kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История религиозных конфессий в Южном Зауралье » Христианские храмы » Домовые храмы

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Домовые храмы

Что такое приходской храм? Церковь, которая окормляет (обслуживает) определенную часть населения, приписанную к этому храму. Например, на селе к церкви приписывали ближайших к ней жителей деревень и поселков, отстоявших на 30-50 верст и более. И все-таки то на лошадках, а то и пешком прихожане стремились попасть на службу в свой храм.

В Кургане до революции было три приходских храма: Троицкий, Богородице-Рождественский собор и Александра Невского. Но, оказывается, имелись еще домовые храмы. Они, как правило, возводились в царских дворцах, в особняках вельмож, при учебных заведениях, больницах, тюрьмах и т.д. Естественно, эти церкви имели, скажем так, определенный круг посетителей. И вообще служба в них велась не постоянно, а по церковным праздникам или по мере возникшей надобности.

Так вот, оказывается, в Кургане помимо упомянутых трех приходских было еще три домовых храма. Первый в тюремном замке – Преображенская церковь. В Духовном училище, на третьем этаже, где ныне располагается правительство области, находился Иоанно-Богословский домовый храм. И, наконец, домовый храм святого великомученика и целителя Пантелеймона при бывшей Курганской городской больнице.

Вообще культ св. Пантелеймона был широко распространен на Руси среди православных христиан. Поэтому, когда Курганская городская Дума приняла решение о строительстве новой каменной больницы, встал вопрос и о сооружении при ней домового храма во имя св. Пантелеймона.

Купец 1-й гильдии, бывший первый городской голова Федор Васильевич Шишкин пожертвовал на храм две тысячи рублей. И даже когда сам жертвователь умер, волю умершего поддержал его зять и наследник Дмитрий Иванович Смолин, который сам пожертвовал различной церковной утвари и служебных книг на 725 рублей!

Художник и иконописец Ефим Галактионович Помыткин изготовил иконостас. Мещанин Иван Боровков посодействовал изготовлению крестов на купола, а дворянин Семашко решил проблему с художественными коваными решетками на окнах храма (в скобках отметим, что купец 2-й гильдии Иван Иванович Бакинов для церковной звонницы заказал колокол в 15 пудов весом, за что получил архипастырское благословение). Одним словом, храм созидался на частные пожертвования.

Его освящение состоялось 5 марта 1884 года. Службу вел благочинный настоятель Богородице-Рождественского собора Андрей Тутолмин, а после литургии с речью выступил священник этого же храма о. Иоанн Волков.

«…Не можем не воздать достойной чести и славы гражданам нашим, не забывшим дела любви и сострадания к больным нашим и позаботившимся доставить им возможное упокоение, облегчение и утешение.

Провозгласим вечную память усопшему рабу Божьему Феодору, сделавшему значительный вклад и тем положившему начало для основания сего храма.

Воздадим долг благодарности тем, кои приготовили все нужное для его освящения, приобрели священную утварь и все необходимые принадлежности храма»…

Больничный домовый храм получился небольшим. Его площадь всего пять квадратных сажен, на которых могли разместиться до 80 человек. Для такого лечебного учреждения вполне было достаточно.

Ныне принято решение больничное здание полностью снести и построить на этом месте жилой дом, нижние этажи которого отдать под облполиклинику. Не будем вдаваться в полемику по данному вопросу. Но храм? У нас не осталось ни одного домового храма не только в Кургане, но и в области, т.е. в Курганской епархии.

Мы иногда любим ссылаться на своих соседей по уральскому региону. А как у них? Так вот, в Челябинской, Екатеринбургской и Тюменской областях проблема эта решаема. Старые домовые храмы стараются сохранить, а там, где их нет, возводят новые.

Буквально на днях позвонил мне настоятель Успенского храма из Верхней Пышмы, автор интересных книг по истории Екатеринбургской епархии, протоиерей Валерий Лавринов. Заговорили о домовых храмах.

- Странно, что в Кургане до сих пор нет ни одного домового храма. В Екатеринбурге свой храм имеет первая областная больница, а также психиатрическая больница. Есть церковь и в онкологическом центре… Где раньше не было – ставят новые.

А Москва? Там я побывал в домовом храме первой горбольницы столицы… Именно так думаю я, слушая отца Валерия.

По С.-Петербургу я мог бы назвать десятки домовых церквей!.. Курган же, как видим, и тут «впереди планеты всей» — ни одного домового храма! Хотя молчаливым игнорированием существующей проблемы жизнь не остановить. Там, где люди болеют, где иногда находятся в пограничном состоянии между жизнью и смертью, необходимо душевное и духовное упокоение. Это аксиома. И от этого никуда не уйти.

Не так давно мне пришлось лечиться в кардиологическом отделении первой горбольницы скорой медицинской помощи, которым руководит известный в городе кардиолог Наталья Петровна Попова. Здесь во многих палатах на стенах иконы. Несколько раз в неделю к больным приходит священник Богоявленского храма. Заходил он и ко мне в палату.

И вообще, врачи как никто другой охотно идут на партнерство со священниками, ибо хорошо понимают глубинную связь здравия душевного и телесного.

Говорит священник Михаил Кучеров:

- Одно время мы решили организовать в областной больнице молельную комнату. Я обратился к главному врачу Сергею Владимировичу Мысливцеву. Пожалуйста, никаких проблем, маленькая комната была выделена…

Священники нашей епархии окормляют больных во второй городской больнице, в наркологическом диспансере, в кардиоцентре, а также в знаменитой клинике академика Г.А. Илизарова… Но особенно мы много наслышаны о священнике Максиме Мажове, настоятеле храма святителя Луки при госпитале ветеранов войн. Важно и то, что инициатива открытия храма принадлежит начальнику госпиталя Сергею Александровичу Косареву. Первое богослужение здесь состоялось более двух лет назад. Ныне о храме хорошо наслышаны горожане.

Как-то в радиологическом отделении Курганской онкологической больницы спросил у сестер: «Знаете ли в Кургане больничный храм?..» Приятная неожиданность – ответ хором: «Знаем, в госпитале!».

Говорит настоятель Максим Мажов:

- Сегодня в храме идет нормальная православная жизнь, совершаются молебны и таинство. И медперсонал, и его пациенты восприняли открытие своего храма естественно, как подарок судьбы. И это объяснимо, ведь многие находящиеся на излечении впервые припадают к молитве, принимают крещение, исповедь и причастие. Да, страдания открывают путь к Богу. Не потому ли иногда и бывают случаи, когда больные специально просятся попасть на излечение в госпиталь, ибо здесь действует храм.

И какой храм! Символично, но храм в госпитале носит имя святителя Луки, который, в свою очередь, в миру был врачом Войно-Ясенецким Валентином Феликсовичем.

ХРОНИКА:

Валентин Феликсович родился 27 апреля 1877 г. После гимназии окончил Киевское художественное училище. Много рисовал, получал награды. Собирался поступать в Академию художеств. Но хотелось большего. Сначала учится на юридическом факультете, а затем переходит на медицинский факультет Киевского университета, который заканчивает с отличием во время войны с Японией. В 1904 г. он в Чите заведует хирургическим отделением госпиталя.

1905-1917 гг. — земский врач в больницах Симбирской, Курской, Саратовской и Владимирской губерний. Медпрактика в ведущих московских клиниках. Сделано множество операций на мозге, сердце, желудке, глазах, кишечнике, желчных путях, почках, позвоночнике, суставах…

Перед войной профессор Войно-Ясенецкий был репрессирован. Но с первых же дней Великой Отечественной военным удалось вырвать талантливого хирурга из лап ГУЛАГа. Его назначают главным хирургом и консультантом Красноярского эвакогоспиталя для тяжелораненых.

В сложнейших операциях он изыскивал и первым применял такие методики, которые затем получили в медицинской практике всеобщее признание. Между прочим, современные хирурги пользуются ими до сих пор. Что уж тут говорить о его учениках! Они рассказывали об этих операциях как о фантастике. На его амбулаторные приемы выстраивались огромные очереди. Его известные «Очерки гнойной хирургии» и монография «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов» были удостоены Сталинской премии 1-й степени. Почти всю премию лауреат отдал детям-сиротам войны.

За что он подвергался репрессиям? За веру! После сложнейших операций в госпитале он снимал белый халат хирурга, облачался в церковные одеяния и выступал с талантливыми проповедями перед прихожанами храма, исцеляя душевные страдания людей. Профессор медицины Войно-Ясенецкий принял пострижение в монашество с именем Луки, в честь святого апостола и евангелиста. Вспомним, апостол Лука был врачом и художником, как и Валентин Феликсович в свои молодые годы.

Кроме трудов по медицине, архиепископ Лука оставил нам множество талантливых проповедей.

Умер он 11 июня 1961 года.

Вот каким именем назван храм в госпитале! А если уж говорить по большому счету, то все-таки в госпитале у нас хорошо обустроенная молельная комната. Пожалуй, это лучше других понимают именно здесь. Начальник госпиталя, как я слышал, планирует построить на госпитальном дворе настоящий домовый храм со всеми его атрибутами.

А между тем, о домовом храме давно думали лучшие представители курганской медицины. Вспомним не такие уж далекие времена, когда мы боролись за передачу Александровской церкви верующим. Сформированная инициативная десятка билась, билась… Местные власть предержащие даже не разговаривали с нами. Посылали ходоков в Москву. Ну и что? Десятка не зарегистрирована. А коли так, то ее как бы и совсем нет. И храм некому передавать. Цинизм!..

Протоиерей Николай Чирков:

- Да, нас не регистрировали. С отчаяния я поехал к Гавриилу Абрамовичу Илизарову как к депутату Верховного Совета РСФСР. Он меня принял сразу. Я ему все рассказал. Смотрю, лицо посуровело. Подвигает к себе телефон, звонит в облисполком. Представился. Слышу в трубке какие-то лирические междометия. Илизаров резко обрывает своего собеседника.

- Мне как депутату нужны данные: на каком основании вы нарушаете закон? Почему волокитите с регистрацией православной общины храма Александра Невского?..

Слышу на том конце провода:

- Да что вы, что вы, Гавриил Абрамович! Нет проблем. Пусть приходят…

Илизаров человек был горячий, оборвал разговор (кстати, через день-два община была зарегистрирована).

Почти полтора часа мы проговорили с ним. Все больше он расспрашивал об истории православия в Кургане. Вышел проводить. Не спеша идем вдоль небольших посадок елочек…

- Вы знаете, мне часто приходит на ум, что врачи, как и священники, по сути заняты одним и тем же делом. Только мы лечим физические немощи человека, а вы врачуете душевные.

Неожиданно остановился.

- Думаю вот здесь, на территории клиники, поставить хотя бы небольшую церковь!..

Не успел. 24 июля 1992 года его не стало. Однако как-то в приватной беседе один профессор клиники, коллега Илизарова, мне сказал, что о храме слышал и идея эта не умерла…

Да, вернуться к задумке академика Г.А. Илизарова никогда не поздно, тем более, что ныне домовые храмы опять стали в чести. Например, академия Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации — одно из старейших высших военно-учебных заведений России. Здесь, в домовом храме, в день памяти святого благоверного князя Александра Невского, прошедший 6 декабря, была совершена Божественная литургия.

В Центральном клиническом военном госпитале Федеральной службы безопасности (ФСБ) святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II посетил больничный храм в честь святого великомученика и целителя Пантелеймона и освятил храмовые росписи…

В своем выступлении перед собравшимися предстоятель русской церкви напомнил, что “намоленность иконы не поддается человеческому измерению. Это свойство приобретает и новый домовый храм, в котором возносятся молитвы о тех, кто совершает свою службу на благо Отечества, нашего народа, о тех, кто болен и нуждается в духовной поддержке, независимо от того, находятся ли они здесь, в храме, или лежат в госпитальных палатах. Молитва о них совершается и помогает болящим на ложе их болезни”…

Приходилось слышать, что православная вера для нашего президента Владимира Путина — не естественная потребность его души, а элемент политики. Но так ли это? Скорее я соглашусь с бывшим канцлером Германии Г. Шредером, который в недавно вышедших мемуарах пишет: “Он глубоко ощущает свою связь с Русской православной церковью. В резиденции президента одно из хозяйственных строений перестроено в часовню. А в летней резиденции (имеется в виду сочинский Бочаров Ручей) из старых материалов построена деревянная церковь”…

Как видим, оба эти храма не приходские, а домовые. В любое время, при надобности, президент может сюда зайти — один ли, с батюшкой ли — и помолиться. Для истинной веры публичность ни к чему. Скорее, наоборот. Ведь вера (!) — это личное, если не сказать — интимное переживание Бога!

Открытие в институте Бехтерева.

Молитва лечит. В сентябре 2006 года в Канаде в возрасте 96 лет отошел к Господу первоиерарх Русской зарубежной церкви (с 1986 по 2001 год) митрополит Виталий (Ростислав Петрович Устинов). Весьма знаменательно, что самое первое свое выступление после хиротонии митрополит посвятил сердечной молитве. Он говорил, что «если молитва не исходит от сердца, то ее нельзя назвать молитвой, это только слова; от такой формальной молитвы человек не получает никакой пользы».

И далее митрополит Виталий продолжал: “Просите Бога, чтобы Господь дал вам эту сердечную силу, сердечную веру. Без сердца ничего нету. Можно какие угодно планы строить на земле, но если сердце человеческое не входит в это, то ничего не получится”…

То, что молитва исцеляет больных, никаких сомнений у священников не вызывало. Подобный феномен стали отмечать и многие врачи. Однако подобные факты эти циркулировали скорее на уровне разговоров. И вот наконец-то, сравнительно недавно, они получили научное подтверждение. В лаборатории нейро- и психофизиологии Санкт-Петербурского психоневрологического научно-исследовательского института им. В. М. Бехтерева под руководством профессора Валерия Слезина проведена серия научных экспериментов, в результате которых было доказано: молитва лечит. Кстати, в экспериментах были задействованы священники и прихожане Александро-Невской лавры.

Профессор Слезин рассказывает, что во время молитвы записывалась энцефалограмма мозга. И если до этого наука знала три основных состояния головного мозга: бодрствование, “быстрый” и “медленный” сон, то теперь обнаружилось еще одно, которое можно назвать “молитвенным” бодрствованием. В этом состоянии кора мозга отключена, и восприятие информации человеком идет, минуя мыслительные процессы и анализ. Оказалось, что именно это состояние необходимо нам так же, как и первые три. Вдумайтесь! Если оно отсутствует в жизни, то нарушается гармония в организме, появляются болезни. Во время молитвы человек уходит от реальности и в мозге возникают благотворные дельта-волны, которые часто фиксируются у младенцев до 6 месяцев. Недаром в Евангелии сказано: «Будьте как дети, и спасетесь». Только верить и молиться надо по-настоящему, истово, от сердца, иначе лечебного эффекта не будет…

Как видите, и ученый Слезин, и первоиерарх митрополит Виталий молитву оценивают адекватно: «от сердца».

Находясь на лечении в областной больнице, я провел своеобразный опрос сестер и врачей. Вопрос звучал так: «Как вы относитесь к тому, чтобы в больнице вновь появился ваш домовый храм?».

Удивительно, но почти все ответили положительно. «Это было бы очень хорошо!» — с чувством ответил мне врач высшей категории, женщина спокойная, мудрая, уролог Валентина Петровна Архипова…

***

Значение домовых храмов при больницах в современных условиях возрастает в геометрической прогрессии. И тем более странно, что наши местные власти, принявшие решение о сносе старинной больницы (ныне областная консультативная поликлиника), молчат о домовом больничном храме, пристроенном к этой больнице. Молчат. Делают вид, что это их не касается. А кого?

Меня вообще тревожит другое. Ходят слухи, что и областную поликлинику на этом месте строить, мол, не обязательно. Место уж больно хорошее. Клинику можно поставить где угодно, а вот элитный дом!..

Слухи… И они будут множиться. Пора уж с народом говорить честно. Почему бы тем, кто ныне за кулисами решает судьбу сего престижного городского уголка, не выступить в газете «Курган и курганцы» и спокойно, обстоятельно, аргументировано изложить свой взгляд по данному вопросу. Уверен, что в этом случае уже сами читатели газеты возьмут под контроль строительство многострадальной поликлиники и домового храма.

Борис Карсонов.

Статья была опубликована в газете «Курган и Курганцы» 7 февраля 2008 года.

P.S.:

 1

На фото 1910-х годов городовая больница в Кургане. В левом крыле здания – домовой храм св. Пантелеймона (освящен 5 марта 1884 года).

 IMG_0646

На фото 2014 года здание бывшей городовой больницы в Кургане. Борису Николаевичу Карсонову в 2008 году удалось отстоять здание от сноса, но не больницу – сегодня в этом здании расположены офисы различных компаний, спортивные залы.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites