kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История религиозных конфессий в Южном Зауралье » Христианские храмы » ИСТОРИЯ ПОЛОВИНСКОЙ СВЯТО-ТРОИЦКОЙ ЦЕРКВИ

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




ИСТОРИЯ ПОЛОВИНСКОЙ СВЯТО-ТРОИЦКОЙ ЦЕРКВИ

Территория современного Половинского района Курганской области начала заселяться русскими поселенцами после строительства Пресногорьковской оборонительной линии. Первые поселения возникли в период с 1797 по 1811 годы.

Половинное образовалось в 1808 году, но эта дата еще подлежит уточнению, так как первые упоминания о жителях обнаружены в Метрических книгах Чернавской церкви в 1809 году. Жители вновь образованных населенных пунктов: Половинное, Башкирское и Хлупово являлись прихожанами Чернавской церкви. Расстояние до церкви составляло 60-70 верст, в распутицу невозможно было проехать. В 1811 году по просьбе прихожан, Тобольская Духовная Консистория издала указ о переводе их в приход в Пресногорьковской церкви (1).

Население этих деревень с  30-х годов значительно приросло за счет переселенцев из центральной части России; появились новые населенные пункты, в связи с чем жители деревень Половинное, Хлупово и Филиппово обратились в Духовную консисторию с ходатайством о строительстве церкви в д.Половинное; доверенным лицом избрали Якова Катайцева. Духовная консистория просит Казенную палату выделить землю для строительства церкви и нужд церковнослужителей не в дальнем расстоянии от церкви узаконенное количество пахотной и сенокосной земли (2).

И.о. Губернского Землемера пишет Рапорт: Во исполнение Указа Казенной Палаты от 26 июня 1839 года за № 2643 доношу, что во владении жителей деревень Половинное, Хлупово и Филиппово имеются излишние земли, и будет достаточно наделить будущий притч Половинской церкви. Земли под церковь и кладбище выделено 3 десятины, пахотной земли 90 десятин, сенокосной 9 десятин.

После выдачи разрешения следовало собрать деньги с прихожан. Возникли трудности в приобретении материалов. Сосновый лес находился на расстоянии 90 – 100 верст, кирпичных заводов не было.

В это время в селе Барабинском строилась новая кирпичная церковь взамен деревянной, но денег на достройку не хватало. Прихожане обоюдно договорились провести сделку. 19 февраля 1844 года направляется письмо Епископу Тобольскому Господину Преосвящейнейшему Владимиру от доверителей крестьян села Барабинского В.Ф. Мухина и Степана Предеина следующего содержания: «В селе строится каменная церковь, но средств для окончания строительства не хватает, поэтому просим благословения запродать ветхую деревянную церковь с иконостасом, ненужными вещами покупателям крестьянам Курганского округа Половинской деревни Архипу Карповичу Вахтину, Федору Семеновичу Рычкову и Стефану Васильевичу Каргаполову за две тысячи четыреста рублей ассигнациями. Таковое количество они отдают нам, пока наша каменная церковь строится. Что касается иконостаса, он должен быть вновь сооружен. Покорнейше просим ввиду нужды прихожан благословить запродажу старой деревянной церкви». За просителей расписался унтер-офицер Александр Беспалов (3).

21 июля 1844 года Тобольская Духовная Консистория издает Постановление: «Его Преосвященство дозволяет Половинским прихожанам купить у Барабинских прихожан старую церковь за 2400 рублей». Подпись: за столоначальника – Черепанов.

Вахтин Архип Карпович, возглавляющий ходатаев, приходится мне пращуром. Кто впоследствии непосредственно руководил строительством церкви, к сожалению, не знаю, так как документов в архиве нет. Видимо мне, его далекому потомку и пришлось по воле Всевышнего собирать по крупицам историю церкви и духовенства.

Достройка каменной церкви в Барабинском велась очень медленно, поэтому решено было открыть в Половинном приход, не дожидаясь завершения строительства здания.

В Клировой ведомости за 1845 год указано, что здание строится (но где служба проводится – не отмечено). Здание должно соорудиться тщаниями прихожан деревянное на каменном фундаменте, с такою же колокольней. Утварь очень скудная, Богослужебных книг недостаточно, Метрические книги и Духовные росписи за 1845 год ведутся. Земля под церковь отведена, а пахотная и сенокосная нет. Дома священнику и церковнослужителям предположены деревянные, которые еще не выстроены. Причта положено: священник, диакон, дьячок и пономарь. На содержание священника и церковнослужителей жалованья или постоянного оклада не получается, а вместо оного довольствуются добровольным скудным сбором с прихожан зерна разного рода. Содержание их весьма скудное (4).

На конец 1845 года в штате церкви состояли:

Священник Федор Иванович Инфатьев, 42 года, сын пономаря. В 1826 году по окончании низшего отделения Тобольской Семинарии определен дьячком в Михайловско-Архангельскую церковь г. Тобольска, в декабре 1829 определен диаконом в Чимеевскую церковь, 8 июля 1837 года определен священником в церковь с. Шкодино. В январе 1841 года за нетрезвость отрешен и направлен на год в с. Еланское Омского округа. В 1843 году взят вторично под строжайший надзор с условием, если не исправится, то будет переведен на самую нижайшую должность. 31 января 1845 года направлен в Половинное с последним предупреждением. Жена Елизавета Петровна 38 лет. Дети: Яков, 14 лет, обучается в низшем отделении Духовного училища, Ольга 6 лет, Клавдия 3, Евгения 1 год.

Диакон Никифор Игнатьевич Трапезников, 34 года, сын диакона, в семинарии не обучался. В 1819 году дьячок в Мостовском, в 1823 переведен в Арлагуль, в том же году переведен снова в Мостовское. 25 июля 1824 года посвящен в стихарь и направлен в Падеринку диаконом. В 1845 году переведен в Половинскую церковь. Жена Ольга Матвеевна, 34 года. Дети: Иван, 11 лет, учится в первом классе Тобольского приходского училища на собственные деньги. Николай 9 лет, Константин 2 года, Марфа 6 лет, Александра 2 года.

Дьячок Василий Семенович Торопов, 42 года, сын священника. После окончания низшего отделения Духовного училища, определен пономарем в церковь села Битковского Ялуторского уезда, в 1823 переведен пономарем  в Падеринскую церковь, в 1845 переведен дьячком в Половинное. Жена Мария Андриановна 38 лет; дети: Гаврил 7 лет, Александра 12 лет, Пелагея 5 лет.

Первый священник Половинской церкви Федор Иванович Инфатьев умер 23 ноября 1846 года, как записано в Метрической книге, от боли в груди и похоронен на приходском кладбище. Обряд отпевания совершил благочинный Никита Розанов, священник Пресногорьковской церкви (5).

Церковь построена в 1847 прихожанами по плану и фасаду, выданному 14 декабря 1845 года. Грамота на заложение церкви выдана епископом Тобольской Духовной Консистории. Здание деревянное на каменном фундаменте, длиной 10 саженей, шириной 3,5 сажени. К алтарю пристроены с южной и северной сторон помещения: первое для ризницы и второе для пономарни. Колокольня с церковью в одной связи. Ограды кругом нет. Престол в ней один во имя святой Первоначальной Троицы.

Дом для священника построен прихожанами в 1846 году с двумя жилыми комнатами. Дом для дьякона состоит из избы и горницы и покрыт землей. Пономарь живет в своем доме. На содержание священника и церковнослужителей прихожане обязаны сдавать от каждой совершеннолетней души мужского пола, кроме престарелых, по 2 пуда зерна. Но эта обязанность не выполняется. Священник и церковнослужители пропитываются добровольным сбором хлебом разного зерна, каковой сбор соединен с большим трудом, отчего их содержание скудное.

С 1851 по 1869 год Клировые ведомости не сохранились, в 1869 отмечено, что на содержание священника и церковнослужителей из казны выдается 188 рублей 16 копеек, в том числе священнику 117-60, псаломщикам по 35-28 (6).

С 1 января 1848 года священником назначается Константин Петрович Рычков, сын священника. По окончании курса Тобольской Духовной семинарии, аттестован по второму разряду и рукоположен священником в настоящую церковь, возраст 23 года. Женат, жена Мария Николаевна 20 лет. Но прослужил недолго, умер в период с 23 августа по 22 сентября 1848 года, точную дату не установить, так как в этот период Метрические книги никто не вел.

В период между Инфатьевым и Рычковым, а также после смерти Рычкова, до 25 февраля 1853 года своего священника не было. Службы и обряды проводили священники из Пресногорьковской церкви благочинный Розанов и Петр Куртунов.

Со временем здание церкви обветшало, и в 1873 году в Тобольск направлено прошение – разрешить проведение ремонта, т. к. крыша течет, фундамент разваливается, восточная стена наклонилась, с крыши вода попадает в алтарь. В августе 1873 года Епархиальным начальством было разрешено начать ремонт в 1874 году силами прихожан. Однако, как отмечается далее, прихожане своего обещания не выполнили. 26 февраля 1875 года указом Тобольской Духовной Консистории за № 2648 прихожанам было объявлено, что если они не исправят должным образом свою приходскую церковь, то вынуждены будут сделать их прихожанами других церквей (т.е. закрыть церковь).

По выслушанию и объявлению указа, прихожане согласились перестроить в лучшем виде. Ремонтные работы начались в августе 1876 года и закончены к октябрю 1877 года. Здание отремонтировали в том же плане и фасаде (без перепланировки и на том же месте), опалубили тесом, выкрасили снаружи белой масляной краской, крышу покрыли железом. Прибавлено к 15 окнам одно полукруглое в верхней части Храма и одно круглое в нижней части колокольни. Ограду кругом построили в 1896 году с каменными столбами, крытыми жестью, деревянным цоколем и таковым же тыном. С северной и южной сторон ограды устроены калитки, с западной стороны большие ворота, по обеим сторонам которых также есть калитки. Цоколь ограды окрашен черной краской, а тын и крыша столбовой медянкой (6).

1-avp  

Свято-Троицкая церковь в селе Половинском, 1895 год.

С февраля 1853 по декабрь 1871 года священниками служили Алексей Иваницкий, Василий Родионов и Петр Доброхотов.

В декабре 1871 года назначается Яков Иванович Заборовский, который служил практически до конца работы церкви. Яков Иванович Заборовский, 1848 года рождения, родился в селе Аремзянском Подгороднего ведомства г. Тобольска, сын священника, 9 декабря 1870 по окончанию Тобольской Духовной семинарии с аттестатом 2 разряда рукоположен диаконом в селе Сладковском Ишимского уезда. В декабре 1871 рукоположен в священники и направлен в Половинскую церковь. За усердную и добросовестную службу Яков Иванович удостоился многих церковных наград, в том числе награжден позолоченным наперсным крестом. В 1892 назначается на должность благочинного Курганских окружных церквей. В 1899 освобожден по личной просьбе по состоянию здоровья. 6 мая 1910 года награжден императорским орденом Святой Анны третьей степени, награда для сельского священника довольно редкая.

В приход церкви входили населенные пункты:

Наименование

Населенного

пункта

Года

1845

1848

1875

1884

1899

1902

1903

1909

1915

1917

Половинное

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Филиппово

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Хлупово

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Марай

 

+

+

+

-----------------------------------------

Дубровка

 

 

+

+

+

+

+

+

+

+

Жилино

 

 

+

+

+

+

+

+

+

+

Башкирское

 

 

+

+

+

+

---------------------------

Васильевка

 

 

 

+

+

+

+

+

------------

Н-Хлупово

 

 

 

+

+

+

---------------------------

Чулошное

 

 

 

 

 

+

+

+

+

+

Церковно–приходская школа в с. Половинном открылась 1 ноября 1885 года. Здание школы построено в 1890 году на территории церкви на средства церковноприходского попечительства. Состоит из поместительной комнаты, комнаты для учительницы, кухни и коридора. Здание покрыто тесом, при нем крыльцо, обшитое и покрытое таким же тесом. В каком помещении проводились занятия до 1890 года, нигде не упоминается. Учительница в ней состоит окончившая курсы в Тобольском Епархиальном женском училище, священника дочь девица Марфа Макаровна Бердюгина. Законоучитель священник Яков Заборовский. В 1899 году учителем был сын псаломщика Петр Степанович Варлаков, окончивший Тобольскую Духовную Семинарию 3 класса, учителем пения псаломщик Иван Матвеевич Федюшкин. В 1901 учитель – Иван Иванович Громыко, с 1902 года – Малахова Мария Александровна, дочь псаломщика Половинской церкви.

В школе ежегодно обучалось по 50-60 детей, желающих же было значительно больше. В 1911 году Заборовский пишет прошение открыть вторую школу. Разрешения не дали, но в 1913 году выделили дополнительную ставку учительницы, которую заняла его дочь Анастасия. В 1916 году ЦПШ была передана в подчинение Министерства просвещения.

В числе первых постановлений Советской власти являлся декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви. Подписан он был 20 января 1918 года, обнародован 23 января. Отмена права собственности у церкви привела к национализации церковной земли и имущества. Записи актов гражданского состояния (сведения о рождении, браке и смерти) стали вести исключительно государственные органы – ЗАГСы. Национализация имущества церквей в стране произведена была значительно позднее, уже после окончания гражданской войны. По времени это практически совпало с первым изъятием церковных ценностей.

Летом 1921 года в России началось страшное бедствие – голод, продолжавшийся до лета 1922 года, и охвативший районы Поволжья, Приуралья, Кавказа, Крыма, юга Украины. Православной церковью начались сборы пожертвований в помощь голодающим. Но, несмотря на это, 23 февраля 1922 года был опубликован Декрет Президиума ВЦИК «Об изъятиях церковных ценностей для реализации на помощь голодающим». Местным органам предписывалось изъять предметы из золота, серебра и драгоценных камней. Изъято было не все имущество, оставалось необходимое количество для совершения богослужебных обрядов. В каждой волости были созданы комиссии, изъятие проводили в присутствии священника и членов церковного совета. Все изъятые ценности пересылалось в Гуфинотдел и далее переправлялось в центральные органы Гохрана для зачисления на особый счет для реализации на продовольствие, семена и др. для голодающих.

В Половинской церкви мероприятие проведено 26 апреля 1922 года, о чем составлен акт. Члены комиссии Кудашев, Зыков, Марченков, Вахтин и от группы верующих: Василий Дементьевич Базаров, Арсентий Яковлевич Базаров, Дмитрий Артемьевич Пшеничников, Михаил Сергеевич Журавлев, Федор Филиппович Базаров, священник Яков Заборовский, церковный староста Владимир Федоров. Изъятые ценности: крышка от Евангелия, крест, потир, дискос, ковшичек, звездица, лжица, копие, тарелочка, кадило, итого 10 серебряных вещей общим весом 8 фунтов 44 золотника. Все вещи позолоченные из серебра 84 пробы, вес каждой указан в золотниках и фунтах (7).

Составлен также отдельный акт на передачу в аренду всего церковного имущества и зданий от представителей Советской власти церковному совету. Церковному совету запрещалась продажа любого имущества без разрешения местных органов власти.

После проведения такой кампании в целом по уезду выяснилось, что у церквей еще остались нетронутыми денежные средства, банковские вклады и разного рода ценные бумаги. Для чего изъятие проведено повторно. Оставлены лишь деньги в кассе с учетом работы церкви до конца года.

Акт по Половинской церкви от 9 июля 1922 года. Подписи: Яков Заборовский, председатель волисполкома Зыков и председатель церковного совета Владимир Федоров. Изъято (8):

- деньги серебряные на сумму 1 рубль 10 копеек,

- деньги медные весом 19 фунтов 83 золотника,

- деньги бумажные: времен николаевщины 401 рубль, керенщины 220 рублей, колчаковщины 8240 рублей,

- вкладная книжка 17 почтово-телеграфной конторы государственной сберегательной кассы на сумму 1690 рублей 84 копейки,

- свидетельство Петропавловской конторы Госбанка на сумму 900 рублей,

- свидетельство Петропавловского отделения Госбанка на сумму 1500 рублей,

- свидетельство Петропавловского отделения Госбанка на сумму 1950 рублей,

- вкладная книжка 17 почтово-телеграфной конторы государственной сберегательной кассы на сумму 187 рублей 75 копеек,

- вкладная книжка сберегательной кассы на сумму 25 рублей.

Обязательные взносы прихожан были отменены еще по Декрету «Об отделении церкви от Государства», церковь теперь жила только на добровольные пожертвования верующих, но их количество резко поубавилось, народ испокон веков не привык отдавать от себя лишнее. Священника избирали уже на церковном совете, жалованье ему и церковнослужителям устанавливали минимальное, некоторые вынуждены были заняться земледелием, или уйти совсем.

Церковные советы должны были ежегодно представлять в Органы власти списки верующих и членов церковного совета. Заборовский не смог принять новые методы работы церкви и устранился от исполнения обязанностей.

В августе 1923 года председатель церковного общества (точная дата не указана и фамилия не разборчива) направляет в Курганский округ письмо: «При сим считаем представить на регистрацию в трех экземплярах следующие документы: список верующих, устав и список членов совета. Сообщаем, что несвоевременно представляем документы, так как старый священник Яков Иванович Заборовский получил сведения и руководство для регистрации, нам не объявил. 21 июля 1923 года нам назначили нового настоятеля церкви Шелыгина Стефана, который взялся за дело с большим усердием. Но сейчас идут летние полевые работы, у многих пашни за 10 – 18 верст, живут там не выезжая. С трудом сделали перепись половины верующих, остальные списки дошлем в октябре» (9).

Священник Шелыгин прибыл к нам из Архангельской губернии в 1917 году, вначале служил в Александровской церкви. Сразу же постановили присоединиться к обновленческой церкви, которая поддерживала Советский строй. Однако верующие, разобравшись в принципах нового течения, решили вернуться назад. 20 мая 1925 года состоялось собрание верующих, на котором присутствовало 1785 человек старше 18 лет. Председателем собрания избрали Болотова Спиридона Андреевича, секретарем Емельянова Василия Евдокимовича. Рассматриваемый вопрос – присоединение к Единой Соборной и Апостольской церкви. «Признавая перед Господом Богом, его святой церкви грех общения с обновленческой церковью и подчинение их Епископу, который нарушил каноны церкви, допустил второбрачие духовенства и разрешил браки близких родственников, а именно двух родных братьев и двух родных сестер. Это все побудило порвать общение с обновленческой церковью. Постановили: просить православного канонического священника Иоанна Петропавловского простить грех общения с обновленческой церковью и принять нас в лоно Единой Святой Соборной и Апостольской матери нашей Церкви. Обещаем, никогда больше не иметь общение с обновленцами и их еретического Собора, бывшей в 1923 году и все его постановления отвергаем».

На этом же собрании отмечено, что при отмене обязательных взносов для нужд церкви, возникла необходимость добровольных пожертвований. Для чего избрали уполномоченных сборщиков по селу Половинному Болотова Феодосия Никифоровича, Дубровке Черенщикова Василия Харитоновича и Хлупово Бухтоярова Дмитрия Валерьяновича. Завизировали протокол церковный староста Е. Журавлев и представитель Райисполкома Гаталин (9).

За последующие годы документов о работе церквей в архиве  очень мало. В 1932 году в отчете Курганского Духовного управления отмечено, что в большинстве церквей священники отсутствуют, в том числе и в Половинской.

В 1935 году в стране началась массовая кампания по закрытию церквей. В это время молодежь успели воспитать в духе атеизма. В районе работал совет воинствующих безбожников, председателем которого был избран Кондрахин Я.В. В церковь уже не ходили многие верующие, руководителям и членам партии запрещали даже отмечать религиозные праздники. Церковь, как духовный центр, уже себя изжила, поэтому их закрытие воспринималось большинством населения как естественный процесс.

Ночью 25 марта 1935 года сгорело двухэтажное здание райисполкома, на первом этаже которого размещался клуб. Возникла острая необходимость в помещениях для районных организаций, а также и для клуба.У руководства района созрела идея переоборудовать здание церкви под районный дом культуры. 1 апреля 1935 года проводилось заседание президиума Половинского сельского совета, на котором присутствовали Дедов С., Обухов К., Харламов Антон, Иванова Любовь, Кадочников и Обухов Андрей. Слушали председателя сельсовета Дедова о закрытии церкви в связи тем, что на территории сельского совета нет культурно-просветительного учреждения. Постановили: 1. Церковь закрыть и переделать под клуб. 2. Ходатайствовать перед комитетом по культовым организациям об утверждении решения. Решение было направлено в Райисполком для одобрения.Одновременно организовали сбор подписей верующих о согласии закрытия церкви (10).

05 апреля 1935 года было проведено заседание церковного совета. Присутствовали: Щербатов Александр Трофимович, Катайцева Сусанья Николаевна, Базаров Сергей Федорович. Приняли следующее решение: «Так как остальные члены совета убыли, и учитывая, что церковь имеет большую задолженность в сумме 870 рублей, считаем, что церковь следует закрыть и отдать под школу». Верующие были против того, чтобы в церкви было организовано увеселительное заведение. 15 мая на заседании президиума Райисполкома рассматривался вопрос «О закрытии церкви в селе Половинном». Отмечая быстрый рост культурной потребности населения района и в особенности в райцентре и недостаточности помещений для культурной потребности, президиум РИК постановляет:

- постановление Половинского сельского совета от 01 апреля 1935 года о закрытии церкви в селе Половинном и передаче ее под культурные учреждения (клуб), утвердить;

- смету переоборудования церкви, представленную сельским советом утвердить, просить культовую комиссию при Челябоблисполкоме утвердить решение президиума РИК о закрытии церкви (11).

Все решения по закрытию церквей принимались только в Облисполкоме, где работала специальная комиссия по культовым организациям. 20 апреля необходимые документы, в том числе и подписи верующих, согласных на закрытие церкви, всего на 31 листе, направлены в Облисполком. В 2012 году я просматривал в архиве Челябинской области все документы по закрытию церквей в районе. По Половинской церкви имеется отдельное дело, в котором хранится вся переписка с райисполкомом (10).

27 июля 1935 года Челябинский Облисполком, рассмотрев представленные документы, постановил:

1. Ходатайство президиума Половинского РИК от 15 мая 1935 года о закрытии церкви в селе Половинном, основанное на многократных просьбах трудящихся  Половинского сельского совета с целью переоборудования под культурно-просветительное учреждение клуб, удовлетворить.

2. Предложить РИК о настоящем решении объявить группе верующих.

В деле приложена смета на переоборудование помещения, в том числе: снятие крестов, уборка иконостаса, поднятие и ремонт пола, устройство сцены; штукатурка и побелка стен, сделать будку «для кина», скамейки и будку для продажи билетов. Перечислены строительные материалы и их стоимость. Всего на сумму 3379 рублей 36 копеек.

Получив разрешение о закрытии церкви, Райисполком около года решал вопрос о вывозе зерна из церкви. К этому времени здесь уже организовали глубинный пункт для хранения государственного зерна. 23 ноября на заседании бюро райкома партии рассматривался вопрос о переоборудовании церкви под районный дом культуры, где отмечено, что принимаются меры к вывозке зерна из здания бывшей церкви. Постановили: «Предложить партгруппе РИК к 15 декабря 1935 года подготовить бригады плотников и других рабочих с таким расчетом, чтобы освободить здание от зерна и приступить к немедленному ремонту и оборудованию. Поручить Лялину и Бахтиреву не позднее 25 декабря 1935 года подработать вопрос о привлечении на ремонт и оборудование клуба все профсоюзные и хозяйственные организации». Но это решение в срок не выполнено. 13 января 1936 года на заседании президиума Половинского сельского совета рассматривался экстренный вопрос: «О выброске хлеба из глубинного пункта», где отмечено, что глубинный пункт еще не освобожден, доведенный ежедневный план не выполняют председатели колхозов: им. Бубнова – Вахтин, Пролетарский Путь – Кадочников, Победа – Черноземцев. Постановили: категорически предупредить всех и, в случае невыполнения, привлечь к ответственности председателей колхозов. 8 июля 1936 года на заседании бюро райкома партии довели план до каждой МТС по выделению машин и определили сроки вывозки, ответственным назначили заведующего глубинным пунктом П.К. Казнина. Но и это не помогло, 15 июля решили исключить из партии директора Половинской МТС Лоскутова, но он дал обещание вывезти все зерно до 20 июля. В дощатом складе на территории МТС настелили пол, и перевезли туда все зерно.

За неимением средств, здание полностью переоборудовали под районный Дом культуры только в 1953 году. Снесены купола и колокольня, пристроены помещения фойе, кассы, сделана сцена, комнаты для обслуживания персонала, кинобудка.

В 1975 году в здании РДК проводился ремонт с заменой системы отопления без должного соблюдения противопожарной безопасности, и ночью здание сгорело. Потушить его не смогли, районный Дом культуры не просуществовал и сорока лет в здании бывшей церкви. Восстанавливать его уже не стали, и через два года построили каменное здание на новом месте. Сейчас на месте церкви работает небольшой магазинчик, и один раз в неделю на площади приезжие торгаши устраивают рынок.

А теперь отдельно о духовенстве церкви. Первого священника направили на исправление с последним предупреждением. Но с семидесятых годов 19 века сложились три династии – Заборовские, Малаховы и Иваницкие.

Иваницкие

Алексей, служил священником с 1854 по 1857, сын священника. Со службы уходит в 58 лет, видимо, по состоянию здоровья, и до конца своих дней числится заштатным священником, умер 30 декабря 1884 года.

В 1856 году после окончания Тобольского духовного училища сюда направляется псаломщиком его сын Александр. Родился в 1836 году в с. Юртинском Ялуторовского округа. Первая жена умерла рано, оставив троих детей, получив разрешение из Духовной Консистории, женится вторично. Его дети от второго брака:

Георгий 1884 года рождения, с 1905 по 1911 год псаломщик в с. Аремзянском, далее пока сведений нет.

О младшем Павле есть сведения, что обучался в Половинской ЦПШ, с 1909 по 1911 год находился на военной службе.

Младшие дочери Антонина и Олимпиада окончили Тобольское Епархиальное женское училище.

Антонина 1879 года рождения. После окончания учебы один год находилась при матери (отца уже не было). С 1898 по 1903 год учитель в Боровлянской церковно-приходской школе, С 1904 по 1907 учитель в Министерской школе села Воскресенского Башкирской волости. В 1908 учитель в Министерской школе села Башкирского, и после не упоминается.

Олимпиада 1882 года рождения. После окончания учебы в 1903 году работает учительницей в деревне Грачево Мендеровской волости, в 1904 учительница церковно-приходской школы деревни Воинковой Митинской волости, в 1905 учительница в деревне Спорное, с 1906 по 1908 год учительница в Гладковской церковно-приходской школе.

Старший сын от первого брака Александр в 1911 году переведен псаломщиком в Половинскую церковь.

Заборовские

Заборовский Яков Иванович, служил с декабря 1871 по 1923 год. Сын его Николай работал псаломщиком в Рябковской церкви, младший сын Александр окончил Ишимское  Духовное училище, Тобольскую Духовную семинарию и медицинский факультет Варшавскго университета, во время Первой мировой войны был на фронте врачом, затем работал в Курганском госпитале. Дочь Анастасия после окончания Тобольского Епархиального училища работала учительницей в Введенской церковно-приходской школе. После смерти матери, в 1903 году, переезжает в Половинное и находится при отце и с 1913 года работает второй учительницей в ЦПШ.

Малаховы

Александр Алексеевич Малахов родился в 1861 году в селе Казанском Ишимского уезда Тобольской губернии, также в семье священника. В 1876 году по окончании Ишимского Духовного училища назначается псаломщиком в Половинскую церковь. В 1883 году женился на Евлампии Ивановне Заборовской, 1856 года рождения – родной сестре священника Якова Ивановича.

Воспитали Малаховы двух сыновей, и пять дочерей. Все дочери окончили Тобольское Епархиальное женское училище.

Александра родилась в 1884 году. С 1901 по 1903 год после окончания учебы была при отце, далее сведений нет, возможно, вышла замуж (замужние дочери в ежегодных биографических записях родителей не упоминаются).

Мария родилась 18 июня 1885 года, после учебы в 1902 году назначается учителем в Половинскую ЦПШ, где и работала до ее ликвидации.

Клавдия родилась 1 марта 1889 года. После окончания учебы с 1908 по 1909 год находится при отце. С 1910 по 1912 год учительница в Пищальской школе грамотности Башкирской волости, с 1913 по 1920 год учительница в Васильевской школе, дальнейшая судьба неизвестна.

Анна родилась 18 июля 1891 года. После окончания учебы с 1910 года находится при отце, в 1912 надзирательница в Тобольском Епархиальном женском училище, с 1913 года учительница в ЦПШ Бердюжье Ишимского уезда Тобольской губернии. В 1916 году вышла замуж за учителя этой же школы и далее не упоминается.

Елизаветародилась 8 апреля 1897 года. После окончания учебы в 1916 году находится при отце, умерла 19 июля 1917 года.

Михаил родился 19 мая 1893. В 1907 году окончил Курганское Духовное училище, затем Тобольскую Духовную семинарию. В 1914 году после окончания семинарии назначается псаломщиком Половинской церкви вместо своего отца, после 1917 года судьба пока неизвестна.

Дмитрий родился 18 октября 1895 года. В 1909 году окончил Курганское Духовное училище, с 1910 по 1914 год при отце. С 1915 по 1917 год в действующей армии. Дальнейшая судьба также неизвестна.

После Октябрьской революции имеются сведения лишь о некоторых представителях трех династий.

О династии Иваницких известно лишь, что Олимпиада Александровна вышла замуж за Волганова Андрея Дмитриевича и с 1917 по 1920 год работала учительницей в Васильевской школе, далее судьба неизвестна. Ее муж был в 1933 году осужден по 58 статье, но через полгода оправдан и выпущен на свободу.

Двоюродные сестры Заборовская Анастасия и Малахова Мария остались работать в Половинской школе. 20 августа 1923 года на волостной партийной конференции рассматривался вопрос «Об учителях Половинской волости». Секретарь волкома (волостной комитет РСДРП) Мочалов докладывал, что учительницы Заборовская и Малахова не соответствуют требованиям современного учительства ввиду их религиозного убеждения. Помимо того, что сами ходят в церковь, так еще привлекают учеников, а, кроме того, не имеют никакой политической подготовки и не «потужаются перевариванию в коммунистическом котле» (12).

В 1924 году школа в райцентре утверждается опорной. 30 июня на заседании президиума райисполкома утверждали штат учителей в школах района. Здесь вынесено решение «Учительство опорной школы должно являться руководителями всей методической работы школ района. Учитывая, что Заборовская и Малахова по происхождению дочери священника и диакона, не имеют достаточного авторитета среди населения. Перевести Заборовскую в Булдаковскую школу, Малахову в Яровинскую». Но обе к работе на новых местах не приступили (13).

Малахова остается в Половинном, выйдя замуж за Волганова А.Д., бывшего мужа Иваницкой Олимпиады Александровны. Умерла Малахова в полном одиночестве и нищете. В доме из мебели был кованый сундук, койка, стол и несколько стульев. Доживала последние годы в пятистеннике (после ее смерти на этом месте было построено двухэтажное здание КБО). За ней ухаживала жена заместителя начальника районного узла связи Черепанова Ольга Васильевна, которая жила по соседству. Мария несколько раз говорила, что у нее есть клад, но где, так и не сказала, умерла 25 января 1965 года на восьмидесятом году жизни. После ее смерти сундук попал к сыну Черепановых Леониду. В семидесятые годы Леонид начал строить новый дом, тяжелый сундук стали вытаскивать на улицу, и у него отвалилось дно, которое оказалось двойным, откуда посыпались серебряные монеты царской чеканки, вот так и нашелся клад. Черепановым выплатили положенные 25 процентов от оцененной суммы.

Про дальнейшую судьбу Заборовских я долго не мог ничего найти. Осенью 2013 года в городском краеведческом музее обнаружил в записях А.М. Васильевой упоминание о дочерях Николая Заборовского, т. е. внучках священника. Была сделана ссылка на номер дела в Областном музее. Оказалось, что здесь хранятся воспоминания дочери Николая – Марии Николаевны Заборовской, написанные в 1994 году. Кратко описана их жизнь после 1917 года. Николай Яковлевич был мобилизован белыми в августе 1919 года и угнан в Сибирь, где перебежал в Красную Армию. Заболел и умер в Петропавловском военном госпитале от тифа 20 марта 1920 года, всех больных сжигали. Его жена съездила в Петропавловск и привезла пепел от печей в коробочке из-под чая. Эту коробочку захоронили на Рябковском кладбище. Мария Николаевна вспоминает о поездке на Кавказ в начале 30-ых годов к папиному брату Александру и сестре Анастасии в станицу Ладожская.

В воспоминаниях был указан адрес в городе Челябинске, где она последнее время проживала. Надеясь найти хотя бы ее родственников, написал на этот адрес письмо. Ответил уже правнук Якова Заборовского Михайлов Юрий Львович. К сожалению, его мать не рассказывала про свое прошлое, в те годы духовное происхождение не приветствовалось, и добавить Юрий ничего не смог. Но теперь он знает о своих предках, в следующем письме я выслал ему родословное древо по линии Заборовских и Малаховых, а также фотографии Половинской церкви и надгробного памятника его прабабушки Заборовской Александры Федоровны, о котором я скажу далее. Остается надеяться, что найдутся все-таки потомки Заборовского в бывшей станице Ладожская, и мы узнаем о последних годах священника, его сына Александра и дочери Анастасии.

В Клировой ведомости церкви за 1903 впервые описано церковное кладбище. Кладбище находится в юго–западной части от церкви, когда открыто неизвестно, так как никаких документов нет. От жилых строений находится на расстоянии 250 саженей и занимает пространство земли около 2 десятин. Часовни на кладбище нет, ограждено кругом валом. Надгробных памятников нет, иные от ветхости разрушены, древесных насаждений нет. В 1901 году кладбище осмотрено благочинным и составлен акт, в котором упоминается, что кладбище переполнено могилами и требуется прирезка земли. В 1903 году пришло распоряжение от 24 ноября за № 15308 о разрешении прирезки земли, весной 1904 года прирезка произведена (14).

В детские годы на этом кладбище мы рассматривали надгробный памятник, кому он принадлежал, уже не помнилось. Некоторые говорили, что попадье, другие попу. При изучении всех архивных документов, я пришел к выводу, что памятник должен принадлежать жене священника Заборовской Раисе Федоровне, которая умерла 12 июня 1903 года. Конечно же, памятник установлен позднее, но до 1917 года. Он был единственный на старом и новом кладбищах. Но в конце пятидесятых – начале шестидесятых годов памятник разрушили. Весной 2013 года, будучи на кладбище, решил найти остатки памятника. Наполовину вросшие в землю и заросшие бурьяном три его части раскиданы на расстоянии 5 – 8 метров.

2-r  

Фрагменты разрушенного памятника, 2013 год.

Памятник изготовлен из серого гранита, неплохо сохранились все надписи, время пощадило его.

3-kep  

Фрагмент разрушенного памятника, 2013 год.

О решении восстановить памятник поделился со священником Половинской церкви отцом Александром. Мою идею он с радостью поддержал, ему уже говорили, что такой памятник имелся. В тот день над селом изредка ходили темные тучи, был ветер. Когда мы с отцом Александром пошли в сторону раскиданного памятника, налетел шквальный ветер, начался ливень и гроза. Пришлось только посмотреть и бегом назад. Когда мы подошли к машине, гроза закончилась, но мы промокли, что называется до нитки. Пришлось согреваться горячим чаем на дому у священника. Отец Александр воспринял этот момент как благодатный знак свыше.

4-ipp  

Автор статьи и священник Половинской церкви отец Александр, 2013 год.

Чтобы узнать точное место установки памятника, мне пришлось опросить более 20 человек. По каким приметам удалось определить место, и почему был разрушен памятник, пусть останется тайной между священником и мной.

Осенью, благодаря стараниям отца Александра, памятник вновь собрали, высота его составила два метра.

5-pp  

Вид памятника после восстановления на прежнем месте, 2013 год.

Так пусть же стоит он еще не один век, напоминая молодым поколениям о духовной династии Заборовских.

 

Автор статьи – Вахтин Владимир Григорьевич, родился в селе Половинное Половинского района Курганской области, член Зауральского генеалогического общества им. П.А. Свищёва.

 

Список использованных источников

1. ГУТО «Госархив в г. Тобольске», фонд 156, опись 1811, дело 219.

2. ГКУ ГАКО, фонд И-245, опись 1, дело 1158.

3. ГКУ ГАКО, фонд И-235, опись 1 старая, дело 5.

4. ГКУ ГАКО, фонд И-235, опись 1 старая, дело 221.

5. ГКУ ГАКО, фонд И-25, опись 1, дело 1.

6. ГКУ ГАКО, фонд И-25, опись 1, дело 7.

7. ГКУ ГАКО, фонд Р-635, опись 3, дело 3.

8. ГКУ ГАКО, фонд Р- 635, опись 3, дело 3-а.

9. ГКУ ГАКО, фонд Р-464, опись 3, дело 409.

10. ОГАЧО, фонд Р-274, опись 3, дело 4285.

11. ГКУ ГАКО, фонд Р-1819, опись 13, дело 6.

12. ГКУ ГАОПДКО, ф. 1, опись 1 дело 10-б.

13. ГКУ ГАКО, фонд Р-315, опись 1, дело 325.

14. ГКУ ГАКО, фонд И-235, опись 1 старая, дело 25.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites