kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Образование » ПЕРВЫЕ УЧИТЕЛЯ ГОРОДА КУРГАНА

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




ПЕРВЫЕ УЧИТЕЛЯ ГОРОДА КУРГАНА

(из книги А.М. Васильевой: Курган. Времена минувшие. Куртамыш: ГУП «Куртамышская типография», 2013г. – 221 с.)

В 1817г. в Кургане открывается первое учебное заведение – мужское уездное училище и с этого времени можно говорить о курганских учителях. Правда, до этого существовала частная школа Игнатия Осиповича Ольшевского. Это был ссыльный из малоросских шляхтичей, уроженец Родомыльского уезда Киевской губернии.  С 1804 по 1814 гг. проживал в Ялуторовске, давал частные уроки, даже открыл небольшую школу, которая просуществовала до1809 г., чем и зарабатывал себе на жизнь. Будучи переведенным на поселение в Курган, он и здесь занялся обучением мальчиков, дело шло прекрасно, учеников было много. Открытие уездного училища постепенно лишило его учеников. Учительский корпус первоначально состоял исключительно из мужчин, выходцев из различных сословий и с разным уровнем образования. Служили они в Кургане от одного года до нескольких лет. Ответственность за училище лежала на смотрителях, которые к тому же вели занятия в каком-либо классе и только позже, с появлением учителей-предметников смотрители стали заниматься непосредственно своими обязанностями. Первым смотрителем уездного училища был Кондрат Семенович Сосунов, сын дьячка из Ишимского округа, окончивший тобольскую духовную семинарию. Он вел уроки во втором классе и преподавал Закон Божий, но хозяйственные и организационные хлопоты заставили с февраля 1818г. привлечь к преподаванию Закона Божия диакона Троицкого собора Иоанна Андреевича Климовского, тоже выпускника тобольской духовной семинарии, как раз в феврале переведенным в Курган из иковской Васильевской церкви. Климовский, как и Сосунов, был из духовного звания. Только учитель первого класса и рисовального искусства Евгений Михайлович Кочурин, из обер-офицерских детей, был казенно-коштным воспитанником тобольской гимназии. Дети пришли в училище совершенно неподготовленными и Сосунов уже на следующий год добился открытия приготовительного класса и учителем для него был вынужден взять с разрешения начальства все того же Ольшевского. Ему платили ежемесячно из сумм училища 8 рублей, и Сосунов из своего жалованья доплачивал 7 рублей. Продолжалась ли эта практика при других смотрителях – неизвестно.

5 декабря 1820г. «нечаянною смертию» скончался смотритель Сосунов. Среди жителей Кургана ходил слух, что он играл в карты у окружного стряпчего и проиграл училищные деньги. Вышел во двор и бросился в колодец, в котором и был обнаружен уже мертвым. На его место, смотрителя и учителя второго класса, был перемещен Кочурин. Климовский был вынужден кроме Закона Божия, вести уроки в первом классе и в таком составе они работали до 1823г. 10 марта 1823г. учителем Закона Божия определен священник Афанасий Стефанович Бирюков, тоже выпускник тобольской семинарии и Климовский остался учителем только первого класса. Он очень редко посещал училище, часто являлся в пьяном виде, знаний детям почти никаких не давал. Евгений Михайлович Кочурин проявил себя слабым руководителем, не мог справиться с  Климовским, и в городе сложилось общественное мнение не в пользу училища. Чтобы пресечь беспорядки, в 1827г. весь училищный штат был заменен. Кочурин был перемещен в Тобольск и в 1837г. сделался Директором училищ Тобольской губернии, при том очень жестким. Несколько раз в этом статусе приезжал ревизовать курганское училище.

Вместо Кочурина Советом Казанского университета смотрителем был определен канцелярист Общего тобольского губернского управления Александр Иванович Гольстрем. Он был молод, всего 25 лет, но, вероятно, очень ответственен. Привез в Курган  мать и 17-летнего младшего брата Ивана, который поступил в окружной суд канцеляристом. В Кургане Александр Иванович 22 октября 1828г женился на дочери покойного коллежского асессора Гурьева – Александре, но в мае 1830г. она умерла от чахотки. Гольстрем снова женился, 26 августа 1832г. он обвенчался с Александрой Федоровной Серебряковой, дочерью бывшего земского исправника. В училище он начал править твердой рукой, строго следил за преподавателями и если его замечания не имели воздействия, докладывал по инстанции. В 1829г. Гольстрем доносил Директору тобольской гимназии Ивану Павловичу Менделееву о том, что законоучитель Дмитрий Иванович Федоров «кроме недостатка познаний необходимых для преподавания Закона Божия оказывает явное нерадение к должности, каждый почти класс должно вызывать его в училище посредством сторожа, но и сие не всегда бывает удачно, ибо он часто отлучается из квартиры и даже из города».

Смотритель просил отстранить отца диакона от должности и добился этого. Федорова сменил священник Троицкого собора Стефан Яковлевич Знаменский. Имя этого пастыря станет известно по всей Сибири. Он будет дружить с декабристами, с Федором Достоевским, который выведет его в «Бесах» в образе Тихона Задонского. Ялуторовская воспитанница декабриста Мат. Ив. Муравьева-Апостола Августа Созонович в своих воспоминаниях писала: «Дети собирались в школу как на праздник. Протоиерея Знаменского они всегда нетерпеливо ожидали и слушали с благоговением. Его прекрасная наружность вполне соответствовала сану священнослужителя: немного выше среднего роста, худощавый, но при слабом здоровье, он не имел следа утомления или болезненного изнурения постника, походка его была легкая, все движения просты и естественны, кротость и спокойствие чистой совести отражались в его черных глазах и одушевление его лица было как бы человека не от мира сего». В своих «Добрых и полезных наставлениях» Знаменский размышляет о том, что если хочешь подать кому-либо добрый совет в пользу дела, то не надо говорить учительским тоном, который всегда имеет нечто суровое, напротив «с тихостью наставляй, советуй, увещевай примером». Стефан Знаменский родился в августе 1806г. в Барнаульском округе в семье священника, учился в тобольской семинарии, после окончания курса в 1824г. женился на Александре Львовне Земляницыной, дочери умершего кафедрального протоиерея. 15 сентября того же года был рукоположен священником к Петропавловскому собору г. Барнаула, откуда 10 сентября 1826г. перемещен к Троицкому собору г. Кургана.  В Кургане служил секретарем земского суда его старший брат Илья. Стефан Яковлевич намеревался жить в Кургане долго, здесь у него родились сыновья Николай и Михаил. В 1835г. он попросил отвести ему усадьбу под строительство дома. Как сообщает Александр Сулоцкий, прихожане по собственному желанию привезли ему из соснового бора по бревну с дома и помогли выстроить хороший дом, но едва это строительство закончилось, как Знаменского переместили в Тобольск, и он лишился большого, хорошего и любившего его прихода и нового дома. Из Тобольска о. Стефан в 1840г. перемещен в Ялуторовск, где очень тесно дружил с декабристами, был духовником Нат. Дм. Фонвизиной, помогал Ив. Дм. Якушкину в устройстве ланкастерского училища. В конце 1853г. он перемещен в Омск, где и познакомился с Достоевским, навещал его в остроге. Скончался 2 апреля 1877г.,  отпевало и хоронило его все омское духовенство.

 Знаменский thumb_DSC07398

Стефан Яковлевич Знаменский

27 февраля 1830г. Ив. Пав. Менделеев в очередной раз прибыл в Курган ревизовать уездное училище. Кроме того, он предложил учителям принять участие в подписке на сооружение памятника Ермаку в Тобольске. Откликнувшись на этот призыв, учителя и ученики курганского училища собрали 10 рублей 20 копеек. После испытания учеников и присутствия на уроках Менделеев характеризовал Гольстрема как «к должности отлично усердного, поведения похвального и обществом уважаемого». Об учителе 1-го класса Иване Карповиче Эрне он отозвался так: «старателен, поведения хорошего и имеет все нужные качества наставника молодого юношества». Эрн был выпускником тобольской гимназии. Не всегда спокойно выслушивал замечания смотрителя и между молодыми людьми довольно часто возникали конфликтные ситуации, которые вынудили Эрна просить о переводе. Прошение это было удовлетворено и 1 марта его перевели в тюменское уездное училище. За успешное ведение училищных дел Гольстрем 29 июля 1832г. был награжден бриллиантовым перстнем, казалось, его ждет большое будущее на педагогическом поприще, но в конце 1833г. у него начала развиваться скоротечная чахотка  и он вышел в отставку. Умер 9 апреля 1834г. в Кургане. Младший брат его, Иван, умер 30-ти лет от горячки 4 мая 1842г.

Новым смотрителем училища стал учитель ишимского уездного училища Тимофей Корнилович Каренгин. В должность он заступил 9 февраля 1834г.и был на этом посту до 10 июля 1854г. О нем остались противоречивые мнения. Составители исторической справки по уездному училищу Ещенков и Глуховцев, учителя того времени, утверждают, что Каренгин пользовался большим уважением и почетом между чиновниками и гражданами. Декабрист А.Ф.Бригген писал, что не доверяет ему.  В отношении своих обязанностей Каренгин  был чрезвычайно исполнителен, чистота и порядок у него всегда были на первом месте, этого он требовал от учителей и учеников. В Курган он приехал со всем семейством – женой Анной Ивановной, трехлетним сыном Никанором, который с 1858 по 1870гг. будет преподавать историю и географию в курганском уездном училище и скончается 15 февраля 1874г. от водянки; с ними приехали родители – Корнил Екимович и Евфимия Панфиловна, с ними дочери Татьяна, Марфа, Александра., которых выдадут замуж в Кургане за местных мещан. Корнил Екимович был отставным помощником вахтера провиантской части. Смотрителю предоставлялся дом против училища, по Береговой улице и сначала все семейство поселилось в нем, но со временем Корнил Екимович купил отдельную усадьбу, а Тимофей Корнилович остался в служебной квартире и после выхода на пенсию был ее лишен и доживал на съемных. В Кургане у него родилось три дочери – Мария, Елизавета, Екатерина и сын Апполоний, умерший в младенчестве. Старшая дочь Мария 26 октября 1853г. обвенчалась с Иваном Александровичем Асламовым, учителем истории и географии, преподававшим в курганском училище с 1851г., но еще до свадьбы, 7 апреля 1853г., перемещенный в ялуторовское уездное училище учителем арифметики и геометрии. В 1854г. Каренгин вышел в отставку, ему была назначена пенсия 28 руб. 02 коп. сер. Казенной квартиры он лишился  и оказался, по неизвестной нам причине, на золотых приисках. 3 августа 1857г. горный исправник 2-го округа частных золотых промыслов Оренбургского края написал удостоверение для курганского казначейства следующего содержания: «Проживающий в Оренбургской губернии, Верхне-Уральского уезда на Александровском золотом прииске госпожи Баженовой, коллежский асессор Тимофей Корнилиев Каренгин в настоящее время находится в живых, на службе не состоит, случаям, лишающих его права на получение пенсиона, не подвергался. В чем и удостоверяю надлежащим подписом с приложением казенной печати».  Потом Каренгин вернулся в Курган, с ним жили сын Никанор и дочь Елизавета. 9 апреля 1885г. умирает  его жена от водянки, 12 мая 1887г. умирает сам Тимофей Корнилович.

За свою 20-летнюю деятельность на посту смотрителя училища Каренгину не раз приходилось конфликтовать с учителями. Он еще застал в Кургане о. Стефана Знаменского и прекрасного математика Александра Гавриловича Худякова. Но в конце 1835 - начале 1836гг. они покинули Курган. Вместо Знаменского законоучителем стал протоиерей Яков Матвеевич Зудилов, преподавал с апреля 1836 по июнь 1844гг. Уроки он посещал регулярно и начальством всегда рекомендовался исполнительным. На самом деле к урокам он не готовился, на уроках заставлял просто читать Евангелие или Катехизис. Зудилов был выпускником тобольской духовной семинарии и был определен  к курганскому Троицкому собору в 1830г. Родился в 1791г. в семье священника село-Черемуховской Петропавловской церкви Матвея Ивановича Зудилова. В течение 18-19вв. Зудиловы служили во многих храмах Курганского округа. В 1834г. о. Яков Зудилов был перемещен ко вновь строящейся Богородице-Рождественской церкви и хозяйственные хлопоты постоянно отвлекали его от училищных дел. В декабре 1835г. Дирекция тобольских училищ направила в Курган вместо Худякова Петра Александровича Лукина с характеристикой: «знающий и немало исполнительный, но в обхождении с учениками довольно строг, в выражениях весьма несдержанный и нередко употреблявший бранные слова» Ко всему, Лукин любил выпить.

В июле 1836г. в училище произошел крупный скандал. Кочурин, бывший курганский смотритель училища, будучи назначен инспектором тобольских училищ, возвращался из С-Петербурга в Тобольск и 10 июля заехал в Курган. Каренгин и Лукин явились к нему с визитом. Кочурин потребовал у Каренгина представить ему подробные сведения об училище, но Тимофей Корнилович отказался, мотивируя тем, что от Директора не имеет на это предписания. Кочурин пришел в училище и начал испытывать учеников, делая при этом учителям замечания и указывая на недостатки в недопустимо резкой форме. Лукин попросил его удержаться от своих замечаний, следовать которым он не собирается. Кочурин оскорбился и, не стесняясь присутствия детей, до того разгорячился, что велел сторожу вывести Лукина из класса. Лукин хладнокровно объявил ученикам об окончании классов и прочитал ученикам молитву, а сторожу велел подать шинель господину Кочурину. Со временем Лукин сделался более усердным к своим занятиям, Каренгин старался его образумить, поощрял малейшие благовидные поступки, выхлопотал для него награду – 200 рублей, которые Лукин и получил 30 июля 1836г.  И все-таки за неприличное поведение он был перемещен в тюменское уездное училище.

8 августа 1836г. курганское уездное училище было преобразовано по Уставу 8 декабря 1828г., согласно которому было введено новое расписание штатов и новое жалованье.  Смотрителю – 1000 руб., законоучителю – 500 руб., учителям – 750 руб. Был открыт третий класс. Предметы преподавания: Закон Божий, священная и церковная история, русский язык, арифметика, геометрия до стереометрии включительно, но без доказательств, география, история русская и всеобщая сокращенная, чистописание, черчение и рисование. По Уставу должности преподавателей могли занимать молодые люди, окончившие полный курс гимназии и предварительно подвергнутых в Педагогическом Совете гимназии установленному испытанию на звание учителя уездного училища. Если в округе не утверждена должность инспектора народных училищ, то смотритель является начальником всех училищ уезда.  От преподавателей не требовалось буквального или машинального изучения предмета, но вменялось в обязанность, чтобы ученики понимали то, что им рассказывают и могли бы объяснить это своими словами. Для соблюдения строгой нравственности между учениками и для усиления этого надзора были введены очередные дежурства для учителей. В обязанности дежурного входило придти за полчаса до начала учения, прочитать детям главу из Евангелия, выслушать общую молитву и разместить учеников по классам, отметить всех не явившихся в училище и на следующий день требовать от них объяснения. В присутствии дежурного ученики должны были выходить из училища, во все воскресные и праздничные дни ученики собирались в училище и под надзором дежурного ходили в церковь.  Все учителя должны были давать подписки о непринадлежности к тайным обществам.

8 ноября 1836г. в училище появился новый преподаватель русского языка Петр Матвеевич Алякринский. Уроженец Симбирской губернии, из духовного звания, окончил казанское духовное училище, немного учительствовал в Чердыни, затем переведен в Курган. Человек молодой, но очень болезненный и в училище появлялся не каждый день.  Каренгин даже донес Директору об этом, на что последовал отзыв «если Алякринский не представит законных причин о своей болезни, то вычесть из жалованья его, сколько следует». Но учитель был действительно болен и 4 октября 1840г. скончался от чахотки. Алякринский жил в Кургане один, без родных и хоронили его сослуживцы. На похороны из сумм училища было израсходовано 14 руб.28 коп. Деньги решено было вернуть училищу, продав оставшееся имущество, оцененное в 25 руб.62 коп. На торги были выставлены: шинель темно-зеленого сукна на фланели, мундирный фрак и брюки темно-зеленого сукна, синий фрак с шелковыми пуговицами, два жилета – шелковый и суконный, три ситцевых рубашки, исподнее платье, четыре пары носков, четыре пары карпеток, три воротничка, манишка, зонтик, шляпа треугольная, фуражка, шпага с серебряным темляком, бритва с ремнем, печать яшмовая, два медных подсвечника и одни съемы, постель с тиковой наволочкой, одна простыня, кровать с двумя ящиками и три книги: Руководство к переводам с русского на латинский, Всеобщее землеописание и Естественная история. Вот такое имущество имели молодые учителя. Зонтик, шляпу, фуражку, подсвечники и съемы, а также книги купил Каренгин, шпагу и бритву с ремнем  купил секретарь окружного суда  Василевский, яшмовую печать – городничий Антон Антонович Соболевский, были ли проданы остальные вещи и кому – неизвестно.

Почти одновременно с Алякринским пришел в училище учитель истории и географии Григорий Васильевич Колмогоров. Происходил из мещан, обучался в тобольской гимназии. В Кургане женился на 16-летней Елизавете Игнатьевне Ещенковой, дочери умершего курганского лекаря. Венчались 22 января 1841г. в Троицком соборе, обряд совершал коллега по училищу о. Яков Зудилов. Поручителями по жениху были городничий Соболевский и коллежский секретарь  Иван Гольмстрем, брат умершего смотрителя; по невесте – окружной судья Александр Забелин и титулярный советник Дмитрий Убытков. В сентябре1843 г. Колмогоров был определен в штат Общего Тобольского Губернского Управления. Позже служил секретарем канцелярии томского, а затем тобольского гражданских губернаторов. Одновременно с Колмогоровым  училище покидает о. Яков Зудилов. Состав преподавателей обновился.

Большой радостью не только для училища, но и для города был приезд в феврале 1837г. Александра Гавриловича Худякова. Он был из тобольских мещан, окончил тобольскую гимназию, немного служил по вольному найму в Главном Управлении Западной Сибири, потом учителем в Тюмени и Тобольске. В курганском училище он впервые появился  в марте 1831г. вместо Эрна и служил до 1836г. Уже тогда он был одним из лучших преподавателей Тобольской Дирекции. В 1831г. с ним приехала вся семья – родители Гавриил Алексеевич и Наталья Андреевна, брат Петр и сестра Дарья. Дарью Гавриловну в Кургане выдали замуж за кондуктора 1-го класса Омской инженерной команды Михаила Васильевича Панаева. За невесту ручался Александр Гаврилович, за жениха – местный лекарь Евлампий Алексеевич Малинин и обер-офицер Константин Васильевич Маев. В Кургане Худяков отсутствовал немного более года. Во второй свой приезд Александр Гаврилович женился.  24 апреля 1838г. он обвенчался с Татьяной Александровной Андрюковой, дочерью умершего титулярного советника. За жениха ручались лекарь Малинин и учитель Алякринский, за невесту – судья Забелин и казначей Соломон Алексеевич Карпинский.  3 января  1842г. родился у них сын Иван, будущий революционер, фольклорист и этнограф. Можно предположить, что после женитьбы Худяковы жили в доме Андрюковых, на Троицкой, 57 (ныне угол Куйбышева и Ленина).

В конце педагогической деятельности Худякова начальство характеризовало его, как человека высокой нравственности. «Скромный характером, исполнительный в обязанностях, он в продолжении всей своей 25-летней службы по Министерству Народного Просвещения не только пользовался доверием и уважением учащихся, но и в среде лучших благородных обществ, где ему приходилось бывать, оставлял по себе приятные впечатления. Скромность и вежливость всегда составляли отличительную черту его характера». Еще в первый свой приезд в Курган Худяков подружился с декабристами. Особенно близко сошелся с Михаилом Александровичем Назимовым, который тоже был отличным математиком, чертежником, просто образованным человеком и у них было много тем для разговоров. Когда Назимова перевели на Кавказ, между ними установилась переписка, оставшиеся в Кургане декабристы почти в каждом письме передавали приветы от Худякова и сообщали подробности его жизни.

Во второй свой приезд Худяков подружился с Александром Федоровичем Бриггеном, который занимался переводами и посоветовал Худякову перевести с немецкого работу Ж.Джерандо «Нормальный курс для первоначальных наставников, или Руководство к физическому, нравственному и умственному воспитанию в первоначальных школах». Этот перевод был издан в Петербурге в 1838г. и обратил на себя внимание Министра народного просвещения Сергея Сергеевича Уварова, который объявил Александру Гавриловичу благодарность. Худяков выслал перевод Назимову на Кавказ. Эта книга помогла Худякову разработать свою методику преподавания. «Бессознательное разучивание уроков наизусть стараниями Худякова было совершенно изгнано, все необходимые арифметические правила выводились из простых примеров, даваемых учителем. Главное занятие по этому предмету во всех трех классах составляли упражнения в решениях  несложных задач на счетах, …для изучения геометрии по настоянию Худякова училищем были приобретены деревянные геометрические тела и другие инструменты. При изучении географии ученикам вменялось в непременную обязанность чертить географические карты». Все это нам сообщает Историческая записка по училищу.

За отличную работу Худяков неоднократно поощрялся, в августе 1837г. он даже получил 250 рублей из общего капитала Гражданских учебных заведений. В марте 1842г. в Курган прибыл декабрист Николай Васильевич Басаргин, который был очарован Худяковым. Он сообщал своим товарищам: «Худяков добрый и хороший человек. Скромен как девушка. Через него мы иногда можем беседовать мимо Тобольска и он с удовольствием будет нашим посредником. Только надобно быть осторожным, чтобы не навлечь ему какие-нибудь неприятности». В Кургане Худяков регулярно получал новый чины – губернский секретарь (1838), коллежский секретарь (1840), титулярный советник (1842). К концу жизни он имел надворного советника. В октябре 1842г. Александр Гаврилович был определен штатным смотрителем Ишимских училищ, он уже перерос статус простого учителя. Позже он был одним из Директоров Тобольского губернского комитета, членом Попечительного Совета тобольской Мариинской женской школы, управляющим тобольским детским приютом и управляющим экспедицией о ссыльных. Скончался в 1867г., жена его и сын умерли в один год, в 1876г.

Отъезд Худякова был для смотрителя Каренгина исключительно нежелательным. Вместо него определили выпускника тобольской гимназии Семена Александровича Васильева, который постоянно болел или сказывался больным и был для училища человеком бесполезным. 25 февраля 1844г. усилиями Каренгина его перевели в ялуторовское училище. Но пришли такие учителя, которых Каренгин называл головорезами и лиходеями. Это были Андреев, Воронов и Рихтер. С их приходом жизнь училища совершенно изменилась. Прежнюю тишину и согласие при Знаменском и Худякове сменили раздор и ябедничество. Учителя постоянно скандалили между собой, подавали рапорты друг на друга. 4 марта по приказанию Павла Александровича Андреева был жестоко наказан розгами сын поселенца Михайлова. Отец ученика засвидетельствовал следы розог у протоиерея Троицкого собора и одновременно законоучителя, Иоанна Торопова и у заседателя окружного суда Дмитрия Убыткова. Дело было доложено Директору тобольских училищ, который уже 13 марта предложил Каренгину «за противозаконные поступки предоставить Андрееву возможность просить перемещения в другое ведомство или вовсе уволиться от службы, а в противном случае он подвергнется формальному суду за нарушение служебных обязанностей». Андреев из ученого ведомства был уволен. Начальник межевания казенных земель в Сибири полковник Будберг 7 июля 1845г. уведомил, что учитель Андреев Департаментом сельского хозяйства и государственных имуществ определен исправляющим должность младшего запасного землемера в колонизацию межевания казенных земель в Сибири с 1 июня 1845г.

Другим «головорезом» был учитель арифметики и геометрии Николай Петрович Воронов, из юнкеров морской артиллерии. Он был определен в курганское училище 18 июля 1844г. На торжественном акте в 1845г. Каренгин дал ему такую характеристику: «… Воронов обязанности свои отправляет со знанием дела, но будучи вспыльчив и строптив, мало успевает в искусстве преподавания. Склонен затевать ссоры, несогласием и различным званию наставника делам неприличности. Любит уклоняться от службы под предлогом болезни, приходить в класс позже надлежащего, выходить из оного ранее и вообще… делает неприличные отзывы о своем начальстве с дерзостью». Подстать Воронову был и Николай Петрович Рихтер, который окончил курганское училище в 1831г., потом тобольскую гимназию. Он был сыном бывшего туринского городничего Петра Семеновича Рихтера, майора 18-го егерского полка, который 10 ноября 1809г. обвенчался с дочерью курганского священника Екатериной Ивановной Антоновой, получил подполковника, вышел в отставку, умер в 1823г., оставив вдову и четверых детей. Николай Рихтер был способным артистичным ребенком, хорошо учился, школьником был на виду. В 1828г. Директор тобольских училищ Иван Павлович Менделеев проводил в курганском училище испытания и успехами учеников остался доволен. После испытаний Рихтер, тогда первоклассник, произнес речь, в которой изъявил собранию (а испытания были публичными) благодарность за участие в испытаниях. Через год Рихтер снова на испытаниях держал речь о пользе учения.

Учась в Тобольске, Николай принимал активное участие в ученических спектаклях. Сохранился отзыв Петра Павловича Ершова о таком спектакле: «Один из игравших учеников, если б дать ему надлежащее сценическое воспитание, был бы из первых актеров… Чудо! Каждое его слово, каждый жест, каждое движение лица было комическим в высшей степени. С самого его появления на сцену и до ухода рукоплескания не умолкали. Фамилия его Рихтер». Окончив гимназический курс, Николай Петрович в октябре 1838г. был определен на должность учителя чистописания, черчения и рисования.  Но чтобы стать штатным учителем, а не исполняющим должность, нужно было подтверждение императорской С-Петербургской Академии художеств, которое и было получено в марте 1839г. Когда умер Алякринский, Рихтер в 1840г. занял его должность учителя русского языка. Артистические способности Рихтера требовали выхода и, вероятно, именно он был инициатором устройства в феврале 1844г. «театра» в зале училища, за что Каренгину было выражено неудовольствие Дирекции и впредь всякие постановки были запрещены. Каренгин так отзывался о Рихтере: «Учитель русского языка к должности усерден, но поведение его во многом становится предосудительным и даже противным наставнику юношества». Много шума в училище наделала ссора Рихтера с Вороновым, в результате которой в марте 1845г. Воронов вызвал Рихтера на дуэль, в случае отказа грозился убить его. Рихтер испугался и рапортом донес о вызове Каренгину. Тот принял соответствующие меры. Ровно через год , 5 марта 1846г. Рихтер был уволен, перешел секретарем в окружной суд, где служил его старший брат Алексей. Несмотря на дурную репутацию Рихтера с ним вели тесное знакомство декабристы Бригген и Кюхельбекер, у которых он выполнял обязанности секретаря-переписчика.

Мало уступал Воронову и Рихтеру по скандальной известности Николай Иванович Лыткин, который был определен учителем истории и географии вместо Андреева. Из обер-офицерских детей, окончил тобольскую гимназию и был принят в Казанский университет, но со второго курса отчислен по малоуспешности и направлен в курганское училище. По словам Каренгина «поведение Лыткина неодобрительно во многих отношениях и подвергается нареканию со стороны людей благомыслящих». В октябре 1851г. Лыткин из ученого ведомства уволен. 1842-1846 годы были худшими за все время существования училища. Поддержку смотритель находил в лице законоучителя о. Иоанна Торопова и учителя Александра Егоровича Котельникова. Торопов был из духовного звания, обучался в омском духовном училище и тобольской семинарии, преподавал с 1824г. в тобольском духовном училище, из которого уволен в 1827г. и сразу рукоположен в иереи к градо-петропавловской Покровской церкви. Сан протоиерея получил в курганской Троицкой церкви в 1844г. Активно занимался открытием училищ при сельских храмах, в августе 1847г. возвращен в Петропавловск.

Котельников был из туринских мещан, выпускник тобольской гимназии. 19-летним юношей допущен 27 января 1842г. к исправлению должности учителя черчения, рисования и чистописания в курганском училище. Несмотря на молодость, был примерного поведения и четко исполнял свои обязанности. 6 ноября 1846г. обвенчался в Богородице-Рождественской церкви с Ольгой Ивановной, дочерью заседателя земского суда, титулярного советника Ивана Матвеевича Герасимова. За жениха ручались Каренгин и Воронов, за невесту – почтмейстер Михаил Васильевич Середкин и писец окружного суда Иван Дмитриевич Убытков. В 1852г. Котельников попросился в отставку и в марте был уволен из ученого ведомства. В 1859г. вернулся в училище на ту же должность, 24 июня 1872г. по прошению был определен в штат курганского окружного казначейства.

В начале 1840-х гг. перед Каренгиным встал вопрос об открытии приходского училища, т.к. уездное училище не могло принять всех желающих. Тем более, по губернии катилась слава об ялуторовском училище с ланкастерским методом обучения, открытом усилиями Ивана Дмитриевича Якушкина. 17 февраля 1844г. Тимофей Корнилович пишет о. Стефану Знаменскому, бывшему курганскому законоучителю: «При помощи Божьей и добрых людей в скором времени надеюсь в богоспасаемом Кургане открыть приходское училище, т.е. преобразовать приготовительный класс. По этому случаю должен к вам явиться учитель мой… Усерднейше прошу… растолковать ему хорошенько весь ход методы». Учитель, о котором писал смотритель, Клементий Иосифович Воротынский, из семьи ссыльного поляка Иосифа Адамовича Воротынского. Окончил курганское училище в 1841г. и в нем же начал по предписанию Дирекции от 14 октября 1841г. вести приготовительный класс, т.к. предыдущий учитель Петр Иванович Спирев умер 1 августа. Воротынский и стал первым учителем Богородице-Рождественского приходского училища, открытого в сентябре 1844г. Через десять лет его перевели к заводо-Успенскому приходскому училищу, а за усердную службу в Кургане ему уже вдогонку 6 февраля 1855г. было отослано от имени Дирекции 25 руб. сер. На место Воротынского из тарского приходского училища был перемещен Иван Алексеевич Михайлов. Прослужив десять лет, он попросился в отставку по состоянию здоровья. На его место был допущен 17-летний учитель белозерского училища Никтополион Ильич Кыштымов, женившийся в 1870г. на Ольге Яковлевне Софоновой, учительнице мендерского приходского училища. Ее брат Максимилиан в 1864г. служил в курганском училище.  Приходское училище подчинялось смотрителю Каренгину.

После перемещения Андреева, Воронова, Рихтера моральная обстановка в училище постепенно стала налаживаться.  19 февраля 1847г. пришел Александр Иванович Немцов, учитель русского языка и в декабре того же года из березовского училища перемещен в Курган учитель арифметики и геометрии Дмитрий Иванович Летешин. На несколько лет они стали опорой Каренгину. Немцов увлекался всякими наблюдениями и описаниями и 23 января 1853г. получил отношение об утверждении его «Господином управляющим Министерством Финансов в 19 день января корреспондентом Главной Физической обсерватории». С 1847г. дела училища пошли на лад, успехи были замечены Дирекцией, и Каренгин ежегодно стал получать различные поощрения. В 1849 и в 1851гг. Русское географическое общество объявило благодарность Тимофею Корниловичу за присланные сведения о климате, флоре, этнографии Курганского округа. Но 3 апреля 1854г. «штатный смотритель курганских училищ, коллежский асессор Тимофей Каренгин от должности уволен за выслугою более пяти лет против срока, определенного законом для чиновников учебного ведомства в Сибири».

Вместо Каренгина в Курган был перемещен штатный смотритель тарских училищ Михаил Иванович Костя, который пробыл на этой должности до 1858г. В апреле 1857г. смотритель Костя, учителя Немцов и Летешин были пожалованы бронзовыми медалями в память войны 1853-1856гг. на Владимирской ленте для ношения в петлице. При Косте было получено распоряжение о замене для чиновников Министерства Народного Просвещения мундирного фрака однобортным темнозеленого сукна полукафтаном. В 1854г. в уездных училищах отменили послеобеденные классы, соединив их с утренними. Вместо Кости в 1858г. смотрителем училища был определен Александр Иванович Немцов, учителем же русского языка был назначен студент 1-го разряда тобольской духовной семинарии Александр Андреевич Абрамов. Он имел курганские корни, его отец служил в местном окружном суде, мать была дочерью рядового курганской инвалидной команды Михаила Сидоровича Базанова, Александр в 1849г. окончил курганское уездное училище, потом семинарию и не удивительно, что он был определен в Курган. Дед Базанов завещал ему дом в центре города на Дворянской улице, который и перешел к нему в 1862г. Абрамов 13 ноября 1863г. женился на дочери московского удельного крестьянина Александре Малаховне Бобковой. Учителем он оказался нерадивым, как говорит его характеристика «большую часть года был одержим разными болезнями, вследствие чего не мог бывать в классах. Если же он сам был здоров, то получал известие, что кто-нибудь из его близких родственников, проживающих в городах Ишиме и Тюмени, лежит на смертном одре, почему он и должен был отлучаться из города Кургана, чтобы успеть застать их в живых, которых и заставал, как было доказано впоследствии, не только живыми, но и совершенно здоровыми». Все эти уловки Абрамова стали известны Дирекции, откуда поступило распоряжение вычитать из жалованья за пропущенные дни. Наконец, 26 марта 1864г. Абрамов был перемещен в ялуторовское училище, а ялуторовский учитель Максимилиан Яковлевич Софонов – в курганское. 18 августа 1866г. Софонов по прошению был перемещен в тюменское уездное училище, а на его место по приказу от 15 сентября того же года был перемещен из ишимского уездного училища учитель русского языка Михаил Филиппович Глуховцев.

Порядок в училище и дисциплина учителей во многом зависели от смотрителя. Александр Иванович Немцов оказался слабым руководителем, апатичным, медлительным, отчеты в Тобольск отправлял после двух, трех, а иногда и четырех запросов. 3 июня 1859г. Директор училищ сделал ему письменный выговор: «В отвращении на будущее время несвоевременного предоставления книг и отчетов, равно и других срочных представлений… я вынужденным нахожусь поставить вам на вид таковую Вашу замедлительность и …рекомендую быть исполнительным во всех предписаниях начальства и тем оправдать прежнюю к себе доверенность, в противном случае необходимость заставит Дирекцию принять более решительные меры». Такое равнодушие Немцова происходило, возможно, из-за развивающейся чахотки, от которой он и умер 3 мая 1861г., 34-х лет. Еще при Немцове преподаватели училища были обрадованы новым штатным расписанием и новым жалованьем. До декабря 1859г. учителя получали небольшое жалованье, которое скудно обеспечивало их существование и не соответствовало их положению в обществе. Приходилось искать дополнительный заработок, давая частные уроки, либо занимаясь хлебопашеством и прочими занятиями, которые шли в ущерб училищу. По докладу министра народного просвещения император утвердил годовое жалованье, за вычетом в пенсионный фонд, смотрителям – вместо 280р.20к. сер. – 441 р., учителям искусств и законоучителям – вместо 142р.35к. – 200 р., учителям – предметникам – вместо 214р.43к. – 343 р.

Следующим смотрителем училища стал учитель арифметики и геометрии Дмитрий Иванович Летешин, с 31 мая 1861г. А на его место учителя 26 июня был перемещен из тобольского училища 20-летний Петр Петрович Фоняков, очень усердный молодой человек, часто отмечаемый благодарностями и денежными вознаграждениями. Летешин, в отличие от Немцова, был хорошим смотрителем и заботливым начальником. Ему пришлось много хлопотать в связи с покупкой для училища каменного дома купчихи Фелицаты Васильевны Пелишевой, его достройкой, переездом в 1863г. из старого деревянного здания в новое каменное, в котором всякие незначительные поправки производились довольно часто на его собственный счет. Летешин принимал горячее участие в судьбе своих учеников – вносил деньги за право учения бедных мальчиков, снабжал их учебными пособиями, а четверых крестьянских мальчиков воспитал на собственный счет – двое из них стали учителями, один служил в полицейском управлении и один занимался торговлей. В конце 1864 – начале 1865гг. при участии Летешина были открыты 9 сельских училищ, для которых предварительно была изготовлена классная мебель и необходимые учебные пособия, куда были определены учителями воспитанники курганского уездного училища, окончившие полный курс.

В 1865г. в Тобольске состоялся педагогический съезд, на котором присутствовали от курганского училища Летешин, Фоняков и Софонов. Летешин был назначен председателем одной из комиссий, а его учителями – секретарями отдельных комиссий. После окончания съезда всем троим была объявлена благодарность. Дмитрий Иванович Летешин в 1866г. получил орден Св. Станислава 3-й степени, осенью того же года он выслужил 20 лет по Министерству Народного Просвещения, т.е. на полную пенсию, но генерал- губернатор Западной Сибири разрешил оставить его еще на пять лет в учебной службе.  С 30 октября 1871г. Летешин был уволен в отставку с правом ношения мундира. Умер 53-х лет от рака печени 23 марта 1888г., похоронен на приходском Богородском кладбище. После Летешина смотрителем училища был определен Петр Петрович Фоняков. В свой первый приезд он прослужил в училище шесть лет и, хорошо себя зарекомендовав, был 18 июня 1867г. перемещен исправляющим должность смотрителя ялуторовских училищ, а 30 октября 1871г. возвращен в Курган уже штатным смотрителем. За усердие 7 апреля 1879г. пожалован орденом Св. Станислава 3-й степени и отправлен в отставку.

Фонякова на должности смотрителя заменил Александр Григорьевич Ещенков. Первый раз он преподавал в курганском уездном училище с 1867г., когда Фоняков был перемещен в Ялуторовск. Ещенков в это время был сверхштатным учителем арифметики и геометрии в тюменском уездном училище. Он окончил тобольскую гимназию, там же в Педагогическом Совете выдержал испытания на звание учителя. В Кургане женился на учительнице 1-го класса женской прогимназии, дочери коллежского секретаря Любови Федоровне Говорухиной. Венчались 9 ноября 1873г. в Богородице-Рождественской церкви.  От рождения невеста была связана с уездным училищем – ее восприемником при крещении 26 сентября 1849г. был А.И.Немцов. В 1872г Говорухина становится учительницей 1-го класса и допускается к исправлению должности начальницы женской прогимназии. Только жизнь ее оказалась короткой – 5 января 1875г. она умирает. Ее свекровь Федосья Ильинична Ещенкова в 1897г. внесла 400 руб. на учреждение в прогимназии стипендии имени ее снох – Любови и Пелагеи Ещенковых. После смерти молодой жены Александр Григорьевич попросил о переводе и 8 апреля 1875г. был перемещен в ишимское уездное училище, потом назначен учителем-инспектором в петропавловское училище и уже оттуда летом 1880г. переведен в Курган штатным смотрителем курганских училищ, в том числе женских.

В последней четверти 19 века в Кургане уже было несколько учебных заведений, и учительский корпус значительно расширился, повысился их образовательный и поведенческий уровень.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites