kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Образование » И.В. Неупокоев. К ВОПРОСУ О ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ Г КУРГАНА (НА ПРИМЕРЕ ИСТОРИИ ШКОЛЫ №42)

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




И.В. Неупокоев. К ВОПРОСУ О ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ Г КУРГАНА (НА ПРИМЕРЕ ИСТОРИИ ШКОЛЫ №42)

(Из материалов Всероссийской научно-практической конференции VI Зыряновские чтения, Курган, 11-12 декабря 2008г. Издательство КГУ, 2008, с. 2829)

Курганский лицей №12 начинает свою историю с основания в 1873 г. женской прогимназии, а школа №29 – с открытия в 1908 г. 4 мужского приходского училища Связь эту они прослеживают в школьных музеях, что, несомненно, имеет большое воспитательное значение для учащихся. В этой связи автор статьи выдвинул гипотезу, согласно которой школа № 42 может являться правопреемницей основанного в 1899 г. 2-го женского приходского училища. Для доказательства этого суждения сначала выделим следующие этапы школогенеза:

1)1899-1920 гг. – 2 женское приходское училище;

2)1920-1935 гг. – 7-я советская школа I ступени;

3)1935-1964 гг. – начальная (семилетняя) школа №5;

4)1964 г. – по настоящее время – школа №42.

А затем, на основе архивных материалов, подтвердим или опровергнем наличие преемственности между этими этапами, тем самым докажем истинность или ложность выдвинутой гипотезы.

В циркулярах Западно-Сибирского учебного округа опубликованы официальные сведения о создании 2-го женского приходского училища: «Управляющий Западно-Сибирским учебным округом, предложением от 19 мая 1899 года за №1482, разрешил открыть, с начала 1899 – 1900 учебного года – 15 августа, в городе Кургане, Тобольской губернии, второе женское приходское училище по уставу 8 декабря 1828 года. На содержание означенного училища Курганская Городская Дума в заседаниях 21 января и 25 февраля 1899 года постановила отпускать ежегодно из средств города по 781 рублю, а именно: на жалованье законоучителю 100 руб., учительнице с квартирными деньгами 300 руб., на жалованье практикантке, заменяющей вторую учительницу, 120 руб., на награды учащимся 10 руб., на классные учебные пособия 20 руб., на ученическую библиотеку 40 руб., на плату служителю 96 руб., на отопление и освещение здания 70 руб., и на чистоту здания 25 руб. Училище будет помещаться в верхнем этаже деревянного флигеля, находящегося в ограде Владимирской богадельни» (1). Здесь должны были обучаться закону божию, чтению, чистописанию и арифметике. Автору не удалось найти количество учениц к началу открытия училища, но на 1 января 1909 г. в нем обучалось 109 девочек (2), а на 1 января 1916г. – уже 152 (3).

Первой учительницей училища стала Елизавета Матвеевна Волкова. Она родилась в 1873 г. в Ялуторовске (4), происходила из мещан, окончила Петропавловскую женскую прогимназию и начала свою педагогическую деятельность еще в 1891 г. В 1902 г. за полезную деятельность по народному образованию Государь Император удостоил ее серебряною медалью с надписью «за усердие» для ношения на груди на Александровской ленте (5). После выхода замуж она станет Кучковской. Позднее она будет переведена в 4 женское приходское училище, а в 1921 году состояла в списках уже 5-й Советской школы I ступени (6). Ее помощницей стала окончившая VII классов в Омской женской гимназии Мария Николаевна Ильиных (7). Ей после полугодичной педагогической практики в училище будет в 1901 г выдано свидетельство на звание учительницы начальных училищ (8). После выхода замуж она станет Поповой. Дальнейшее о ней упоминание находим в свидетельстве врача Курганской городской больницы от 12 августа 1907 г.: «Сим удостоверяем, что учительница Курганского 2 женского приходского, училища Мария Николаевна Попова страдает женскою болезнью; для восстановления здоровья Попова нуждается в двухмесячном отпуске» (9). Вполне возможного состояние здоровья станет причиной ухода ее с работы. Законоучителем стал протоиерей И. Ф. Волков (10). Он, еще будучи студентом Тобольской духовной семинарий, исполнял эту обязанность в Богородице-Рождественском приходском училище, а получив сан священника – в Троицком мужском приходском училище (11), а также являлся постоянным членом Курганского уездного отделения Тобольского епархиального училищного совета (12). Волков был награжден орденом Св. Анны 2-й и 3-й степеней, медалью Александра III, бронзовым крестом в память войны 1853 – 1856 гг., наперстным крестом, камилавкой, скуфьей и набедренником (13). В дальнейшем функции законоучителя исполняли: протоиерей Д. Матвеев и псаломщик А. Сахаров. Был при училище и свой доктор – курганский уездный врач Дьяконов, исполняющий эту должность безвозмездно (14).

После Кучковской заведующей училища с 1 августа 1908 г. стала Серафима Николаевна Камагорцева. Она родилась в 1886 г. в семье чиновника, окончила курс в Курганской женской гимназии и при ней в 1906 году прошла VIII педагогический класс, получила свидетельство на звание домашней учительницы (15) и Курганским уездным училищным советом была назначена на должность учительницы Курганского Богородице-Рождественского приходского училища. Жалованье ее при готовой квартире составляло 500 рублей в год, плюс 60 рублей за преподавание рукоделия и 60 рублей за заведование училищем (16). Такое жалованье позволило ей написать в 1909 г. прошение исправнику о разрешении отправится на экскурсию за границу (17). В 1908-1910 гг. она также являлась участницей драмкружка учителей Кургана (18), Как видим, к 1910 г. учительский персонал училища полностью обновился, Кроме С.Н. Камагорцевой в штате находились учительницы Лепехина Мария Михайловна и Нагибина Софья Ивановна (19). Далее вместо Нагибиной с 1911 по 1913 работала Киселева Мария Михайловна (20), а затем – Солнцева Глафира (21).

Отдельного здания в момент своего основания училище не имело. Как уже было указано, училище первоначально располагалось во флигеле двора Владимирской богадельни (район Богородице-Рождественского храма). Уже в октябре 1902 г. городской глава Шветов в своем докладе в Курганскую городскую думу назвал его «не особенно удобным помещением» (22) и предлагал строить новое здание. Только в 1913 г. второе женское приходское училище было переведено во вновь построенное типовое школьное здание на углу Запольной улицы и Казарменного переулка, куда переехало и третье мужское приходское училище (23). Летом этого же года в новом здании проводились курсы для учителей Тобольской губернии (24), а ученицы женской гимназии стали проходить на его базе педагогическую практику и получать звание учительниц начальных училищ (25). Это здание по адресу Кирова 78 сохранилось и до настоящего времени.

Школа  

Здание по адресу Кирова 78, в котором последовательно располагались: 2-е женское приходское училище (1913-1920гг.), 7-я советская школа I ступени (1920-1935 гг.), начальная (семилетняя) школа №5 (1935-1964 гг.).

В связи со вступлением России в Первую мировую школьные помещения потребовались для военных нужд. В здании 2-го женского училища были расквартированы войска (26), а в мае-июне 1917 г. оно было занято военным лазаретом (27). Такое положение со школьными зданиями было характерно, например, и для соседней Тюмени (28). После октябрьского переворота новая заведующая училищем М.М. Лепехина становится членом Курганского городского Совета по народному образованию (29), на заседании которого в мае 1918 г. был поставлен вопрос об освобождении городских школ от воинского постоя, для чего была создана специальная комиссия (30). Однако этого сделать не успели, так как с июня 1918 г. власть в Кургане перешла к частям Чехословацкого корпуса. Но и при новой власти комиссия по народному образованию от 6 августа 1918 г. ходатайствовала перед Управой принять меры к освобождению 2 женского училища от военного постоя и производству ремонта (31). В связи с этим возникает вопрос: а где же тогда проводились занятия? Ответа архивные документы не дают. Согласно докладу инструктора по народному образованию А. Тихова на заседании Курганской Временной Городской Думы учебный год был прерван в декабре 1918 г. в большинстве реквизированных начальных школ (32). С другой стороны, согласно сведениям за февраль 1919 г. инспектора народных училищ 1-го района Курганского уезда, в штате 2-го женского училища состояли: законоучитель Савин, заведующая Лепехина, учительницы: Мальцева, Камагорцева, Суровцева, Шерстобитова (33). Следовательно, занятия учителя все же где-то проводили.

В 1919 г. Курган превратился в одну большую казарму: «С каждым днем все более и более прибывают в Курган офицерские чины... г. Курган настолько переполнен, что более вместить даже одиночных личностей не может», – докладывал 3 января 1919 г. уездный комиссар начальнику гарнизона Кургана (34), Из другого рапорта узнаем, что «с нахождением в Кургане на отдыхе Чешских частей третьего Сибирского полка и Штаба Округа, занявших все магазины, большие частные дома и большую часть учебных заведений, размещение указанных Начштабом новых войск без реквизиции мужской, женской гимназий и остальных приходских училищ положительно не предоставляется возможным» (35). В такой чрезвычайной ситуации и речи об освобождении здания 2-го женского училища быть не могло. В Курганской Лесной школе, например, разместилась команда выздоравливающих, в 1-м женском Троицком училище – военно-окружной суд, в Высшем начальном – штаб 1-го Волжского корпуса, женской и мужской гимназии – штабы дивизий и полков (36). Из-за переполненности города беженцами и солдатами свирепствовала эпидемия тифа (37), о котором, возможно, идет речь в записке заведующей М. Лепехиной уже после освобождения Кургана об белых: «Довожу до сведения Отдела народного образования, что я с 8 декабря после болезни приступила к занятиям» (38).

Итак, мы проследили историю 2-го женского училища от его основания в 1899 г. и до окончательного установления Советской власти в Кургане в 1919 г. С августа 1920 г. начинается второй этап в его развитии. Он связан с изданием Положения о Единой Трудовой школе в РСФСР, согласно которому: «Все школы города Кургана и его уезда переименовываются в Советские школы I и II ступени» (39). 2 женское училище теперь становится 7-й Советской школой I ступени, однако занятия ведутся то в здании бывшего Богородице-Рождественского училища (40), то в доме Труда и Отдыха по Троицкому переулку (41). В данном случае для нас важно, что учительницы бывшего 2-го женского училища – М.М. Лепехина, Л.З. Суровцева, Р.Н. Камагорцева (возможно, сестра С.Н. Камагорцевой), А.А. Шерстобитова продолжили работу в 7 школе I ступени (42), Именно в этом и отражается преемственность между двумя этапами школогенеза, так как именно учителя в данном случае выступают носителями прежних ценностей и традиций.

Голод в 1922 г. заставил Уездный отдел народного образования сократить городскую школьную сеть: «Сокращение штатов шкрабов пошло бешенным темпом... Учитель питался суррогатом и нищенствовал буквально» (43). В перечне оставленных учебных заведений 7-й школы нет. В 1923 г здание 7-й школы I ступени было муниципализировано, что позволило объективно оценить его плачевное состояние после воинского постоя и определить направления ремонта: «1) переложить печи (15 печ.) и вставить печные приборы: заслонки, задвижки, винты и т.п.; 2) произвести штукатурку здания; 3) побелку два раза; 4) покрасить пол; 5) окрасить окна и двери; 6) двери исправить. К дверям необходимы ручки, замки, крючки; 7) просушить подвальное помещение и приспособить его для склада продуктов и прачечной; 8) устроить в подвальном же помещении большую кухню с котлами для варки пищи; 9) застеклить несколько рам и вставить необходимые приборы: шпингалеты, ручки; 10) произвести полное оборудование уборных и умывальной; 11) очистить подполье и пристроить лестницы; 12) сделать чистку помойной ямы; 13) навозить землю на потолок; 14) починить и окрасить крышу здания; 15) пристроить баню и погреб; 16) обнести изгородью всю усадьбу; 17) исправить ворота; 18) к электрическим проводам необходимы выключатели» (44). Можно предположить, что только после проведения ремонта школа №7 возобновила работу в этом здании. Об этом можно судить по следующей архивной записи; «Сообщаем, что в школе №7 I ступени назначается собрание 14 октября 1926 г. в 5 часов. Повестка: 1) Доклад о хоз/ стороне школы; 2) Перевыборы комсода» (45).

Этот вынужденный простой в начале 20-х гг. привел к обновлению педагогического штата. М. Лепехина в 1921 г. станет заведующей уже 8-й школы I ступени, а с 1922 г. – учительницей 1-й школы I ступени. В 1928 г. заведующей числится Фаддеева (две «д»), подпись которой стоит на акте передачи здания 7-й школы в распоряжение военкомату с 20 мая по 1 июня (46). А в 1929 г. заведующей стала Раиса Филипповна Леонова (47). Согласно документам, она приглашалась на секцию Наробраза для расследования по поводу заявления гражданина Я.К. Иванова «о грубом обращении и нападок со стороны зав. школой №7 к его сыну» (48). Видимо, поведение учеников в тот период действительно было сложным, о чем свидетельствует выписка из протокола родительского собрания 7-й школы от 11 января 1930 г.: «Постановлено: учеников не поддающих дисциплине т. Керова и Низо… (фамилия неразборчива) перебросить в другие школы, чтобы не разлагать остальную массу учеников... Просить родителей этих учеников, чтоб они сходили в Райгороно чтоб устроить детей в другие школы» (49).

В 1931-32 гг. заведующая Леонова такими суждениями характеризовала персонал школы №7: «Баранова ... Проявила себя ударницей ... нет отстающих в классе и борьба за дисциплину в школе. Организация детдосуга. Занимается аккуратно с группой малограмотных. К работе относится добросовестно, нет пропусков и опозданий, политически подготовлена; 2) Шибанова... Проявила себя на работе методической по ликбезу... Дает хорошие указания молодым культармейцам. Политически твердо подкована, аккуратно выполняет все задания без уклонов, ибо всегда, что не знает – спросит, на что дается разъяснение. 3) Тренина. Работает первый год, окончила курсы при Педтехникуме на красных педагогов. ... политически благонадежная. 4) Петриканина ... проявила себя по работе с группой, ибо группа не дисциплинирована – переростки, поставлена хорошо дисциплина, опозданий нет. 5) Кислицина ... Точно и аккуратно выполняет свою работу, соблюдает чистоту в школе. Все поручения выполняются безоговорочно» (50). Однако совсем другой взгляд о положении школы в начале 30-х гг. открывается в письме от двух ее учениц в газету «Красный Курган»: «Раздевальня у нас не отапливается. Приходится одевать после занятий холодное пальто. От этого мы простываем и болеем. Уборная помещается во дворе. Ребята в нее бегают без верхней одежды, так тоже простывают. Дисциплина у нас плохая. Мальчики бьют девочек. За хорошую дисциплину никто не борется... Никакой работы с шалунами учителя не ведут. Пыли и грязи в школе много» (51). С ноября 1931 г. школа №7 стала одним из мест, где все педагоги проходили обязательную военную подготовку через вечерние курсы Осоавиахима (52). В 1934 г. по случаю приближающего 1 мая школа попросила помочь организовать праздник своего шефа – спиртзавод. В ответ директор спиртзавода А. Подобед распорядился отпустить 20 кг соли!!! (53).

Третий этап в истории школы связан с Постановлением СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) от 21 мая 1934 г. «О структуре начальной и средней школы СССР», согласно которому были установлены общие для всей страны типы школы: начальная, неполная средняя и средняя (54). С 1935 г. школа №7 I ступени переименовывается в начальную школу №5. Вновь, как и при переходе от первого этапа ко второму, сохранился прежний педагогический коллектив. Другим подтверждением преемственности можно считать наличие печати еще 7 школы I ступени на свидетельстве об окончании 5-й начальной школы в 1942 г. ученицы Вышинской Вероники Константиновны (55).

1935-0002  

Ученицы начальной школы №5 в 1935 году. Третья слева – Зоя Шевцова. Фото из личного архива Владимира Шевцова.

Вновь, как и в Первую мировую, к началу Великой Отечественной здание школы потребовалось для военных нужд. Но на этот раз только подвальные помещения были предоставлены для склада Наркомата обороны (56). С 1942 г. для осуществления допризывной военной подготовки в штате появился военрук – мл. лейтенант П.Ф. Золотарев (57). В штате школы к началу войны состояли: Леонова – заведующая (35 лет), A.M. Баранова (52 года), А.Н. Тренина (43 года), А.В. Портных (33 года), О.М. Герштанская (30 лет), К.Г Евстарова (28 лет), М.Я. Талалаева (28 лет), М.А. Дмитриева (36), А.С. Политова (21 год) (58). Можно легко сосчитать, что средний возраст учителей составлял 34 года. В дальнейшем тяжелые условия военного времени повлияли на частую смену школьного персонала. Ввиду плохого состояния здоровья заявление об уходе написали Баранова, Тренина, Пономарева. В заявлении 1943 г. учительницы Г.И. Предеиной были такие строки: «...прошу дать мне отпуск на два дня для поездки за картофелем в деревню. В настоящее время живу очень плохо материально» (59), учительница Караваева просила дать ей 48-дневный отпуск из-за воспаления легких дочери и так как чувствует себя «очень утомленной» (60), учительница А.И. Милькова также просила 2-месячный отпуск, так как «...нужен отъезд в бор и к тому же усиленное питание для ребенка» (61).

Несмотря на военное время, гороно в 1942-43 гг. проводило проверки школы №5. Было, например, установлено, что учительница Комогорова ученику Тихонову выставила четвертные и годовые оценки без текущих оценок, а в 4 классе учительницы Портных успеваемость была всего 11% и т.д. Видимо, по результатам этих проверок Леонова от должности заведующей была освобождена и с 1943 г. ее заменила Герштанская Ольга Ивановна. Проверкой 1945 г. было установлено, что «учителя первой смены выходят на работу за несколько минут до звонка, не успевая подготовиться, а учительница Катюхина 12 апреля допустила 5-минутное опоздание. Четвертные планы учителей составлены небрежно, с черновиков не переписаны ... Зав. школы Герштанская смирилась с подобным явлением, не заставляет учителей привести планирование в порядок... Предупредить учителей в том, что они обязаны быть на работе не менее как за 15 минут до звонка» (62).

Введение в 1949 г. всеобщего обязательного 7-летнего обучения привело к реорганизации в 1951 г. начальной школы №5 в семилетнюю, Новым директором стала Гоголина Нина Павловна, в 1952 г. ее сменил Волчков Николай Иванович (63) (переведен в районо), а затем им стала Людмила Александровна Аникина (64), в 1958 г. – Алексей Михайлович Паскевич (65), в 1960 г. – И.И. Минькова (66), в 1962 г. – З.С. Кудрявцева (67).

Согласно принятому в 1958 г. закону вводилось общеобязательное 8-летнее обучение, которое должно было создать прочную основу для перехода ко всеобщему среднему образованию. В этих целях исполком Курганского горсовета в 1960 г. выделил земельный участок площадью 1 га в квартале №170 для строительства на нем школы первоначально по документам под №40 (возможно, это опечатка) (68), Но потом нумерация школы была изменена с 40 на 42. Реальное строительство школы №42 началось только в 1962 г. Причем ее открытие планировалось на сентябрь 1963 г. (69) Однако трест «Курганжилстрой» строительство закончил только к 1 сентября 1964 г. Школа №5 была закрыта, большая часть учителей и учеников перешли для продолжения учебы в школу №42. Овободившееся здание уже теперь бывшей школы №5 арендовал педагогический институт, потом тут проводились курсы гражданской обороны, размещался областной отдел мелиорации и водного хозяйства. В настоящее время здесь расположен областной наркодиспансер.

 Школа 42

Школа № 42. Фото Владимира Шевцова, 2012 год.

Итак, мы установили, что между всеми этапами школогенеза есть прочная взаимосвязь и преемственность. Каждый раз при появлении нового статуса школы в ней сохранялись старые кадры учителей и учеников. Таким образом, школа №42 может вполне исторически справедливо являться правопреемницей 2-го женского приходского училища с отправной точкой в 1899 г.

Примечания.

  1. Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. – Томск, 1899. - №5. - С. 189-190.
  2. Памятная книжка Тобольской губернии на 1909 г. - Томск, 1909. - С. 294.
  3. Памятная книжка Западно-Сибирского учебного округа на 1916 г. - Томск, 1916. - С. 426.
  4. ГАКО, Ф. Р-47. Оп. 2. Д. 17. Л. 108.
  5. Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. - Томск, 1902. -№11-12. -С. 565.
  6. ГАКО, Ф.р-47. Оп.1. Д. 66. Л. 482.
  7. Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. - Томск. 1899. - №9. - С. 350.
  8. Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. - Томск, 1901. - №8. - С. 375.
  9. ГАКО, Ф. И-173. Оп. 1. Д. 1. Л. 115.
  10. ГАКО, Ф. И-173. Оп. 1. Д. 4. Л. 38-об, 39.
  11. Памятная книжка Западно-Сибирского учебного округа. - Томск, 1890. - С. 170-171.
  12. Адрес-календарь Тобольской губернии на 1906 г. - Тобольск, 1906. - С. 118.
  13. ГАКО, Ф. Р-2287. Оп. 1. Д. 22. Л 13.
  14. Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. - Томск, 1906. - №7. -С. 381.
  15. ГАКО, Ф. И-173. Оп. 1. Д. 9. Л. 71-71 об.
  16. ГАКО, Ф. И-173. Оп. 1. Д. 7. Л. 615 об.
  17. ГАКО, Ф. Р-2287. Оп. 1. Д. 13. Л. 2.
  18. Памятная книжка Тобольской губернии на 1910 г. - Тобольск, 1910. - С. 212.
  19. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1. Д. 15. Л. 18 об.
  20. Памятная книжка Тобольской губернии на 1914 г. - Тобольск, 1914. - С. 24.
  21. ГАКО, Ф. И-9. Оп. 1. Д. 94. Л. 6-об.
  22. ГАКО, Ф. Р-2287. Оп. 1. Д. 5. Л. 7.
  23. ГАКО, Ф. И-63. Оп. 2 Д. 38. Л. 79.
  24. ГАКО, Ф. И-9 Оп. 1. Д. 111. Л. 144-о6.
  25. ГАКО, Ф. И-9. Оп. 1. Д. 111. Л. 243.
  26. ГАКО, Ф. Р-47. On. 2. Д. 2. Л. 35.
  27. ГАКО, Ф. Р-47. On. 2. Д. 4. Л. 47-об.
  28. ГАКО, Ф. Р-47. Оп.2. Д.2. Л. 91-0б.
  29. ГАКО, Ф. Р-852. Оп. 1. Д. 46. Л. 81-о6.
  30. ГАКО, Ф. И-264. Оп. 1. Д. 1. Л. 27.
  31. ГАКО, Ф. Р-852. Оп. 1. Д. 71а. Л 57.
  32. ГАКО, Ф. Р-852. Оп 1. Д.71а. Л. 149.
  33. ГАКО, Ф. Р-852. Оп. 1. Д. 71а. Л.189-190-об.
  34. ГАКО, Ф. Р-852. Оп. 1. Д. 46. Л. 134.
  35. ГАКО, Ф. Р-47. On. 1. Д.8. Л. 208.
  36. Хроника // Красный Курган, 1920. 7 августа. - С. 2.
  37. ГАКО, Ф. Р-6. Оп. 1. Д. 4. Л. 47.
  38. Чтоб солоно было // Красный Курган. 1934. 27 апреля. - С. 2.
  39. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) // Красный Курган. 1934. 21 мая. - С. 1.
  40. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1Л. Д. 15. Л. 48.
  41. ГАКО, Ф. Р-465. Оп. 2. Д. 99. Л. 43-об.
  42. ГАКО, Ф. Р-800. Оп.1 Л. ДАО. Л. 42.
  43. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1Л. Д. 23. Л. 2.
  44. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1Л. Д. 42. П. 99.
  45. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1Л. Д. 41. Л. 9.
  46. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1Л. Д. 18. Л. 203.
  47. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1Л. Д. 58. Л. 35-об.
  48. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1Л. Д.8. Л. 7, 22.
  49. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1. Д. 149. Л. 9.
  50. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1Л. Д. 155. Л. 7.
  51. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1Л. Д. 158. Л. 5.
  52. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1. Д. 381. Л. 22.
  53. ГАКО, Ф. Р-465. Оп. 6. Д. 1169. Л. 11.
  54. ГАКО, Ф. Р-800. Оп. 1. Д. 374. Л. 38.
  55. Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. - Томск, 1900. - №2. - С. 70.
  56. Васильева A.M. Забытый Курган. - Курган. 1997. - С. 244.
  57. ГУГО ГАСПИТО, Ф.3941, Оп. 1. Д. 1. Л. 77-об.
  58. ГАКО, Ф. Р-47. Оп. 1. Д. 66. Л.482.
  59. ГАКО, Ф. Р-47. Оп. 1. Д. 10. Л. 165.
  60. Пятый уездный съезд Советов // Красный Курган. 1922. 29 ноября. - С. 3-4.
  61. ГАКО, Ф. Р-712. Оп. 1. Д. 310. Л. 1, 7-об.
  62. ГАКО, Ф. Р-465. Оп. 1.Д. 17. Л. 11.
  63. ГАКО, Ф. Р-712. Оп. 1. Д. 194. Л. 14.
  64. ГАКО, Ф. Р-465. Оп. 1. Д. 126. Л. 32.
  65. ГАКО, Ф. Р-465. Оп.1. Д. 77а. Л. 14.
  66. ГАКО, Ф. Р-465. Оп. 1. Д. 24. Л. 86.
  67. ГАКО, Ф. Р-465. Оп. 1. Д. 149. Л. 30-31.
  68. Про непорядки в 7 школе // Красный Курган. 1934. 30 декабря. - С. 2.
  69. Развернуть военную подготовку педагогов // Красный Курган. 1931. 16 ноября. - С. 2.


Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites