kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов » Ленский (Зыков) Иван Афанасьевич

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Ленский (Зыков) Иван Афанасьевич



И.А. Ленский, 1930-е
 

О себе

Родился в селе Скаты Белозерского района (в быв. Мендерской волости) 13 января ст.ст. (по новому стилю 26 января) 1897 года, в семье лесника кордона «Михаль» Салтосарайского лесничества, Илецко-Иковской казенной лесной дачи, Тобольской губернии. Отец мой пробыл лесником 18 лет с конца 80-х годов Х1Х века. В 1899 – 1900 гг. участвовал в русско-китайской войне и в 1904-1905 гг. в войне с Японией. Имел за боевые дела награды – два Георгиевских креста и две медали за храбрость. Из лесников уволился в 1906 году и крестьянствовал в селе Рычковском до 1926 года. В семье были дети: Александра – старшая (умерла в 8 лет), сестра Татьяна и Александра – средняя (умерли 7 и 8 лет), сестра Ирина, брат Платон, сестра Евгения и Александра – младшая. Восемь детей и сколько было с ними хлопот.

Когда я в 1909 году окончил начальную школу, отец меня пристроил учеником Рычковского сельского писаря, потом учеником Иковского волостного писаря. Отец год от году беднел и с трудом содержал многодетное семейство. Мы с ним работали на ремонте тракта Курган – Белозерское, тогда я познакомился с одним десятником, через которого я устроился в конфетную мастерскую ПОНОМАРЕВА в Кургане учеником за кусок хлеба. Не пожилось – хозяин прогнал. Нанялся в ученики-рассыльные в часовой магазин еврея БРАНДТА. Во время осенней гололедицы уронил швейную машину – поломал. Хозяин в осеннюю октябрьскую ночь выгнал меня. Потом я устроился учеником к фотографу ВАЙНОВУ и через месяц от него тоже сбежал. ВАЙНОВ был самодур и бил меня. Еще позднее я устроился в казеиновый цех маслодельного завода в д. Мало-Чаусово, хозяин был американский еврей ГОЛЬДСТОН. От тяжелой для подростка работы ушел, заработав первые пять рублей. Наконец я месяца четыре был в услужении у еврея ДУБРОВИНА, в его аптеке, работал на мытье аптечной посуды бесплатно, за хлеб. Так я прожил 1910 и 1911 годы в скитаниях.

Моей судьбой заинтересовалась моя первая учительница с. Рычково Мария Трофимовна ШЕСТАКОВА. Я ей признался в том, что начитавшись книжки «Пан Твардовский» решил написать своей кровью подписку о продаже своей души дьяволу за предоставление мне средств для хорошей жизни, сроком на 50 лет. Я голодал, семья бедствовала и, упав духом в 16 лет, решился на крайность. Дьявол не явился, подписка кровью не была реализована. Теперь смешно, что такой момент в моей молодости был. Учительница ахнула и постаралась меня устроить учеником письмоводителя крестьянского начальника 1-го участка Курганского уезда в г.Кургане. Она была близка к этому начальнику через свою подругу, его жену. Мне положили жалованье 5 рублей в месяц. Дядя Иван Ионович КРИВОШЕИН принял меня в семью. Он в 1911 –1912 гг. был помощником начальника станции Курган. Дети его учились в гимназии и помогли мне к 1914 году окончить экстерном Курганское уездное училище. Это учебное заведение давало право на должности чиновника почты и телеграфа, акцизного ведомства, бухгалтера, право на производство в младшего офицера-прапорщика в военное время. Но мне не повезло, и указанными возможностями я был лишен воспользоваться за оскорбление офицера запасного полка.

В 1914 году работал репортером Курганской торговой биржи и по совместительству от кооперативного Союза Сибирских маслодельных артелей за плату в месяц 20 рублей. Выходил в торговые дни на рынок с 6 часов утра до 10 дня, записывал цены рынка на все виды продуктов и сливочное масло для справочного бюллетеня указанных выше организаций. За год работы я хорошо оделся, хорошо питался и помог отцу купить дом, лошадь и корову. Хозяйство в деревне вела мать, она хорошо шила на швейной машине (подарок дяди, ее брата). Обшивая всю деревню, зарабатывал 10 –15 рублей в месяц. Отец часто болел и фактически числился иждивенцем матери, хотя он и имел земельный надел в 8 десятин, фактически засевал 3 десятины, остальные 5 десятин продавал за 3 рубля в год за десятину местным зажиточным крестьянам на срок три года.

Когда отец был лесником он жил очень хорошо и отвык от ведения сельского хозяйства. На кордоне он имел до 15 голов рогатого, в основном мясного скота и овец, две лошади, кур и гусей. На зиму он с матерью заготовляли соленые грузди, рыжики, сушили белые грибы. Мариновали много брусники и др. ягод, заготовляли хмель. Сбыт этих продуктов давал на рынке около ста рублей в год. Жалованье платили 20 рублей в месяц. Ошибка отца была в том, что он в деревне Рычково не построил себе самостоятельного хозяйства, т.е. дом и др. постройки. Он выписывал на строительство лес из лесничества не на себя, а на деда и брата Максима с условием, что половина дома будет числиться за ним. Лес, конечно, воровали, а он боялся быть замешанным. Эта ошибка имела для него в дальнейшем тяжелые последствия.

В 1906 году летом на кордоне Просвет Курганского лесничества было совещание лесничих, лесных кондукторов, объездчиков, лесников и прочей обслуги. Обсудив дела, участники совещания устроили на лоне природы пикник. Под влиянием хмельного участники «осоловели». Лесной ревизор (главный над лесничими) выстроил лесников для смотра (был он из немцев, кажется, по фамилии ГОГЕНФЕЛЬД). Во хмелю командовал: смирно, ура и т.п. Отец мой надел на грудь боевые ордена «Георгия победоносца». Ревизор, подойдя к нему, сказал – «Это за что побрякушки получил?» Сорвал один крест и швырнул отцу в лицо. Слово за слово и ревизор ударил отца ладонью по лицу, обозвав его: «ерой, твою мать». Отец не выдержал, развернулся и ударил ревизора по челюсти, которая получила перелом. – «Вот Вам, Ваше превосходительство, во славу русского оружия!».

Пикник кончился скандалом. Завели дело об оскорблении начальства, за отца вступился Курганский воинский начальник, как оскорбленного георгиевского кавалера. Дело замяли. Но осенью 1906 г. отец был из лесников уволен «по сокращению штатов».

Итак, отец – «ерой» переехал с кордона в деревню Рычково, в общий семейный дом. Два года жили братья и дед спокойно, гуляли, пировали. Отец прожил нажитое в лесу. Начали дележку дома и построек. Были между братьями драки. Наконец дед подобрал соседей стариков в свидетели, которые ложно подтвердили, что отец мой был в прошлом всем наделен и никакого права на дом не имеет. Тяжба длилась несколько лет. В конце концов, Тобольский окружной суд отцу в иске отказал.

Он даже подавал жалобу в канцелярию царя, в Сенат, но получил отказ. И пошел отец с детьми по квартирам, опустился до бедного состояния и так до 1914 года, пока я ему не помог купить дом, лошадь и корову, построить амбар. Шурин, Иван Ионович КРИВОШЕИН, дал 100 рублей денег сестре (моей матери) на обзаведение хозяйством безвозвратно. И хозяйство стало налаживаться.

В 1915 году я был помощником волостного писаря Сычевской волости, а позднее письмоводителем Крестьянского начальника. В июле был досрочно призван в русскую армию. Окончил учебную команду 34-го запасного полка в Кургане, в чине младшего унтер-офицера. За оскорбление меня дежурным офицером прапорщиком ПЕРГУЛЯНЦЕМ, ответил ему один на один кулаком по лицу. За что вместо школы прапорщиков я отправлен был с маршевой ротой на русско-германский фронт под Брест.

И так с 30 июля 1915 года до февраля 1918 года я находился в русской армии, сначала в 5-й роте 38-го Сибирского стрелкового полка. В полковой команде разведчиков того же полка. За боевые отличия в разведке получил два серебряных Георгиевских креста и две медали «За храбрость». Стал старшим унтер-офицером. На императорском смотре на ст. Вилейка (Белоруссия) в 1916 году в апреле был по указанию царя навешан на грудь следующий Золотой Георгий 2-й степени и Золотая медаль 2-й степени «За храбрость».

В июле 1916 года, после Брусиловского прорыва и пленения 400-тысячной австро-венгерской армии, на парадном смотре лично Главнокомандующий Юго-Западным фронтом генерал-адъютант (равно званию маршала) БРУСИЛОВ А.А. прикрепил мне на грудь очередной «Золотой Георгий 1-й степени» и Золотую медаль «За храбрость 1-й степени», произведен в подпрапорщики (равно старшине), с последующим представлением к чину офицера-прапорщика.

Осенью 1916 года 4-й Сибирский армейский корпус был переброшен на новый Румынский фронт. Из пехоты 83-го Сибирского полка я был направлен на укомплектование 10-й Сибирской артиллерийской бригады, старшиной связи при командном пункте 1-й батареи 3-х дюймовых орудий. Шел уже 1917 год. В марте произошла февральская революция. Временное правительство во главе с Керенским обязались перед союзниками вести войну до победного конца.

В июне 1917 года было начато генеральное наступление на Румынском и Юго-западном фронтах. Но солдаты не хотели воевать. Под Тернополем в Галиции бросили воевать, ушли с позиций гвардейцы Петровской бригады, сибирские стрелки. В бреши вошли немецкие части, наступление было сорвано. В тоже время в Румынии изменили румынские дивизии, разбежались. Образовавшуюся дыру заняли войска 4-го сибирского армейского корпуса. Фронт стабилизировался. Румыния на 2/3 была оккупирована немцами. Наступило затишье. Тогдашний премьер-министр временного правительства и главнокомандующий всеми вооруженными силами России Керенский выезжал на румынский фронт, но митингующими солдатами-сибиряками не был допущен во фронтовые части. В Румынии находилась целая 5-я армия в 100 тысяч человек с насыщенной боевой техникой, авиацией американского и французского производства. Керенский хотел 5-ю армию бросить во фланг немцам. Но солдаты отказались воевать, братались с немцами между позиций. Замысел русской буржуазии сорвался.

Летом 1917 года начались выборы депутатов в учредительное собрание России. Образовалась организация «Румчерод» (Румынский фронт, Черное море, Одесский военный округ) в ее состав входили партии кадетов, эс-деков-меньшевиков, эн-деков (народных социалистов), эс-серов (социалисто-революционеров), трудовиков и др. Не входили лишь большевики. Представители указанных партий выступали на митингах, каждый расхваливали свои программы «Все для народа – все через народ». Лозунги были расплывчаты. Солдаты сомневались. Верили и не верили народности программ. И только когда малочисленная группа большевиков, руководимая БУБНОВЫМ, КОЗЛОВСКИМ и др., высказывались за окончание войны, за мир, за землю, против капиталистов и помещиков, подавляющее большинство солдат отдали свои голоса – бюллетени в урны партии большевиков.

Командование 5-й армии и «Румчерод» договорились с королевским двором Румынии, перевести все румынские воинские части под предлогом формирования в Бессарабию (ныне Молдавия). Замысел удался. Выход русских войск с фронта был закрыт. Контрреволюция начала действовать – не выпускать ни одного солдата в Россию, изолировать от большевиков и добиться того, чтобы войска 5-й армии в дальнейшем использовать или против немцев, спровоцировав последних, или направить армию против Советов (после Октябрьской революции).

В конце 1917 года среди русских войск началось брожение, требование о выводе из Румынии на Украину. Из Северной Румынии часть войск прорвалась на Украину в количестве почти половины армии. Остались сибиряки – около 40 тысяч.

1 января 1918 года румынское командование перебросило дивизию в расположение русских войск на реке Серет и города Галац. Совместно с русским командованием войскам 4-го сибирского корпуса был предъявлен 5-го января ультиматум – сдать все оружие и не сопротивляться. В выходе в Россию было отказано. С немецких позиций велось наблюдение, и готовность на случай к отпору. Ультиматум сдать в суточный срок оружие сибиряками не был принят. 6 января части корпуса заняли тыловые позиции – третью линию окопов (готовность против немцев), выставили сотни пулеметов, минометов, всю артиллерию, броневики на прямую наводку. Впереди окопов было заросшее высоким тростником озеро шириной 500 метров, длиной до 10 км. И вот румыны ночью засели в тростнике этого озера около 10 тысяч солдат и ждали команды на штурм обороны. На рассвете 7 января из тростника вышли три офицера румын, вызвали на переговоры сибиряков. Нужно сказать, что все офицеры русских за неделю ушли из частей и попрятались в г.Галаце. Командовать лишь остались унтер-офицеры. Румыны не стали разговаривать с унтерами, заспорили, требовали сдачи оружия и капитуляции. Слово за слово, зуб за зуб, капитан румынский ударил нашего унтера, а этот застрелил капитана. После этого инцидента все пулеметы, стрелки и артиллеристы открыли по озеру шквальный огонь. Бой длился два часа. От румынской девизии остались одни трупы.

8 января со стороны Галаца на взбунтовавшиеся части русских была брошена румынская жандармерия около 1000 человек, но их расстреляли из легких орудий. Из Бессарабии румыны стали перебрасывать корпус для подавления сибиряков. Создалась тревожная обстановка. Тогда Местный комитет сибиряков решил послать делегацию к немецкому командованию о принятии русских частей с вооружением, чтобы затем интернированных русских передать Советской власти. Предложение немцы приняли, и в ночь на 9 января начался вывод сибирского корпуса через позиции немцев в сторону г. Браилова. Так ушло в ту ночь около 30 тысяч с полным вооружением, амуницией, транспортом. Командование 5-й армии и армейский комитет эсеров спохватились, прибыли уговаривать солдат не сдаваться немцам, но было уже поздно, 2/3 корпуса уже ушли. Немцы заметили замешательство и немедленно прекратили прием, открыв стрельбу, они опасались наступления румын.

Наша батарея не успела перейти к немцам. Командование 5-й армии и комитетчики дали обязательство не расправляться с нами. Мы сдали оружие и нас отправили в особый лагерь. Как позднее мы узнали, что нас отправят в Россию в обмен на румын и молдаван. Так и случилось через месяц. Из города Рени на реке Прут, погруженные в вагоны, мы были доставлены до гор. Бендеры и через Днестровский ж.д. мост вышли к городу Тирасполю. С Украины в обмен шли румыны и молдаване. Всем сибирякам командование 5-й армии выдали отпускные удостоверения сроком до одного месяца, по истечении которого я должен был явиться в распоряжение Курганского Воинского Начальника.

И.Ленский, Февраль 1969 г., г. Курган.

 Опубликовано в сборнике "Зауральская генеалогия I"

  

Из биографии Ленского Ивана Афанасьевича

В 1919-1920 гг. в Зауралье проводилась продразверстка, которая проходила с большими трудностями, вызывая сопротивление крестьян и их недовольство политикой военного коммунизма. В это время Ленский работал уполномоченным уездного Упродкома в Михаловской волости. В сопровождении вооруженных продотрядов проводились обыски у крестьян в амбарах, хлевах, в лесах и принудительно изымались излишки зерна, мяса.

[…]

В конце января 1921 года кулацко-эсеровский мятеж вспыхнул в северных волостях Ишимского уезда.

[…]

Воспоминания Ленского «Дневник кровавого пути» об этих событиях были опубликованы в газете «Красный Курган» № 34 от 23 февраля 1923 года.

[…]

В 1921 году Ленский направлен на учебу в Курганскую уездную Совпартшколу, которая готовила пропагандистов и агитаторов. После окончания которой он был назначен заведующим политпросветом Курганского УОНО (уездного отдела народного образования), где работал с 1921 – 1925 г. Ленский Иван Афанасьевич, как заведующий политпросветом восстанавливал в городе органы массовой пропаганды и культуры. Широкая сфера деятельности захватила его целиком: комплектация литературой и организация библиотек, организация театральных, эстрадных коллективов, заводских клубов; лекторская, антирелигиозная и пропагандистская деятельность. Вот несколько важных для города событий и дат, которые имеют отношение к деятельности Ивана Афанасьевича Ленского.

В 1921 году был открыт кинотеатр «Прогресс», создан первый краеведческий музей при участии ученого археолога Н.Н. Бортвина.

С осени 1921 года восстановлена труппа театра из 22 человек под руководством режиссера Млицкого, распавшаяся в 1924 году. В 1923 году была организована новая труппа и театр «Новый мир». Курганскому зрителю был представлен разнообразный репертуар от дореволюционных пьес, классики Гоголя, Островского, Сухово-Котылина, до Горького и пьес советских писателей.

В этот период времени были организованы клубы – железнодорожный им. К.Маркса, гарнизонный клуб «Спартак», на консервном и кожевенном заводах, клуб пожарного депо.

В 1923 году, при клубе совторгслужащих был организован первый курганский эстрадный коллектив «Синей блузы». Самодеятельные актеры выступали в широких синих блузах с критикой и острой политической сатирой на кулаков, нэпманов, бюрократов.

При политпросвете действовала постоянная лекторская группа из партийцев, учителей, культработников, врачей. Лекторы выступали на заводах, в театрах, клубах. Иван Афанасьевич Ленский выступал с антирелигиозными лекциями. Полемика разворачивалась о догматах и канонах православия, анекдотических противоречиях в текстах Библии и Евангелия. Для диспутов обычно приглашался представитель церкви и его оппонент - представитель политпросвета УОНО.

В 1924 году в Курган из Киргизии приехали члены АХР /ассоциация художников революции/, портретист Шмелев Иван Петрович и пейзажист Григорий Трофимович Козлов. Значительной работой для истории Кургана стала их картина «Расстрел Пичугина».

В 1929 году И.А. Ленским была организована выставка курганских художников. На выставке присутствовали работы Шмелева И.П., Козлова Г.Т., местных любителей-живописцев Матусевича, Матасова, детские аппликации, акварель и лепка школьников г.Кургана.

Из книг публичной библиотеки, школ, церквей и книг частных лиц была создана Центральная библиотека Кургана. Большая часть книг, периодических изданий, энциклопедий и редкая коллекция для музея была подарена городу купцом П.Д. Смолиным.

С 1924 года И.А.Ленский – председатель правления Общества краеведения - которое в 1930 году даже выпустили уникальный сборник по истории своего края. Основная часть статей для сборника написана его председателем Ленским. Несмотря на скудость полиграфической базы, сборник этот до сих пор поражает глубиной изложения материала и культурой исполнения. Готовилось к выпуску еще два сборника, содержащих статистические, исторические материалы, архивные документы, данные археологических раскопок, быте людей на земле Курганской. Ленский стоял у истоков организации двух областных учреждений – Архива и музея.

В 20-е годы – И.А.Зыков-Ленский первый уполномоченный по организации Курганского окружного архивного бюро. 1 июня 1918 года Совет Народных Комисаров принял декрет «О реорганизации и централизации архивного дела в Российской Социалистической республике». Для исполнения этого декрета 27 мая 1924 года Курганским Окрисполкомом было создано Курганское окружное архивное бюро, которое через несколько десятилетий было реорганизовано в государственный архив Курганской области. Именно в 20-е годы был назначен первый директор, выделено первое помещение из 5 комнат в 100 кв.м, и на хранение поступили первые документы, которых насчитывалось в 1925 году более 13 тысяч дел.

В 1922-1926 гг. И. А. Ленского выбирают председателем профсоюза работников просвещения. Его работа заключалась в организации ячеек профсоюза – месткомов. Много внимания уделялось организации преподавания в советской школе, заботе о материальном положении учителей.

При издательстве «Красный Курган» в 1926 году открывается книжный магазин «Искра», где Ленский работал заведующим. После ликвидации неграмотности в селах создаются библиотеки, Ленский занимается их комплектацией литературой по сельскому хозяйству, животноводству, законодательству, советскому строительству, и др.

В октябре 1930 года всю книжную торговлю в городе передают открытому отделению «Книгоцентра» ОГИЗа, куда заведующим был назначен И. А. Ленский.

В 1928 г. под лозунгом партии «Лицом к деревне» в г.Кургане создаются культбаза Уральского областного кооперативного союза потребительских обществ /Уралпотребсоюза/, куда заведующим назначен Ленский. Окрпотребсоюз проводил и радиофикацию районных центров и сел, при содействии и участии Ленского создается общество содействия радио. В 1929 году в Кургане и районах были открыты радиовещательные узлы.

С 1921 по 1934 годы Иван Афанасьевич Ленский работал в газетах «Красный Курган», «Ударник промкооперации», «Крестьянская газета», «Уральский рабочий» и др. Сначала рядовым репортером, потом собственным корреспондентом, литсекретарем редакции, и заведующим отделом писем. Квалифицировался на очерках и фельетонах.

Писал на злобу дня хлёстко, под разными псевдонимами: «Чеглок», «Илецкий», «Иван Котов», «Столетов», «Веревкин». Его статьи, заметки, фельетоны имели широкий резонанс, поскольку носили разоблачительный характер. В фельетонах высмеивались бесхозяйственность местных работников, снабженцев, взяточников-бюрократов.

Обиженные подкупили работников редакции, узнали, кто скрывается за этими псевдонимами, и оклеветали Ленского как врага народа. Травля, обвинения в троцкизме, в использовании служебного положения - всё это выплескивалось на газетных полосах.

Статья опубликованная газете «Ударник промкооперации» от 8 апреля № 23, конечно, без подписи:

«…Партийная организация многопромсоюза установила в аппарате редакции «Ударника промкооперации беспартийного гр-на Ленского, который в течение ряда мксяцев занимался контрреволюционной агитацией, клеветал на партию, ее вождя тов. Сталина, в течение ряда месяцев использовал положение работника редакции в целях контрреволюционной пропаганды троцкизма. ….Работая в окрпотребсоюзе заведующим книжной базой, троцкист Ленский старался снабдить деревню идеологически чуждой троцкистской и вредительской литературой, и это ему удавалось. Во-вторых, работая в краеведческой организации, и по краеведению подбирал и обрабатывал материал в духе, чуждом советской власти и партии, контрабандой протаскивал разный контрреволюционный хлам, проводя политику чистой науки, чистого краеведения…».

Ленского судило особое совещание – знаменитая 58 статья п. 10. Этапы, тюрьмы, арестантские вагоны, холодные реки, пароходы. Вычегда, Котлас, Усть-Выма. Иван Афанасьевич Ленский оказался в специальном «Севжелдорлаге» НКВД, который строил Ухтопечерскую железную дорогу. Попав в сталинские лагеря, по лживому доносу, Ленский сумел сохранить не только свою жизнь, но и активную гражданскую позицию.

25 марта 1939 г. – амнистия, дело Ленского И. А. прекращено, судимость снята.

В город Курган возвращается инвалидом второй группы, больной, истощенный. Сохранились фотоснимки до лагеря и после, за три года молодой цветущий статный красавец превратился в седого изможденного старика. Все свои злоключения описал позже в семидесятых годах в очерке «Путешествия на край ночи».

После освобождения, Ленский узнает о смерти жены в 1937 году. На руках остались дети без матери. Горе велико, но жизнь берет свое и 1939 г. Иван Афанасьевич устраивается на работу директором промтоварной базы, а в 1940 году - товароведом Курганской конторы Челябинска. С 1943 г. - агент по снабжению авиамастерских автошкол; участвовал в инвентаризации мастерских. С 1943 г. работает по приобретенной четыре года назад специальности в областной пищевой промышленности - заведующий базой снабжения облпищепрома. 1944-1951 гг. Ленский – старший товаровед и заместитель управляющего облпищеснаба.

С ноября 1951 года Иван Афанасьевич окунулся в Мичуринское движение и до 1957 года занимался садоводством в сотрудничестве с Кондрашиным Амвросием Степановичем, известным селекционером, занимавшимся северным виноградством. С 26 января 1957 года Ленский вышел на пенсию.

[…]

В Кургане жил по адресу ул. Куйбышева, 84. (Ныне снесенный деревянный дом). Умер 11.03 1977 г. на восемьдесят первом году жизни.

 Опубликовано в сборнике "Зауральская генеалогия II"

 

Очерки И.А. Ленского:

Родословная Ленского (Зыкова) Ивана Афанасьевича

Голод в 1921 году

Кулацко-эсеровский мятеж в Западной Сибири и Зауралье в 1921-м году

Былое в минувшем



 
 

 



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites