kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История религиозных конфессий в Южном Зауралье » Христианские храмы »  Храмы Юргамышского района Курганской области

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Храмы Юргамышского района Курганской области

Вилкино, село. Михайло-Архангельская церковь.. 2

Гагарье, село. Петропавловская церковь-школа.. 3

Горохово, село. Ильинская церковь.. 6

Ерохино, деревня. Гаврило-Архангельская единоверческая церковь.. 7

Караси, село. Свято-Троицкая церковь.. 10

Кипель, село. Свято-Троицкая церковь.. 11

Кислянское, село. Церковь во имя Кирилла Белозерского.. 13

Красноборье (Могильная), деревня. Свято-Николаевская церковь.. 16

Малое Белое, село. Христорождественская церковь.. 18

Острова, село. Николаевская церковь.. 19

Пески, село. Свято-Троицкая часовня.. 21

Петровское, село. Благовещенская церковь.. 22

Скоблино, село. Флоро-Лаврская церковь.. 23

Таловка, село. Николаевская церковь.. 25

Чинеево, село. Власо-Модестовская церковь.. 30

Юргамыш, рабочий поселок. Покровская церковь.. 32

 


 

Вилкино, село. Михайло-Архангельская церковь

 

Михайло-Архангельская церковь в селе Вилкино.

Деревня Вилкино была основана в 1750-е годы. В 1869 г. в Вилкино построена Михайло-Архангельская церковь, а с 01.01.1897 г. деревню стали называть селом. В приход церкви входили населенные пункты: Вилкино, Черемное, Маяк и Туманово.

«Вокруг церкви стояла высокая железная ограда, которая была окрашена в зеленый цвет, были большие железные ворота и высокое крыльцо, на церкви – красивая звонница, 4 креста, большие и малые колокола, в которые звонили два звонаря.

Со звонницы была видна вся деревня, поэтому на ней постоянно дежурили колхозники, которые стерегли деревню от пожара. Внутри церкви был красивый алтарь. В него заходили из церкви. При церкви был церковный хор, одной из певчих которого была Зайцева Мария Федоровна. Старостой был Зайцев Иван Игнатьевич. Во дворе церкви были захоронены три священника.

Шли годы. В 1930 г. церковь закрыли. Снимать колокола пригнали заключенных. Когда колокола снимали – все бабушки горько плакали. Снятые кресты унесли на кладбище и установили на могилах Ситникова В.И., Фадюшиной А.Ф. и Варлакова Т.П. Там они стоят и по сей день. Долгие годы в здании церкви хранили зерно. Затем церковь реконструировали и использовали в качестве детского сада. В настоящее время в этом здании располагается сельский клуб» (Записано со слов Варлакова Константина Егоровича, Варлакова Валерия Васильевича и Фадюшина Афанасия Николаевича).


 

Гагарье, село. Петропавловская церковь-школа

Из книги С. Плотникова «Знакомые потоки»:

«Село Гагарье расположено на восточном и северном берегах одноименного озера, в 27 км от п. Юргамыша. Основано во второй половине XVIII века. На карте Челябинского уезда начала XIX века названа деревней Гагаринской. В 1894г. в селе Гагаринском построена Петропавловская церковь-школа (так записано в метрической книге). В приход церкви входило село Гагарье и деревни Алексеевка, Бахаревка, Никольская, Норильная. Перед 1917 г. из Таловской выделена Гагаринская волость.

Гагарье основано переселенцами из Туринского и Тюменского уездов. Среди них был сын Михаила Тельминова – Кузьма Тельминов. Сам Михаил сгорел в конце 17 века в первой Кушутской «гари» в числе 50 старообрядцев. В 1752-53 гг. в семье Кузьмы Тельминова родился сын Стефан. В 1800 г., будучи самостоятельным хозяином, Стефан построил себе новый дом с пятью комнатами, в одной из которых в 1801 г. была обустроена часовня. Будучи человеком образованным, он активно участвовал в жизни поморского согласия не только деревни Гагарьей, но и всего Зауралья, был и милостивый отец, и пастырь «всей Сибирской обширной стране». Известно, что в конце XIX - начале XX века он посетил Москву и останавливался на Преображенском кладбище. Один из его сыновей – Евтихий 4 года жил на Выче (поморский монастырь)».

Активная деятельность Тельминова способствовала росту численности населения деревни за счет притока единоверцев. Если в 1802 г. в Гагарье было 6 дворов, в которых проживало 53 человека, то уже через год в ней стало 42 двора с населением 218 человек.

В 30-е годы XX века С.К. Тельминов неоднократно преследовался властями за распространение раскола. В 1832 г. в д. Гагарье прибыло 253 крестьянина-переселенца, среди которых С.К. Тельминов вел беседы о старой вере, за которую и за содержание молельной его привлекли к суду. От обвинений он отказался, а относительно молельной в ходе следствия выяснилось, что «часовня» устроена уже более 25 лет назад. Было решено Стефана и его сыновей Платона и Евтихия от обвинения освободить, а часовню, как издавна существующую, оставить в настоящем положении.

Новое следствие началось в 1839 году, и причиной его опять послужила молельная, так как она находилась в доме Стефана Кузьмича, была через 38 лет вместе с домом, состоящим из пяти комнат, сеней и чуланов, перестроена, а этого делать по действующему закону было нельзя. Министерство внутренних дел постановило превратить молельную в обычную комнату. Однако Стефан Кузьмич так и не дождался решения по этому делу: в 1840 году в возрасте 87 лет он скончался.

Во главе поморской общины, приемлющей браки, стал Платон Тельминов, женатый сын С.К. Тельминова. Евтихий Тельминов – безбрачный сын С.К. Тельминова, встал во главе общины, не приемлющей браки. К этому времени начинается расцвет деревни Гагарья. В 1869 году в ней уже было 173 двора, в деревне высок уровень зажиточности крестьян. Старообрядцы, оказывая поддержку односельчанам-единоверцам, противопоставляли тем самым себя никонианам. В деревне многие богатели за счет извоза, ремесел, переписки книг, мельники Охотины, Сметанины, Тельминовы - за счет размола зерна на ветряных мельницах, которых насчитывалось 22. Люди жили размеренной жизнью по заведенному дедами порядку. Рождались дети. Так, например, в семье Архипа Благинина родился сын Иван, будущий наставник поморской общины во второй половине XX века, проживший долгую жизнь и оставивший после себя обширную полемическую переписку.

В 1843-1844 годах Куртамышский уезд был охвачен крестьянскими волнениями, вызванными реформой Киселёва. В 1843 году взбунтовались и крестьяне с. Гагарья Таловской волости, недовольные расширением посевов картофеля, уменьшением наделов и слухами о переселении сюда дворян. Особенно сопротивлялись старообрядцы, у которых существовал запрет на употребление картофеля, считавшегося «чертовым яблоком». Недовольных возглавил Савва Храмцов - «человек с неприкосновенным характером и железной волей», как говорит о нём местный летописец в Чумлякской летописи. На подавление восставших двинулись Оренбургский губернатор, командир отдельного оренбургского корпуса генерал Обручев во главе большого отряда пехоты и кавалерий, при восьми орудиях, а из станицы Звериноголовской «наказной атаман» граф Цукато с большим конным отрядом и пушками. Залпы орудий положили конец сопротивлению. Конница Цукато кинулась ловить восставших. Шестьсот человек из Куртамышской, Таловской и других волостей было заточено в Челябинский острог. В остроге была страшная смертность. Умер и Савва Храмцов. Восстание от Шадринска до Куртамыша было подавлено. После восстания, закончившегося поражением крестьян, было подобрано сорок возов оружия.

Шло время, менялся облик деревни. В 1894 году была построена церковь — школа. Школа была до 4-х классов, детей учил поп, двоедане своих детей в школу не отправляли, их учил духовник. Для обустройства церкви-школы жители села обратились к фабрикантам г. Вязники Владимирской губернии Н.В. Виноградову и Н.С. Большакову, занимавшихся поставками хоругвей, подсвечников, серебряных крестов. Кое-что было приобретено на Ирбитской ярмарке через курганских и шадринских купцов, через местных «торгующих людей». В 1908 году дополнительная часть церковной утвари была куплена жителями в Куртамыше у «мастера часов» Л. Красикова и купца Платона Воинова. Иконы и выносные кресты писал житель Гагарья Стефан (Степан) Гаврилович Сметанин. В 1901 году он же переписывал старые и писал новые иконы в иконостас церкви-школы.

Остов иконостаса со старыми иконами был куплен в слободе Чумляк , 20 книжечек сусального золота – в Московском магазине Н. Сытина, закупали также в лавке П. Воинова в Куртамыше. В 1910 году С.Г. Сметанин занимался сбором церковных средств среди верующих» (Из исследовательской работы «История с. Гагарья». Выполнила ученица 9 класса Ковригина Татьяна. Руководитель Кандакова Любовь Клавдиевна).

С.В. Батуев, директор Куртамышского краеведческого музея имени Н.Д. Томина:

«В Гагаринской религиозной общине при Петропавловской церкви – 94 человека. Священник Михаил Скородумов, Председатель общины – Захар Кропачев, казначей совета – Зуев Филипп, члены совета – Фатеев И., Сурин Г.

Скородумов Михаил Емельянович 1862 г. рождения, до 1917 г. входил в сословие белого духовенства. С 1899 г. священником служит поп – середняк, имеет дом, лошадь, 2 коровы. К культу присоединился в 1862 г.

Церковь была деревянная, пределов не имела, одноэтажная, 8 окон простой работы и 2 окна итальянских, с решетками, 1 дверь наружная и 1 внутренняя. Полы в храме деревянные, 3 главы, 3 креста деревянных. Снаружи церковь покрашена. Построена она в 1892 г и перестройки не было. Колокольня деревянная в 1 ярус, имела 5 колоколов весом 33 пуда 2 фунта. Надписей на колоколах нет. Построена колокольня в 1902 г. Есть сторожка-комната и амбар, покрытый тесом. Ограда деревянная. При церкви кладбище. Церковь внутри росписей не имеет, клиросы деревянные, колонки золочены порошком, решетка у алтаря деревянная, царские врата золочены порошком. Иконостас деревянный, средней сохранности, крашен и частью золочен порошком, в 1 ярус, 10 аршин размером, сделан в 1902 г. Икон в нем 17 штук, деревянных в окладах нет. Киоты в алтаре – нет 4 икон, в храме – 40, золоченых нет, на паперти икон нет. Имущество: «часы не ходячие», 2 шкафа, 3 ковра, шали разных цветов – 7 штук, занавес царских врат и др. – всего на сумму 215 рублей. Имущество приобреталось в 1892 г. и в 1902 г. В 1926 г. в религиозной общине было 175 человек в возрасте от 23 до 80 лет.

В 1928 г., 8 июня осмотрена церковь председателем с/совета и милиционером, представителями группы верующих – крыша течет, нужно красить, ремонтировать 5 окон и рам, ремонтировать стену с северной стороны, т.к. выпуклость в наружную сторону, ремонтировать печи и дымники, ограду и т.д.» (ГАКО ф. р -613. оп.1.д.19. Л.1-58).

По рассказу Зои Клепининой, 1938 г. рождения (родилась в с. Гагарье), церковь погибла во время пожара до ее рождения, о чем ей рассказал отец. На месте сгоревшей церкви местные жители долгое время копали глину для хозяйственных целей. Напротив церкви находился дом священника, который также сгорел примерно в 1940-1941 г.

В начале XX века в селе была открыта церковно-приходская школа. Помещалась она в двухэтажном купеческом доме. Для занятий была выделена большая прихожая, где стояли столы и парты. Посещать школу могли все желающие.

Каждое утро в школу приходил священник. Занятия начинались с утренней молитвы, Было всего 4 класса. Учили Закон Божий, 4 действия арифметики, писали «письмо под диктовку». После окончания школы учащиеся сдавали экзамен. Так как гагарьевские учащиеся относились к Таловскому приходу, то и экзамены выезжали сдавать в Таловку. Отличившихся учащихся награждали грамотами с изображением царя Николая II. В школе была строгая дисциплина, за ее нарушение учащихся ставили в угол на колени.

После революции школа разместилась в здании волостного управления и преобразовалась в начальную школу.

 

Здание волостного управления, в котором после революции была церковно-приходская школа, которая позже была преобразована в начальную школу.

На западном берегу озера Гагарье был край села Закурейка, а на северо-западном – Зарека, называемая иногда Монастырем. Эти края заселены были старообрядцами-поморцами. В 1 км западнее этих краев находится старообрядческое кладбище.

Имелась в с. Гагарьем и староборядческая часовня.

 

Часовня, построена в 1828 г., является историческим памятником с. Гагарья.


 

Горохово, село. Ильинская церковь

 

Ильинская церковь в селе Горохово. Рисунок с фотографии С. Плотникова

Село Горохово основано около 1770 г. В 1910 г. построена Ильинская деревянная церковь. В досоветский период Горохово входило в состав Таловской, затем Кипельской волостей.

В 1900 г., по мнению жителей села, была открыта первая церковно-приходская школа. Уроженец села Горохова учитель-краевед А.У. Астафьев считал годом открытия церковно-приходской школы – 1894. Он сам был ее учеником. Его первой учительницей была Мария Ивановна Горохова, которая оставила глубокий след в его жизни. В Гороховской церковно-приходской школе работала также дочь псаломщика Екатерина Тихоновна и священник местной церкви отец Леонид. Обучение состояло из уроков чистописания, арифметики, чтения книги Вахтерова «Божий мир» и заучивание «Закона Божьева». По воскресеньям обязательно посещение церкви.

«Не все, конечно, было отрицательным в старой школе, - вспоминает А. Астафьев, - мы знали наизусть много стихов Никитина, Сурикова, Плещеева и др. поэтов. Довольно хорошо решали задачи, много занимались чистописанием».


 

Ерохино, деревня. Гаврило-Архангельская единоверческая церковь

 

Гаврило-Архангельская церковь в селе Ерохино.

Деревня Ерохина расположена в З-х км юго-восточнее села Горохова на левом берегу реки Юргамыш. Она основана во второй половине ХVIII века крестьянами переселенцами, в основном староверами-единоверцами. С 1887-1895гг. построена Гаврило-Архангельская единоверческая церковь.

Из воспоминаний А.У.Астафьева:

«Моя мать Анастасия Савельевна родилась и воспиталась в семье старообрядцев-единоверцев деревни Ерохиной. Она фанатично, не вникая в смысл, придерживалась всех формальностей этого религиозного течения, да это и не удивительно, ведь названная деревня находилась в стороне от больших дорог. Эта окраинность дополнялась еще и религиозной замкнутостью ее обитателей... К концу ХIХ века в ней грамотных было не более 2-3 человек и, кроме единоверческой церкви, никаких других очагов культуры не существовало. Отсюда становится ясным, что все образование моей матери состояло лишь в том, что ее и небольшую группу девочек в течение полугода в зимнее время какая-то, староверка научила читать Псалтирь и вместе с этим писать в стиле кириллицы».

В 1900 г. была открыта Ерохинская церковно-приходская школа для обучения детей из деревень Ерохиной и Красиковой. Закон Божий преподавал батюшка Илья Инфаньтьев. Он еще известен тем, что в 1900-1901 г. раскопал 3 кургана около д. Ерохиной. Данные о его раскопках находятся в С.-Петербурге.

Кроме закона Божьего в школе преподавались русский и славянский языки».

Из статьи С. Плотникова Старообрядцы села Ерохина:

«Старообрядцы, притесняемые официальной церковью и государством, бежали в Сибирь; на севере европейской России половина храмов оказались пустыми, даже церковные причты бежали вместе с прихожанами.

В конце XIX века одним из центров старообрядцев-единоверцев оказалось село Ерохинское. «В Кипельском приходе в 1834 году в д. Ерохиной значилось всего 3 двора с 28 жителями (имеется в виду старообрядцев – С.П.). На исповеди были всего два человека. В 1835 году уже все без исключения жители записаны «за расколом»… Природные раскольники в 1841 году имелись в деревнях Ерохиной, Разбегаевой и селе Кипельском. «Уклонившиеся» («совратившиеся») в этом приходе появляются в 1857, 1861 годах и позже – в 1862, 1863 и 1867 гг. В 60–80-е годы в приход раскол завозят приезжие. Так, например, раскольники д. Падунской «приехали из завода Нижнеярского Уфимского уезда в 1863 году», раскольники д. Токарёвой «приехали из завода Тагильского Верхотурского уезда Пермской губернии» в количестве 14 дворов в 1874 году, в 1880 году Матвей Савич Охотин «приехал раскольником из Сибири». – Такие сведения приведены в четвёртом томе «Истории Курганской области». И далее там же: «В 1907 году в Кипельском приходе имелся всего один природный раскольник – Фёдор Семёнович Воронцов, кроме него – четверо уклонившихся в раскол секты поморской». В 1911 году среди старообрядцев села Кипельского значились не только поморцы, но и «беглопоповцы».

Каким образом, старообрядцы деревни Ерохиной оказались единоверцами, мне установить не удалось. Единоверие как течение в старообрядчестве возникло в начале XIX века. Единоверцы посещают церковь, но все обряды совершают по старому, по старопечатным книгам; они шли на компромисс с православной церковью – весь церковный причт являлся православным.

В 1887 году единоверцы д. Ерохиной начали строительство Гаврило-Архангельской церкви и завершили в 1895 году. Церковь была не достроена, но службы начались в ней с 1890 года. Первым священником был Пётр Вонифатиев Маркин (1890–декабрь 1894 гг.), с 6 июля 1892 года с ним начал служить псаломщиком Александр Попов; с 3 декабря 1894 года – священник Илья Инфантьев. При священнике Илье Инфантьеве псаломщиком был Филимон Ногин. В метрической книге Гаврило-Архангельской церкви имеется такая запись: «3 сентября 1895 года родилась Раиса, родители с. Ерохинского псаломщик Филимон Павлов Ногин и жена его Анастасия Александрова, оба единоверцы». Но в следующей записи за 1897 год отмечено, что Филимон Ногин и его жена православные. Псаломщики в церкви часто менялись: Антоний Бельков (13.02.1899–1.01.1901), Константин Страхов, Александр Попов (19.07.1902–13.09.1902), Владимир Дементьев (29.10.1903–16.11.1905), с 8.12.1906 – Леонтий Подгорбунский.

Число родившихся в приходе постоянно увеличивалось, а по селу Ерохинскому – почти в два раза. Значительно увеличилось и число заключенных браков. Оказалось, что невест единоверцев по вероисповеданию было мало да к тому же многие, вероятно, были родственниками, поэтому женихам приходилось выбирать (или, скорее, уговаривать родителей невесты) среди православных – таких браков третья часть. Например, бракосочетались села Ерохинского крестьянин Афанасий Павлов Ерохин, единоверец, 18 лет и д. Гороховой крестьянская дочь Евдокия Гаврилова Горохова, православная, 18 лет; д. Разбегаевой крестьянин Иван Родионов Важенин, единоверец, 22 лет и села Кипельского крестьянская дочь девица Мариамна Степанова Важенина, православная, 19 лет; с. Ерохинского запасной рядовой Яков Федоров Тельманов, единоверец, 28 лет и с. Кипельского крестьянская девица Параскева Иванова Лисихина, православная, 20 лет. Ерохинскую церковь посещали единоверцы сел Ерохинского и Кипельского, деревень Разбегаевой, Гороховой, Красиковой; а т. к. священник был православным, то иногда, но очень редко, церковь посещали и православные.

В метрической книге церкви имеются следующие фамилии единоверцев: в с. Ерохинском – Булатовы, Воронины, Ногины, Ерохины, Халезины, Андриевских, Тельмановы, Баклановы, Горевановы, Насоновы, Коротовских; в с. Кипельском – Баклановы; в д. Гороховой – Гороховы, Костылевы, Аверины, Серебренниковы; в д. Разбегаевой – Важенины, Харитоновы, Нестеровы, Яковлевы, Ивины; в д. Красиковой – Никитины, Ерохины, Грибановы; в д. Ждановке – Дельцевы, в д. Токарёвке Реутовы, в д. Кондаковке Ерыгины.

За десятилетие (1890-1900) только один случай присоединения раскольников к единоверческой церкви: из д. Токарёва Логу (Токарёвки) крестьянина Мирона Дмитриева Реутова сын Василиск, 4 лет, присоединён от раскола секты безпоповской через помазание Св. Миром и дочь Пелагея, 2 лет, присоединена из раскола секты безпоповской через помазание Св. Миром.

Приобретение иерархии во главе с епископом всегда было заветной мечтой старой веры. Долгое время старообрядцы использовали священников по каким–либо причинам бежавших из официальной церкви.

В 1846 г. старообрядческий инок Павел Васильев переманил в старообрядчество отставного греческого митрополита Амвросия, который и стал родоначальником русского старообрядческого священства. Это означало появление в старообрядческом мире полной трехчинной иерархии – австрийского священства. В 1848 г. австрийское правительство по настоянию русского удалило Амвросия из Белокриницы. Его приемником стал митрополит Кирилл.

Первым российским епископом австрийского толка был Софроний, рукоположенный в епископа Симбирского, далее Антоний Шутов, рукоположенный в епископа Владимирского.

Однако большинство старообрядцев Урала, Зауралья и Сибири продолжали не принимать священство ни православное, ни австрийское».


 

Караси, село. Свято-Троицкая церковь

 

Свято-Троицкая церковь в селе Караси. Фото Александра Показаньева, 1916 год.

Деревня Карасья основана в первой половине 18 века. В 1838 г. построена Свято-Троицкая церковь. Кроме того, на карасинском кладбище была часовня.

По воспоминаниям карасинских старожилов при церкви была открыта церковно-приходская школа, где изучались русский язык, арифметика, старославянский язык и Закон Божий. Школа просуществовала до 1919 г.

Из письма Т. Кашутиной:

«Фотография карасинской церкви сделана моим отцом Афанасием Андреяновичем Показаньевым в 1916 году. Он погиб в Великую Отечественную войну. Наша мама Варвара Григорьевна Показаньева работала в колхозе, растила нас, пятерых детей, мы все родились и выросли в Карасях, очень любим свою родину. Несмотря на то, что жизнь разбросала нас в разные края. Караси для всех нас остались самым милым уголком на земле с самыми лучшими воспоминаниями. Помню, в детстве выйдешь на берег озера, вдоль которого тянется деревенская улица за озером – Золина отражается в тихой воде, а на горе в центре Карасей белая, как лебедушка, тоже отражается в озере, как в зеркале, церковь. Незабываема была и роспись внутри. Но, увы, разрушили, погубили такую красоту, так пусть хоть эта фотография напомнит моим землякам карасинцам о былых временах, об истории села. С уважением Т. Кошутина».


 

Кипель, село. Свято-Троицкая церковь

 

Свято-Троицкая церковь села Кипель

Село Кипель основано в начале второй половины 18 века. В 1869 г. в селе Кипельском была построена новая церковь (старая деревянная сгорела во время пожара) и при церкви начала функционировать церковно-приходская школа. Она была расположена рядом со Свято-Троицкой церковью.

В 1860 г. из Таловской волости была выделена Кипельская волость. В 1900 г. в нее входили села: Кипельское, Петровское, Ерохинское; деревни: Бахаревка, Васильевка, Горохова, Елизаветинка, Жданова, Ильинская, Красикова, Озерская, Пермякова, Разбегаева, Рожденствеская, Тамбовка, Токарева, Падунская.

Выйдя из елизаветинских борков, река Юргамыш вьется по огромной безлесной долине возле села Кипели. Недалеко от этого села на правом берегу реки между ее руслом и небольшим болотом сохранились остатки поселений первобытных людей. Эта стоянка была раскопана В. Сальниковым – сотрудником Свердловского университета.

Село застраивалось краями. Так Останин край был заселен старообрядцами. Было у них свое кладбище, где стояла двоеданская церковь.

На рубеже XIX-XX веков настоятелями Кипельской Свято-Троицкой церкви служили Александр Игумнов, псаломщики Платон Комаров, Георгий Милицин, позже в метрических книгах встречается фамилия священника Николая Бреева. Семьи Игумновых и Молодкиных (купеческая семья) дружили. Есть такая запись в метрической книге: в 1903 г. у псаломщика Кипельской Свято-Троицкой церкви Ивана Михайловича Боголюбова родилась дочь. Восприемниками были записаны купеческий сын Борис Иванов Молодкин и священническая дочь девица Евгения Александровна Игумнова.

Из рассказов Кузьмы Семеновича Важенина с вставками В. И. Дюсюбаева – жителя и краеведа с. Кипели:

«Как-то я возвращался с Баклановского покоса через Марай на велосипеде. Стоял жаркий июльский день. Дорога от Душного борка выходит прямо к Разбегаевой. Впереди возникло прямо библейское явление. Абсолютно седой, белый как лунь, в длинной ниже колен белой рубахе и таких же белых шароварах на фоне темнеющих за рекой боров пас таких же белых, как сам, коз старик. Хорошее русское лицо, ясные старческие глаза, уже подвергнувшиеся времени и терявшие цвет, впалые щеки, высокий лоб, и весь портрет в обрамлении седого одуванчика на голове и длинной бороды и усов. Он был местным, разбегаевским старожилом. Из обрывочных воспоминаний слышу его неторопливый рассказ о событиях вековой давности. Кузьма Семенович рассказал с особой теплотой о тех, кто учил сотни крестьянских ребятишек по деревенским и сельским школам. В Разбегаевой была начальная школа из 2 классов. Кипель – село волостное, и было в нем 2 школы. 4-х годичное министерское 2-х классное училище, которым в Кипели руководил Антипин Степан Дмитриевич, он геройски погиб на германском фронте. Учителями в школе служили молодые супруги Молодкины – Борис Иванович и Евфалия Викторовна. Магазин их отца и свекра все еще действует в Кипели, правда, хозяин другой. В Кипели была еще при Свято-Троицкой церкви Церковно-приходская школа. В ней каждую зиму учились до ста ребятишек. Закон Божий в школе преподавал священник Николай Александрович Бреев».

К.С. Важенин закончил Кипельское Министерское 2-х классное училище в 1916 г., поступил в Челябинскую учительскую семинарию, но гражданская война учиться помешала.

«Кипельской волостной управой в те годы руководил избранный старшиной Останин Егор Григорьевич. В 1918 г. в Кипели расквартировали запасной полк армии Колчака. Своего рода пункт формирования и отправки на фронт. Комендантом в округе был назначен Плешков. Офицеры полка квартировали в доме сына владельца одного из кипельских ямов – Кулагина (ныне здание Кипельской администрации). В августе 1919 г. южную часть Юргамышского района прошла 15-ая дивизия 5-ой армии Тухачевского, комиссаром в которой был Иванов. Тут начинается советское строительство и продолжается гражданская война. Останину Егору Ивановичу приходится скрываться в колках, а его родственник Корнил Глебович Останин стал председателем Кипельского волисполкома и военкомом».

Кузьма Семенович был назначен первым секретарем волисполкома. Все события тех дней он помнил досконально, так как ему приходилось все протоколировать.

Началась национализация, а, в общем-то, стали отбирать в пользу большевистского государства имущество тех, кто жил лучше лентяев, пьяниц и таких как есенинский Прон Оглобин. Вот список, который отпечатался в голове волостного секретаря.

«Национализировано имущество помещика Покровского Бориса Васильевича в Елизаветинке. А дальше-то! Забрали дом и имущество яма Трофимова Петра Алексеевича; дом, магазин и мельницу Ивина Дмитрия Яковлевича; дом и магазин Молодкина Ивана Дмитриевича; маслобойню у Попова Ивана Фроловича; магазины и лавки у Клепинина Петра Александровича, у Харитонова Степана Михайловича, у Важенина Николая, у Качарина Андрея Максимовича; забрали лошадей, имущество и дом у Кулагиных.

Некоторые не стали ждать национализации, сами уезжали. Бросил дом и усадьбу Попов Иван Михайлович и уехал в Куртамыш. В доме его сделали партком ячейки большевиков. Было их в Кипели всего 3 человека: Масленников Андрей Гаврилович, Шумин Николай Лаврентьевич и Клепинин Павел Андреевич, который был и председателем с/с. Бакланов Филипп Иванович, кипельский учитель, герой 1-ой мировой войны в 1925 г. уехал из Кипели в Красноярский край. А вот его брат Бакланов Спиридон Иванович был раскулачен.

Гражданская война продолжалась. А каков конец? Все, что создали большевики за 70 лет своей власти в Кипели, лежит в руинах и развалинах. Нет хозяина, нет пророков в своем отечестве, извели всех за 7 десятков лет».

К 1930 г. была закрыта и церковь. Теперь от нее нет и следов.


 

Кислянское, село. Церковь во имя Кирилла Белозерского

 

Кирилло-Белозерская церковь в селе Кислянском. Фото Владимира Шевцова, 2009.

Село Кислянское – одно из первых поселений, и в течение почти двух столетий было церковно-административным центром северной части нынешнего Юргамышского района.

Деревня Кислая возникла около 1690 г. В 1721 г. в ней построена церковь, и деревня Кислая стала называться с. Кислянским.

«Церковь несколько раз перестраивали. Во время ремонта церкви в 1970-е годы было видно, что, в так называемой «теплой церкви», сначала был построен центральный неф, а затем позднее пристроены 2 боковых нефа – северный и южный. Колокольня и «летняя церковь» пристроены во второй половине 19 века. Метрические книги Кирилловской церкви сохранились с 1780 г. В этом году по указу Екатерины II они впервые введены в церквях» (С.Плотников. Знакомые потоки. Юргамыш. 2001).

Ученица Кислянской средней общеобразовательной школы Ирина Игишева под руководством Ларисы Юрьевны Черепановой провела исследование истории Кирилловской церкви и подготовили доклад для областной краеведческой конференции 2008 года. Вот выдержки из этого доклада:

«Селу Кислянскому Юргамышского района более трехсот лет. Около 1690-х годов пришли на эту землю первопоселенцы в поисках счастливой и свободной жизни. Все жители были православные. До 1721 года ездили и ходили пешком в приходскую церковь села Окуневского. Затем «всем миром» построили свою церковь имени святого Кирилла Белозерского.

В 1721 году в селе Кислянском построена деревянная церковь во имя русского святого преподобного Кирилла – игумена Белозерского монастыря, основанного им в 1397 году в 130 км к северо-западу от Вологды. Основатели села Кислянского приехали сюда с севера Европейской части России, там чтили святого Кирилла Белозерского.

Первоначально в приход церкви входили почти все деревни северной части нынешнего Юргамышского района. Первым в 1838 году выделен Карасинский приход, в 1868 выделен Островской приход, Малобеловский приход выделен в 1871 г.

Приходский причт начала XIX века включал в себя известные фамилии духовного сословия Южного Зауралья. Так, фамилии священников Зудиловых и Поповых можно встретить в конце XVIII – начале XIX века в Белозерском приходе, Иваницких – в Мокроусовском, Инфантьевых – в Кислянском.

Можно ли выявить династии в Кислянском приходе? Термин «династия» здесь не подходит, скорее – семейственность. Например, в 1809 г. в причте в штатных должностях значились трое Инфантьевых – отец и сын, Афанасий Иванович, 50 лет и Анемподист Афанасьевич, 23 лет, отец служил диаконом, сын – дьячком, а также Андрей Матвеевич, 23 лет, пономарь. В 1811г. Иван Саввич Инфантьев, 20 лет, определённый на должность пономаря. В 1825 г. диаконом зачислен 34-летний Иван Иванович. Позже пономарь Андрей Матвеевич Инфантьев умирает, а на его место заступают 2 его сына – Иван (29 лет), Пётр (23 г). Из старшего поколения Инфантьевых остался в живых в 1847г. только Анемподист Афанасьевич, по-прежнему, оставаясь на должности дьячка, как и в 1809 г. В следующем году при церкви остался один из братьев Андреевичей – Пётр, в 1851г. ставший дьячком. Старый Инфантьев к 1860 г уходит за штат. Ему уже 74 г. А из Инфантьевых при причте остался Пётр Андреевич. В 1872 г. умер А.А. Инфантьев, а вскоре, в 1878 г., и П.А. Инфантьев, который в последние годы считался сверхштатным, исполняющим обязанности псаломщика.

В середине XIX и начале XX века в приходе служили Бирюковы. Василий Григорьевич Бирюков значился сверхштатным священником при Кислянской церкви с 1847 г., с 1852 г. перешёл за штат. Долгое время, а точнее 50 лет, в штате Бирюковых не было, но в 1903 г. появляется Александр Алексеевич Бирюков, 18 лет.

Вначале 30-х годов началось гонение церкви, ее разграбление. То, что вчера было святым, стало вдруг для многих безразличным. Важнейшие сосуды и предметы, необходимые для церковного богослужения: дискос, потир, звездица, копьё, рапиды, купель, сосуд для хранения святого мира, венцы, светильники – были спрятаны в церкви под полом, а затем растащены жителями по домам. После закрытия церкви все вещи для облачения священников для службы были сложены в деревянный сундук. Он долгое время стоял в сельсовете. Затем исчез.

Начиная с 1930-х годов до начала 1950-х в церкви хранили государственное зерно. В 1954 г. понадобился кирпич для кладки колонн колхозной электростанции. Но при разборке стен он ломался, потому что раствор был крепким. Его свезли на плотину.

Рядом с северным нефом церкви в начале 1950-х колхоз построил сушилку для зерна. Копали ямы для столбов и вырывали гробы, черепа, кости похороненных в церковной ограде священников. В 1982 г. копали траншею для теплотрассы и снова по гробам, по костям. И никто не задумывался, что это безнравственно. Сельский дом культуры построен на месте сельского кладбища.

В зимней церкви пол был уложен чугунными плитами, украшенными орнаментом. В селе и соседних деревнях можно увидеть в оградах дорожки из этих плит. Колокольня завершалась прекрасной главой-луковицей с крестом. Подпилили, зацепили тросом к «Кировцу». Стальной кованый крест увезли в МТМ и положили на склад. Вскоре его там не стало, вероятнее всего сдали в металлолом.

К 1983 году Кирилловскую церковь отремонтировали на колхозные средства под руководством О. А. Аскаровой (Ольга Алексеевна Аскарова родилась 23 июля 1927 г., 21 год проработала председателем колхоза «Путь к коммунизму» – до 1983 года). Иначе храм бы погиб, и Кислянка потеряла бы своё лицо. В церкви открыли магазин, в то время невозможно было открыть церковь для верующих.

Из воспоминаний А. А. Черепановой, старожила села: «Ходили в церковь по выходным, по праздникам, заутрене, к обедне. Попы жили рядом с церковью, у реки. Народу много, певчие были, монашки, пели хорошо. Я петь желала, но не в чем было ходить.

Летом в Троицу, Кириллов день у церкви цвела сирень. Зимой служили в одной половине, летом в другой… Жили в бору монашки, в 5 км. Стоял крестик, ходили с иконами на Спасов день. Только отпразднуем, поднимется туча – дождь. Говорили, как помолятся – так дожди. Раньше венчали, крестили, отпевали в церкви, хоронил священник. Колокола в церкви были всех лучше, звон был слышен за 10 км»

Из воспоминаний Годовых И. Г.: «Мы детьми бегали в церковь, залезали на колокольню, там вначале был колокол. Вокруг церкви была ограда кирпичная, белая, как и церковь. Были железные из прутьев ворота по краям башенки. Ворот было двое или трое: с юга, с севера, с запада. Вокруг церкви были тополя, сирень. Церковь работала до 1934 года. Мою сестру Тамару крестили в ней, а она родилась в 1934».

С.В. Плотников: «В первой половине XIX века церковь была перестроена. Добавили два боковых нефа, колокольню и холодную церковь. В 1868 году уже была и «тёплая» церковь. Лучше всего я запомнил летнюю церковь. Перед иконостасом солея, возвышающая на одну ступень, довольно широкая. Посреди солеи выдвигался полукругом амвон. Слева и справа солеи располагались клиросы (для певцов и чтецов). За левым клиросом была дверь в жертвенник, где приготовляли хлеб в вине. В алтаре стоял престол.

Церковь была обнесена прекрасной оградой: цоколь был сложен из кирпичей, выше поставлены мраморные столбики, а между ними кованная железная решетка. На западной стороне ограды были железные ворота в каменных столбах для прохода верующих. На северной и южной стороне ограды были одностворчатые ворота, северные выходили на торговую площадь».

Храмовой иконой в церкви села Кислянского является икона русского святого Игумена Кирилла Белозерского».

2006 год войдет в историю села как год начала восстановления церкви. В этом году по инициативе Ольги Алекссевны Аскаровой началось восстановление церкви Кирилла Белозерского в селе Кислянском. Она член приходского совета, решает все финансовые вопросы, занимается оформлением документов. В том, что церковь открылась и начала работу, ее большая заслуга.

 


 

Красноборье (Могильная), деревня. Свято-Николаевская церковь

 

 

Свято-Николаевская церковь в деревне Красноборье.

Деревня Могильная основана в первой половине XVIII века на северном высоком берегу озера Могильного. По мнению юргамышского краеведа С.Плотникова название деревни вторичное (от названия озера). Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 июня 1964 года деревня Могильное переименована в деревню Красноборье. С. Плотников считает, что западный край деревни назван Воронским, т.к. основали его Воронины. Восточнее Воронского края находится Краянский край. Восточная окраина деревни расположена на берегу озера Тростяного. Между озёрами Могильное и Тростяное имеется перешеек.

Деревня Могильная входила в состав Окунёвской слободы, затем вошла в Островскую волость и была приписана до 1865 года к Кирилловской церкви села Кислянского, а затем к Николаевской церкви села Островского.

В 1900 году в Могильном насчитывалось 280 жителей. В настоящее время деревня Красноборье входит в Островской сельсовет, который включает 6 населённых пунктов: с. Губерля, д. Острова, д. Вохменка, д. Ик, д. Красноборье и п. Лесные горки – 1030 человек по данным 2001 года.

Своего храма в названной деревне никогда не было. Только в 2007 году была построена деревянная церковь, придавшая деревне неповторимый облик.

О строительстве и открытии Свято-Николаевской церкви в районной газете «Рассвет» за 31.08.2007 г. была помещена публикация корреспондента газеты Н. Табуевой:

«В маленькой деревушке Красноборье (Могильной до 1964 г.) прошло знаменательное событие – открытие Свято-Николаевской церкви. Небольшое, удивительной красоты творение рук человеческих возвышается на пригорке в центре деревни. По размерам церковь невелика, но в ней есть престол, где можно проводить все требы, необходимые православным, обряды крещения, литургии, венчания, все службы и таинства. По проекту здесь будет и иконостас из липы.

Ожидая начало празднования, журналисты областных телеканалов, газет наперебой расспрашивали об истории строительства церкви, виновниках торжества.

Всю свою сознательную жизнь, начиная с 20 лет, Ольга Афанасьевна Гордиенко проработала в административных органах, с людьми, знает их нравы, характеры. Работала в Сургутском горисполкоме, помощником народного депутата СССР Ю.В. Неёлова, а когда он стал губернатором Ямала, являлась его представителем по работе с территориями, вела прием населения. Уже на пенсии ее пригласили к полномочному представителю президента П. Латышеву, где она год руководила центральной общественной приемной в Уральском федеральном округе. Супруг Николай Федорович Попроцкий – полковник в отставке. Они решили, что их жизненный опыт, знания должны служить людям. В настоящее время Николай Федорович работает с детьми в школе. Ольга Афанасьевна общается с местными жителями и несказанно рада, что здесь они нужны людям. На вопрос, верующий ли она человек, ответила просто: «Верить нужно всегда. Я верю, что будет хороший урожай. Для меня вера в Бога – это вера в жизнь на земле, вера в красоту, доброту, вера в человека». Крещение Ольга Афанасьевна приняла в 30 лет, пришла к этому сознательно. Муж был крещен в младенчестве.

 

Семья Попроцких-Гордиенко

Недавно перебрались они в наши края. Три года назад задались целью внести свою посильную лепту в возрождение духовности небольшого зауральского уголка, на собственные накопления начали строить храм. Задумав благое дело, надеялись, что найдут поддержку и помощь.

Вся красота, которую увидели многочисленные гости и прихожане, создана на деньги коллег О.А. Гордиенко, как принято говорить, спонсоров. Алексей Огницев, представитель Ямала в Турции, работает с турецкой фирмой. Оплата строительства церкви прошла через турецкую фирму, а построили храм наши русские мастера Курганской фирмы «Эдевис». Спонсоры помогли купить величавый купол, сделать наружную и внутреннюю отделку.

Церемония открытия храма началась с богослужения. Как отметили священнослужители, все начинается с малого. Пока во вновь открывшийся храм для совершения православных обрядов священник будет приезжать. Попросили присутствующих не оставлять церковь без поддержки и участия и тогда с Божьей помощью, при достаточном количестве прихожан, здесь будет свой священник.

Отец Михаил, представитель епархии, поздравил с началом возрождения духовности и православной веры, зачитал приветствия от правящего архиерея, преосвещеннейшего епископа Курганского и Шадринского Михаила, вручил грамоты и Благодарственные письма людям, внесшим вклад в строительство: О.А. Гордиенко, Н.Ф. Попроцкому, А. Огницеву, руководителю фирмы «Эдевис» Александру Свырь, Владимиру Ильиных, Юрию Ильиных, Алексею Ильиных, Дмитрию Латышеву, Владимиру Середенко, Андрею Яковлеву, Михаилу Малышеву, Владимиру Сажину, Сергею Полякову, Сергею Похотину, Андрею Викулину, Егору Яковлеву, передал в подарок книги от религиозного образования о подвижнике Григории Пономареве, иконы. Сказал, что воздвижением церкви сделан важный шаг в развитии села, в восстановлении веры, нравственных принципов, на которых строилась жизнь Руси тысячу лет.

С приветственным словом к собравшимся выступили представитель полномочного представителя президента Владимир Балакин, глава Островского сельсовета Галина Акулова.

В заключение празднования проведен обряд Крещения. Трапеза для прихожан была скромной. Идет очередной пост».

 

Крестный ход в день открытия церкви


 

Малое Белое, село. Христорождественская церковь

 

 

Малобеловодская церковь. Рисунок Юрия Солохи

Село Малое Белое основано в первой половине 18 века. В 1871 году построена церковь. Вот как описывает происхождение названия села уроженец его, безвременно ушедший из жизни, Анатолий Колесников:

«Подростком, помню, заинтересовался, почему многие селения в нашей области названы Белыми: есть Большое Белое, Малое Белое, есть просто Белое. Наш старенький учитель истории Антип Карпович на мой вопрос посоветовал ответить мне самому. Проснись, мол, пораньше – часика в три–четыре и сходи на берег озера. Посмотри на него глазами первопроходца, может, и поймешь, отчего село наше М.-Белое. Одолело тогда меня любопытство. И вот однажды летом пришел на берег. Глянул на воду и замер – такая картина сказочная предстала взору. В серой зябкости рассвета вода была совершенно белой, как свежее молоко в подойнике. Вот и прадеды наши, наверное, оторопели от такого зрелища. Может, подумалось им, что это и есть сказочное Беловодье. И остановились великие труженики в этих местах, ударили топорами по звонким соснам, поставили первые избы на белых по утрам озерах. Назвали свои селения в честь этих озер.

За старой деревенской церковью, взметнувшейся на высоком месте большой подраненной птицей, высилась сушилка зерна – новшество колхозов пятидесятых годов».

Действительно, церковь стояла на высоком месте, с южной стороны села, недалеко от озера. «Подраненную птицу» взорвали в 1974 г.

Из статьи А. Колесникова «На берегу озера Белого»:

«Упоминание о селе Мало-Белое встречается в книге П.С. Палласа «Путешествие по разным местам Российского государства. В 1771 г. автор этой книги во главе научной экспедиции проехал по территории нынешней Курганской области. Есть в его заметках и упоминание об этом селе. Стало быть, основано оно в первой половине 18 веке переселенцами северных губерний, в том числе Архангельской. А церковь построена в 1871 г. и назвали ее Христорождественской».


 

Острова, село. Николаевская церковь

 

 

Николаевская церковь в селе Острова. Фото Владимира Шевцова, 2009.

Из книги С. Плотникова «Знакомые потоки»: «Деревня Острова от Юргамыша в 42 км, расположена на высоком (более 20 м над уровнем воды) полуострове, окружённом водами озера Тишково. Со стороны соседнего села Губерли кажется, что деревня Острова лежит на высоком острове, в центре возвышается церковь, вокруг неё – крыши деревянных домов, а к берегу по склонам спуска огороды. Сказочный город!

Деревня Острова была приписана к Кислянской волости Окуневской слободы. В 1721 г. в селе Кислянком открыта церковь. Прошло почти полтора столетия, и островляне решили просить разрешение на строительство собственной церкви.

В церкви с. Кислянского потеряли икону святого Николая Чудотворца, стоявшую в иконостасе. Созвали мужиков и предложили им поехать на конях и разыскать икону. Нашли ее в д. Островской, привезли в церковь и поставили на прежнее место. Икона вновь исчезла. Совершилось чудо: нашли ее снова в д. Островской. И на том месте, где нашли икону, заложили в 1860 г. каменную церковь, а в 1868 году ее освятили. Церковь имела 2 престола: во имя святого чудотворца Николая и во имя Святых Мучеников Флора и Лавра. С этого времени Островское становится селом. Рядом с селом на высоком холме основано местное кладбище и на нем поставлена деревянная часовня.

В 1861 г. из Кислянской волости была выделена Островская волость. Церковь выстояла: не была взорвана».

Из статьи Лидии Ивановны Коробейниковой:

«О том, что заложена церковь была в 1860 году, я знала еще раньше, будучи девочкой. Я училась в 7 классе, это 1952-53 учебный год. В нашей школе, которая в то время была семилеткой, среди зимы что-то случилось с печкой, нужен был для ремонта кирпич, а его негде было достать. И когда в церкви в алтаре что-то разбирали, в кладке нашли свинцовую пластину размером примерно 15×8 см. На ней было выгравировано, когда и во имя какого святого заложена наша церковь.

Старые люди рассказывали, что будто бы церковь вначале хотели строить в деревне Могильное (сейчас это Красноборье, деревня в трех километрах от Островов). Могильное расположено в низине, с двух сторон озера, с третьей — лес. А село Острова на холме, со всех сторон видны, а озеро, как подкова, охватывает этот холм. И рассказывают, будто бы в Островах явилась икона Николая Чудотворца. Ее унесли в Могильное. Но она снова «явилась» в Островах. И на том месте построили часовню. А позднее стали возводить церковь.

Помню, какой красивой она была: белоснежная с зелеными куполами и крышей. Вокруг—сад, в нем росли тополя, березы, сирень, рябина, жимолость. Была красивая ограда: на кирпичном фундаменте стояли белые мраморные столбики, а между ними кованая железная решетка. Но церковь на моей памяти уже не работала. Когда она была закрыта, я не знаю. Был в ней склад сельпо, потом там хранилось зерно. А затем она стала разрушаться, иконы все растащили. В конце сороковых годов в крест на колокольне ударила молния, и он упал. А сейчас уже и купол, и кресты все упали, только один сохранился. Стены рушатся, и на одной из них выросли две березки.

Не знаю, да никто сейчас и не помнит уже, кто был последним батюшкой в нашей церкви. Но мне один мужчина, который сейчас уже умер, говорил, что был здесь отец Филипп. А у этого отца Филиппа фамилия была Дубинко. Он с семьей приехал в нашу деревню, вернее, село, откуда-то с запада, кажется, из Белоруссии, во время Первой мировой войны. Они были беженцами. Его дочь Татьяна Филипповна позднее работала учительницей в нашей школе, у нее учился мой отец. А сама она вышла замуж за его брата Николая Терентьевича Коробейникова. Он потом погиб на фронте в 1941 году. Ее тоже нет в живых. А вот трое их детей и сейчас живы, две дочери живут в Кургане, а сын в Белозерском…


 

Пески, село. Свято-Троицкая часовня

 

 

Здание Свято-Троицкой часовни в селе Пески

На юго-восточном берегу озера Песчаного расположено село Пески, в котором два края: Верхний край – западная часть села на высоком берегу озера, заселенный мирскими, и Нижний край – восточный, основанный старообрядцами общины поморского согласия. Севернее Нижнего края стоит кирпичное здание Свято-Троицкой часовни. Жители ее называют молельней. С начала 1960-х годов в ней был сельский клуб.

Северо-восточнее села – старообрядческое кладбище. Сейчас это кладбище стало общим для всех жителей Песков и д. Вишневой.


 

Петровское, село. Благовещенская церковь

 

 

Благовещенская церковь в селе Петровском

Деревня Юргамышская основана около 1744 г. В 1859-60 годах была построена Благовещенская церковь. С этого времени ее назвали селом Петровским. Церковь стояла при въезде в село, слева от дороги, в крае, называемом Гора. О ней упоминается в описании карты петровских земель в 1853 г. Она была обнесена церковной оградкой с ажурными металлическими решетками. После закрытия церкви около 1930 г. в ней хранили государственное зерно. В конце 50-х и начале 60-х прошлого столетия у церкви не было хозяина, и она стала разрушаться. В середине 1960-х годов по инициативе парткома совхоза, райкома партии и поддержавших их сельсовета и руководства совхоза церковь взорвали. В то же время были взорваны церкви в селах Кипель и Караси, уничтожен действующий храм в с. Чинеево.

В данных о 17 Благочинном округе, в который входил Петровский приход в 1873 г. и «приписная в этом же селе без причта ветхая церковь во имя Благовещенья Пресвятой Богородицы». Таким образом, кирпичное здание Благовещенской церкви было построено в конце первой половины 19 века, но до этого уже стояла деревянная Благовещенская церковь.

Мутовкин Николай Афанасьевич, уроженец с. Петровского, был очевидцем уничтожения церкви в селе: «Хорошо запомнилась церковь в конце 50-х - начале 60-х годов. Отлично помню церковную ограду, могучие ворота зеленого цвета. В здании церкви хранили горох, рожь, один год – мак. Мы при помощи крюков из прутьев ограды открывали окно и лазили в церковь за маком. Потом ее начали потихоньку разбирать. Мужики вытаскивали стекла из рам и вырезали из них стекла для тракторов ДТ-54. Стекла были толстыми с зеленоватым отливом. Ночами растаскивали иконы, церковные книги. Их можно было встретить чуть не в каждом дворе. Большие иконы были снесены в одну комнату и закрыты. Мальчишки сломали запоры и разбили, разбросали и сожгли их. Потом церковь взорвали: хотели добыть кирпич, но получили огромные слитки. Получилось, что церковь взорвали, а кирпича не получили».


 

Скоблино, село. Флоро-Лаврская церковь

С. Плотников:

«Церковь в селе Скоблине была построена в 1911 году на средства прихожан. Строили её скоблинские крестьяне, их договор с сельским обществом о строительстве церкви хранится в госархиве Курганской области. Церковь была деревянной. Посвящена мученикам Флору и Лавру. Стояла на правом берегу речки Таловки между краями села Пережогиным и Логовушкой. С этого же времени восточнее села основано местное кладбище.

Первым священником был Александр Емельянов, но, как рассказывают старожилы, он оказался непригоден для службы.

Первого августа 1913 года провел свою первую службу священник Павел Дьяконов. Его помощником был псаломщик Д. Бобров.

О семье о. Павла рассказала мне К.В. Полынских: «Матушка о. Павла — Анна Александровна. Откуда они, не знаю. Жили в селе Скоблино. Жила с ними и мать о. Павла. Старший сын Александр жил в Тюмени. Дочь Лиза [Елизавета Павловна, по мужу Потапова] работала учительницей начальных классов в Куртамыше. А в детстве, после всенощной или после обедни, Анна Александровна приводила нас с Лизой домой. Я играла и ночевала у них. Ложились спать после вечерней молитвы, никто не должен был говорить. Младшую дочь о. Павла звали Таей. Тая была вся в отца, походила на него. Отец Павел был смуглый, белые волосы и бородка. Проповеди читал со слезами на глазах. Церковь закрыли, но он остался верен Богу. В 1934 году у нас родился Иванко. Отец Павел тайком, берегом реки пришел к нам и крестил его – в большой бадье, крестил в подполе, чтобы никто не видел. У о. Павла был родной брат Александр, служивший также священником, после установления советской власти он отрёкся от сана.

Благодарные прихожане построили для о. Павла добротный деревянный дом. Он выделялся по архитектуре среди соседних домов. В нём сейчас живет школьный учитель.

При советской власти о. Павел купил пятистен в Горелке, он стоял на улице крайним, напротив современного моста через речку Таловку. Трагически окончилась его жизнь — после ареста он умер. Дело на отца Павла сохранилось. После ареста семья священника была раскулачена.

Старожилы села рассказывали мне, что раскулачивал Сёмка Кочкин (так называли они Семёна Александровича Бабушкина, коммуниста, активного участника раскулачивания в селе): «Подушки из створки выбрасывал – только пух летел».

Священник Павел Дьяконов — родитель Таисии Павловны Дьяконовой, заслуженной учительницы школы РСФСР, бывшей пионервожатой Юргамышской средней школы.

Церковь при советской власти закрыл, говорят, в 1931 году председатель сельсовета Владимир Ефимович Фатеев (родом из Падуна), сбросил с неё церковные колокола. После закрытия хранили в ней государственное зерно, затем оборудовали в ней машинно-тракторную мастерскую колхоза «Искра», позднее построили из неё дом в Пережогином краю.

В 1996 году мне рассказала о событиях тридцатых годов в селе Скоблине Марфа Николаевна Пережогина, старожил села: «Арестовали в одну ночь о. Павла и двоеданского попа Петра Фёдоровича Репина. Посадили их на дрожки и увезли неизвестно куда. После войны мы с Григорием Романовичем Пережогиным сеяли пшеницу на пашне почти у Тарасовки. Сели обедать, он и говорит: «Садись ближе, расскажу что-то». Я забоялась и говорю: «Рассказывай, услышу». Пашня рядом с Падериным колком. В колке был колодец. «Открыли его, — сообщил Григорий, — человек весит вниз головой, черный весь, не узнать его. Только по длинным волосам определили, что это был поп».

Татьяна Ильинична Падерина рассказывала мне, что приехали за о. Павлом днем на автомашине, вывели его из дома, Анна Александровна и все дети вышли за отцом, мы жили на противоположном берегу речки и слышали, как все они ревели.

Где снесли голову о. Павлу — в застенках ли НКВД в Челябинске, или в темном лесу вдали от села, остаётся тайной.

Клавдии Васильевне идет 84-й год. Она, пожалуй, единственная вспоминает своего духовного наставника раннего детства, в день Петра и Павла — 12 июля — молится об упокоении о. Павла — невинно убиенного, пострадавшего за веру Христову, матушки Анны Александровны, детей их Елизаветы, Таисии, Александра и Григория.

Она обеспокоена тем, что не перенесены его останки на приходское кладбище, не погребены по обряду христианскому».

«Материала о Павле Дьяконове в книге «Осужденные по 58 …» и в Оренбургских епархиальных ведомостях» за 1910 -1913 гг. ничтожно мало. Его осудили на 10 лет. Писем от него не было. А дело Петра Федоровича все еще не найдено.

Вот выписка из этой книги:

«Дьяконов Павел Трофимович, род. 1886, Оренбургская область, русский, беспартийный, священник Скоблинской церкви Юргамышского района. Арестован 18.09.1937 г. по обвинению в антисоветской агитации. Тройкой УНКВД приговорен по ст. 58-10 к 10 годам лишения свободы. Реабилитирован Курганской областной прокуратурой 29.09. 1989 (Живая летопись села Скоблино. Челябинск. 2008)».

В 18 веке д. Скоблино и окружающие ее деревни были центром старообрядчества. В 1950 г. житель д. Гагарья С.К. Тельминов ездил вместе с Григорием Ивановичем Репиным (настоятелем старообрядческой общины поморского согласия д. Скоблиной) в Златоуст, где создали старообрядческую Успенско-Никольскую общину поморского согласия.


 

Таловка, село. Николаевская церковь

 

 

Николаевская церковь в селе Таловке. Фото Владимира Шевцова, 2008.

Таловская слобода была основана в 1747 г., в настоящее время – это село Таловка Юргамышского района Курганской области.

В селе Таловке Юргамышского района находится Никольский храм – один из редчайших по архитектуре в России. Церковь представляет собой «образец уральской архитектуры середины 18 века и является воплощением самобытности видения местными мастерами форм барочного стиля.

«Таловская слобода от Челябинска 180, а от Куртамышской слободы, в которой управитель живет, 35 верст, построена на реке Таловке. В ней церковь во имя пророка Ильи. Обывательских дворов – 70. Все то строение по длине 150, а по ширине 200 сажень; обнесено деревянным заплотом и рогатками. Приписных к ней 1 село и 8 деревень, в которых по переписи 1341 душа. Основана Таловская слобода в 1747». (Петр Рычков. Топография Оренбургская Рифей. Уральский краеведческий сборник. Челяб. 1987. С. 213).

В 1752 г. в Таловке была построена Ильинская церковь и с тех пор 2 августа таловцы отмечают престольный праздник – Ильин день. В 1818 г. церковь подверглась пожару и отстроена заново к 1828 г., когда вместо деревянного был построен каменный храм в барочном стиле с двумя престолами – во имя святителя и чудотворца Николая Мир Ликийского и во имя святого пророка Ильи. С того времени церковь официально стали называть Николаевской, а для прихожан она осталась Ильинской.

По клировым ведомостям церкви святителя и чудотворца Николая Оренбургской епархии Челябинского уезда слободы Таловской известно, что главный престол во имя святителя Николая освящен в 1832 г. 9 мая, а придельный во имя пророка Ильи – в 1821 г. 19 июля. Церковь находилась в центре села, обнесена каменной оградой, в которой с запада по углам устроены флигель каменный и такой же амбар.

По данным «Оренбургской ученой архивной комиссии», вышедшим в печати в 1900 г., церковь выглядела следующим образом:

«Храм имеет трехчастное построение плана с расположением по одной оси собственно храма, трапезной, колокольни и крыльца-паперти. Трапезная с северной стороны расширена приделом, для чего храм в трапезной части перестраивался. Трапезная была разобрана до середины высоты окон и затем возведен более высокий свод, который заслонил западные окна храмовой части. К колокольне также с севера примыкает небольшое помещение (притвор), сообщающееся с приделом. Алтарная апсида храма полукруглая, придела – в форме круга.

Фасады четверика завершены треугольными фронтонами, отделанными карнизами усложненного профиля. Во фронтонах устроены арочные окна. Над углами четверика 4 глухие ярусные главки, которые вместе с венчающим храм малым восьмериком образуют пятиглавие.

Стены четверика расчленены на 2 яруса карнизом на уровне трапезной. Углы здания укреплены лопатками, в верхнем ярусе они скошены. Все оконные проемы полуциркульные. Наличники окон верхнего яруса составлены из плоских тяг «дыньками» и спиралей. Окна нижнего яруса обрамлены наличниками барочного типа с треугольными фронтончиками. Окна притвора такие же.

Колокольня квадратная из 4 массивных ярусов. Первый – одной высоты с трапезной, второй – глухой и оформлен фронтонами. Третий и четвертый – сквозные с арочными пролетами. Углы обработаны лопатками, у верхнего – округлены. Венчается колокольня ярусной главкой с крестом.

Храмовое помещение перекрыто 8-лотковым сомкнутым сводом, диагональные лотки которого значительно уже расположены по сторонам света. В последних прорезаны полукруглые окна. Свод увенчан световым восьмериком. На западной части храмого четверика устроены хоры, опирающиеся на кронштейны. Трапезная перекрыта полукруглым сводом и соединена обширной аркой.

Храм на бутовом фундаменте из кирпича размером 29 х 14 х 7 см. Внутри и снаружи оштукатурен. Кровля железная по деревянной обрешетке. Габариты постройки: ширина – 18 м, длина – 36 м., а высота – 21 метр»

Об интерьере храма говорят архивные документы:

«1833 г. марта 15 дня, я, ниже подписавшийся… Петр Иванович Силин, подрядился в приделе святого пророка Божия Илии имеющийся иконостас поправить из собственного моего кедрового лесу…, где следует гладь выкрасить темно-голубой краскою и покрыть лаком. Царские врата сделать новые с резьбою, вышиною два аршина с половиною, шириною пять четвертей… Вызолотить одинаковым золотом, иконы покрыть лаком… Местные иконы, коих 3, переписать, а прочие покрыть лаком… В настоящую Никольскую церковь над святым престолом сделать на четырех столбах балдахин вышиною в 3 аршина, шириною в 2 аршина с половиною, вокруг балдахина карниз вызолотить… и столбы выкрасить краскою под цвет мрамора и написать в балдахине икону Саваофа».

На обоих иконостасах были иконы хорошей греческой работы: «Воздвижения Креста Господня», образ Скорбящей Божией Матери, Двунадесятые Праздники, иконы святых Патриархов, святого пророка Божия Илии и святого великомученика Георгия Победоносца, иконы Перенесения мощей св. Николая чудотворца и его Преставления и др.

В главном алтаре находилось Распятие, иконы Божией Матери, Иоанна Богослова, икона Трииспостасного Божества над Престолом. В предельном алтаре – иконы Положения во гроб Христа Спасителя, 8-конечное Распятие и др.

На ярмарке в Ирбите был куплен за 1500 рублей колокол весом в 90 пудов. В начале 20 века обновлены были масляные росписи стен, и величественный храм торжественно вступил в новое столетие.

«Дома для священно- и церковнослужителей на церковной усадьбе в количестве четырех построены на церковные средства в 1861 г. Священнические 2 дома в 1904 г. и дом помощника дьякона в 1906 г. были перестроены заново.

Приписанных к сей церкви церквей - 1, часовен - 2, на месте сгоревшего деревянного храма была часовня св. Пророка Ильи. Вторая часовня тоже деревянная – в д. Пески – 4 версты. На кладбище была церковь во имя святого Иоанна Богослова» (ф. 105, оп.1, д.1106. лл.51-52).

Из статьи В. Александровой «Таловский диптих» (Звонница 19. №1 1997. Курган):

«Но в 1932 г. Никольская церковь была закрыта и отдана под хранение химикатов. Разорение и грабеж вступили под своды, освященные за многие десятилетия молитвами верующих. Колокол сняли, а из икон мастерили табуреты. И хотя постановлением Совета Министров №1327 от 30. 08.1960 Никольский храм был объявлен памятником истории и культуры и взят под охрану государства и на его содержание 34 года отпускались бюджетные деньги, церковь встретила новое столетие облупившейся штукатуркой, пустым иконостасом, редкими остатками настенной живописи, зияющими проемами окон и дверей, отсутствием пола и крыши и тремя из пяти сохранившимися крестами.

В настоящее время в с. Таловке зарегистрирована община верующих, работает Приходской совет во главе с председателем Пережогиным. Местные жители с радостью встретили весть о восстановлении храма».

По рассказу И.Д. Меркурьева (1875 г. рождения) в с. Таловке долгое время не было школы. Желающих учиться на дому обучал дьячок. Когда учеников стало больше, при церкви открыли начальную школу в пристрое к основному церковному зданию. Эта была первая школа в нашем районе. Она была основана в 1877 г. и вмещала 35-40 человек. Главную роль в ней играл отец Капитон.

***

Из Оренбургских епархиальных ведомостей 1873 г.:

«Таловский приход по благочинию 17 округа (к нему деревни: Скоблина Камаганка, Алексеевка, Николка, Глубокая, Пески, Васильевка, Гагарья, Норильная и Маслова).

Одним из первых священников, уже вновь построенной церкви был протоирей Василий Иванов Буров 47 лет.

Сын священника села Долговского Семена Васильевича Протасова Капитон Семенович Протасов был назначен на священническую должность в 1848 г в возрасте 22-х лет, помощник его – (вакансия) в должности псаломщик дьякон П. Еланский и дьячок А. Костров; сверхштатный псаломщик Н. Милицин.

Умер К.С. Протасов 07.02.1878 г. и на его место был назначен Николай Малышев. Он служил в лучшем в то время приходе, боролся с расколом в церкви, был также благочинным 17-го благочиннического округа, как когда-то Капитон Протасов. В начале 1900-х годов Н. Малышев был переведен в г. Ново-Николаевск (ныне Кустанай).

Таловское училище (Оренбургские епархиальные Ведомости 1869 год, № 21, Мая 24 дня.):

«Училище в Слободе Таловской открыто в сентябре месяце 1845 года по распоряжению Управления Государственных Имуществ, вследствие Высочайшего повеления, состоявшегося 22 день июля 1843 года, на основании общего Учебного Устава 1828 года и учреждения о Управлении Государственными Имуществами на счет общественного сбора. «Цель учреждения сельских училищ», говорится в положении, «есть распространение и утверждение между Государственными крестьянами религиозно-нравственного образования и первоначальных более или менее для каждого сословия нужных сведений». За учение Государственных крестьян в Сельских Училищах не вносится никакой платы, а с посторонних лиц определено взыскать по З руб. в год. На содержание Училища по Положению назначено: на жалование наставнику 85 - 100 руб., на наем сторожа 17 руб. 50 коп., на наем дома, отопление и освещение 45 руб. и на учебные пособия 27 руб. 50 коп. в год. Училище до сего времени помещается в частном доме. Первым наставником Училища определен был священник Слободы Таловской Константин Озерецковский, который оставался в этом звании до 1850 года, а в этом году определен и до настоящего времени состоит священник Капитон Семенович Протасов. С 31 января 1862 года по 1 января 1864 года в Училище был назначен помощником настоятеля — дьячок, а потом диакон Еланский с жалованием по 75 руб. в год; во все же остальное время наставник нанимает от себя частного помощника, каковым в настоящее время состоит бывший ученик данного Училища, а потом 4-го класса Гимназии Н. Н. Кудрин.

С 1845 по 1869 гг. было выпущено 968 мальчиков и 27 девочек.

В 1863/1864 году Училище было закрыто по недостатку содержания, но, несмотря на это, учение продолжалось наставником безвозмездно.

Принимая в соображение народонаселение Таловской Волости, число учеников в Училище всегда было ограничено, но это потому, во-первых, что в волости весьма много раскольников которые не только не отдают детей в училище, но и других отклоняют; во-вторых, потому, что большинство народонаселения не понимает пользы грамотности. В некоторых годах до 1867 года было в Училище учеников большее число против последующих потому, что тогда волость была больше теперешней, и несколько учеников обучалось здесь из соседних Кипельской и Карасинской Волостей, чего теперь нет.

В числе обучавшихся в Училище было 45 человек бедных и сирот, которые содержались на счет общества. Содержание их обходилось от 20 до 21 руб. в год на человека.

В 1865 году по распоряжению Управления Государственных Имуществ избран обществом и утвержден Палатою Государственного Имущества Попечителем Училища Николай Иванович Кудрин.

Из числа Учеников Таловского Училища в настоящее время два - Александр и Константин Кудрины, обучавшиеся потом в Гимназии и Университете, состоят учителями Уездных Училищ; Александр Важенин и Алексей Федоров служат волостными писарями, каковыми также были Степан Статных, Александр Андреев, Василий Пеньковский, Василий Макаров, Артемий Коротовский; много было, и теперь есть помощниками волостных писарей, и сельскими писарями, а также писарями у других чиновников.

С самого начала открытия Таловского училища преподавалось здесь церковное пение, что продолжается и до нынь. Таловское училище всегда было на хорошем счету, особенно со времени назначения наставником почтенного О. Протасова, что подтверждают следующие отзывы, занесенные в книге замечаний. 10 Ноября 1850 года Штатный Смотритель Г. Прохоров, после изложения испытания учеников, говорит: «Наставник Капитон Протасов, обладает методой преподавания весьма хорошей, усерден к возложенной на него обязанности и по тому достоин особенного внимания Высочайшего начальства». Мая 10 дня 1854 года г. Помощник Окружного Начальника Лузгин и Штатный Смотритель Прохоров свидетельствуют, что наставник священник Капитон Протасов за ревность и усердие к должности заслуживает внимания высшего начальства. Такой же отзыв повторен в книге при обозрении училища г. Окружным Начальником Долженным и Штатным Смотрителем Прохоровым 15 Декабря 1854 года, 25 Мая 1855 года и 15 Мая 1856 года. 10 марта 1859 года. Г. Управляющий Палатою Бух написал в книге замечаний: 1859 года Марта 10-го осмотрено мною Училище Таловское, и я с удовольствием заметил, ученики читают хорошо, молитвы и краткий Катехизис знают твердо и с понятием, а из арифметики отвечали очень удовлетворительно. Даже недавно поступившие девочки оказали весьма хорошие успехи. Все это я отношу к особенному усердию наставника, которого от всей души благодарю за его постоянную заботливость в деле воспитания крестьянского юношества. Прошу О. Капитона продолжить свою полезную деятельность на этом поприще с тем же рвением.15 Декабря 1861 года Г. Управляющий Палатою Бух написал в книге замечаний: 1861 Декабря 15-го Таловское училище найдено мной в весьма удовлетворительном виде. Мальчики и девочки отвечают на вопросы, им сделанные с понятием и видно, что почтенный наставник усердно занимается порученным ему делом. Образованный из мальчиков хор певчих весьма хорошо приучен к нотному пению. Мне весьма приятно изъявить здесь Священнику Капитону Протасову мою душевную благодарность. 4 Августа 1865 года Г. Управляющий Палатою Тимашев написал в книге замечаний: Августа 4 дня 1865 года ученики по случаю вакационного времени были распущены. Впрочем, наставник О. Капитон собрал из бывших на лицо учеников в селе Таловском хор, который под руководством нанятого регента весьма удовлетворительно исполнил нотное церковное пение. Воспользовавшись этим, случаем, я испытывал учеников в их знаниях Арифметики, Св. Истории, Катехизиса и нашел их весьма удовлетворительными. Приношу за это почтенному наставнику искреннюю мою благодарность, и прошу продолжать свои занятия по Училищу, вменяя себе в обязанность заявить, что я постараюсь, чтобы полезные труды его в деле народного образования не остались без поощрения. 2 Июня 1866 года Чиновник Особых поручений Палаты Г. Нечаев в ревизии своей Училища, между прочим, говорит, что Священник Капитон Протасов за многолетний и вполне добросовестный труд заслуживает особенное внимание со стороны высшего начальства. 26 Апреля 1867 года Мировой Посредник Г. Березовский в книге замечаний написал: «26 Апреля 1867 года проведено было испытание крестьянским мальчикам в Таловском училище. Все ученики прекрасно пишут под диктовку, делают 4 правила арифметики и знают Закон Божий отлично. Приятной обязанностью сочту обо всем найденном мною в Училище уведомлять начальника Губернии. В 1864 г. Палата Государственных имуществ известила наставника Протасова, что она представила его к награде 100 руб. сер. А в 1865 году, что представила к награде серебряной медалью за усердие. В Училище сделаны следующие приношения: а) бывшим волостным писарем Кудриным пожертвовано 60 книг учебных и для чтения; б) детьми Попечителя Училища Кудрина и другими любителями дано два спектакля в пользу Училища, с которых собрано 50 руб. и в) Г. Помощником Акцизного Надзирателя З округа Г. Миклашевским, нынь Акцизным Надзирателем З округа, пожертвованы штрафные деньги за злоупотребление по виноторговле, следующия по закону в пользу Г. Миклашевского, которых поступило 45 рублей. В настоящее время состоит на лицо училищного капитала 344 руб. 90 коп. Учебных книг 385 и для чтения учеников 144. Принадлежа к среде, для которой собственно учреждены Сельские Училища и зная вполне взгляд на образование этого класса общества, я утвердительно могу сказать, что никакая принудительная мера к обучению детей грамоте не принесут никакой пользы, и только тогда пойдет это дело успешно, когда сам народ сознает всю пользу и необходимость образования. Но из этого следует исключить детей бедных родителей и сирот. Этих положительно нужно обучать на счет общества, потому что, оставаясь дома, они приучатся к гибельной праздности или ходить по миру и чрез то делаются впоследствии вредными для себя и для общества. Чтобы вызвать в народе охоту к образованию детей, по моему убеждению, необходимо возможно большее распространение в народе дешевых книг, трактующих о пользах образования, и в особенности о людях, вышедших из народа и чрез образование ставших в лучшее положение, каковы например: Ломоносов, Кулибин, Демидовы, Строгановы и др. Кроме того, по моему наставники Сельских Училищ, обучая детей грамоте, не менее, если не более, должны объяснять ученикам наглядно всю окружающую природу с ее явлениями, предстоящую им жизнь, их права и обязанности и главное развить в них любовь к труду, потому что от труда зависит в будущем все блага их».


 

Чинеево, село. Власо-Модестовская церковь

 

 

Власо-Модестовская церковь в селе Чинеево, 1961 год.

Село Чинеево расположено на восточном берегу озера Большого Белого. Оно основано в 1732 г. По одной из версий название села от фамилии первого поселенца - крестьянина Чинеева. В метрической книге Власо-Модестовской церкви в записи от 16 марта 1902 г встречается имя крестьянина Сильвестра Архипова Чинеева. Первоначально деревни Чинеева, Ик, Медвежья и Губерля были приписаны к слободе Царево Городище, а с 1786 года вошли в состав Введенской волости. В 1872 году село становится административным центром Чинеевской волости. В составе волости населенные пункты: деревня Губерля, село Чинеево, приселок Патраковский, Медвежья, деревня Новая Заворина, Чинеевский Участок.

Из истории села Чинеево (хранится в школьном музее Чинеево):

«В 1823 году в селе Чинеевском построена деревянная Модестовская церковь, а в 1900 году поставлено её новое каменное здание в честь святых Власия и Модеста. Святой Власий соответствует языческому Богу Велесу – покровителю скота, поэтому престольный праздник, переименованный из Модеста в Недосия, был связан с животными. Отмечался этот праздник 31 декабря по старому стилю, а новый год отмечался 14 января. В Недосий на столе должно быть мясо. Накануне праздника варили пиво, пекли пироги и булочки. 31 декабря утром угощали скот булочками и оставляли одну для домового. Украшали конюшню и пригон сосновыми ветками, приговаривая «Святой Власий, сделай так, чтобы была скотина жива и здорова, толста и хороша». После того как отстояли в церкви заутреню и поставили свечку Власию, этот праздник принято было отмечать поездками в гости. Желательно было объехать всех родственников с подарками и поздравлениями. Собираясь в гости, обязательно нужно было принести с собой мясное блюдо, обычно это была кулебяка – слоеный пирог с несколькими начинками с добавлением мяса. Молодежь устраивала снежные бои, катания на лошадях. Празднование Недосия тянулось до 14 января, т.е. до Нового года. Ни в одном селе престольный праздник не длился так долго.

Эта церковь долго «мешала» советской власти, и предлог закрытия был найден удачно. Шел 1961 год. Церковь требовала ремонта, и священник обратился к прихожанам с просьбой о пожертвовании, пошли переводы. Районные власти обвинили священника в присвоении денег. Женщин, членов церковного совета, запугали, через день пригнали тракторы и тросами сорвали купола с крестами, заключенные выбрасывали иконы из храма, ломами крушили иконостас, облачались в священные одежды и в таком виде показывались жителям, собравшимся вокруг церкви. Народ стонал, кричал: «Не ломайте, оставьте святыню!» Затем учителя привели детей и разобрали по кирпичику печи. От церкви остались только стены, их разрушить не смогли.

Иконы увезли в Юргамыш и сложили под сценой районного Дома культуры. Кто-то указал культработникам, что иконы оказались в воде и их перенесли в комнатку за кулисами сцены. В 1970-х годах, во время ремонта РДК, в дождливое лето строители из этих икон выложили дорожку от РДК до туалета. Так погибли ценности, доставшиеся от предков».

В «Истории Курганской области», в т.4, в разделе «Краткий обзор дел церквей Курганского уезда» приведены такие сведения:

«деревня Чинеевская — крестьяне 15 чел, сдали на строительство 240 руб., из них по 5 руб. —5 чел,, по 10—2, по 15—3, по 20— 2, по 25— 2, по 50— 1 и т. д., есть по 2 и З руб., всего 52 чел. и от доброхотов сборщик получил 82 р. 30 к., потом шли новые сборы, которые в целом дали 807 р. 60 к. Позже поступили 37 руб., д. Медвежьей крестьянин П. Заворин приложил колокол на 5 пудов — 255 руб., С. Иванов на колокол внес 25 руб., д. Губерлинской Вохминцев — 10 руб. и т. д., новый сбор составил 461 руб., при закладке церкви собрали 195, от общества 70 и т. д., всего добавлено 731 р. 60 к., занято у протопопа 100 р., от сборщиков поступило 50 р. и т. д., или НОВЫЙ сбор составил 1837 р. Все сборы равнялись 3847,6 руб. Для строительства церкви были на Иковской ярмарке куплены гвозди, железо, на Шадринской — крюки для дверей, листовое железо, гвозди, замок и др. На ярмарке в деревне Кисловой куплены гвозди, береста, тес, колокол и пр., всего потрачено 4162 руб. Книги о приходе денег и вещей Чинеевской церкви за 1923—1930 гг. показывают на 1823 г. поступления за свечи 24 р., в подаяние (кошелек и кружка) — 10,8 р. и т. д., всего 167 р. 30 к., в расход пущены 97 р.65 к., 1824 г. —266 и осталось 38,3 р., 1826 г. —96,5 и 28,1 р., 1830 г.-— 321,99 и 318,54 р. (это д. 3). В д. 8 с. Чинеевского Власия-Модестовской церкви за 1823—46 гг. содержится опись утвари и имущества: церковь деревянная, однопрестольная, 11 окон, ставни и запоры. З двери, в паперти направо кладовая с дверьми, слева караульная. С церковью в одной связи колокольня с точеными балясями, при церкви крыльцо открытое брусчатое. На церкви и колокольне кресты железные, покрашенные желтой краской, внутри помещения иконостас, образа, лампада, священные сосуды, святые евангелия, кресты напрестольные, кадила, подсвечники и др. (книга прихода денег и вещей вновь строящейся Чинеевской церкви)».


 

Юргамыш, рабочий поселок. Покровская церковь

 

 

Покровская церковь в Юргамыше.

Юргамыш – самый молодой населенный пункт Юргамышского района. Он возник в конце 19 века в связи со строительством Транссибирской железной дороги.

В 1891 г. приступили к строительству участка железной дороги от Челябинска до Кургана, и на 200 км от Челябинска началось строительство железнодорожной станции Юргамыш. 12 сентября 1894 г. через Юргамыш прошел первый поезд на Омск. Этот день считается началом функционирования станции Юргамыш. До октябрьской революции Юргамыш был небольшим поселением, входившим в Малобеловодское общество Кислянской волости, Челябинского уезда, Оренбургской губернии.

В связи с проведением административно-территориальной реформы (1924 г.) была образована Уральская область. В ее составе был Курганский округ, куда вошел вновь созданный Юргамышский район.

Украшением п. Юргамыш было старое здание районного Дома культуры – старинный двухэтажный дом с фигурными окнами и двумя куполами, который принадлежал кипельскому купцу Молодкину. Здание было варварски уничтожено властями в начале 90-х годов.

14 октября 1995 г. в Юргамыш приехал настоятель Свято-Троицкой церкви (п. Мишкино) отец Алексий для освещения места, где раньше стоял дом Молодкина, для строительства храма…

Лидия Астафьева, Юргамыш.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites