kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Политическая борьба » Николай Толстых. Оратор выскочил в окно

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Николай Толстых. Оратор выскочил в окно

в поисках спасения от наседавшей курганской полиции

На том месте, где теперь располагается Курганский областной драмтеатр, в начале прошлого века стояло другое здание, обнесенное невысоким забором. Это здание принадлежало Курганскому отделу Московского общества сельского хозяйства (КОМОСХ). Свою деятельность общество вело под девизом (или, если воспользоваться нынешним лексиконом, слоганом) «Трудись и молись». Его, кстати, можно было узреть над входом в здание Курганского отдела общества.


Курган. Здание КОМОСХа на открытке 1910-х годов.

Именно здесь чуть более столетия назад приключился в ходе тогдашней избирательной кампании случай, когда одному из его участников, оратору и агитатору, являвшемуся, выражаясь современным слогом, представителем гражданского общества, пришлось спасаться бегством от чинов курганской полиции. Но поведаем все по порядку.

8 июля 1906 г. первый опыт российского парламентаризма закончился разгоном Государственной думы. Расчеты царского правительства на то, что если не все, то большинство думских депутатов станут его верными союзниками в деле успокоения народа и подавления «смуты» (революции) не оправдались. Не решаясь еще пойти на изменение самого избирательного закона, правительство назначило срок новых выборов депутатов в Государственную думу второго созыва на февраль 1907 г.

Однако и покуда еще действовавший избирательный закон был далеко не образцовым. Наоборот, он имел много изъянов, которые делали выборы непрямыми, невсеобщими и неравными. Начать хотя бы с того, что выборы проводились по четырем куриям: землевладельческой, городской, крестьянской и рабочей. Непрямыми они являлись потому, что депутаты избирались не прямым голосованием избирателей в один день, а в ходе многостепенных выборов: сначала избирались выборщики, а уж потом эти последние из своей среды избирали депутатов. Неравенство заключалось в том, что избирательными правами наделялись лишь мужчины, обладавшие определенным имущественным цензом. Следовательно, за бортом выборов оказывались не только женщины, но и часть взрослого мужского населения, бедная и малоимущая. К тому же неравенство еще выражалось в том, что один выборщик по разным куриям выдвигался от разного числа избирателей. Это создавало преимущество для более состоятельных, имущих классов.

Курган с округой не относился к числу мест с развитой крупной промышленностью, поэтому выборы здесь происходили по городской курии, а в уезде – по крестьянской. Имущественный ценз наделял правом голоса в первую очередь горожан, владевших торговыми заведениями и промышленными предприятиями, домовладельцев и арендаторов квартир с отдельным ходом и кухней, лиц, плативших промысловый налог. Курганские рабочие могли участвовать в выборах лишь в том случае, если их, причем мужчин, набиралось на предприятии не менее 50 человек. А раз большинство рабочих и ремесленников трудились на мелких предприятиях и в мастерских, то они оказывались без избирательного голоса.

Сначала избирателям-горожанам на предвыборных собраниях предстояло выдвинуть кандидатов в выборщики и избрать их. Потом выборщики на общем губернском собрании в Тобольске избирали депутатов от губернии. Первое предвыборное собрание в Кургане состоялось 19 января 1907 г. в здании Курганской городской думы и управы по Береговой улице (ныне ул. Климова). В результате выборщиком на губернское собрание стал врач П.П.Успенский, придерживавшийся либеральных взглядов в духе конституционно-демократической партии (кадетов). Кстати, уже в 1917 г, после падения самодержавия, он официально вступил в кадетскую партию.

Второе же предвыборное собрание состоялось как раз в помещении упомянутого ранее КОМОСХа. Накануне курганские социал-демократы отпечатали в своей подпольной типографии и распространили воззвание «Граждане избиратели». Заключало оно всего несколько строк и содержало следующий призыв: «Если вы хотите, чтобы Государственная дума не была послушным орудием правительства, а добивалась бы Учредительного собрания, созванного всеобщим, равным, прямым и тайным голосованием, голосуйте за кандидата рабочей партии Владимира Александровича Николаева. Номер по избирательному списку 1247». В распространении этого воззвания приняли участие учащиеся технической школы при ст. Курган. Двое из них, В.С.Попов и А.И.Кмитто, даже подверглись аресту.

Производившая арест полиция проявила служебное рвение и взяла предвыборное собрание в доме КОМОСХа под свой пристальный пригляд. А как это осуществлялось на деле, можно, оказывается, узнать из первых уст – непосредственно от станового пристава А.А.Гурского, составившего о ходе собрания донесение для заинтересованного начальства.

«В семь часов вечера сего числа уездный исправник меня командировал в сельскохозяйственный отдел, где было назначено предвыборное собрание… По прибытию в означенное здание вход был огражден мною, околодочным Базилицким и стражниками Загорудных и Алексеевым. В зал заседания допускались лица, только предъявившие объявление избирателя. В 8 часов вечера председатель Николаев открыл заседание и сказал речь о том, что граждане приглашаются на совещание о выборе лиц, более подходящих в выборщики». Как уже известно, именно В.А.Николаева курганские социал-демократы выдвинули кандидатом в выборщики и призвали за него голосовать избирателей-горожан. Владимир Александрович состоял в Курганской социал-демократической группе, но свое партийное членство, во избежание репрессий со стороны власти, вынужден был скрывать. Кроме того, он, агроном по гражданской специальности, состоял членом Курганского отдела МОСХ, где и происходило собрание.

После вступительной речи Николаева наступил самый ответственный момент. В чью же сторону склонится чаша весов при голосовании кандидатур в выборщики: в сторону лиц с более радикальными или умеренными взглядами? На исход голосования предстояло повлиять выступавшим на собрании лицам, используя слово как орудие убеждения. Обратимся снова к донесению пристава Гурского. «Затем неизвестный Андреев высказался о том, что нужно выбрать человека, который бы защищал в Государственной думе интересы крестьянства, нуждающегося в земельных наделах; он говорил, что нужно защищать забитый рабочий класс; притом высказался, что за последние 2 года наше правительство сослало в Сибирь на каторгу и разными карательными экспедициями обездолило столько людей, что не было в течение предшествующих ста лет; тем проще, не погублено столько тараканов, сколько погибло людей за эти два года. Я предложил председателю Николаеву остановить оратора или закрыть заседание, так как оно уклоняется от намеченной цели…».

Обличение правительства в речи Андреева пристав воспринял как опасную крамолу, которую следовало немедленно пресечь. Впрочем, полицейское донесение не является единственным источником сведений о происходившем в стенах КОМОСХа. По-иному оценивалась речь того же оратора в корреспонденции, напечатанной в журнале «Сибирские вопросы». Андреев «подробно излагал программу социал-демократической партии, причем он убеждал избирателей голосовать за тех, кто придерживается этой партии. Ему почти никто не возражал, чувствовалось боевое настроение собравшихся, склонявшихся после каждого оратора все левее и левее».

Вот этот настрой насторожил и не на шутку встревожил полицию. Стремясь сбить его и качнуть избирателей в противоположном направлении, полиция кинулась преследовать зачинщика «левого уклона». «По окончании речи, - доносил пристав Гурский, - я тотчас же приступил к выяснению личности оратора, но последний назвать себя отказался». Что ж, у оратора были на то веские причины, но мы для читателей приоткроем тайну. Под фамилией Андреева действовал однопартиец В.А.Николаева Георгий Синявский. В Курган для ведения революционной работы он был направлен из Омска еще в середине 1906 г., будучи учеником сельскохозяйственного училища. Синявский поддерживал связь руководящего центра Курганской социал-демократической группы с «техниками» (печатниками) подпольной типографии группы. В октябре 1906 г. он арестовывался «по обвинению в антиправительственной деятельности», но по окончании предварительного заключения в Курганском тюремном замке был в ноябре освобожден. Понятно, попадание в лапы полиции грозило выяснением личности и новым арестом, чего Андреев-Синявский желал, во что бы то ни стало, избежать.

Между тем полицейские во главе с приставом Гурским не отказались от намерения заполучить в свое распоряжение дерзкого оратора, который в донесении пристава уже был зачислен в преступники. «Мною приступлено было к задержанию его. Проникнув в кабинет секретаря, оратор отворил зимнюю и летнюю рамы, выскочил в окно на улицу, но был задержан околодочным Базилицким… Я тотчас же прибыл на улицу, просил публику не препятствовать задержанию преступника, но он уже успел ускользнуть из рук чинов полиции. Кто именно препятствовал задержанию оратора, в темной ночи установить было невозможно». Очевидно, «публика» возле дома КОМОСХа состояла в большинстве своем из числа лишенных избирательного права. Они-то, думается, и оказали поддержку Синявскому, помогли ему скрыться.

Возникает следом другое предположение: уж не тем ли путем попал на собрание социал-демократический оратор, каким спасался от полиции – через окно? В этом случае ему, возможно, удалось бы избежать полицейского контроля на входе в дом КОМОСХа, не будь при нем требуемого документа – объявления избирателя. Ведь полицейские, не поймав беглеца, занялись проверкой документов у всех лиц, оставшихся на собрании городских избирателей. Мера эта возымела действие, умерив и сбив левый настрой избирателей. В результате социал-демократ В.А.Николаев в выборщики не попал. Ими стали двое предпринимателей: владелец механического завода С.А.Балакщин и владелец типографии и фотоателье А.И.Кочешев, а также священник И. Редькин. Что касается предпринимателей, то известно, что они придерживались либерально-прогрессивных взглядов.

Разумеется, Курган не был каким-то исключительным городом. Вмешательство полиции в избирательный процесс с целью давления на избирателей применялось по всей Российской империи. Однако при выборе во II Государственную думу усилия эти оказались тщетными, опыт по «выправлению» потерпел неудачу. Несмотря на административный нажим, большинство в Думе в разной степени получилось оппозиционным правительству и самодержавной власти. К этому большинству принадлежали и депутаты от Тобольской губернии Н.Л.Скалозубов и Т.В.Алексеев.

Опыт по «выправлению» выборщиков и депутатов в рамках прежнего избирательного закона потерпел неудачу. Поэтому, вновь разогнав уже II Госдуму, правительство по воле самодержца установило новым законом другой порядок выборов. Он-то и принес желанный перевес, обеспечил «правый уклон» в III Госдуме и превратил ее, если воспользоваться словами из приведенного выше воззвания курганских социал-демократов, в послушное орудие правительства. Правда, победа эта была одержана путем государственного переворота и являлась, как показала история, временной.

Николай Толстых



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites