kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Образование » КУРГАНСКИЕ ПРИЮТЫ 1920-Х ГГ

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




КУРГАНСКИЕ ПРИЮТЫ 1920-Х ГГ

(из книги А.М. Васильевой: Курган. Времена минувшие. Куртамыш: ГУП «Куртамышская типография», 2013г. – 221 с.)

Первый детский приют в Кургане был открыт 9 ноября 1890г. стараниями известного благотворителя Дм. Ив. Смолина. В память посещения Сибири наследником цесаревичем Николаем Александровичем решено было присвоить приюту наименование Никольское детское убежище, на что и получили согласие Великого князя. С 1 октября 1891г. оно так и стало называться, и эта дата стала считаться временем открытия приюта. В бурный период гражданской войны убежище какое-то время функционировало. В 1919г. в него стали помещать престарелых, обитавших в приюте наравне с детьми. Во время летних сражений за Курган от обстрела города здание было повреждено и долгое время стояло без употребления, пока горсовет в 1926г. не принял решение «произвести капитальное восстановление деревянного двухэтажного дома № 2 по Рабочему переулку (бывшее Никольское детское убежище) с приспособлением на шесть квартир».

К этому времени в городе была уже целая сеть детских приютов. В 1919г. на Пушкинской улице существовал приют подкидышей, который со временем стал называться Домом ребенка. Какое-то время Дом ребенка существовал  в одном помещении с туберкулезным диспансером, а в 1927г. был переведен на Советскую, 83, в дом Колпаковых на углу улицы Ленина. Здание освобождалось в связи с ликвидацией курганского отделения Промбанка и оно позволяло разместить не только Дом грудного ребенка, но и консультацию и молочную кухню. Заведовала Домом ребенка врач Ребекка Вениаминовна Кауфман. Кроме нее в штате были завхоз, шесть медицинских сестер, четыре няни, две прачки, кухарка и уборщица. Дом ребенка был рассчитан на 30 человек, главным образом, подкидышей. Дети поступали часто недоношенные и всегда сильно истощенные. Конечно, была высокая смертность, которая в большой степени зависела от отсутствия грудного молока. Врач боролась за жизнь каждого ребенка, если в 1924г. смертность составляла 40,5%, то к 1927г. она сократилась до 26%. Содержание одного ребенка в день стоило 1 руб. 15 коп. С 1 ноября 1927г. по 1 ноября 1928г. на Дом ребенка было израсходовано 13107 руб. Часто бывали случаи, когда к подкидышам приходили их беспризорные юные матери, которых из жалости оставляли пожить и немножко подкормиться. За указанный период беспризорными матерями проведено в Доме ребенка 607 койко-дней.

В связи с массовой беспризорностью пришлось срочно организовывать многочисленные детские дома в городе и в сельской местности. Содержание детей и оборудования домов находилось на бюджете округа, который был исключительно скудным. Сразу стали искать шефов и вот уже «Красный Курган» 30 ноября 1920г. публикует сообщение о том, что «сельскохозяйственная коммуна «Просвет» для детского дома № 1 пожертвовала десять четвертей молока и другие сельскохозяйственные продукты. Эта коммуна каждую неделю оказывает свое внимание детям. Недавно предложили детскому дому № 1 починить обувь». Та же газета в 1922г. сообщала о коллективе возчиков груза, пожертвовавших в пользу детских приютов и домов 6,5 саженей дров. Приказом председателя губернского исполкома заведующий курганским отделением социального обеспечения П.С.Сидоров был назначен уполномоченным по приведению в порядок детских приютов в  Кургане и снабжению их по возможности всем необходимым.

В Кургане были созданы два дошкольных детских дома. Для детей постарше 19 сентября 1920г. приступили к организации детского дома имени 3-го Интернационала, для которого курганским отделом народного образования был взят дом Смолина, одно из лучших помещений города, правда, задержаться в этом здании детскому дому не удалось. К 1923г. в городе было уже 10 школьных детдомов и 2 дошкольных, в которых жили 839 детей и работали 38 педагогов. Кроме того, были устроены два детдома-изолятора: трахоматозный (заболевание глаз), в котором жили 73 ребенка, в том числе 32 из них были дошкольного возраста; венерический – на 72 человека.

В целях сокращения расходов по содержанию детских домов города с 6 мая 1924г. все дети школьного возраста были вывезены в Илецко-Иковский совхоз (бывшее имение Льва Смолина), где из них создали трудовую детскую коммуну, к которой прикрепили все хозяйство бывшего совхоза и водяную мельницу, доход с которой поступал на нужды детской коммуны. На зиму часть ребят вернулась в город, а три детдома остались в коммуне. Пока летом ребята находились в совхозе, при окружном исполкоме работала комиссия по улучшению быта детей. До 1 сентября комиссией было собрано 5574 рубля. Сюда входили поступления от продажи марок, от проведения спектаклей, лотерей, базаров, от обложений и налогов, от добровольных пожертвований. Комиссия выделила из собранных средств 1500 руб. народному образованию на улучшение положения детей в детских домах и 1500 руб. здравотделу на организацию санатория для детдомовцев, больных туберкулезом.

В 1924-1925 учебном году на детские дома города, а к 1 апреля 1925г. их осталось девять, было израсходовано по окружному и городскому бюджету 70558 руб. или в среднем на каждого воспитанника 89 рублей. Для детдомов было отпущено пальто – 419 шт., сапог и ботинок 140 пар, рубашек для девочек – 140, платьев – 250, рубашек для мальчиков – 212, брюк и штанишек – 314, шапок и фуражек – 572, простыней – 90, наволочек – 172, коек – 276, матрацев – 109, одеял – 69. Эти вещи должны были быть распределены среди 644 воспитанников, из которых были 265 мальчиков и 379 девочек. На 9 детских домов было 30 педагогов и 42 технических служителя. Среди педагогов один человек имел высшее образование, 12 человек – среднее, 6 человек – ниже среднего и 10 человек имели низшее образование. Зарплата заведующих детскими домами составляла 48 руб. 40 коп. На 1925г. известны адреса некоторых детских домов:

  • дошкольный детский дом №1 размещался в двухэтажном доме на углу современных улиц Горького и Савельева;
  • детдом №2 – в деревянном одноэтажном доме на углу Советской и Пролетарской, бывшая типография Федора Ивановича Шубина, позже была начальная школа №6;
  • детдом №3 – на углу Советской и Красина, в деревянном одноэтажном доме врача Георгия Шубского (дом сохранился);

 Дом Шубского

«Дом Ф.И. Шубского». Фото с сайта http://kurgan.pro/okn/n112/

  • детдом №4 – по Гоголя, 17, двухэтажные каменные дома Кропаниных, сохранившиеся доныне;

 Дома Кропанина

«Дома Кропанина». Фото с сайта http://kurgan.pro/okn/n006/

  • детдом №5 – по Советской, между улицами Пролетарской и 1-й Заводской, в двухэтажном каменном доме, сохранившимся доныне;
  • детдом №8 (изолятор для венерических больных) – на заимке Гольдстона.

После 1925г. беспризорность детей стала сокращаться, поэтому новых детдомов в Кургане в последующие годы не открывали. В уже существующих приютах за 1925 – 1926 учебный год число детей сократилось на 200 человек, за счет выхода подростков в самостоятельную жизнь, передачи детей в крестьянские хозяйства и к родственникам.  В 1926 – 1928гг. детские дома города взяли с улицы 157 беспризорников, 141 человека отправили к родственникам, выпустили в самостоятельную жизнь, отдали на патронат, передали в крестьянские семьи. Изъять всех беспризорных и поместить их в существующие детские дома было невозможно, как за отсутствием мест, так из опасения разлагающего влияния новеньких, если их будет много. Вопросам воспитания в детских домах уделялось недостаточное внимание. Самоуправление было поставлено слабо, довольно частыми были случаи краж, хулиганства. Красных уголков, читален не было ни в одном приюте, только в некоторых работали кружки, да при детдоме №6 были две мастерских – жестяная и переплетная. Приютские дети посещали общегородские школы и только при трахомном и венерическом изоляторах было создано нечто вроде домашних школ. При 1-м и 2-м детдомах существовали пионерские отряды, в которых слишком часто менялись пионервожатые.

В 1928г. в Кургане осталось 4 детдома и 2 изолятора. Теперь детдом №1 размещался в Мало-Чаусово. Приют в  Мало-Чаусово возник еще до революции, там помещались дети воинов, павших на фронтах Первой мировой войны или потерявших работоспособность от ран и увечий. Это были трехлетние малютки и 13-летние подростки. Зимой в приюте бывало до 80-ти детей, летом поменьше, ибо крепких подростков крестьяне разбирали на полевые работы. В приюте детей не только кормили и одевали, но старались дать и нравственное воспитание. 20 мая 1919г. при приюте был освящен домовой храм во имя Святителя Иоанна Тобольского. Благотворители из местных крестьян, отчасти горожане и даже беженцы, снабдили храм всем необходимым, а потом приходили сюда молиться вместе с детьми. После революции приют остался на месте, его включили в городскую систему детских домов.  В «Красном Кургане» 19 января 1924г. совпартшколец Прокопенко ставил в известность общественность, что «детей детдома №4 в деревне Мало-Чаусовой воспитывают ненормально, кормят ржаным горьким хлебом, не водят в баню и не кипятят воду, что может отразиться на их здоровье». 16 апреля 1929г. было проведено его обследование и составлен акт, в котором была отражена вся жизнь детдома. Месторасположение дома было удобным, кругом поле, пыли нет, близко протекает река. В детдоме было 86 ребят, из них 24 – из рабочих семей, 54 – из крестьянских и 8 – из других сословий.  По возрасту ребята делились так:  9 лет – 5 человек, 10 лет – 15 чел., 11 лет – 21 чел., 12 лет – 13 чел., 13 лет – 12 чел., 14 лет – 12 чел., 15 лет – 5 чел., 16 лет – 3 чел., 19 лет – 1 человек. Из них десять человек уже работали на производстве, остальные учились в школе. Обслуживающий персонал состоял из заведующего, трех воспитателей, одной учительницы, одного пионервожатого и четырех технических работников. В теплом, сухом и светлом здании была довольно большая площадь. В детдоме было три спальни, зал для игр, столовая, рабочая комната, изолятор, дежурка, две кладовых, две раздевалки  и две комнаты для заведующего и технической. В доме была большая и удобная кухня. Стены были оштукатурены, полы окрашены, освещение керосиновое, вода поставлялась из реки. Но детдом был совершенно не обеспечен мебелью. Не было ни табуреток, ни столиков, ни шкафов – одни скамьи.  Не было даже кружек, и дети пили чай из мисок. На 86 ребят было только 60 пальто.

Чтобы как-то организовать детскую среду, ребята были разбиты на семейки – хозяйственную, бельевую, санитарную, библиотечную; семейки выбирали руководителей, составлявшие Совет детдома. Составлялись семейки на две недели или на месяц. В конце своей работы отчитывались перед собранием. Летом ребята сажали огород возле дома на участке в 3,5 гектара, работали кружки по вышиванию, вязанию, драматический, организовали мастерскую по дереву, выпускали стенную газету. Для физических занятий были приобретены ракетки, мячи футбольные и простые, другой спортивный инвентарь. Получали журналы и газеты – Вожак, Вожатый, Дружные ребята, Пионер, Юный натуралист, Всходы коммуны и Красный Курган. Ребята принимали активное участие во всех кампаниях, проводимых в Мало-Чаусово, будь это первомайские праздники, 60-летний юбилей Н.К.Крупской или посевная, во время которой ребята сортировали и протравливали зерно. Совместно со школой детдом принимал участие в организации агитационных постановок, спектаклей. Над детдомом шефствовала комсомольская ячейка консервного завода, которая выделила двух девушек для обучения девочек вышиванию и вязанию. Шефы иногда наезжали в детдом с постановками, с живыми газетами, устраивали хороводы, игры, проводили воспитательную работу с переростками, которые разлагали коллектив.

Детский дом №2 находился в городе по улице Советской, 108, бывшая усадьба Федора Смолина. Здание было каменное, одноэтажное, внутренняя планировка отвечала требованиям детдома. Но площадь для 63 человек, которые жили в этом доме, была недостаточной,  не было даже отдельной столовой, ели на кухне, которая одновременно была и прачечной. После долгих хлопот детдому передали соседний деревянный дом, бывшую типографию Федора Шубина. Ребята в детдоме были собраны от 12 до 19 лет. Младшие дети учились в школе, переростки работали на производстве. Давно пора была им выйти в самостоятельную жизнь, но низкие заработки не обеспечивали даже прожиточный минимум. В 1927-1928гг. на питание одного воспитанника отпускалось 15 коп., на следующий год сумма увеличилась до 18 коп. этого было недостаточно, не хватало денег на жиры и сахар. Воспитанники второго детдома держали во дворе в сарае свинью, от которой была грязь, запах, но и надежда на относительную сытность зимой. Ребята здесь сами расходовали продукты, без надзора заведующего.  Воспитательная работа была поставлена из рук вон плохо, старшие обижали младших, девочки ссорились с мальчиками, все позволяли себе грубые выходки, небрежно относились к имуществу. А ведь здесь, как и в мало-чаусовском детдоме, были семейки, работали кружки, выпускалась живая газета. Деньги же, отпускаемые на воспитательную работу, использовались неумело, газеты и журналы не выписывались, спортивный инвентарь почти не приобретался, летних игр не было.

В соседнем квартале, на Советской, 117 располагался детдом №3. В нем было всего 31 воспитанников, жизнь их не отличалась от жизни во 2-м детдоме. Детский дом №4 находился в бывшем женском приходском училище, известном в Кургане как «Гоголевское», расположенном на улице Ленина, 23. В документах его расположение характеризовалось  следующим образом: «детдом с западной стороны граничит с Ленинским парком, с северной – строящимся Народным домом имени Ленина (сейчас драматический театр), с южной стороны в ограде имеется цветник. Свободная часть двора покрыта травой, где на открытом воздухе ребята могут проводить игры, а в зимнее время – катушку». Проживали здесь 65 человек от 13 до 21 года. Обслуживающий персонал состоял из заведующего, трех воспитателей, кухарки, прачки, двух нянечек, которые были и поломойками. Помещение требовало ремонта, даже летом в комнатах пахло сыростью. Было довольно тесно – всего две спальни, зал для игр, столовая, рабочая комната, изолятор для больных детей. Две комнаты занимали заведующая и техническая. Подсобных помещений не было, кухня вообще помещалась в подвале. На фоне других детских домов 4-й был сравнительно обеспечен инвентарем, постельного белья имелось две смены, приобрели в 1929г. двадцать новых матрацев и перовые подушки. Кровати были железные, застелены белыми покрывалами, что придавало спальням чистоту и опрятность. Здесь тоже были семейки, вожатые которых каждую неделю отчитывались перед общим собранием за свою работу. Хозяйственная семейка ведала выдачей продуктов питания и составляла таблицу их ежедневного расхода. Весной ребята занимались очисткой двора, высаживали сирень и калину, делали клумбы под цветы.  Зимой активно работали кружки по рукоделию, для малышей была организована своя мастерская, в их обязанности входил выпуск стенной газеты. Выписывались Красный Курган, Следопыт, Смена, Искра и Мурзилка.

Воспитатели и заведующая домом Золотова Софья Александровна прилагали все усилия, чтобы сделать жизнь интересней. Детей возили на экскурсию в лес и на заводы, летом ребята должны были зарисовать увиденное; была установлена связь с конвойной командой и красноармейцы охотно приходили в детдом с гармошкой, хором пели и проводили совместные игры. Детей привлекали к предвыборной кампании горсовета. В детдоме даже поставили самодеятельный спектакль, отразивший эти выборы. Часто старшие девочки ходили нянчиться в ясли. В четвертом детдоме царила чистота, питание было удовлетворительное – каждый день давали мясной суп, а иногда и жареное мясо, постоянно было молоко, изредка масло, чего в других домах не было. Несколько девочек в 1928г. вышли в самостоятельную жизнь со специальностями – три токаря, две стенографистки, слесарь, сортировщица льна, повар. Шефом детдома был Союз  совторгслужащих.

В центре города, по улице Свободы (ныне Куйбышева), 46, в бывшем доме Марка Дунаева помещался трахомный изолятор, в котором в разное время бывало от 20 до 40 воспитанников. На 17 апреля 1929г. в нем было 20 девочек и 5 мальчиков от 7 до 14 лет. Дом изолятора деревянный, одноэтажный, с полуподвальными помещениями. По внутреннему расположению здание пригодным для детского дома считать было нельзя, так как нижний этаж дома и надворные постройки невозможно было использовать. В доме для ребят было три спальни, столовая, зал для игр, тут же были квартиры обслуживающего персонала. В доме царила чистота, ежедневно изолятор посещал врач и осматривал детей. Дети были полностью обеспечены кухонными принадлежностями, койками, матрацами, полотенцами, но умывались одним куском мыло из одного умывальника, что давало возможность повторного заболевания. В изоляторе часто бывали случаи использования детей техническими работниками как рабочей силы. Прачка заставляла детей носить воду из Тобола, полоскать белье; кухарка заставляла мыть посуду, помогать на кухне. Если дети не подчинялись, их оставляли без обеда. Для учебно-воспитательной работы отводилось три часа в день, чтобы не утомлять глаза. Игры на свежем воздухе не проводились, дети были предоставлены сами себе и ничего не делали. На содержание трахомного изолятора уходило немногим более шести тысяч в год.

Венерический изолятор был вынесен на окраину города, на заимку Гольдстона, где размещался его кожевенный завод на берегу Быструшки, против паровой мельницы Смолиных. На начало 1929г. в венизоляторе было 26 воспитанников, которые жили в деревянном одноэтажном доме, с трудом приспособленном под приют. В доме было три спальни, чтобы разбить детей на небольшие группы, столовая, прихожая, зал для игр, рабочая и дежурная комнаты. Дети ежедневно наблюдались врачом. При детдомах-изоляторах было создано нечто вроде домашних школ, в то время как остальные воспитанники посещали городские школы.

Количество детских домов зависело от размеров беспризорности. Статистические данные говорят, что в 1929г. по Курганскому округу насчитывалось всего 42 беспризорника, но брать их не хотел ни один приют, потому что они разлагали коллектив. Тогда было решено открыть в городе детприемник специально для детей с улицы, который бы стал подготовительным учреждением для передачи маленьких бродяг в детские дома нормального типа. В то же время три детских дома были реорганизованы в школу-коммуну, которая была создана на территории бывшего сельскохозяйственного техникума в районе станции Юргамыш. Существует решение горисполкома от 6 ноября 1929г. в котором говорится: «В связи с переездом сельскохозяйственного техникума в город, признать необходимым перевод детских домов  №№ 1, 2, 4 из города в Юргамышский район, в бывшее поместье Шмурло, образовав из них школу-коммуну. Закрепить за школой-коммуной земельный участок, который до сих пор использовался сельскохозяйственным техникумом, и строения, обеспечивающие нормальное размещение воспитанников и хозяйство школы».

 Дом Шмурло

«Дом Г.Ф.Шмурло» в селе Красный Уралец Юргамышского района.

В городе было оставлено два детских дома и 1 ноября 1929г. открыт приемник на 35 человек.

Оба детдома были на городском бюджете. В первом детдоме были собраны дошкольники и школьники 1-й ступени, во втором – старшеклассники или как их еще называли – второступенцы. Старших ребят было 50 человек – 16 мальчиков и 34 девочки. Помещение детдома было мало пригодным для жилья, холодным и сырым, не было раздевалки, комнаты для занятий, вся жизнь проходила в столовой и спальнях. Поскольку вся кружковая работа велась в школах, в детдоме были организованы только кружки помощи, в которых сильные ученики помогали слабым. За 1929-1930 учебный год детдом второступенцев выпустил 48 человек, из них пошли учиться в сельскохозяйственный техникум – 5 человек, в педагогический техникум – 6 человек, в инструментальный – 4 человека, в техникум связи – 1 человек,   в медицинский техникум – 2 человека, на агрофак – 1 человек, на землеустроителя – 1 человек, на птицеводов – 2 человека, в ФЗУ – 16 человек, на служащих прилавка – 2 человека, на курсы красных педагогов – 4 человека, на курсы трактористов 4 человека. В течение 1929-1930г. за грубое отношение и издевательство над детьми лишены по суду родительских прав 3 человека, дети которых взяты в детские дома, но родителям присудили платить за их содержание. Усыновили за год 17 человек, утверждена опека в четырех семьях.

Детприемнику было отведено неприспособленное холодное помещение за городом. В нем находилось 35 детей от 8 до 16 лет. Пребывание беспризорников там было кратковременным, поэтому за год через него прошло 226 человек, из которых 15 человек отправлены к родственникам,  16 – устроены на работу, в детские дома определены 35 человек, пятеро определены на самостоятельную жизнь. В детприемнике была организована школа, имелось комсомольское ядро, велась пионерская работа, для обучения профессии имелась столярная мастерская. Основное количество беспризорников поступало с вокзала, они были оборваны и грязны. В детприемнике недоставало нательного и постельного белья, пальто, обуви. Заведующая, Лаврова Анна Ивановна, пыталась в различных инстанциях добыть необходимое. Лаврова имела 26-летний учительский стаж, в том числе семь лет в детском доме. В детприемник пришла 19 марта 1930г. на зарплату 70 рублей. В ее характеристике было отмечено: «47 лет, дочь крестьянина, окончила двухклассное училище и специальные курсы, член Рабкоопа с 1924г. Читает периодические издания – Учительскую газету и Красный Курган». В 1930-е гг детприемники были переданы в систему НКВД.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites