kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История религиозных конфессий в Южном Зауралье » Тихомировы » НАСТОЯТЕЛЬ ВЛАСИЕ-МОДЕСТОВСКОЙ ЦЕРКВИ С.ЧИНЕЕВСКОГО КУРГАНСКОГО УЕЗДА НИКОЛАЙ ТИХОМИРОВ (1866 – 1921)

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




НАСТОЯТЕЛЬ ВЛАСИЕ-МОДЕСТОВСКОЙ ЦЕРКВИ С.ЧИНЕЕВСКОГО КУРГАНСКОГО УЕЗДА НИКОЛАЙ ТИХОМИРОВ (1866 – 1921)

 Тихомиров Н.А. Начало ХХ в.

Николай Тихомиров родился в с. Чинеевском Курганского уезда в 1866 г. в семье священника Андрея Михайлова Тихомирова. Святое крещение он принял еще в деревянной церкви, построенной в 1823 г. Здесь, в Чинеево, прошли детство и юность будущего приходского пастыря (1). Окончив полный курс наук в Тобольской духовной семинарии в 1887 г., он стал преподавать Закон Божий в местном сельском училище. Согласно резолюции Преосвященного Авраамия от 2 февраля 1890 г. Николай Тихомиров был рукоположен в сан священника к церкви с. Чинеевского на место своего отца, который более четверти века прослужил в этом приходе (2). Священник Андрей Михайлов Тихомиров, отметив свой шестидесятилетний юбилей, переехал в с. Щукинское Ялуторовского уезда к церкви во имя Положения Ризы Пресвятой Богородицы (3), где когда-то, в 1855 г., и началось его иерейское служение (4).

Нужны были силы и энергия для возведения каменного здания церкви в с. Чинеевском. И молодой священник оправдал надежды своего отца. Указом Тобольской духовной консистории от 29 января 1892 г. было разрешено построить новую каменную церковь по плану, составленному епархиальным архитектором Богданом Богдановичем Цинке и одобренному Строительным отделением Тобольского общего губернского управления. 27 мая 1896 г. новый храм заложили, а 10 июля 1900 г. он был освящен во имя Священномученика Власия, Епископа Севастийского и Святителя Модеста, Архиепископа Иерусалимского (5). Старый деревянный храм жители с. Чинеевского в 1904 г. продали в д. Галишеву, а на вырученные средства построили вокруг своей церкви каменную с железными решетками ограду (6). Стоит добавить, что для украшения Чинеевского храма и изготовления иконостаса прихожанами был приглашен известный зауральский иконописец Анатолий Прохорович Кречетов (7).

Строительство нового храма в родном селе так захватило о. Николая, что он в течение трех лет состоял товарищем председателя Строительного комитета  по постройке зданий Курганского духовного училища. С 22 марта 1907 г. он был определен благочинным в I благочиние Курганских уездных церквей. Более восьми лет священник Николай Тихомиров  состоял следователем в благочинии Курганских градских и уездных церквей. Помимо служения в приходе и общественной деятельности, о. Николай преподавал Закон Божий в Медвежьевской церковно-приходской школе и в Иковском сельском училище. За усердную службу по епархиальному ведомству священник Тихомиров имел награды: набедренник (награжден 6 марта 1893 г.), скуфью (награжден 7 ноября 1896 г.), камилавку (награжден 16 апреля 1900 г.), наперсный крест от Святейшего Синода (награжден 7 апреля 1905 г.); 22 марта 1907 г. «за полезное и длительное отношение к церковно-школьному делу» удостоен Архипастырского благословения с внесением в послужной список; 6 мая 1910 г. причислен к ордену Святой Анны 3-й степени (8).

Главной же наградой для него были любовь и уважение прихожан. Вот только один случай, свидетельствующий о характере взаимоотношений крестьян и священно-церковнослужителей Чинеевского прихода. В прошении Епископу Тобольскому и Сибирскому Агафангелу 1896 г. о. Николай, жалуясь на скудное материальное положение причта, просит «предоставить право пользоваться всею частью дьяконских доходов, не отсылая половины их в Епархиальное Попечительство». При этом он достаточно эмоционально защищает свою паству: «Жертвы населения малодостаточны,  потому что приходится делить их между многими: сначала едет за сбором священник, затем псаломщик, потом просфорня, за ней оспенник, едет староста церковный на благоукрашение храма, едет школьный попечитель. Где набраться крестьянину хлеба, чтобы всех наделить в достаточной степени, когда в хлебе-то, за отсутствием всяких других промыслов, заключается все его благосостояние? Из хлеба крестьянин платит подати и повинности, хлебом прокармливает себя и свое семейство, обувает и одевает его, содержит в порядке свое немудрое хозяйство» (9).

Получив отказ в своей просьбе, о. Николай через неделю пишет новое прошение о переводе его в другой приход по состоянию здоровья. «Село Чинеевское – родина моя, здесь я провел свое детство, здесь прилично устроенный дом с садом, принадлежащий родителю моему, здесь дорогие для меня могилы. Рукополагаясь к родному храму, я имел намерение всеми силами души послужить ему и прихожанам – моим кормильцам, имел намерение и кости свои сложить здесь. Но обстоятельства последнего времени вынуждают меня расстаться с давними намерениями моими и просить… о переводе меня в другой приход.

С первых же годов своего служения в приходе Чинеевском, благодаря исключительному употреблению колодезной воды, от которой я отвык за 11 лет своего обучения в Тобольске, я получил болезнь, известную в медицине под названием каттара желудочно-кишечного канала. Несмотря на разнообразные медицинские пособия, болезнь год от года не ослабевала, а напротив, все более и более усиливалась, так что в 1895 г. я должен был с предоставлением медицинского свидетельства просить у Епархиального начальства отпуск на полтора месяца для излечения кумысом. Но и последнее средство мало помогло. В последнее время врачи объявили мне, что для излечения от болезни я должен оставить настоящее место своего служения, как весьма неблагоприятное в гигиеническом отношении, и перейти в другое, с лучшими климатическими условиями, где бы главным образом можно было пользоваться речной водой» (10). Николай Тихомиров просился на священническое место в Иковский приход Курганского уезда. Священник Васильевской церкви с. Иковского Иоанн Редькин был переведен в Курган к Троицкой церкви, но, несмотря на то, что место было некоторое время праздным, о. Николай получил официальный отказ из Тобольской духовной консистории.

События революции и гражданской войны коснулись зауральского крестьянства на этапе реализации политики «военного коммунизма». По Декрету о разверстке зерновых хлебов и фуража от 11 января 1919 г., государство заранее определяло количественные показатели по сдаче хлеба, которые затем «спускались на места», то есть распределялись по уездам. Кроме хлеба изымались овощи, мясо, яйца, домашняя птица, сено, кожи, шерсть, лен. При этом не учитывались реальные возможности крестьянских хозяйств. Насильственное и безвозмездное изъятие продуктов у крестьянина спровоцировало протестное движение, которое в начале 1921 г. охватило всю Западную Сибирь. 16 февраля 1921 г. на территории Челябинской губернии, в состав которой с 1919 г. входил и Курганский уезд, было объявлено военное положение, оправдывающее меры подавления народного восстания (11). Крестьяне с. Чинеевского были в числе повстанцев. Перед тем, как взять в руки оружие, они пришли к своему приходскому батюшке испросить благословение.

В газете «Красный Курган» была опубликована статья, в которой говорилось о том, что «28 февраля 1921 г. выездная сессия окружного Военно-Революционного Трибунала при УрВО Челябинского района в открытом судебном заседании рассмотрела дело по обвинению граждан Мендерской волости: священника с. Чинеевского Николая Тихомирова и еще 17 человек в вооруженном восстании против Советской власти. Признавая обвинение доказанным в том, что священник Тихомиров Николай 12 февраля 1921 г. по просьбе бандитов служил молебен о даровании победы над коммунистами, после чего банда выехала из села с пением «Боже, царя храни», а граждане Полигалов и Худяков с оружием в руках стояли на постах и не выпускали граждан из поселка; гражданин Солодовников Иван ковал пики для бандитов, каковых изготовил 20 штук; гражданин Григорьев Андрей ездил на разведку и пытался сорвать полевую кампанию, чем обрекал на голодную смерть рабочих и детей. Все они выявили себя ярыми врагами Советской власти, а потому, как вредные элементы, должны быть изолированы от граждан Советской Республики.

Трибунал, руководствуясь пролетарским правосознанием и революционной совестью, приговорил священника Тихомирова и еще пятерых бандитов – крестьян Мендерской волости: братьев Полигаловых, Солодовникова, Худякова, Пушкарева к высшей мере наказания – расстрелу; шестерых – заключить в концентрационный лагерь с применением общественно-принудительных работ до ликвидации банд в Курганском уезде (гр. Чебыкина, Корюкина, Топкасова, Долгодворовых, Гаева), остальных пятерых из-под стражи освободить, у всех конфисковать имущество движимое и недвижимое в половинном размере. Все конфискованное имущество обратить в доход Республики. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит» (12).

У Николая Тихомирова остались жена Лидия и дети: Сергий, Нина, Зинаида, Елизавета, Александр, Ольга. Сергий Тихомиров в 1913 г. окончил Уфимскую духовную семинарию по 1 разряду и продолжил дело отца (13).  Судьба остальных детей неизвестна. Печальна судьба и Чинеевского храма, в котором отец и сын Тихомировы прослужили пятьдесят пять лет.

В октябре 1925 г. Чинеевский приход вышел из ведения патриаршей («тихоновской») церкви и был включен в состав обновленческой Курганской епархии. В 1934 г. из-за отсутствия священника церковь была закрыта. По ходатайству верующих решением Совета по делам РПЦ при Совете Министров СССР от 21 августа 1946 г. церковь вновь была открыта (14).

К 1961 г. храм в с. Чинеевском Юргамышского района требовал серьезного ремонта, а денег для этого община не имела. Штукатурка стен осыпалась, крыша протекала от ветхости, отдельные кирпичи стали выпадать из стен, в верхней части сводов образовалась широкая вертикальная трещина длиной в 1,5 метра. Мраморные столбики ограды разрушились, из них выпадала металлическая решетка (15). 6 сентября 1961 г. Юргамышский райисполком, через пять дней – Курганский облисполком, а 3 октября того же года – Совет по делам РПЦ при Совете Министров СССР приняли решение о закрытии церкви в Чинеево. Здание предполагалось переоборудовать под колхозный клуб, но вскоре здесь разместили школьные мастерские и спортзал (16).

По воспоминаниям старожилов, в 1961 г. с Чинеевской церкви тракторами и тросами срывали купола с крестами, выбрасывали иконы из храма, ломами крушили иконостас. Вскоре от церкви остались только стены, которые не смогли  разрушить. Иконы увезли в Юргамыш и сложили под стеной районного Дома культуры, а позднее перенесли в комнатку за кулисами сцены. В 1970-х годах, во время ремонта Дома культуры, в дождливое лето строители из этих икон выложили дорожку до туалета. Так погибли иконы Чинеевского храма (17).    В 1973 г., когда открылась новая школа, здание церкви осталось бесхозным. Хотели сделать в нем магазин, снесли крышу, но дальше этого строительство не продвинулось. Началось разрушение стен, которое продолжается до сих пор.

О.Ю. Бабушкина, Курганская  государственная сельскохозяйственная академия им. Т.С.Мальцева

Опубликовано: XI Зыряновские чтения. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Курган, 5 – 6 декабря 2013 г.). Курган: Изд-во Курганского государственного университета, 2013. С.28-29.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. ГАКО. Ф.235. Оп.1. Д.238. Лл.44об.- 46об.
  2. ГАКО. Ф.235. Оп.1. Д.262. Лл.144-149.
  3. Тобольский епархиальный адрес-календарь, изданный по распоряжению Тобольского епархиального начальства на 1895 г. Тобольск, 1895. С.107.
  4. ГАКО. Ф.235. Оп.1. Д.238. Лл.44об.- 46об.
  5. ГАКО. Ф.235. Оп.1. Д.69. Л.4.
  6. ГАКО. Ф.235. Оп.1. Д.137. Лл.14-15.
  7. Максимова Г.В. Судьба зауральских иконописцев (А. Решетников, А. Кречетов) // Зыряновские чтения: Материалы межрегиональной научно-практической конференции (Курган, 14-15 декабря 2004 г.). Изд-во Курганского государственного университета. Курган, 2004. С.141.
  8. ГАКО. Ф.235. Оп.1. Д.262. Лл.144-149.
  9. ГАКО. Ф.235. Оп.1. Д.154. Л.212.
  10. ГАКО. Ф.235. Оп.1. Д.154. Л.228.
  11. Зауральское крестьянство. 1919 – 1922 гг. Материалы и документы. Издательский дом «Зауралье». Курган, 2008. С.4, 173 – 174.
  12. Красный Курган.-  1921.- 2 марта. - № 34. – С.4.
  13. ГАКО. Ф.235. Оп.1. Д.262. Лл.144-149.
  14. ГАКО. ФР-804. Оп.2. Д.21. Лл.73-73об.
  15. ГАКО. ФР-1800. Оп.1. Д.8. Л.138.
  16. Федченко М.Н. Русская православная церковь на территории Курганской области (1943 – начало 2000-х гг.). Курган : Изд-во Курган. гос. ун-та, 2006. С.28.
  17. Плотников, С. В. Знакомые потоки / С. В. Плотников. – Юргамыш, 2001. С.14.

 normal_2~3

Разрушенное здание Чинеевской церкви, 2013 год.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites