, Константина Захаровича Павлова, смерть этого известного человека осталась тайной.  Безнаказанность, поощряемая властями к представителям когда-то имущего класса, свела к 1921 г.  цену их жизни на нет». (10).

Задумавшись, чем можно объяснить кончину деда К.З.Павлова в возрасте 53 года, не болевшим, имеющим 3 несовершеннолетних детей на попечении, я исследовал фонд 170; опись№1, находящееся в Курганском областном  общественно-политический архиве. В фонде: папки Куртамышского укома РКП(б): заседания и постановления, неинтересная мне обыкновенная партийная рутина (вроде выделения ботинок или мануфактуры).  Но есть одна – секретная, копии из ЧК (в то время политбюро милиции),  На основе исследуемых документов, семейных воспоминаний и архивов, а так же «Истории Куртамышского р-на» автора А.А.Свинкина, удалось выстроить следующую хронологию тех зловещих событий:

«20 июля 1920 г. В.И.Ленин ввел продразверстку (это когда крестьянам оставляли по 2 фунта на душу), от самоуправств продотрядов страдала вся деревня, хлеб подчистую выметали у всех. К концу года недовольство крестьян и казаков в южных волостях Куртамышского уезда вылилось вначале в стихийное, а потом в организованное сопротивление существующей власти.

Приказом №9 от 19 февраля 1921 г. Куртамышский уезд был объявлен на военном положении (запрещались хождение, движение, всякие сборища и т.д.). При всеразрастающем пламени мятежа ревком принял политические меры: в феврале 1921 г. в Куртамыше были арестованы и расстреляны без суда 11 человек из числа «офицеров, кулаков, заговорщиков» и т.д. (11).  Ревком это переходный орган, который руководствовался только революционной сознательностью /без судов/, а руководили  им обычно приезжие, в Куртамыше это горнорабочий с Поволжья   П.И.Капустин и секретарь  укома РКП(б) – В.М.Внуков.  Все последующие документы выходили под их подписью (11).

27 февраля 1921г. уком РКП(б) распространил секретное, циркулярное письмо №531: «…составлять на весь подозрительный элемент списки. Обратить особое внимание на так называемую местную интеллигенцию-  учителей , медперсонал, писарей, засевших в учреждениях. …По этим спискам их временно изолировать от масс и брать заложниками  (15).

В  начале марта из  южных станиц  было посажено в тюрьму около 200 заложников. По приказу № 4 от 2 марта предполагалось за каждого убитого коммуниста или совработника,  там где это произойдет, расстреливать по 10 заложников.   (11).  По письменнуму свидетельству бабушки  дата  5 марта 1921 года – это день кончины деда Константина Захаровича Павлова, выглядит очень странно и точно совпадает с пиком террористических действий в Куртамыше 2 – 10 марта 1921г. Документов о подтверждении этого факта нет.

Отец показывал нам с братом  примерное место захоронения деда, но не могилу. Позже выяснилось, что здесь в старинной западной части Куртамышского  кладбища были братские могилы. Показывал нам отец и заросший лог рядом со старым кладбищем, говорил, что здесь расстреливали, а сидели заложники тоже недалеко, в подвале каменного магазина по ул. Кузнецовской (Ленина).

Дед Константин Захарович Павлов пользовался  авторитетом в Куртамыше: ему были подарены часы  с надписью: «1887-1/10-1912;  К.З. Павлову за учительскую полезную деятельность- признательное общество, с.Куртамыш». Тогда же преподнесено подарочное собрание сочинений Некрасова с тисненой надписью: «1887-1.10. 1912г.г. От учащихся заведующему К.З.Павлову, как опытному руководителю и дорогому товарищу. с.Куртамыш». Он был большим книголюбом, всю жизнь выписывал литературные приложения к журналу «Нива» - это сотни томов классической литературы, отдавал их местному переплетчику Комарову в работу и собирал библиотеку. Каждая книга имела именной штамп:    «К.З.Павлов,   Куртамыш,    Оренбургской губ.».   Рассказывал отец:  » В 1919г. началась «красная»  реквизиция  имущества  у  кутамышской  «буржуазии».  Константин Захарович взял подводу и вывез всю свою обширную  личную библиотеку в земское училище, там она считалась уже государственной и реквизиции не подлежала.  Благодаря этому часть библиотеки сохранилось в нашей семье, но много позже некоторые книги  я встречал в районной библиотеке, благодаря штампу – возвращал домой».

По воспоминаниям его бывших учеников, находящиеся в Куртамышском краеведческом музее:  П.С. Статных /моего деда по матери/,  И.С. Галкина /сына волостного писаря/, И.В. Клевакина /позже секретаря райкома партии/: «Это был умный, талантливый учитель, строгий, но справедливый, любимый нами  (19).   В музее есть еще развернутые воспоминания    И.А. Софронова – сына станового пристава (полицейского), тоже бывшего ученика, позже жившего в Копейске, дословно: «Большая» (опорная) школа. В ней учился Н. Глебов, писатель, сынки учителей, купцов, всей знати Куртамыша. Возглавлял директорство Константин Захарович Павлов. Это был властный, строгий человек, любил порядок и знатный педагог. Он требовал высокой нравственности от учителей, не вводил и запретил применять физические наказания учеников. Действовал внушением, голос басистый, властный, находчивый и обладал острым разумом. Его супруга Анна Дмитриевна, тоже хороший педагог и воспитатель. Семья Павловых размещалась на втором этаже здания школы.  …Удивительно, что в состав школьного совета входили: И.Углицкий (купец), судья города, земский начальник и др. Но, удивительнее, пожалуй, другое. Осенью, когда начинался учебный год, К.З. Павлов как-то умел оказывать беднейшим ученикам материальную помощь. Давали: валенки, пальто, шапку, а где брал директор средства? Ведь члены школьного совета вряд ли могли иметь такую щедрость…» (19).

Тем  не менее дальний родственник, писатель Н.А. Глебов в угоду тогдашней коммунистической морали 1950-х годов, (а это значит, что купцы, офицеры, священнослужители и интеллигенция были врагами трудового народа) несправедливо, карикатурно изобразил Константина Захаровича под именем учителя географии К.З. Павловского в повести: «Детство Викеши», Челябинск, 1958г. Н.А.Глебов несомненно имел писательский талант, сам он был родом из с. Косулино  (это рядом с Долговкой, а жил как раз в то время, которое описывает), затем в Куртамыше, где и учился у деда, видимо ту, дореволюционную жизнь он знал хорошо, но к сожалению идеологически писал однобоко. После выхода глебовской книги у моего отца Бориса Константиновича отношения с писателем охладели навсегда.

Остается добавить, что деду К.З.Павлову посвящен стенд в разделе «Дореволюционная интеллигенция» Куртамышского краеведческого музея им. Н.Д.Томина, материал о нем имелся в музее Института усовершенствования учителей в Кургане (сейчас фонды переданы в обл. музей), а так же в музее Благовещенского педагогического колледжа,  упоминается он и в 5 томе  издания «Истории Курганской области». Мебель деда, изготовленная краснодеревщиком Худяковым в 1911г., экспонируется сейчас в областном краеведческом музее. Интересно, что в апреле 2008г. через интернет я зашел на общественно-исторический сайт «КУРТАМЫШ», где в статье о дореволюционных учителях Павловых, увидел деда на совершенно неизвестной в нашей семье фотографии выпуска Куртамышской смешанной гимназиии (училища) от 4 апреля 1919 г.   Выяснилось, что это фото находится сейчас у живущей в Германии, г. Штутгардте Веры Вадимовны  Эберт, внучки выпускника 1919г. Петра Федоровича Лоскутникова.

 06-kurtamysh1919g-smeshannaya-gimnaziya

Выпуск  земского смешанного училища. Во втором ряду: второй слева директор Павлов К.З., четвертый слева преподаватель Пономарев И.М., пятый слева благочинный о.Федор (Карпов). Стоят: первый слева выпускник  Лоскутников П.Ф. (погибнет в начале 1930-х после раскулачивания), с. Куртамыш, 4 апреля 1919г. Фото из архива Веры Эберт, Германия.

В.В.Эберт любезно выслала мне фотографию по электронной почте, кроме того, сообщила некоторые исторические сведения: «дед П.Ф.Лоскутников (1900-1933) в Куртамыше был репрессирован в1932 г., репрессированные вместе  с ним,  его жена и четверо их детей были выброшены на улицу и испытали все тяготы нищеты и  бездомности» (17).  Раскулачили П.Ф.Лоскутникова, как  хозяина владевшего: 5  десятинами земли, домом под тесом и коровой.  Из этого можно понять, что ОГПУ просто выполняла план по раскулачиванию, разнарядку.

 

2. Шадринские мещане Абалаковы, прожившие в Куртамыше и Кустанае

Анна Дмитриевна Павлова (Абалакова) /9.2/,  моя бабушка родилась 20 июля 1882г. в Куртамыше. Отец  её – шадринский мещанин Дмитрий Константинович Абалаков (1860-1915) /2./, начинал приказчиком у известного купца  Дунаева в Куртамыше, позже открыл свое дело: купец, виноторговец, сохранилась его именная медаль от Кайгеровского с/х общества: «За трудолюбие».

04-dkabalakov-1860-1915praded  

Купец Дмитрий Константинович Абалаков (1860-1915), г. Кустанай, 1910 г.

В Куртамыше он имел различные магазины,  занимался меценатством:  «Другим любимым и посещаемым местом был сад отдыха на берегу реки Куртамыш, который содержал виноторговец Абалаков. В тени различных кустов и ив были установлены летние беседки, разноцветные палатки и фигурные киоски, здесь же были устроены качели и карусель с лошадьми, а так же оборудованы площадки для игры в гольф. После революции Абалаковский сад остался без хозяина, и сейчас лишь старые ветлы напротив магазина «Полянка» напоминают о нем…» (13). В 1910г. в связи с расширением своего торгового дела, прадед переехал со всей семьей в г. Кустанай,  но умер в1915 г. На могиле вдова поставила чугунный памятник,  оставил он после себя магазины, двухэтажный дом, но, как и полагалось, все это после революции было реквизировано.

 01-abalakovy-kurtamysh1896g-sleva-anna-dmitrievna

Семья купца Д.К. Абалакова, третья во втором ряду Анна Дмитриевна Абалакова, с. Куртамыш, 1896 г.

Мария Васильевна Абалакова (1860-1934),  прабабушка, занималась воспитанием 8 детей. Судьбы всех их противоречивы: известно по документам, что братья Николай (1885-?) и Виталий (1889-?) ещё до Первой Мировой войны служили в в армии, возможно были офицерами , т.к. были образованными- окончили реальные училища и в Куртамыш больше  никогда не возвращались. Они оба пропали без вести  во время гражданской войны, больше сведений никаких нет.  Другой сын – Иван(1891-1914) погиб на фронте в 1914 г., а  сестра Валентина (1887- ?)  после окончания Челябинской прогимназии в1907 г., вышла замуж за предпринимателя А.И. Ульянова и уехала в далекий Харбин на место жительства мужа. В 1930-е г. связь с ней прервалась окончательно.

Младшие: Аркадий (1899-?), Федор (1895-1930-е) и Нина(1900-1984) жили с родителями в Кустанае. После революции старость прабабушки Марии Васильевны Абалаковой – этой властной и привыкшей к лучшей жизни женщины, спокойной и обеспеченной не назовешь, даже дома у неё не было, всё отобрали.

Семейная жизнь у Нины Дмитриевны Абалаковой не сложилась, я считаю из-за катаклизмов той переменчивой эпохи, а ведь она была романтичной гимназисткой, писала стихи, очень хорошо рукодельничала. Позже на пенсии тетя Нина жила в Куртамыше у нас в соседях, я её очень хорошо помню. Показывала она мне атрибуты её пропавшей юности: веера, лайковые перчатки до локтей, даже корсет из китового уса. Были безделушки: лорнет, открытки с Наполеоном, ножи для резки бумаги, какие то смешные статуэтки, письма. Мы все должны быть благодарны ей- она сохранила два дореволюционных альбома с фотографиями. А мне она подарила крестик 1886г.  Похоронена  на кладбище дома старости с.Глубокое в Шадринском районе. В 2008г. мы с братом Михаилом посетили её захоронение, возложили цветы.

Федор и Аркадий Абалаковы остались в Кустанае,  но связь с родственниками была потеряна в конце 1930-х годов. Интересно, что в 2007 г. в «Интернете» я  обратил внимание на статью о журналисте Ольге Абалаковой из Кустаная, которой вручили престижную премию президента Назарбаева. Связавшись с ней выяснил, что она жена Юрия Вадимовича Абалакова – внука, брата моей бабушки – Федора Дмитриевича.  Ф.Д.Абалаков имел семью: жену Ксению, детей Вадима и Игоря, работал бухгалтером, но еще до войны умер от туберкулеза. После семья бедствовала, но выжила. Брат Юрия – Александр Вадимович  сейчас живет в Москве.

Я заинтересовался родословием Абалаковых, сделал запрос в Шадринский городской архив, откуда ответили, что такой в Шадринске не проживал, хотя по всем сохранившимся фотографиям и документам   вместе с потомством, он числился как  шадринский мещанин. В областных архивах я тоже ничего не нашел. Фамилия в наших местах достаточно редкая, поэтому мне встретились только одни однофамильцы Абалаковы - коренные казаки станицы Звериноголовской. Генеалогия  старинной  семьи Абалаковых еще ждет своего исследователя.

 

3. Дореволюционные учителя Павловы

В  1898 году Анна Дмитриевна (бабушка) выдержала экстерном экзамены в Челябинском городском 4-х классном училище  на звание учителя начального училища и устроилась второй учительницей в Куртамышское двухклассное мужское начальное училище, где заведующим был дед. Из метрической книги Михайло-Архангельской церкви с. Долговка, находящейся в Куртамышском музее: «18 января 1902 года Анна Дмитриевна Абалакова обвенчалась с Константином Захаровичем Павловым (вдовым по первому браку). Поручители: жениха – Таловской слободы запасной фельдфебель П.С.Макаров (муж сестры), по невесте – Куртамышевской слободы мещанин Н.Д. Абалаков (брат)».  По законам того времени для госучреждений жене запрещено было служить в подчинении мужа, поэтому А.Д.Павлова  перешла работать в церковно-приходскую школу при Петропавловской церкви, где и работала до 1917 г.. Заведовал школой благочинный протоиерей Федор Иванович Карпов, авторитетный человек, награжденный орденом Св.Анны, а законоучителем был  о.Виталий (Виталий  Степанович  Милицин).

 03-adpavlova1902g

Учитель церковно-приходской школы Анна Дмитриевна Павлова (Абалакова), с. Куртамыш, 1902 г.

До 1911 года Павловы жили в бесплатной казенной квартире, это весь 2-й этаж училища (4 комнаты), а позже купили  большой 2-х этажный дом, низ каменный, а верх деревянный,  было там районное КБО, сейчас на этом месте «Зубовский рынок».  В 1934 году  бабушка его продала  и купила меньший,крестовой, разницу в цене употребила на учебу детей в институтах.

05-cpsh-1912g  

Выпуск церковно-приходской школы. Верхний ряд слева направо: 1-я – Павлова А.Д. (учитель), 4-й – Глеб Коптяков (диакон, награжден серебряной медалью «За усердие»), 6-й – о. Федор Карпов (протоиерей, благочинный округа, награжден орденом Анны 2 степени), 8-й – о. Виталий Милицын (протоиерей, в будущем причислен к лику Новомучеников и Исповедников ХХ века), 11-я – Русанова Г.А. (учитель), с. Куртамыш, 1912 г.

Кроме директорской работы, во время летних каникул дед Константин Захарович подготавливал купеческих детей к сдаче экзаменов для поступления в городские и реальные училища (малограмотные купцы  уже понимали, что надо учить детей), от родителей расчет был богатый, иногда  натурой – бакалеей, галантереей, продуктами,  да и сама Анна Дмитриевна работала учителем. Для тех времен это было несколько не обычно, т.к. в то время в семьях  крестьян, ремесленников, да и купцов жены, как правило, не работали. К примеру, наш уличный сосед по 1930-80 годам Иван Яковлевич Голоднев (1912-1991) – был из семьи крестьян, потомственных  кустарей-шорников  с 13-ю детьми, где мать занималась только домом.  А у богатых купцов, жены праздно сидели  дома, наносили визиты, всю домашнюю работу выполняла прислуга, да и  детей у них, как правило, было  меньше.

У Павловых ситуация совсем другая,  глава семьи: преуспевающий директор, но и жена тоже преподаёт, имея при этом 4 детей.  Объясняю я  это большим уважением  К.З.Павлова к  супруге не только, как к матери его детей и хозяйке дома, но и как к личности, товарищу, единомышленнику, к её внутреннему духовному  миру, квалификации  и образованию. Сестры ведь у него так же  все работали учителями, при небедных, но образованных мужьях.

До революции вся провинциальная интеллигенция поддерживала обоюдное знакомство, поэтому, по чьей-то рекомендации, проездом за сбором литературных материалов по Челябинскому уезду, у Павловых неоднократно останавливался  известный писатель, хорошо знавший  жизнь  духовенства того времени: С.И. Гусев-Оренбургский.  Он эмигрировал в Харбин в 1921г., а затем в Нью-Йорк, где и скончался в 1960-е годы. Думаю, что среди американских небоскребов, к концу жизни он вспоминал земляков-оренбуржцев.  Огородов Павловы тогда не садили, не держали и скотину, зато при училище была казенная конная повозка с кучером, на ней выезжали на прогулки в лес. По куртамышским меркам в то дореволюционное время они не были бедными  бюджетниками, как многие учителя сейчас. По воспоминаниям К.З. Павлов посещал купеческий клуб (сейчас там типография), были они и на свадьбе в 1912г. молодого земского врача  Якова Сергеевича Талызина.

После смерти К.З.Павлова в 1921 году, наша семья жила очень бедно и, по тем временам, очень настороженно, стремясь скрыть приверженность к прежнему режиму. Так, например, фотографии прятали или уничтожали если на них были  люди в царской военной форме или одежде духовенства.  Весь их дореволюционный круг общения распался. Люди разъехались, кто куда, или подверглись преследованиям и террору, особенно во время крестьянского восстания1921 г.

В 1921-22 году в был сильный голод: «умерло самом Куртамыше – 248 человек, уезд обезлюдел на четверть» (11).  Отец, говорил, что их  спасла картошка и молоко. Вообще же о своем  безотцовское детство вспоминал с большой теплотой, жили очень бедно, но дружно. Самой большой его детской мечтой в 1920-е годы было иметь  лошадь и ухаживать за ней.

Бабушка всегда у всех родственников пользовалась непререкаемым авторитетом, одна подняла всю семью..: «21 июля 1941г. - рассказывал отец, - когда провожали  меня на войну, мама напутствовала меня мудрыми словами: «Ты, Боря  от службы не бегай, но и на службу не напрашивайся…». В войну они с дочерью Валентиной, врачом  больницы, ставили свечи во вновь открытой в1942 г. Петропавловской церкви за фронтовиков сына и мужа дочери, Василия.  А мама вспоминала: «После войны в 1947г. был голод. Принесу хлеб, разделим на три части, положим на тарелку и садимся за стол.  Борис первым же сразу хватал самый маленький кусок. Он  и не знал, что Анна Дмитриевна со своей части хлеба, позже всегда делилась со мной, беременной»

С 1902 года – по сентябрь 1917 года бабушка работала учителем в Куртамышской церковно-приходской школе. А затем учителем начальных классов в начальной смешанной школе. Через три дня после смерти мужа, с 8 марта 1921г. перешла в опорную школу, в  будущую среднюю школу №1. Здесь и работала учителем начальных классов до выхода на пенсию в 1937 году. Интересно, что в Куртамышском музее сохранился протокол уездного торжественного профсоюзного собрания  в  1924г. «О чествовании героев труда, учителей: Андросевич Ф.М., стаж 40 лет и Павловой А.Д., стаж 25 лет».

Скончалась бабушка  14 мая 1959 года, завещала по старинному христианскому обычаю, что бы на поминках её не было ни капли спиртного.  Похоронена на старом Куртамышском кладбище в районе  громадных  лиственниц, вблизи места, где находится захоронение знакомой  ей с молодых лет, семьи земского врача  Якова Сергеевича и Зои Олимпиевны Талызиных.

Всего у Павловых (дедов) было четверо детей: Сергей /1902-?/,Нина /1909-90/, Борис (отец) /1913-95/, Валентина /1918-1962/. Все они были крещены в Петропавловской церкви  Куртамыша, метрики сохранились.  Надо добавить, что согласно исповедовальных ведомостей, выяснилось, что вся семья Павловых регулярно посещала Петропавловскую церковь, исповедовалась и причащалась.

 

4. Дети Константина Захаровича  и Анны Дмитриевны Павловых

Сергей  Константинович Павлов (1902-?) /10.3./   «Учился  в гимназии и вряд ли успел в свои неполные 17 лет разобраться во всех сложностях наступившего лихолетья гражданской войны.    Но на переломе взрослеют быстро. 4 августа 1919г. (за неделю занятия Куртамыша Красной Армией) его отцу К.З.Павлову вручили конверт от коменданта Куртамышского района Челябинского уезда, поручика с неразборчивой подписью.  Повестка под №712 строга и лаконична: «Предписываю доставить в комендантское управление сегодня же сына Сергея для призыва на военную службу».  С воинским долгом не поспоришь, так Сергей оказался в белой армии Колчака. И вынужден, видимо, как и многие его сверстники, стрелять в соотечественников. Чего только не было в бурные годы гражданской войны. Все перепуталось, смешалось. Где Родина, на чьей стороне правда?

До марта 1920 года родные ничего не знали о судьбе Сергея. А потом получили письмо, уже с нового места службы, из станицы Баян-Аум Павлодарского уезда. Как сын попал от белых к  красным – неизвестно. Для родителей главное, что выжил. Написано в письме: «Шлю вам сердечный привет с дороги, сообщаю, что служу писарем в штабе 530-го стрелкового полка Красной Армии. Здоровье мое слава Богу, как ваше? Дальше пойдем на Семипалатинск. Служу пока хорошо. Как будет дальше в полку? В штабе все люди интеллигентные».

Эта немудреная записка служила маленьким оберегом от местных чекистов, которые прекрасно знали, что призывался Сергей в белую армию. Поэтому то и хранилась записка на дне  сундука долгие годы.

Позже в 1921г. Сергей попал  в Туркестан, где служил уже при штабе 3-й Туркестанской дивизии в  г. Коканде. Позже, в городе Маргилан, работал в политпросе, где заведовал  подотделом клубов и «красных чайхан» (были и такие, аналог нашей избы-читальни), а также отделом искусств. Вероятно, по тем временам он был, все таки, сравнительно образованным человеком. 

Когда Сергей вернулся в Куртамыш после демобилизации, в 1922г., это был уже не прежний романтический и пылкий гимназист. Служба при штабе полка, находящемся, как и любая часть в гражданскую войну, на вольном обеспечении наложило неизгладимый отпечаток на его нрав. Прижиться в крохотном Куртамыше с пятитысячным населением, примитивными сельскими развлечениями, так не похожими на штабную вольницу, он так и не смог. Работы толковой не нашел, угнетали его нудные домашние обязанности и тоскливые вечера. Отец, авторитетный глава и опора семьи год назад умер, а мать.  Анна Дмитриевна, осталась одна с тремя младшими детьми. От Сергея пьющего и скрывающего свое белогвардейское прошлое помощи ей, ни какой. Она ему тоже помочь была не в силах.  Что бы оградить от подозрений младших, мать предложила сыну уехать.   На долгие годы след его был потерян, только в1930 г. знакомые видели его в Челябинске, где он был проездом. Говорил, что работает бухгалтером у нэпмана.

Вернулся в родной городок он в 1954г., остерегаться ему было нечего. Остановился у родственников Абалаковых, которым рассказал, что живет в Тамбове, работает инженером, жена – врач, двое детей. Выходит, спасло и его и оставшуюся семью суровое материнское решение. Но встречаться с ним и через тридцать лет мать не захотела, передала лишь через среднего сына Бориса Константиновича: «Я тебя забыла. Не береди сердце, уезжай».  Сказала – как отрезала. Прожил Сергей в Куртамыше всего два дня, больше не мог. И с тех пор не возвращался. Дальнейшая его судьба неизвестна» (14).

Нина Константиновна Коробейникова (Павлова) (1907-1990) /11.3./ –закончила Челябинский педтехникум, после институт, преподаватель математики в Челябинске.

07-nina-konst-pavlova-centrkurtam-1924  

Школьницы. В центре Павлова Нина Константиновна, с. Куртамыш, 1924 г.

Муж Александр Николаевич - с 30-х годов до 1980-х работал на челябинском заводе им. С. Орджоникидзе, нач. цеха, позже референт директора, был очень душевный и порядочный человек. С нашей семьей Коробейниковы были очень дружны. Дети:  Борис /21.11./ -  металлург, нач. литейного цеха завода «Строммашина», Юрий (1930г.р.), /22.11./ - вся трудовая деятельность связана с проектированием стратегических ракет  морского базирования, живет г. Миассе.

Валентина Константиновна Короткова (Павлова) (1918-1964) /13.3./ – окончила Пермский мединститут в1940 г., врач-терапевт, во время учебы её старший брат - Борис  так же был в Перми.  Говорил, что от голода она приходила к нему и сообщала, что уедет в Куртамыш, а там картошки и молока сколько угодно. Он успокаивал её и давал что-нибудь, мужчине всегда было проще заработать.

По окончанию  ВУЗа, став врачом,  Валентина вышла замуж за авиационного лейтенанта Василия Ефимовича Короткова, они уехали жить по месту службы, на авиационную базу Балтийского флота, которая находилась на арендованном тогда у Финляндии полуострове Ханко. Утром, в воскресение 22 июня 1941 года их военный городок подвергся интенсивной бомбежке и семьям комсостава дали 15 минут для сборов вещей на эвакуацию, уже ждал морской транспорт. Эвакуация в Ленинград происходила под непрерывными бомбежками, но завершилась благополучно (согласно мемуаров, флот в отличии от армии встретил авианалеты во всеоружии, неожиданного нападения не получилось). Удивительно, что в собранных в спешке вещах, впоследствии привезенных в Куртамыш оказалась крышка от эмалированного ведра (самая необходимая в хозяйстве вещь, но не нам с высоты своего времени судить об этом). Валентина, будучи на сносях, добиралась по переполненным железным дорогам до Куртамыша около месяца и приехав, на один день застала дома брата Бориса (его мобилизуют 21июля). В сентябре 1941 году у ней родилась дочь Надя, затем В.К. Короткова всю войну работала врачом Куртамышской районной больницы. По окончанию войны они жили по месту службы мужа, гвардии майора: в Либаве (Лиепая), под Калининградом (Кенигсберг). После выхода в отставку Василия в 1960-е г., определились в нефтяном  г. Октябрьском, Башкирия. Все дети: Надежда /15.13./,Михаил/16.13./ , Борис/17.13./ , проживают сейчас там и работают в  нефтяной отрасли.

Трое детей: Надежда, Михаил, Борис – все нефтяники и экономисты, живут в г. Октябрьский, Башкирия.

 10-1957grodstvenniki-pavlovy-i-korotkovyjpg

Семьи Павловых и Коротковых. В нижнем ряду в центре Анна Дмитриевна Павлова (у нее на руках внук Николай – автор данной статьи в детстве), г. Куртамыш, 1957 г.

Борис Константинович Павлов (1913-1995) /12.3./; В 20-е годы все Павловы учились в (средней) школе 2-й ступени. Жили они очень бедно, одной бабушке без мужа воспитывать троих детей было тяжело. В комсомол  отец не вступал из-за происхождения.  В 1930 году 17-ти лет, Борис окончил школу 2-й ступени (9 классов, среднее образование с педагогическим уклоном) и согласно семейной традиции поехал учительствовать в дер. Жуково. За парты тогда садились стар и млад: днем дети, а вечерами их родители, хотя вся деревня была старообрядческой. Говорил, что сначала было непривычно, когда 50-летние мужики называли его по имени-отчеству, потом привык. Борис Константинович жил на квартире у крестьянина – участника Цусимского сражения. Хозяин рассказывал, что он знал основы арифметики, поэтому его определили в наводчики броненосца «Ослябя», он тонул, был в японском плену. Посмеиваясь, пересказывал он отцу старинную народную поговорку:  «Служат:  красивый – в кавалерии, умный – в артиллерии, пьяница – на флоте, а дурак – в пехоте». Вероятно, отец  запомнил её, так как, позже в1937 г. добровольцем попросился в артиллерию.

После работы в деревне, Борис Константинович, чтобы заработать денег на учебу в университете, в 1931 г. приехал к сестре в г.Термез, где сверхсрочником-связистом служил в армии её муж.  Вначале временно  устроился буровым рабочим в геологоразведочную экспедицию. Работа в пустыне была очень тяжелой. Он говорил: «с каждым ударом кайла (кирки) мне все больше и больше приходила мысль, что надо продолжать учебу». После освобождения вакансииучителя больше года работал преподавателем. Запомнилась сильная жара, из-за этого даже педсоветы проводили по ночам. Многие преподаватели, ввиду отдаленности от центра, были из «бывших».

Из г. Термеза отец уехал учиться в Пермский государственный университет им. Горького, на химический факультет. В годы учебы 1932-1937, главный враг студентов того времени - скудная материальная сторона жизни, плохое питание, жизнь в холодном общежитии-бараке.  Многие не выдерживали, уезжали домой.  Практически все студенты подрабатывали репетиторством, на разгрузке вагонов и барж. Обстановка была товарищеская, в основном преобладали «рабфаковцы».

08-pgukhimfak1936gsprava-bkpavlov  

Пермский государственный университет, химический факультет, справа студент Борис Константинович Павлов, г. Пермь, 1936 г.

Из-за нехватки денег Борис Константинович ездил  в Куртамыш только на летние каникулы, а зимние посвящал библиотекам, работе по договорам на предприятиях.  Разгильдяев  среди студентов почти не было.  Из сокурсников по университету впоследствии вышло немало лауреатов Государственных премий СССР, крупных ученых, организаторов технологий и производства.

После окончания университет в звании «младший научный работник» по специальности «Аналитическая химия», отец направлен преподавателем в Челябинский институт хозяйственников созданныйдля повышения образования руководителей производства. Однако,  вскоре вернулся в Куртамыш  где стал работать учителем химии в средней школе. 

О своей срочной армейской службе отец рассказывал:  «Как сельскому учителю, мне полагалась отсрочка от службы в армии, но осенью 1937 года я добровольно пришел в райвоенкомат для призыва и попросился в артиллерию. Судя по газетам, в мире и в стране назревали тревожные события, поэтому я решил встретить их в армии, кроме того полагал, что надо исполнить свой  воинский долг, В то время это считался делом чести каждого гражданина. Нас - трех призывников из Челябинской области направили в Тифлис, в распоряжение Управления артиллерии Закавказского военного округа.

Зачислили в окружную артиллерийскую школу пиротехников (специалистов по взрывчатым веществам и боеприпасам), её расположение  было засекречено,  срок службы  1 год. Принимались туда только лица, имеющие высшее или среднее специальное образование, с крепким  здоровьем,  в основном жители больших городов ,  Все курсанты  приняли присягу и дали подписку о неразглашении тайны . Обмундирование было как у простых красноармейцев, но на ногах - брезентовые обмотки и спецботинки.). Курс обучения был очень напряженным по 10 часов в день: утомительные марш-броски по горам с полной боевой выкладкой, практические стрельбы из 3-х дюймового горного орудия обр.1909г., вьючная конная транспортировка батареи, а главное- учеба на специалиста-пиротехника. В артиллерийские погреба в любое время года разрешалось спускаться только в валенках, инструмент был тоже только медный.  Запомнился мне первомайский парад 1938 года в Тифлисе. Наша школа шла (300 человек), ротными коробками по 100 человек. Предварительно штыки начистили кирпичом, строевой шаг отрабатывали неделю, настроение было приподнятое.

В 1938 г по окончании с отличием школы мне было присвоено командирское звание «младший воентехник » и я вернулся  в Куртамыш.  Впечатление от службы осталось наилучшее: получили прочные знания, кормили хорошо,  «дедовщины» и в помине не было. Нас очень серьёзно готовили для боевых действий в горной местности. (20).

Наступило 22 июня 1941г. О событиях того времени в Куртамыше отец нам рассказывал: «Начало войны я встретил, будучи первый день в отпуске, накануне принял экзамены у выпускников 1941года. Охотился до утра, пришел домой и лег спать, а после обеда соседи прибежали и разбудили: «Война!». Объявили мобилизацию, начались митинги и отправка людей. Но  запомнилась мне, почему-то мобилизация лошадей из колхозов: шли колонны повозок, а к каждой были привязаны по две-три лошади. Мне казалось, они уже предчувствовали, что в Куртамыш уже никогда не вернутся. Начальство отозвало и нас учителей из отпусков и  организовало «помощь фронту», косили сено в колхозе деревни Назаровка. Кормили 3 раза в  день: калачи, мясо, молоко, Мы все были уверены, что война окончится через несколько месяцев- нашей победой, я даже продлил  свой охотничий билет на 1942 г. «Помощь фронту» продолжалась для меня до 21 июля 1941г.,  мобилизационной повесткой, где предписывалось самостоятельно прибыть  в г.Пермь. Соседи собрали мне, кто что мог, особенно рад был табаку.  В Юргамыш меня повез Ф.Л. Волянский, позже я добрался до Перми где был  определен в командирский резерв…» (20).

Отец был назначен пиротехником в Полевой армейский артиллерийский склад   №1394 , вновь формируемой  в лесах Вологды   59-й армии.  В этой армии прошел всю войну в составе  Волховского,  Ленинградского и  1-го Украинского фронтов.

 09-leto-1942

Воентехник 2-го ранга Б.К. Павлов, Волховский фронт, 59 армия, лето 1942 г.

В 1942 г. под Новгородом, около д. Мясной Бор, попал в окружение, был контужен. Позже вспоминал: «Какие только реки не попадались мне впоследствии за войну: и крупные – Висла, Одер, Нейсе, многие мелкие, но все они не могут заслонить то, что происходило на затерянных в лесах, дымно-горящих  болотистых берегах Волхова. Непрерывно идущая безнаказанная бомбежка переправ, артобстрел, скопление машин с боеприпасами, техники, толпы окровавленных раненых, ждущих переправы, маршевые части идущие на пополнение и плывущие по течению трупы солдат. Мне не надо смотреть на карту этого района – на всю жизнь запомнились безвестные поселки Мясной Бор, Спасская Полисть, Селищенский поселок, Большая и Малая Вишера...» (20).

На войне отец повидал сгоревший  Новгород, разблокированный Ленинград, разрушенную Нарву в Эстонии, острова Выборгского залива и «Линию Маннергейма» в Финляндии, лагерь смерти в Освенциме и города Краков, Катовице в Польше. Закончил войну в Германии, возле городов Глейвиц и Обер-Глогау. (Именно отсюда, с провокации немцев  началась Вторая  мировая война 1 сентября 1939г.). Говорил, что при их освобождении поляки к нам относились хорошо, хоронили наших солдат с цветами и почестями, а при выводе войск – враждебно, даже стреляли в спину.

В августе 1945 их 59 армию стали выводить  через г. Львов на восток, пункт назначения оказался город Ставрополь, Северокавказского ВО.. Вспоминал пройденный путь: «Начинал с действительной службы на Кавказе, позже воевал на Северо-Западе России и в трех европейских государствах. Мир, страна, люди стали совершенно другими, целые страны и многие народы  почти прекратили существование. Заканчиваю службу опять на том же  Кавказе, так что это – судьба? (20). За заслуги, проявленные в годы Великой Отечественной войны отец награжден  тремя орденами и многими медалями.

В ноябре 1945 г. он демобилизовался и вернулся в Куртамыш.  «Ехал я в кабине опять, как и 4 года назад, с Ф.Л.Валянским и на площади возле церкви (которая в то время как раз звонила, чему я и был приятно удивлен), увидел лежащую корову, запряженную в телегу и вокруг её суетящаяся   женщин с веревками и кольями.- Что они делают? - спросил у шофера. Он ответил, что веревками подымают упавшую от бескормицы корову, что бы дошла до стойла- это обычное дело. Я несказанно удивился, т.к. ушел в июле 1941г. когда особого голода в Куртамыше ещё не было и ездили на лошадях, поэтому я даже предположить не мог, до какой степени в  тылу, в том же Куртамыше всё отдавалось фронту. Наши артиллерийские кони, не наевшись овса, тянуть орудия и фуры с боеприпасами  не стали бы.. Помог поставить на ноги корову. Меня узнали. Сразу же зашел в школьную учительскую и с горечью узнал, что пали смертью храбрых коллеги-учителя: Л.Н. Синайский, Ю.В. Туленков, П. М. Стрельников и П.Я.Талызин. Защищая Родину, погибли на фронтах мои бывшие ученики: братья Павел и Борис Талызины, Леонид Чеботаренко, Федор Леонов, Виктор Князев, Николай Постовалов, Леонид Конюшихин, Виктор Пашков…». (21).

Бабушка Анна Дмитриевна с большим душевным волнением ждала писем от единственного сына Бориса с фронта. Лелеяла надежду, что он вернется живым и здоровым и по тому,  они с дочерью (у Валентины на фронте был муж), платили всю войну членские взносы по охотничьему билету. И не напрасно!  Не было предела её радости, когда он вернулся живым! Привез из Германии не виданное в то время ружье: 6-зарядный охотничий автомат "Браунинг" и ящик паковых патронов к нему. Расстреляв огнеприпасы, с доплатой променял его куртамышскому военкому за "Зауэр" под стандартный патрон. Охотничал отец всегда вместе со своими друзьям С.Я.Талызиными и К.И.Золотавиным, "по-тургеневски", азартно, с собаками только пешими.

 12-pavlovtalyzinzolotavin1-maya-1986g

Друзья в течение 60 лет, фронтовики: учитель Талызин С.Я., учитель Павлов Б.К., врач Золотавин К.И., г. Куртамыш, 1 мая 1986 г.

После демобилизации в1945 г. Б.К.Павлов устроился работать преподавателем химии в Куртамышском сельскохозяйственном техникуме, был классным руководителем группы. Половина студентов была фронтовиками,  другая - 15-ти летними выпускниками 8-го класся.  Занимал дожности директора восьмилетней школы. Был директором вновь строящейся школы-интерната, после организации в ней учебного процесса, уволился. Снова стал преподавателем химии до выхода на пенсию в 1961 году.

В 1946 году Борис Константинович вступил в брак с Зоей Петровной Статных (1927-2006). У них родились дети: Татьяна /18.12./, Михаил /19.12./, Николай (автор) /20.12/.  Мама была из семьи Статных – государственных крестьян, живших с середины 18 века в д. Быдино, Мишкинского района. За более чем 200 летнюю историю  среди её предков были: Шипуновы – крепостные крестьяне дворян Качка из с. Петровское,  Горновы – из д.  Мишкиной, Пережогины с д. Скоблино, Останины из с. Кипель. Прадед мамы – Павел Андреевич Горнов получил в 1907г. Архипасторское благословение за постройку Свято-Троицкой церкви в дер.Мишкино. Есть версия, что именно он привез к освящению этой церкви в 1908г. знаменитую  Порт-Артурскую икону из Киева. Мой дед – отец матери Петр Семенович Статных до 1916г. работал доверенным лицом родственника, предпринимателя Д.Я.Ивина в с. Кипель, позже служил в царской, белой и красной армиях. После демобилизации  крестьянствовал в д. Быдино.  В 1930-м году все  родственные семей: Статных, Гонцовы, Галкины были раскулачены и высланы на Северный Урал. Статных попали на спецпоселение в г.Чусовой, Пермской обл., где прожили 15 лет.  Подробно о семье Статных написано в книге: «Сужденное не случайно»; Юргамыш, 2001г.; авт. С.В.Плотников, Л.А.Астафьева.  По последним сведениям генеалогов П.В. Варлакова и М.В.Суханова род быдинских Статных прослеживается в Первой ревизии 1719г. в ревизских сказках деревень Шадринского дистрикта.

 11-pavlovy-i-sttnykh

Родственники: нижний ряд: Коурова В.П., Статных П.С., Павлова (Статных) З.П.; верхний ряд: Статных А.П., Павлов Б.К., Статных П.П. Все мужчины: ветераны мировых войн, г.Курган, 1968 г.

Зоя Петровна проработала в Куртамышской средней школе учителем русского языка и литературы – 32 года, была депутатом горсовета. Она очень интересовалась родословием семей и смогла привить интерес  мне и  моему брату Михаилу.   Последние 12 лет родители жили в моей семье и очень много рассказали о своей жизни. Отец умер 1 апреля 1995г. Мама последний год  жила с братом Михаилом и скончалась в больнице в марте 2006г.  Похоронены рядом на  Зайковском кладбище в г.Кургане.

История  куртамышских школ  тесно  связана с  учительскими династиями Павловых и Талызиных.  Здесь преподавал с 1887г. и до кончины в 1921г. дед К.З.Павлов,  далее с 1930-х по 1980-е годы работали  мои родители. Работа в школе считается неотъемлемой частью нашей семейной истории, вместе с именами коллег оп работе за целое столетие. Отец очень тепло отзывался о своих сослуживцах  ленинградце, товарище по охоте ленинградце Леониде Николаевиче Синайском, сыне врача Павле Яковлевиче Талызине, погибших на фронтах Второй Мировой войны. Или вспоминали про Тоню Робертовну Ширмер, окончившую Берлинский лицей, жену служащего германского торгпредства в Москве. В 1941г. мужа арестовали, а её с двумя детьми сослали в Куртамыш. Они очень бедствовали, но после войны Т.Р.Ширмер работала в школе учителем немецкого языка и отказавшись вернуться в Германию, осталась в России навсегда. Лучшие друзья родителей с довоенных времен – учительская чета Талызиных: Клавдия Петровна и Сергей Яковлевич.

Общий педагогический стаж династий Павловых  в Куртамышскомрайоне:

-         Константина Захаровича – 34 года (1887-1921 гг.);

-         Анны Дмитриевны – 41 год (1897-1937 гг.);

-         Бориса Константиновича – 44 года (1930-1974 гг.);

-         Зои Петровны – 32 года (1946-1978 гг.).

Итого – 151 год.

В течение 91 года в Куртамыше непрерывно, династия учителей Павловых ни один день не прекращала работу в школе, никогда:  ни в революцию, ни в голод, ни в войну, ни в послевоенную разруху.  Всего все наши родственники-учителя имеют 220 лет педагогического стажа, из них 149 лет приходятся на Куртамыш.

Ради  справедливости нужно заметить, что из последующих всех внуков Анны Дмитриевны Павловой, в отличие от ее детей, учителем   не стал никто, все с техническим складом ума. Из 8-ми внуков: 5 инженеров и 3 техника, это нефтяники, металлург, энергетики, машиностроители, ракетчик. Жены у внуков: врачи, инженера, экономисты.  Наиболее яркий представитель этого моего «инженерного» поколения: Юрий Александрович Коробейников, /22.11./ мой двоюродной брат. Он лауреат Государственной премии СССР, работал заместителем Главного Конструктора В.П.Макеева в КБ Машиностроения в г.Миассе (сейчас это Федеральный ракетный центр им. акад. Макеева).

Ознакомившись с историей своей семьи, я думаю, что в России деятельные, трудолюбивые, целеустремленные люди всегда могли получить не  только образование, изменить свой социальный статус – выйти в писари, чиновники, стать учителями, но и добиться  более высокого положения – стать выдающимися инженерами и администраторами. На примере деда К.З.Павлова, представителей интеллигенции, преследуемых в годы советской власти, явствует, что эти люди в тяжелые для страны годы Великой Отечественной войны, забыв прежние обиды, были вместе со своим народом – защищали Родину.

Заботит также то, что профессия  учителя у  нас стала не престижной, в подавляющем большинстве преподавателями являются женщины, несущие на своих хрупких плечах всю тяжесть образования.

Павловы жили в Куртамышском районе с 1857 по  1989 годы, затем переехали в Курган к детям. Наступил новый 21 век, век «глобализма» и постиндустриального общества.  Что он принесет всем нам?  Покажет время.  Далее в семейных хрониках следует моё поколение и даже уже последующее, о котором, я считаю говорить преждевременно.

 

Автор статьи – Павлов Николай Борисович, 1957 г.р. ведущий, инженер-конструктор СЧЛЗ  Зауральского кузнечно-литейного завода. Член Зауральского генеалогического общества с 2001г.

 

Примечания

1. История Курганской области под ред. проф. Емельянова; Курган,1998, т.5, с.400. (далее ИКО). 

2. А.Л.Михащенко, монография «Становление и развитие образования в Российской провинции в 1719-1917г.г.;  КГУ, Курган, 2004г.

3. И.К.О.,т.5.;  с..444.

4. И.К.О.,т.5.; с.149; 253.

5. И.К.О.,т.5.; с.413.

6. ГАКО., Ф.244., оп.3., дело №1273.

7. И.К.О.,т 5.;с.257.

8. Юбилейный сборник «120 лет Благовещенскому пед.училищу»; Благовещенск 1996г.

9. И.К.О.,т.5., с. 401, 432, 452.

10. Газета «Куртамышская Нива» от 3окт.2003г.;  А.А.Свинкин «Куртамышская династия».

11. А.А. Свинкин «История Куртамышского р-на;  Куртамыш,2001г.;

12. ГАКО., Ф244, оп.2, дело №360.

 13. «Частица малая России», сборник;  Куртамыш, 2004г.

 14. Областное издание «Субботняя газета»,  г.Курган,.№11 от1996 г.

 15. ГУ АОПЛ Курганской области. Ф.170; оп.№1; дело №13.

 16. ГАКО. Фонд  нар.образования. Справочник. «Сельские начальные училища» Оренбургской губернии; 1893г.

 17. Общественно-исторический сайт «Куртамыш»- «История»-«Статьи».

18. Сайт «Энциклопедия Челябинска».  Афанасьев И. Школьный антиалкогольный кружок в Челябинске // Вестн. Оренбург. учеб. округа. 1913. № 1;)

19. Газета «Курган и курганцы» от 08.07.2008г.,  А.Д.Кузьмин «Представитель правящего класса».

20. Областной общественно-политический альманах «Тобол»;  Курган, изд.Парус М, 2005г.

21. Общероссийский сайт «Я помню» - «Артиллеристы» - «Б.К.Павлов».



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites