kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Пугачевский бунт » Павел Варлаков. О событиях произошедших в 1774 году.

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Павел Варлаков. О событиях произошедших в 1774 году.

Охвативший Поволжье, Оренбургские степи и Урал пугачевский бунт вскоре достиг и Тобольской губернии. Сибирские власти были застигнуты врасплох неожиданным выступлением крестьян и казаков Ялуторовского и Куртамышского дистриктов.

На Тюмени и в Верхотурье воеводская канцелярия постановила вооружить всех крестьян, ямщиков, казаков и ясачных татар для защиты от пугачевцев. Отменили сбор подушных денег, а ранее собранные деньги, были розданы крестьянам и выписным казакам обратно. Сибирский губернатор Чичерин и генерал Декалонг сформировали в Тобольске новые правительственные отряды. Купечество собрало около тысячи, вооруженных человек, ямщики дали 120, из крестьян набрали двести конников. Из рекрутов, казаков и конфедератов сформировали эскадрон гусар и три роты пехоты.

В это время атаман Грязнов хозяйничал вокруг Челябинска. 13 января 1774 г. Челябинск занял своим отрядом генерал Деколонг, но вскоре решил оставить город на произвол судьбы, а сам отступил к Шадринску. Выступив, 1 февраля из города отряд встретил у села Першина мятежников и, вступив с ними в бой, потерпел поражение. 8 февраля 1774 года пугачёвский атаман Грязнов захватил Челябинск. Пугачевцы пообещали: «Сбора денег и рекрутского набора не будет, всем вольность, снизятся цены, вино будет стоить рубль ведро, а соль 12 копеек, пуд». Все деревни и села между Челябинском и Шадринском попали в руки мятежников.

Почти месяц мятежники осаждали Далматовский Успенский монастырь. Узнав о том, что Деколонг приближается к монастырю, 1 марта пугачевцы направляются к Челябинску. Куртамышский священник В.Лыткин писал Воскресенскому заказчику П.Андронникову: «Прочитывали мы крестьянам указы, охотно повиновение своё оказывали на том в данном деле, что оный Пугачёв разбойник, а другие малопахотные и которые в хлебопашестве не радеют, а в праздности по большой обращаются, и скудные крестьяне, убегая от государственной подати, а раскольники записные, совсем церкви святой чуждающиеся, слыша объявленную им вольность от разбойника Пугачёва, к нему склонными являются и со охотою его дожидаются, а увещеваний священнических не слушают».

В начале января в Западной Сибири происходят большие волнения. Уроженцы Утяцкой слободы Яков Иванович Кудрявцов и Андрей Тюленев, посылаются под Оренбург, где Кудрявцов получает чин хорунжего. Вернувшись в Утяцкую слободу с манифестом Пугачева Кудрявцов тайно собирает крестьян и объявляет тем, чтобы они были во всем послушны «императору Петру Третьему» и обнадеживает их разными льготами. Затем дает копию манифеста утяцкому крестьянину Петру Андреевичу Воденикову, который едет в Курганскую слободу, где манифест зачитывают. Многие изъявляют желание быть в подданстве у самозваного «императора». Братья Гонцовы приезжают под Челябинск и просят прислать повстанческое войско.

В конце января в Утяцкую слободу прибывает правительственный отряд, возглавляемый поручиком Парфеньевым. Вскоре он устанавливает, что крестьяне склонны к бунту.

Житель деревни Предеиной «лучший крестьянин» Семен Андреевич Новогородов едет в город Челябу к атаману Грязнову. Затем, в Чесноковке Зарубин созывает секретное совещание. 23 февраля от имени всех утяцких жителей Новогородов обращается к Чике с просьбой защитить всех крестьян, освободить от излишних тягостей и уменьшить поборы. «Граф Чернышов» Чика (Зарубин) назначает его атаманом и награждает 10 рублями. Затем выдает копию манифеста Пугачева и направляет Новогородова в Утяцкую слободу. В марте, одиннадцать из двенадцати Ялуторовских слобод охвачены волнением. Курганский крестьянин Афанасий Самарин посылается в Троицкую крепость для организации повстанческих отрядов. Крестьяне Куртамышской, Каминской и Таловской слобод посылают к Грязнову и Ражеву своих посланцев.

ХРОНИКА ПУГАЧЕВСКОГО БУНТА.

10-12 февраля 1774 года в Куртамыш прибывает отряд ясачного татарина, есаула Ивана Алферова сына Иликаева. Отряд состоит из татар, башкир, мещеряков и Окуневских крестьян. Вскоре к ним присоединяются местные жители. Пугачёвцы разоружают солдат куртамышского гарнизона и арестовывают поручика Никиту Губина. Иликаев приказывает канцеляристу Якову Иконникову зачитать пугачевский манифест. Крестьяне слушают стоя на коленях, затем присягают в верности. Местная администрация отказывается присягать Пугачеву. За это их избивают и под конвоем отправляют в Чумлякскую слободу. Там по приказу атамана Ражева куртамышского управителя вешают. Священник П.Андронников пишет тобольскому епископу Варлааму: «Куртамышского ведомства Каминской слободы и самого Куртамышского пригородка по разным селениям киргизцы обывателям делают злодейские убийства и крайне большие разорения, в одной деревне младенца в зыбке закололи, а десятилетнюю девочку с собой увели». Иликаев приказывает мирскому старосте Никите Добрыдину быть атаманом. Затем выбирает есаула, сотника и капралов. По дорогам выставляют караулы. Вскоре Иликаев с отрядом едет в деревню Петровскую, где грабит усадьбу помещика Бахметьева. Вернувшись в Куртамыш с татарами и мещеряками, Иликаев забирает все ценное из домов местной администрации и экспроприирует казну. Пугачёвцы сжигают всю письменную документацию, хранящуюся в куртамышской канцелярии.

Затем собрав отряд до трехсот человек, Иликаев приезжает в деревню Предеину. Большинство жителей выражает согласие служить Пугачеву. Вскоре повстанцы Иликаева и казаки Новогородова захватывают Утятскую слободу. Заставляют дьячка Гаврилу Соколова и пономаря Федора Рудакова зачитать обращение Пугачева к народу, собравшемуся на площади возле церкви. В Утяцкой слободе Новогородов назначает Ивана Савина сына Попова (Очепова) сотником и велит тому ехать по окрестным деревням вербовать жителей в отряд. Тем временем отряд капитана Смольянинова из Курганской слободы направляется в Иковскую, где встают лагерем. Вскоре мятежники въезжают в Курганскую слободу. Громят дома чиновников и купцов, конфискуют денежную казну и соляной магазин. Соль тут же продают по 20 копеек за пуд, вместо прежних сорока.

24 февраля. Мятежники подходят к Иковской слободе. Отряд капитана Смолянинова, подготавливается к обороне. Но казаки подымают бунт, к ним присоединяются крестьяне, большинство солдат и переходят на сторону мятежников. Капитан с четырьмя офицерами под стражей отправляются в Курганскую сло?боду, где Смолянинова по приказу Иликаева вешают. Поручиков Касьяновского и Парфеньева отправляют в Челябинск

По деревням ездят вербовщики, склоняя крестьян поддержать восстание. Жители Белоярской (Иковской) слободы присягают Петру Третьему. Старую администрацию отдают под суд.

В Курганской слободе смотрителем выбирается дворовой человек Федор Калугин, а воинским и гражданским начальником назначается священник Лаврентий Иванович Антонов. По рассказам очевидцев в Курганской слободе собирается около пяти тысячи мятежников. Хотя налоги отменены, атаманы собирают с населения хлеб и лошадей, мобилизуют людей в отряды. В отрядах нет организованности, дисциплины и вооружения.

Вскоре восстание поддерживают жители Белозер?ской, Марайской, Лебяжьевской, Тебенякской и Усть-Суерской слобод.

25 февраля. В Курганскую слободу прибывает отряд атамана Ивана Ковалевского, насчитывающий около восьми сот человек. Большей частью отряд состоит из таловских, окуневских и чумляцких крестьян. Ковалевский приказывает Иликаеву ехать в Утяцкую слободу и там его ожидать.

В Лебяжьевской слободе посельщик Степан Арзамасцов (присланный из Саратовского уезда «за совершенные многие там придерзости») собирает отряд в 400 человек.

Чичерин задерживает в Петропавловске 13 легкую полевую команду майора Эртмана, идущую на соединение с войсками Декалонга. Команда направляется к Суерской (Осиповой) слободе, имея приказ, чтобы «слободы очищать от злодеев, не только прогоняя, но и истребляя». Услышав о приближении правительственных войск, староста Усть-Суерской слободы Филипп Терентьевич Неупокоев отправляет Сидора Пилигримова «просить защиты от полевой команды, которая идет с Бачанской стороны» к атаману Ковалевскому. Хорошо подготовленные, но уступающие в численности солдаты Эртмана подходят к Суерской слободе.

4 марта восставшие терпят поражение и бегут из Суерской слободы. Вскоре туда прибывает отряд секунд-майора Фадеева.

Тем временем в Усть-суерской слободе «начальствующие над жителями села и окрестных мест» завлекают в свои ряды «слабомыслящих различными средствами, обольщая несовместимыми обещаниями и страшными угрозами, приводя в страх и ужас, тех, которые сдавались в их обольщении».

5 марта. Пугачевцы во главе с бывшим дьячком, а теперь есаулом Тимофеем Бурцовым занимают Усть-Суерскую слободу. Разграбляют церковь и уничтожают церковные документы. Священник Усть-суерской слободы Симеон Шалабанов узнав о том, что прихожане начинают переходить на сторону бунтовщиков идет в волостное правление и пишет воззвание к местным жителям, в котором «заклинает их не предаваться на сторону мошенников, а сидеть дома и, соединившись, отражать самозванца». Написанное воззвание священник оставляет на столе волостного правления и уходит домой. Вскоре сподвижник Пугачева дьячек Бурцев входит в волостное правление и, прочитав воззвание, разрывает его. Затем он и еще несколько человек идут к дому Шалабанова где избивают, обещая немедленно повесить священника, если тот не изменит своего мнения о Пугачеве и не признает его настоящим императором, и не встретит с подобающей честью приближающегося к Усть-суерской слободе атамана Ковалевского. В это время из другой комнаты выходит сын священника Дмитрий, учившийся в одном монастыре с Бурцевым, и начинает упрекать того в несправедливых угрозах, объясняя, что его отец ни в чем не виноват, а исполняет лишь свои прямые обязанности, как верноподданный царствующей императрицы. Около дома священника Шалабанова начинают собираться приверженцы Пугачева и требуют от Бурцева немедленной казни священника. В церкви бунтовщики обдирают с икон драгоценности, забирают серебряные сосуды и деньги, затем уничтожают хранившиеся в церковном архиве документы.

6 марта. В Усть-суерскую слободу прибывает отряд атамана Ковалевского. Есаул Бурцев с тремя людьми приходит в дом к священнику Шалабанову и велит тому одеться в священное облачение, чтоб идти встречать крестами и колокольным звоном атамана. Шалабанов говорит, что идти от побоев не может. Тогда Бурцев и еще три разгневанных человека «взяв за волосы, вытащили Шалабанова и до церкви в шею толкали, устращивали смертью ежели не послушается». В это время слышатся выстрелы, к слободе приближается отряд Эртмана. Навстречу правительственному отряду численностью 300 человек, выступают три тысячи повстанцев атамана Ковалевского. Бой заканчивается поражением восставших, которые теряют около шести сот человек убитыми. Атамана Ковалевского убивают, а затем мертвого вешают, вместе с пленным хорунжим Матвеем Скориным.

«Священника Шалабанова вязали, били и под караулом держали той Усть-суерской слободы Василий Устюженин, деревни Памятной Федор Жернаков и Абрам Аристов, деревни Кушмы (Поляковой) Никита Поляков. А как прибывшим в Усть-суерскую слободу майором Эртманом воровская толпа разбита и об оных пущих бунтовщиках ему, майору было донесено, то по его приказанию Никита Поляков был застрелен, а прочие четыре человека повешены».

Затем правительственные войска занимают Белозерскую и Иковскую слободы. Восставшие распадаются на три отряда. Новгородов возвращается в Утятскую слободу. Оттуда посылает гонцов в Куртамышевский пригород к атаману Добрынину, в Таловскую слободу к атаману Савину Паршукову и в Каминскую слободу, прося тех о подкреплении.

На следующий день в Утяцкую слободу приходит отряд Иликаева с тремя тысячами крестьян, башкир и ичкинских татар. Новогородов собирает около двух тысяч повстанцев. Вскоре они занимают Курганскую слободу. Просят помощи у Грязнова и Чернышова, но так ничего и не получают. По приказу Новогородова священник села Шкодского Чемезов делает знамя, рисует на канавате с одной стороны образ Христа, с другой знамения Богородицы.

Тем временем отряды Эртмана наводят порядок в Кизацкой, Верх-суерской и Марайских слободах и приводят население к присяге верности Екатерине Второй. В Кизацкой слободе схвачен атаман Степан Арзамасцов.

Вскоре отряд Эртмана останавливается в Иковской слободе.

 18 марта отряды восставших крестьян вместе с казаками, татарами и башкирами атамана Иликаева окружают Иковскую слободу. Эртман укрепляется в слободе и ведет артиллерийский огонь по нападающим. Укрепившись под слободой на Крутоярской протоке, восставшие ставят пушки в трех местах и выкапывают из снега ров и производят ответную пушечную стрельбу.

20 марта. На помощь Эртману приходит отряд Фадеева.

21 марта. В ночь с обеих сторон ведется беспрерывная пальба. Священник Антонов подъезжает к слободе и предлагает правительственным войскам сдаться «на милость императору Петру Третьему». На рассвете пехота, конные драгуны и казаки Эртмана атакуют, но восставшие отбивают атаку.

22 марта. Эртман поручает секунд-майору Фадееву с мушкетерами, конными драгунами, казаками и солдатами Тобольских батальонов произвести новую атаку. Преодолевая ожесточенное сопротивление восставших, Фадеев спускается под гору на реку Тобол, обходит противника с флангов и захватывает три пушки. К нему на помощь со всеми силами спешит Эртман. Происходит одно из самых крупных сражений в истории пугачевского бунта. Мятежники терпят поражение, теряют убитыми около семи сот человек. Часть пленных вешают и колют. Основные силы восставших разгромлены. В отряде Эртмана убито 5 человек и 16 раненых. В боях под Иковской слободой, вместе с атаманом Новогородовым и священником Лаврентием Антоновым активное участие принимают утяцкие крестьяне Тюленев и Кудрявцов, дьякон Андрей Антонов, дьячки Тимофей Бурцов и Гаврила Кокшарской.

24 марта отряды Эртмана и Фадеева вступают в Курганскую слободу. Вскоре туда прибывает отправленный из Омска отряд секунд-майора фон-Трейбютта. Есаул Иликаев со своими людьми поспешно уходит в Оренбургскую губернию, после чего возвращаются по домам куртамышские, а за ними белозерские и утяцкие крестьяне. Тайно из Курганской слободы к пугачевцам с жалобами отправляется Андрей Кремнев.

29 марта правительственные войска занимают Утяцкую слободу Атаман Новгородов видя, что многие разбегаются, решает, спрятался в пашенной избушке.

3 апреля Новгородова арестовывают. Вскоре ловят священников Антонова и Кокшарского. Пленных отправляют в Тобольск.

К концу июня в Зауралье повстанческое движение полностью подавлено. В мятежных слободах восстановлено местное самоуправление. По приговору Тайной экспедиции Сената 151 участников бунта в Сибирской губернии были наказаны: 30 человек – годных к службе – навечно записали в солдаты, 65 человек были приговорены к многомесячному содержанию под стражей, 16 человек были сосланы на каторжные работы, 29 человек – на поселение, а 11 из них, не дождавшись приговора, умерли.

 Некоторые крестьяне – участники восстания - боясь наказания, бегут из своих слобод. Властями объявлен крайний срок возвращения беглецов – 1 июля. Жители дают присягу в верности Екатерине. Суровому наказанию подвергается группа крестьян Утяцкой слободы, принимавшая участие в «советах» с Тюленевым и Кудрявцовым. «Высечены плетьми нещадно» Максим и Егор Новогородовы, Иван Шаршин, Филипп Шурманов. Затем они «отданы в работы для успокоения». Для устрашения наказания проводились публично. По бывшему замешательству Савву Попова отправляют в Уктускую слободу, а атамана Новгородова ссылают в Нерчинск. Филиппа Неупокоева отправляют на поселение в Лебяжьевскую слободу.

Для духовных лиц, принимавших участие в мятеже, решением Синода от 26 сентября 1774 года постановлено:

1) тех священнослужителей, которые добровольно выезжали навстречу Пугачеву, лишить сана и передать гражданскому суду.

2) тех, которые молились за Пугачева, как императора, из страха смерти — лишить сана, подвергнуть церковному покаянию и отправить к светскому начальству для распределения, куда годятся.

3) тех, которые были пойманы и которых заставляли мятежники молиться за Пугачева, лишить священства и распределить дьячками и пономарями.



Охвативший Поволжье, Оренбургские степи и Урал пугачевский бунт вскоре достиг и Тобольской губернии. Сибирские власти были застигнуты врасплох неожиданным выступлением крестьян и казаков Ялуторовского и Куртамышского дистриктов.

На Тюмени и в Верхотурье воеводская канцелярия постановила вооружить всех крестьян, ямщиков, казаков и ясачных татар для защиты от пугачевцев. Отменили сбор подушных денег, а ранее собранные деньги, были розданы крестьянам и выписным казакам обратно. Сибирский губернатор Чичерин и генерал Декалонг сформировали в Тобольске новые правительственные отряды. Купечество собрало около тысячи, вооруженных человек, ямщики дали 120, из крестьян набрали двести конников. Из рекрутов, казаков и конфедератов сформировали эскадрон гусар и три роты пехоты.

В это время атаман Грязнов хозяйничал вокруг Челябинска. 13 января 1774 г. Челябинск занял своим отрядом генерал Деколонг, но вскоре решил оставить город на произвол судьбы, а сам отступил к Шадринску. Выступив, 1 февраля из города отряд встретил у села Першина мятежников и, вступив с ними в бой, потерпел поражение. 8 февраля 1774 года пугачёвский атаман Грязнов захватил Челябинск. Пугачевцы пообещали: «Сбора денег и рекрутского набора не будет, всем вольность, снизятся цены, вино будет стоить рубль ведро, а соль 12 копеек, пуд». Все деревни и села между Челябинском и Шадринском попали в руки мятежников.

Почти месяц мятежники осаждали Далматовский Успенский монастырь. Узнав о том, что Деколонг приближается к монастырю, 1 марта пугачевцы направляются к Челябинску. Куртамышский священник В.Лыткин писал Воскресенскому заказчику П.Андронникову: «Прочитывали мы крестьянам указы, охотно повиновение своё оказывали на том в данном деле, что оный Пугачёв разбойник, а другие малопахотные и которые в хлебопашестве не радеют, а в праздности по большой обращаются, и скудные крестьяне, убегая от государственной подати, а раскольники записные, совсем церкви святой чуждающиеся, слыша объявленную им вольность от разбойника Пугачёва, к нему склонными являются и со охотою его дожидаются, а увещеваний священнических не слушают».

В начале января в Западной Сибири происходят большие волнения. Уроженцы Утяцкой слободы Яков Иванович Кудрявцов и Андрей Тюленев, посылаются под Оренбург, где Кудрявцов получает чин хорунжего. Вернувшись в Утяцкую слободу с манифестом Пугачева Кудрявцов тайно собирает крестьян и объявляет тем, чтобы они были во всем послушны «императору Петру Третьему» и обнадеживает их разными льготами. Затем дает копию манифеста утяцкому крестьянину Петру Андреевичу Воденикову, который едет в Курганскую слободу, где манифест зачитывают. Многие изъявляют желание быть в подданстве у самозваного «императора». Братья Гонцовы приезжают под Челябинск и просят прислать повстанческое войско.

В конце января в Утяцкую слободу прибывает правительственный отряд, возглавляемый поручиком Парфеньевым. Вскоре он устанавливает, что крестьяне склонны к бунту.

Житель деревни Предеиной «лучший крестьянин» Семен Андреевич Новогородов едет в город Челябу к атаману Грязнову. Затем, в Чесноковке Зарубин созывает секретное совещание. 23 февраля от имени всех утяцких жителей Новогородов обращается к Чике с просьбой защитить всех крестьян, освободить от излишних тягостей и уменьшить поборы. «Граф Чернышов» Чика (Зарубин) назначает его атаманом и награждает 10 рублями. Затем выдает копию манифеста Пугачева и направляет Новогородова в Утяцкую слободу. В марте, одиннадцать из двенадцати Ялуторовских слобод охвачены волнением. Курганский крестьянин Афанасий Самарин посылается в Троицкую крепость для организации повстанческих отрядов. Крестьяне Куртамышской, Каминской и Таловской слобод посылают к Грязнову и Ражеву своих посланцев.

ХРОНИКА ПУГАЧЕВСКОГО БУНТА.

10-12 февраля 1774 года в Куртамыш прибывает отряд ясачного татарина, есаула Ивана Алферова сына Иликаева. Отряд состоит из татар, башкир, мещеряков и Окуневских крестьян. Вскоре к ним присоединяются местные жители. Пугачёвцы разоружают солдат куртамышского гарнизона и арестовывают поручика Никиту Губина. Иликаев приказывает канцеляристу Якову Иконникову зачитать пугачевский манифест. Крестьяне слушают стоя на коленях, затем присягают в верности. Местная администрация отказывается присягать Пугачеву. За это их избивают и под конвоем отправляют в Чумлякскую слободу. Там по приказу атамана Ражева куртамышского управителя вешают. Священник П.Андронников пишет тобольскому епископу Варлааму: «Куртамышского ведомства Каминской слободы и самого Куртамышского пригородка по разным селениям киргизцы обывателям делают злодейские убийства и крайне большие разорения, в одной деревне младенца в зыбке закололи, а десятилетнюю девочку с собой увели». Иликаев приказывает мирскому старосте Никите Добрыдину быть атаманом. Затем выбирает есаула, сотника и капралов. По дорогам выставляют караулы. Вскоре Иликаев с отрядом едет в деревню Петровскую, где грабит усадьбу помещика Бахметьева. Вернувшись в Куртамыш с татарами и мещеряками, Иликаев забирает все ценное из домов местной администрации и экспроприирует казну. Пугачёвцы сжигают всю письменную документацию, хранящуюся в куртамышской канцелярии.

Затем собрав отряд до трехсот человек, Иликаев приезжает в деревню Предеину. Большинство жителей выражает согласие служить Пугачеву. Вскоре повстанцы Иликаева и казаки Новогородова захватывают Утятскую слободу. Заставляют дьячка Гаврилу Соколова и пономаря Федора Рудакова зачитать обращение Пугачева к народу, собравшемуся на площади возле церкви. В Утяцкой слободе Новогородов назначает Ивана Савина сына Попова (Очепова) сотником и велит тому ехать по окрестным деревням вербовать жителей в отряд. Тем временем отряд капитана Смольянинова из Курганской слободы направляется в Иковскую, где встают лагерем. Вскоре мятежники въезжают в Курганскую слободу. Громят дома чиновников и купцов, конфискуют денежную казну и соляной магазин. Соль тут же продают по 20 копеек за пуд, вместо прежних сорока.

24 февраля. Мятежники подходят к Иковской слободе. Отряд капитана Смолянинова, подготавливается к обороне. Но казаки подымают бунт, к ним присоединяются крестьяне, большинство солдат и переходят на сторону мятежников. Капитан с четырьмя офицерами под стражей отправляются в Курганскую сло?боду, где Смолянинова по приказу Иликаева вешают. Поручиков Касьяновского и Парфеньева отправляют в Челябинск

По деревням ездят вербовщики, склоняя крестьян поддержать восстание. Жители Белоярской (Иковской) слободы присягают Петру Третьему. Старую администрацию отдают под суд.

В Курганской слободе смотрителем выбирается дворовой человек Федор Калугин, а воинским и гражданским начальником назначается священник Лаврентий Иванович Антонов. По рассказам очевидцев в Курганской слободе собирается около пяти тысячи мятежников. Хотя налоги отменены, атаманы собирают с населения хлеб и лошадей, мобилизуют людей в отряды. В отрядах нет организованности, дисциплины и вооружения.

Вскоре восстание поддерживают жители Белозер?ской, Марайской, Лебяжьевской, Тебенякской и Усть-Суерской слобод.

25 февраля. В Курганскую слободу прибывает отряд атамана Ивана Ковалевского, насчитывающий около восьми сот человек. Большей частью отряд состоит из таловских, окуневских и чумляцких крестьян. Ковалевский приказывает Иликаеву ехать в Утяцкую слободу и там его ожидать.

В Лебяжьевской слободе посельщик Степан Арзамасцов (присланный из Саратовского уезда «за совершенные многие там придерзости») собирает отряд в 400 человек.

Чичерин задерживает в Петропавловске 13 легкую полевую команду майора Эртмана, идущую на соединение с войсками Декалонга. Команда направляется к Суерской (Осиповой) слободе, имея приказ, чтобы «слободы очищать от злодеев, не только прогоняя, но и истребляя». Услышав о приближении правительственных войск, староста Усть-Суерской слободы Филипп Терентьевич Неупокоев отправляет Сидора Пилигримова «просить защиты от полевой команды, которая идет с Бачанской стороны» к атаману Ковалевскому. Хорошо подготовленные, но уступающие в численности солдаты Эртмана подходят к Суерской слободе.

4 марта восставшие терпят поражение и бегут из Суерской слободы. Вскоре туда прибывает отряд секунд-майора Фадеева.

Тем временем в Усть-суерской слободе «начальствующие над жителями села и окрестных мест» завлекают в свои ряды «слабомыслящих различными средствами, обольщая несовместимыми обещаниями и страшными угрозами, приводя в страх и ужас, тех, которые сдавались в их обольщении».

5 марта. Пугачевцы во главе с бывшим дьячком, а теперь есаулом Тимофеем Бурцовым занимают Усть-Суерскую слободу. Разграбляют церковь и уничтожают церковные документы. Священник Усть-суерской слободы Симеон Шалабанов узнав о том, что прихожане начинают переходить на сторону бунтовщиков идет в волостное правление и пишет воззвание к местным жителям, в котором «заклинает их не предаваться на сторону мошенников, а сидеть дома и, соединившись, отражать самозванца». Написанное воззвание священник оставляет на столе волостного правления и уходит домой. Вскоре сподвижник Пугачева дьячек Бурцев входит в волостное правление и, прочитав воззвание, разрывает его. Затем он и еще несколько человек идут к дому Шалабанова где избивают, обещая немедленно повесить священника, если тот не изменит своего мнения о Пугачеве и не признает его настоящим императором, и не встретит с подобающей честью приближающегося к Усть-суерской слободе атамана Ковалевского. В это время из другой комнаты выходит сын священника Дмитрий, учившийся в одном монастыре с Бурцевым, и начинает упрекать того в несправедливых угрозах, объясняя, что его отец ни в чем не виноват, а исполняет лишь свои прямые обязанности, как верноподданный царствующей императрицы. Около дома священника Шалабанова начинают собираться приверженцы Пугачева и требуют от Бурцева немедленной казни священника. В церкви бунтовщики обдирают с икон драгоценности, забирают серебряные сосуды и деньги, затем уничтожают хранившиеся в церковном архиве документы.

6 марта. В Усть-суерскую слободу прибывает отряд атамана Ковалевского. Есаул Бурцев с тремя людьми приходит в дом к священнику Шалабанову и велит тому одеться в священное облачение, чтоб идти встречать крестами и колокольным звоном атамана. Шалабанов говорит, что идти от побоев не может. Тогда Бурцев и еще три разгневанных человека «взяв за волосы, вытащили Шалабанова и до церкви в шею толкали, устращивали смертью ежели не послушается». В это время слышатся выстрелы, к слободе приближается отряд Эртмана. Навстречу правительственному отряду численностью 300 человек, выступают три тысячи повстанцев атамана Ковалевского. Бой заканчивается поражением восставших, которые теряют около шести сот человек убитыми. Атамана Ковалевского убивают, а затем мертвого вешают, вместе с пленным хорунжим Матвеем Скориным.

«Священника Шалабанова вязали, били и под караулом держали той Усть-суерской слободы Василий Устюженин, деревни Памятной Федор Жернаков и Абрам Аристов, деревни Кушмы (Поляковой) Никита Поляков. А как прибывшим в Усть-суерскую слободу майором Эртманом воровская толпа разбита и об оных пущих бунтовщиках ему, майору было донесено, то по его приказанию Никита Поляков был застрелен, а прочие четыре человека повешены».

Затем правительственные войска занимают Белозерскую и Иковскую слободы. Восставшие распадаются на три отряда. Новгородов возвращается в Утятскую слободу. Оттуда посылает гонцов в Куртамышевский пригород к атаману Добрынину, в Таловскую слободу к атаману Савину Паршукову и в Каминскую слободу, прося тех о подкреплении.

На следующий день в Утяцкую слободу приходит отряд Иликаева с тремя тысячами крестьян, башкир и ичкинских татар. Новогородов собирает около двух тысяч повстанцев. Вскоре они занимают Курганскую слободу. Просят помощи у Грязнова и Чернышова, но так ничего и не получают. По приказу Новогородова священник села Шкодского Чемезов делает знамя, рисует на канавате с одной стороны образ Христа, с другой знамения Богородицы.

Тем временем отряды Эртмана наводят порядок в Кизацкой, Верх-суерской и Марайских слободах и приводят население к присяге верности Екатерине Второй. В Кизацкой слободе схвачен атаман Степан Арзамасцов.

Вскоре отряд Эртмана останавливается в Иковской слободе.

 18 марта отряды восставших крестьян вместе с казаками, татарами и башкирами атамана Иликаева окружают Иковскую слободу. Эртман укрепляется в слободе и ведет артиллерийский огонь по нападающим. Укрепившись под слободой на Крутоярской протоке, восставшие ставят пушки в трех местах и выкапывают из снега ров и производят ответную пушечную стрельбу.

20 марта. На помощь Эртману приходит отряд Фадеева.

21 марта. В ночь с обеих сторон ведется беспрерывная пальба. Священник Антонов подъезжает к слободе и предлагает правительственным войскам сдаться «на милость императору Петру Третьему». На рассвете пехота, конные драгуны и казаки Эртмана атакуют, но восставшие отбивают атаку.

22 марта. Эртман поручает секунд-майору Фадееву с мушкетерами, конными драгунами, казаками и солдатами Тобольских батальонов произвести новую атаку. Преодолевая ожесточенное сопротивление восставших, Фадеев спускается под гору на реку Тобол, обходит противника с флангов и захватывает три пушки. К нему на помощь со всеми силами спешит Эртман. Происходит одно из самых крупных сражений в истории пугачевского бунта. Мятежники терпят поражение, теряют убитыми около семи сот человек. Часть пленных вешают и колют. Основные силы восставших разгромлены. В отряде Эртмана убито 5 человек и 16 раненых. В боях под Иковской слободой, вместе с атаманом Новогородовым и священником Лаврентием Антоновым активное участие принимают утяцкие крестьяне Тюленев и Кудрявцов, дьякон Андрей Антонов, дьячки Тимофей Бурцов и Гаврила Кокшарской.

24 марта отряды Эртмана и Фадеева вступают в Курганскую слободу. Вскоре туда прибывает отправленный из Омска отряд секунд-майора фон-Трейбютта. Есаул Иликаев со своими людьми поспешно уходит в Оренбургскую губернию, после чего возвращаются по домам куртамышские, а за ними белозерские и утяцкие крестьяне. Тайно из Курганской слободы к пугачевцам с жалобами отправляется Андрей Кремнев.

29 марта правительственные войска занимают Утяцкую слободу Атаман Новгородов видя, что многие разбегаются, решает, спрятался в пашенной избушке.

3 апреля Новгородова арестовывают. Вскоре ловят священников Антонова и Кокшарского. Пленных отправляют в Тобольск.

К концу июня в Зауралье повстанческое движение полностью подавлено. В мятежных слободах восстановлено местное самоуправление. По приговору Тайной экспедиции Сената 151 участников бунта в Сибирской губернии были наказаны: 30 человек – годных к службе – навечно записали в солдаты, 65 человек были приговорены к многомесячному содержанию под стражей, 16 человек были сосланы на каторжные работы, 29 человек – на поселение, а 11 из них, не дождавшись приговора, умерли.

 Некоторые крестьяне – участники восстания - боясь наказания, бегут из своих слобод. Властями объявлен крайний срок возвращения беглецов – 1 июля. Жители дают присягу в верности Екатерине. Суровому наказанию подвергается группа крестьян Утяцкой слободы, принимавшая участие в «советах» с Тюленевым и Кудрявцовым. «Высечены плетьми нещадно» Максим и Егор Новогородовы, Иван Шаршин, Филипп Шурманов. Затем они «отданы в работы для успокоения». Для устрашения наказания проводились публично. По бывшему замешательству Савву Попова отправляют в Уктускую слободу, а атамана Новгородова ссылают в Нерчинск. Филиппа Неупокоева отправляют на поселение в Лебяжьевскую слободу.

Для духовных лиц, принимавших участие в мятеже, решением Синода от 26 сентября 1774 года постановлено:

1) тех священнослужителей, которые добровольно выезжали навстречу Пугачеву, лишить сана и передать гражданскому суду.

2) тех, которые молились за Пугачева, как императора, из страха смерти — лишить сана, подвергнуть церковному покаянию и отправить к светскому начальству для распределения, куда годятся.

3) тех, которые были пойманы и которых заставляли мятежники молиться за Пугачева, лишить священства и распределить дьячками и пономарями.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites