kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Воспоминания » Серков В.Т. ВОСПОМИНАНИЯ О СОБЫТИЯХ В БЕРЛИНЕ В ПЕРИОД «ХОЛОДНОЙ» ВОЙНЫ

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Серков В.Т. ВОСПОМИНАНИЯ О СОБЫТИЯХ В БЕРЛИНЕ В ПЕРИОД «ХОЛОДНОЙ» ВОЙНЫ

Явления «холодной» войны в 60-70е гг. находят свое отражение и в наши дни, угрожали трагическими последствиями не только Европе, но и всему миру. Одним из эпизодов того времени были события происшедшие в столице Германии г. Берлине, свидетелем и участником которых я стал во время прохождения службы в Группе Советских Войск в Германии (ГСВГ) в 1958-1964 годы.

После победы над Германией в 1945 году ее территория была разделена на четыре зоны оккупации: Советскую, Американскую, Английскую и Французскую. Берлин, столица Германии, расположенный в Советской зоне, был выделен в особый район. Его разделили на четыре сектора, каждый из которых включал несколько административных районов. Во все секторы были введены вооруженные силы союзников.

Управление ими осуществлялось Межсоюзнической комендатурой в составе четырех комендантов под общим руководством Союзнического Контрольного совета.

Думаю, что читателям будет небезынтересно узнать, как развивались и происходили события в этот период не только на уровне большой политики, но и отражались на повседневной жизни и деятельности личного состава воинских частей и подразделений, дислоцировавшихся в Группе Советских войск в Германии в частности, советском секторе Берлина.

До 1952 года в одном из районов города, Карлсхорсте в расположении бывшего немецкого военно-инженерного училища находилась Военная Комендатура советского сектора Берлина. В 1962 году в связи с усилившейся конфронтацией между бывшими союзниками она была расформирована. В место нее расположился штаб сформированной 6-й Отдельной Берлинской мотострелковой бригады и один из ее Отдельных мотострелковых батальонов. Еще, три Отдельных мотострелковых батальонов и бригады и два Отдельных танковых батальона были расположены по периметру границы города для охраны и осуществления контроля въезда и выезда на его территорию.

В этом же районе города дислоцировался наш 83-й гвардейский мотострелковый полк, 19-й мотострелковой дивизии, в которые я прибыл в 1954 году для прохождения службы на должность начальника штаба мотострелкового батальона.

С первых дней пребывания в полку я понял разницу между службой в России и в ГСВГ. Здесь все было подчинено выполнению одной главной задачи – поддержанию постоянной высокой боевой готовности штабов, частей и подразделений. Это чувствовалось во всем: в подборе личного состава, в организации службы и выучке войск, в материально-техническом снабжении, в обеспечении современным вооружением и боевой техникой.

Прошло много лет, и я до сих пор считаю, что мне очень повезло попасть в этот сплоченный офицерский коллектив батальона, которому было по плечу решение самых сложных задач по боевой подготовке и воспитанию личного состава. Мы не знали, что такое «дедовщина», что означает слово «наркоман».

Батальоном командовал грамотный, имеющий богатый боевой опыт офицер, подполковник Владимир Иванович Кондаков. Между нами сразу установились хорошие служебные и личные отношения. О таких людях говорят – «строг, но справедлив». Он никогда не повышал голоса. Его недовольство кем-либо можно было определить по более строгому тону речи и более четкому произношению слов. Под стать ему был сменивший его Ланин Н.И., заместители по политической части Колосов И.С., Захарик Г., командиры рот и взводов Башкиров В., Дружинин И., Кузьменко В., Филатов И.Ф., Чуглин В., Глинин Г., Перцев В.И. др. Яркой личностью был командир полка Герой Советского Союза Владимир Иванович Логинов.

Батальоны полка поочередно каждый месяц 10-12 дней находились в учебном центре Фридерсдорф. Здесь проводились тактические занятия, учения, стрельбы, вождение боевых машин. В армейском учебном центре Лесков, Либерозе раз в год проводились полковые тактические учения и батальонные учения с боевой стрельбой, в которых, признаюсь, я участвовал с большой охотой, тщательно к ним готовился, хотя приходилось работать по 3-4 суток без нормального сна и отдыха.

foto-1  

На учениях. Подвижный командный пункт мотострелкового батальона на БРДМ. Справа с планшетом – В.Т.Серков, г. Берлин, 22 сентября 1961г.

Было приятно осознавать и видеть, как обученные подразделения четко и слаженно выполняют поставленные задачи по цели и времени: совершают многокилометровые марши, развертываются в боевой порядок, атакуют позиции «противника», форсируют водную преграду или быстро переходят к обороне для отражения его наступления. Все это делалось не условно, а реально, в сложных условиях приближенных к боевой обстановке с участием сотен людей, десятков бронетранспортеров, танков, орудий и другой техники. После учений делался обстоятельный разбор. Особое внимание уделялось всесторонней подготовке офицерского состава, боевых частей и подразделений в связи с все более обостряющейся международной обстановкой.

Вскоре после окончания войны западные державы нарушили принятые ими четырехсторонние соглашения и декларации о денацификации, демилитаризации и демократизации Германии. В 1948 году образовали западногерманское государство, в Берлине создали магистрат. Провозгласили суверенитет Федеративной Республики Германия. В 1955 году приняли ее в НАТО. Западный Берлин превратился в очаг диверсионной, шпионской, спекулятивной, подрывной деятельности и провокаций, направленных против Советского Союза и стран социалистического блока, стал «фронтовым городом».

В сложившихся условиях служба носила напряженный и целенаправленный характер, подразделения полка всегда были в готовности  по «фронтовому» решать поставленные задачи. В случае возникновения чрезвычайной обстановки во взаимодействии с другими силами занять и контролировать все важные стратегические объекты, расположенные в Западном Берлине: аэропорт, узлы дорог, связи, радио, телевидение, другие важные административные и промышленные предприятия. Блокировать в военных городках американские, английские, французские воинские части или подавить их сопротивление. Каждый офицер заранее знал свой объект, маршрут выдвижения к нему, организацию вооружение и тактику действий подразделений НАТО, расположенных в западной части города. Для того, чтобы хорошо ориентироваться в городе днем и ночью, периодически проводились «экскурсии» в западную часть города.

Осуществляя заранее задуманные реваншистские планы, руководители стран блока НАТО пытаются настойчиво претворить их в жизнь. В Берлине, который не являлся территорией ФРГ, провозглашают вторую официальную резиденцию президента республики. Открыто ведется вербовка в западногерманский бундесвер, входящий в состав вооруженных сил НАТО. Здесь нашли себе приют резидентуры и филиалы западных разведок, секретных служб, которые, используя открытость, отсутствие охраны и контроля на границе, ведут подрывную работу.

Западный Берлин превратился в базу подрыва экономики ГДР. Проведенная в ФРГ денежная реформа, распространенная и на западные секторы города, создала искусственные условия для спекуляции валютой.

На западе были дешевле и доступнее промышленные товары, они скупались и продавались по более высоким ценам в восточной части. Продовольствие, которое было значительно дешевле в восточном секторе, в массовом порядке скупалось и по спекулятивным ценам продавалось на западе. Этим самым наносился колоссальный ущерб народному хозяйству ГДР, исчисляемый миллиардами марок. В ГДР образование было бесплатным, на западе – за плату. Квалифицированные специалисты, прельщаемые «райской жизнью» под воздействием западной пропаганды, склоняются к переезду на запад.

Профашистские организации при попустительстве и поддержке западноевропейских политиков открыто призывают к борьбе против стран социализма, совершают провокации, ведут активную пропаганду, направленную на создание негативного, враждебного отношения к существующему государственному строю в ГДР.

Имели место провокационные нападения на часовых у памятника советским воинам, погибшим в боях за взятие Берлина, расположенные в английском секторе в Тиргартене. После протеста военного коменданта, англичане были вынуждены его территорию оградить забором из колючей проволоки и выставить свою охрану. Офицеры так называемых «военных миссий» западных оккупационных войск, используя права, предоставленные им по взаимным соглашениям, назойливо пытались проникнуть в расположение в наших военных городков, полигонов и других объектов в расположении советских войск. Английской разведкой был прорыт подземный туннель для установки прослушивающей аппаратуры с целью получения секретно информации. Распространились провокационные, антисоветские листовки и прокламации. Имели место попытки шантажа и вербовки западными агентами советских военнослужащих.

Вспоминается один эпизод. Однажды, с командиром дивизии мы следовали из Олимпишесдорфа по приглашению военного командования ГДР в одну из немецких воинских частей на торжественное мероприятие, связанное с вручением ей Боевого Знамени.

Личный состав был уже построен на плацу. Оркестр играл гимн. Вдруг раздался громоподобный, оглушительный рев реактивного двигателя самолета. Все обратили взор к небу, думая, что он где-то низко пролетает над нами. Но вскоре все прояснилось. Источником громоподобного шума был реактивный двигатель, установленный рядом в здании у границы в Западной зоне. Рев двигателя то усиливался, то прекращался в зависимости от происходивших действий на нашей стороне.

Осуществлялась заранее запланированная провокация. Командование отменять мероприятие не стало. Усилили звук громкоговорителей. Помеха глушителя внесла неприятный осадок и в какой-то мере испортила настроение участникам торжества. Но все понимали, для чего и кем это делается.

В ответ на происки западного руководства со стороны стран Варшавского военного договора были приняты вынужденные ответные меры: заключен договор с правительством Германской Демократической Республики. В договоре был подтвержден ее суверенитет, право свободно проводить внешнюю и внутреннюю политику. Ее государственным органам переданы функции охраны и контроля на границе.

Советское правительство предложило западным странам все вопросы, касающиеся западного Берлина решать путем превращения его в демилитаризированный вольный город, что обеспечивало бы проживающим в нем гражданам ликвидацию условий оккупационного режима.

В начале июня 1961 года в Вене состоялась встреча главы Советского государства Н.С. Хрущева с президентом США Джоном Кеннеди. Главное место в их обсуждении занимали вопросы германского мирного урегулирования и Западного Берлина. К взаимопониманию в ходе переговоров прийти не удалось.

США и страны запад продолжали создавать еще большее напряжение во взаимоотношениях с восточным блоком в центре Европы, особенно вкруг Западного Берлина. С учетом сложившейся ситуации возникла необходимость дать решительный отпор этим действиям, оградить законные интересы Германской Демократической Республики. Действовать надо было решительно, но осторожно, так, чтобы не допустить вооруженного конфликта в первую очередь между воинскими частями, расположенными в непосредственной близости друг от друга, в Западном и Восточном Берлине.

Озабоченные все возрастающей напряженностью в Берлине, руководители Восточной Германии все чаще обращали внимание советского посла М.Г. Первухина и советского руководства на нетерпимость существующего положения, настаивали на принятии срочных радикальных мер.

С 3 по 5 августа 1961 года в Москве прошло совещание Политического Консультативного совета стран Варшавского договора. На совещании Н.С. Хрущев изложил позиции ГДР, в которой была выражена необходимость принятия мер для установления единообразного пограничного режима на всей границе между Восточной и Западной Германией, в том числе и на границе с Западным Берлином. Предложение получило поддержку и по нему было принято решение: всю подготовку мероприятия этой акции провести с соблюдением строгой секретности. Перекрытие границы осуществить неожиданно для западных держав. В соответствии с отданными распоряжениями началась проводиться практическая работа.

7 августа В. Ульбрихт возвратился в Берлин, проинформировал руководство ГДР о принятом решении на совещании в Москве.

10 августа его посетили назначенный Командующим Группой Советских войск в Германии маршал И.С. Конев, генерал армии И.И. Якубовский и посол М.Г. Первухин, которым он сообщил о проведении в ночь с 12 на 13 августа акции по закрытию границы, сооружении заграждений между восточной и западной частью Берлина. Были согласованы все вопросы взаимодействия.

Утром 12 августа В. Ульбрихт план всех мероприятий по закрытию границы под кодовым названием «Роза» довел до членов правительства.

Для руководства был создан штаб, определен порядок и объем работ, материально-техническое обеспечение, ответственные исполнители. Предусмотрены меры по обеспечению и поддержанию порядка в случае провокационных действий со стороны западной администрации, вмешательства оккупационных войск, размещенных в Западном Берлине. Пункты перехода границы планировалось сократить до 13. Передвижение по железнодорожным путям электричек, метро прекратилось. Особое внимание уделено организованности и последовательности выполнения всех мероприятий. Намеченное перекрытие границы в ночь с субботы на воскресенье было не случайным. Около 50 тысяч берлинцев, работавших в западных зонах, в это время отдыхали и не могли стать помехой при производстве работ.

Командование, офицеры нашего полка о проведении предстоящих мероприятий были не информированы. Все держалось в секрете. Конечно, мы о чем- то догадывались: было приказано, уточнялись планы боевой готовности, стало известно, что в город под видом учений введены танки и т.п. Но конкретно о том, что намечается и как все будет осуществляться, не имели понятия.

Вскоре, 12 августа самым невероятным образом все стало известно всем. Подразделение полка в обеденное, определенное распорядком дня время строем следовало в столовую. Неожиданно через главный КПП военного городка проехало несколько легковых машин. Чувствовалось, что к нам прибыло «высокое» начальство. Их встретил командир полка, как положено, а отдал рапорт. Мы увидели маршала Советского Союза И.С. Конева, генерал-полковника И.И. Якубовского и сопровождавших их офицеров, которые шли к выстроившимся ротам.

foto-2  

Маршал Советского Союза И.С.Конев, генерал-полковник И.И.Якубовский беседуют с личным составом полка 12 августа 1961 г., ГСВГ, г.Берлин.

Маршал приказал распустить строй, солдатам подойти ближе к нему. Завязалась беседа. Поинтересовался: как идет служба, хорошее ли питание, обеспечение другими видами довольствия.

Спросил, - «Как настроение?». Поблагодарил за службу. В конце задал вопрос: - «А известно ли вам, какие будут проводиться мероприятия в предстоящую ночь?». Ответы были отрицательными. Тогда он кратко рассказал о том, что в течение ночи будет перекрыта граница между восточным и западным секторами Берлина, что на наш полк ложится ответственная задача во взаимодействии с другими частями Группы войск и армией ГДР предотвратить возможные провокации со стороны бывших союзников. Вскоре они уехали. Сразу же была объявлена «Повышенная боевая готовность».

Вечером полк был приведен в «Полную боевую готовность». Боеприпасы загружены в боевые машины, выданы личному составу. Офицерский состав переведен на казарменное положение. Детей, находившихся на отдыхе в пионерских лагерях, вернули домой. Членов семей предупредили — быть готовыми к эвакуации. В приграничной зоне по маршрутам начали действовать разведывательные дозоры, вдоль границы дополнительно выставлены наблюдательные посты. Усилена охрана памятников Боевой славы в Трептовпарке и в Тиргартене у Бранденбургских ворот. В течение суток личный состав подразделений в полном боевом снаряжении находился в готовности к немедленным действиям по сигналу боевой тревоги.

foto-3  

Наш полк был приведен в полную боевую готовность, г.Берлин, 13 августа 1961 г.

Для усиления войсковой группировки в советский сектор Берлина дополнительно введен танковый полк 20-ой гвардейской Армии, который дислоцируется на одном из стадионов города. Несколько танков на наиболее опасных направлениях были выдвинуты к границе.

Главная роль по перекрытию границы отводилась «камфгруппам» - боевым рабочим дружинам, вооруженным стрелковым оружием ППШ, АКМ, хранящиеся вместе с униформой на предприятиях по месту работы. Время от времени они проходили военную подготовку, были хорошо организованы и обучены. В этом мы убедились, наблюдая за ними во время проводимых сборов в нашем военном учебном центре.

В полночь на грузовиках со строительными материалами и техникой они выдвинулись – каждая группа к намеченному участку. Под прикрытием полицейских постов, расположенных за ними, перекрыли переходы и приступили к сооружению заграждения границы – высокого забора из колючей проволоки, укрепленной на железобетонных столбах. Несколько дальше от границы располагались подразделения Национальной Народной Армии ГДР. К утру граница была перекрыта полностью, кроме КПП на 13 пограничных переходах.

Во время закрытия границы эксцессов, протестов не наблюдалось. По-видимому, многие жители не знали или не представляли последствий от того, что было сделано. В полдень небольшая группа горожан начала собираться возле советского посольства, но активисты СПЕГ разъяснили собравшимся, что все делается в интересах наведения порядка и прекращения разграбления ГДР. Люди разошлись.

Закрытие границы между западным и восточным Берлином для всех западников оказалось действительно неожиданным. Лишь только в понедельник 14 августа коменданты западных военных секторов Берлина заявили протест, каждый идентичного содержания, якобы о нарушениях существовавших договоренностей. Комендант советского сектора им ответил, что их интересы не нарушены, а просто проводятся мероприятия по наведению и поддержанию порядка на границе.

15 августа в черте города вместо проволочного заграждения началось сооружение кирпичной, а позже бетонной стены высотой до 4-х метров.

foto-4  

Возведение «3-й очереди» Берлинской стены из бетонных плит. Потсдамская площадь, г. Берлин, октябрь 1966г.

 

Ее общая длина к 1988 году составляла 155 километров, 45 километров – проходила непосредственно по Берлину. На всем протяжении была 10-километровая следовая полоса и обозначенная знаками 100-метровая запретная зона.

Со стороны западных государств предпринимаются провокационные попытки обострить обстановку. Для осмотра пограничных заграждений в Берлин прибывает натовский генерал Клей. Предпринимается демарш практического содержания. Распространяются слухи о том, что американцами готовится операция с намерением разрушить Берлинскую стену. До 10 танков М-60 26 октября с навесным бульдозерным оборудованием выдвигаются перед пограничным переходом «Чекпойнт Чарли».

foto-5  

Советские и американские танки у «Чекпойнта Чарли» на Фридрихштрассе, г.Берлин, 13.08.1962г.

По приказу советского командования принимаются адекватные меры – выдвигается колонна танков Т-55. Американцы направляют дополнительные подкрепления. Обстановка накаляется и вступает в критическую фазу. Ведутся интенсивные переговоры между руководителями Советского Союза и США на высшем уровне. Американский президент Джон Кеннеди заявляет о том, что их интересы заканчиваются на границе с восточным Берлином, и они их обязаны защищать. Правительства США, Англии и Франции направляют ноты Советскому правительству о якобы «незаконных» шагах, предпринятых в нарушение «четырехстороннего» статуса Берлина. Но все эти лживые протесты являлись не более чем молчаливыми уступками, рассчитанными на общественность.

Бывший помощник Генерального секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева, В.М. Фалин в то время присутствовал в Кремле на совещании, которое проводил генсек с военным руководством. В своих воспоминаниях он оценил этот конфликт как факт, который поставил мир на грань реальной катастрофы. «...От великой беды всех тогда отделяли секунды и метры» - пишет он.

Милитаристскими и реваншистскими организациями в западной Германии против ГДР развязывается бешеная истерия. У «Берлинской стены», которая стала символом противостояния двух систем, на стороне западного сектора проводятся шумные «протесты», демонстрации против ее сооружения, хулиганские выходки, провокации. Радио и телевидение ФРГ ведут активную пропаганду по переманиванию граждан из восточного Берлина, обещая им более высокий уровень жизни, содействие во время побега. Западноберлинской администрацией принято провокационное заявление: при побеге через границу граждан из восточного сектора оказывать им поддержку, вплоть до применения оружия.

Поддавшиеся пропаганде люди при попытке нарушить границу неизбежно сталкивались с вооруженной пограничной охраной. И, как случалось, пересекая ее, в завязавшейся перестрелке гибли люди, как нарушители границы, так и пограничники. За все время существования Берлинской стены погибло (по разным сведениям) от 70 до 250 человек.

После закрытия границы с западным Берлином главная цель правительством ГДР была достигнута. Стабилизировалась экономика, перекрылись каналы спекуляции и подрывной деятельности, сократился поток беженцев. США и западные страны вынуждены были считаться с твердой политикой Советского Союза о денационализации, милитаризации и демократизации гитлеровской Германии.

В 1962 году я окончил (заочно) военную академию им. М.И. Фрунзе. Был назначен командиром 162 отдельного мотострелкового батальона 6-й отдельной Берлинской мотострелковой бригады, о которой я уже упоминал в начале. На батальон была возложена охрана внешней границы советского сектора Берлина и контроль над въездом и выездом в город на шести контрольно-пропускных пунктах (КПП). Эти функции выполняли расположенные поблизости от них три мотострелковые роты. Штаб батальона, танковая рота, службы обеспечения располагались в большом господском поместье поселка Бёрнике в 15 километрах от Берлина.

Жизнь проходила в таком напряженном темпе, как и в полку: контроль и охранение на КПП, занятия боевой подготовкой, добивались заботы хозяйственного обеспечения и обслуживания. Уделялось большое внимание воспитанию и политической подготовке личного состава. А так, как на Берлинскую бригаду были возложены отдельные функции комендантской службы: обслуживание представительских и торжественных мероприятий, проводимых руководителями нашего государства, министерством обороны, приходилось участвовать и в их проведении. Было такое, например...

В феврале 1964 года в ГДР приезжал Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский. Кроме других дел, он должен был в торжественной обстановке в знак дружбы Армий вручить Боевое Знамя министру обороны армии ГДР. В этом мероприятии, проходившем во Дворце спорта, мне было предоставлено право быть знаменосцем. Почетно, конечно, но и ответственно...

В мае этого же года был с визитом Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л.И. Брежнев. Двум офицерам и мне было поручено сопровождать его при возложении венка к памятнику погибших советских воинов в Трептовпарке. В 1961 ГДР посетил Н.С. Хрущев.

Семь лет службы в ГСВГ остались в моей памяти как образцовое понятие о службе в армии вообще. Я всегда считал, что все, кто там служил, прошли великолепную школу, уроки которой останутся в памяти на всю жизнь, будь это солдат, офицер или генерал.

Семисоттысячная Армия группы советских войск в Германии, прекрасно обученная, вооруженная самым современным оружием, обеспеченная всем необходимым, воспитанная на славных боевых традициях русского и советского народа, представляла мощную военную силу, способную противостоять любым проискам наших вероятных противников на западе и на востоке.

Автор статьи – Серков Владимир Трофимович, родился в 1925 г. в д. Сосновка Куртамышского р-на Курганской обл., кадровый офицер, полковник Советской Армии в отставке. Участник  Великой отечественной войны, боевых действий в Египте. Член Зауральского генеалогического общества им. П.А. Свищева.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites