kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Гражданская война в Зауралье » С.И. Пудовкин. 1918 год. В небе над Уралом

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




С.И. Пудовкин. 1918 год. В небе над Уралом

С
(Из материалов Всероссийской научно-практической конференции VI Зыряновские чтения, Курган, 11-12 декабря 2008г. Издательство КГУ, 2008, 218с.).

Летом 1918 года Восточный фронт стал главным сосредоточением сил Красной и Белой армий. Жестокие бои развернулись на подступах к Невьянску и Тагилу. В оперативных сводках III Красной армии с 26 июля появляется «тагильское направление». В условиях маневренной, «эшелонной» войны огромное значение стало уделяться действиям авиации.

В Красной армии штат авиационного отряда устанавливался приказом наркома по военным делам Л. Троцкого от 15 мая 1918 года. При численности 113 человек личного состава в авиаотряде насчитывалось 6 самолетов, 4 автомобиля и 5 конных повозок. К августу 1918 года было создано 9 авиаотрядов. Два авиаотряда составляли боевую группу, первая авиагруппа – «Казанская» прикрывала Поволжье, вторая – «Олонецкая» прикрывала Нижний Тагил.[1]

Большое психологическое воздействие на противника оказывал единственный самолет «ньюпор» Первого Уральского авиационного отряда. Он сбрасывал на противника бомбы, приводил его в страх. В составе Первого Уральского авиаотряда первоначально числилось 2 самолета: истребитель «ньюпор» и разведчик «вуазен». Командиром отряда был назначен выпускник одесской авиашколы прапорщик Алексей Муратов, авиамеханиками П.А. Типикин, Шестаков, Замогильный. Правда, вскоре «вуазен» был разбит при посадке Шестакова, пытавшегося освоить пилотирование самолета. До 24 июля бомбежки белочешских войск осуществлял лишь «ньюпор» А. Муратова.[2]

10 июля 1918 года в Екатеринбург прибыл Пятый авиационный отряд. Он был выделен из авиационной школы Всероссийского аэроклуба. В его состав входили шесть летчиков: Романчук (командир), Дорофеев, Пятницкий Дмитрий, Степанов Александр, Калабушкин Михаил, Трусов Николай. Позднее в отряд вошел полный георгиевский кавалер, военный летчик, участник Брусиловского прорыва 1916 года Алексей Упоров. После своего знаменитого побега весной 1918 года, на самолете с Румынского фронта от немцев и украинских националистов, Алексей работал на станции Невьянск машинистом. В распоряжении отряда находились самолеты: 3 «ньюпора», 9 «Фарман XXX» и 1 «моран». Авиаотряд был доставлен поездом на станцию Синарская, где разгрузил ящики и распаковал части самолетов. С 14 июля боевое отделение из 3 самолетов под командованием А.И. Степанова начало осуществлять боевые вылеты на Шадринск. Вначале летчики разбрасывали агитационные листовки к «братьям чехословакам». 14 и 15 июля их разбрасывали над позициями чехов под Шадринском экипажи Д. Пятницкого и А. Степанова. Эффект от этого был не очень большим.[3]

18 августа первый Уральский авиаотряд перебрасывается в Невьянск в распоряжение командира второй Уральской (позднее 29 стрелковой) дивизии Р.П. Эйдемана. Отсюда было произведено несколько боевых вылетов на Екатеринбург, Синарскую, Шадринск и другие направления.

Вскоре после сдачи Екатеринбурга, 25 июля 1918 года Пятый социалистический авиаотряд перебазировался в Алапаевск. 12 августа отряд перелетел в Нижний Тагил, где остались летчики наиболее опытного первого отделения в составе Д. Пятницкого, А. Степанова и др. Остальная часть отряда улетела в Пермь. Вскоре со станции Невьянск в Н. Тагил прибыл первый Уральский авиаотряд. Его единственный самолет вошел в состав пятого социалистического отряда. Командиром отряда был назначен самый опытный летчик Алексей Дмитриевич Муратов, комиссаром отряда – Крузе, свою боевую машину наконец-то получил и Алексей Упоров. С тагильского аэродрома (бывший ипподром) на самолете «ньюпор» Пятницкий не раз вылетал в разведку в сторону Верх-Нейвинска, Пьянково, Таватуя. На «Фармане» в разведку вылетали также летчик Упоров и наблюдатель Крузе (комиссар авиагруппы). На станции Верх-Нейвинск они обнаружили 5 эшелонов и двигавшийся в нашу сторону бронепоезд. По их донесению командование приняло срочные меры. Противнику не удалось осуществить свои замыслы.

Аэродром располагался на восточной окраине Тагила, за станцией Нижний Тагил. Охранялся он караульной ротой уездвоенкомата, подчиненного коменданту города Афанасию Лазаревичу Пунтусу. По сведениям красных, белые не раз пытались совершить диверсии, но их попытки пресекались выстрелами караулов.

Так, А. Пунтус доносил 3 сентября 1918 года командиру Второй Уральской дивизии, что «в час ночи с первого на второе сентября к караулу по охране аэропланов приближалось пять всадников, которые на оклики верховых не отвечали. Тогда часовые дали по всадникам несколько выстрелов. Те остановились и повернули назад. Заметив, что всадники намерены бежать, караул открыл по ним огонь, всадники скрылись в лесу». Нападение повторилось в ночь на 4 сентября, и опять караул во гла?ве с Н. Перминовым отбил нападение.[4]

Лето – осень 1918 было периодом организационного укрепления Красной армии, когда в рядах командного состава из бывших офицеров старой армии нередко оказывались изменники. Таким, в частности, оказался А.Д. Муратов – новый командир отряда. 21 августа А. Муратов и Д, Пятницкий сделали пробные полеты, после чего взяли курс на Екатеринбург. В полет Муратов собрался капитально, надел на себя новый французский комбинезон, и под низ новые костюмы, захватил чемоданы с вещами и ценностями. Когда подлетели к Медному руднику (под Екатеринбургом), Муратов дал Пятницкому сигнал следовать за ним. Приземлившись на аэродроме, он снял с себя комбинезон и сделал из него посадочный сигнал «Т» – разрешение на посадку. Д. Пятницкий, увидев, что аэродром занят белыми, набрал высоту, улетел на свой аэродром в Н. Тагил. Вернувшись, он доложил командованию о случившемся.[5] Стало известно, что при посадке Муратов заявил о желании «при помощи истребителя, на котором он прилетел, оградить город от налетов противника». Позднее, 20 мая 1919 года колчаковский прапорщик А.Д. Муратов на своем «ньюпоре-23» сбил красный «Фарман XXX» близ города Оса. Правда, вскоре, видя полный крах «белого дела», Муратов со своими подчиненными вновь перелетел к Советам. Был прощен и назначен командиром «боевой воздушной эскадрильи». Стремясь загладить свою вину, с мая по август 1921 года лично совершил 50 боевых вылетов против восставших крестьян Тамбовщины, за что и был награжден Орденом Красного Знамени. Умер в 1932 году.[6]

Отряд пришлось возглавить А. Степанову, но уже 23 августа при бомбежке станции Таватуй самолет «Фарман XXX», пилотировавшийся Степановым и Крузе, был сбит. Посадив самолет на болото, пилоты добрались до своих.

9 сентября в Нижний Тагил прибыл 2-й авиаотряд из Олонецкой авиагруппы под командованием летчика Иосифа Сергеевича Железнова, вооруженный четырьмя самолетами: 2 «ньюпор» и 2 «сопвич». Летчиками на них были Э. Макаренко и Г. Потехин. Оба отряда составили авиагруппу, получившей название «Олонецкой». Командиром этой авиагруппы был назначен A.M. Лабренц. Летчики постоянно находились на боевом дежурстве у машин.

Не обошлось, разумеется, и без потерь. 29 сентября, при бомбардировке Верхней Салды, погиб военный летчик с 1916 года Алексей Упоров. С воинскими почестями его похоронили в Кушве.

В те далекие времена ночью летать еще не умели. А ситуация порой оказывалась критической. Так, к вечеру 21 сентября 1918 года, когда белые захватили южные и западные окраины города и приближались к аэродрому, летчикам пришлось всю ночь провести в самолетах на случай крайней необходимости поднять их в воздух. Но лишь на рассвете, под стук пулеметной очереди белых, оторвалось от земли восемь крылатых машин. Приказ – приземлиться на станции Гороблагодатская. Но аэродрома там не было. Посадку совершал каждый на свой страх и риск, четыре самолета были сильно повреждены.

Долго не могли подобрать подходящего места для нового аэродрома. Наконец, в двух километрах от станции Гороблагодатская, на станции Кушва, решили разобрать железнодорожный путь, вырубить кустарники и часть леса: На площадку 70x400 м перевели самолеты с мест вынужденной посадки.

Документы того времени свидетельствуют: «25 сентября нашим самолетом обследован район Тагил – Шайтанка – Анатольская – Черноисточинский завод. Воздушная разведка обнаружила, что к северу от ручья Кут стоял бронированный поезд, от ручья Кут до станции Шайтанка на железнодорожном пути стояло 5 эшелонов, на станции Шайтанка – 4 состава, на перегоне Шайтанка-Анатольская – 3 состава. Между Невьянском и Анатольской – один состав. На станции Шайтанка сброшены три бомбы. Одно удачное попадание... На Черноисточинском тракте замечено движение подвод и людей в обе стороны». Несколько дней наша авиация с кушвинского аэродрома бомбила подступы к Нижнему Тагилу, пытаясь помочь частям Красной армии отстоять город.[7]

Возросшее боевое мастерство советских летчиков не заставило себя долго ждать. В воздушном бою 16 октября 1918 года летчики первой Тверской авиагруппы Феоктист Граб и Ипполит Шульц на истребителе «сопвич-кэмел», вылетев из Лысьвы, в 8-ми километрах от станции Шамары обнаружили вражеский «ньюпор-17», который зашел в хвост к «сопвичу». Летнаб Шульц развернул свой пулемет и выпустил в «ньюпор» весь диск. Это был первый боевой счет молодой советской авиации. Пилот 33-го корпусного авиаотряда белосибирской армии П.В. Владимиров погиб. Кстати, свидетелем этого боя был будущий маршал К.К. Рокоссовский.[8]

30 октября 1918 года 5-й Социалистический авиаотряд, который стал впоследствии называться 26-м разведывательным, отбыл в распоряжение начальника авиации 4-й армии Восточного фронта под г. Уральск и был придан знаменитой 25-й дивизии, командовал которой В.И. Чапаев. Здесь он отличился в боях за Уральск, за что летный состав был награжден орденами Красного Знамени. Второй Олонецкий авиаотряд был переименован в 27 разведовательный. Его командир И.С. Железнов, отличившийся в боях под Тагилом, был кадровым офицером царской армии и летчиком с 1914 года. За участие в боях Первой мировой войны имел ряд наград, в том числе Георгиевские кресты 3-й и 4-й степени и почетное Георгиевское оружие. 5 сентября 1919 года во время разгрома частей чапаевской дивизии под Лбищенском попал в плен к белоказакам, но в ноябре сумел бежать от них на самолете, за что и был награжден орденом Красного Знамени.[9]

Летчики, сражавшиеся под стенами Н. Тагила в 1918 году, приняли участие в Великой Отечественной войне. Полковниками стали Д.М. Пятницкий и П.А. Типикин.[10] А как же обстояло дело у оппонентов красных летчиков – белогвардейцев? Ближайшей точкой, где можно было готовить летные кадры и перебрасывать их либо на Урал или в Поволжье, был выбран город Курган, захваченный 2 июня 1918 года. С 1 ноября 1918 года в городе расположился штаб Курганского военного округа, возглавляемый генерал-лейтенантом Артемьевым, начальником штаба был назначен генерал-майор Георгиев, его заместителями подполковник Иванов и капитан Власьев. Штаб округа был сформирован на базе штаба Первого Самарского корпуса и включал окружное военно-медицинское управление, авиационный и автомобильный парки. В оперативном подчинении штаба округа находились прифронтовые уезды Пермской, Уфимской и Оренбургской губернии. Главный начальник округа одновременно являлся начальником снабжения Западной армии.[11] Поэтому совершенно очевидно, что именно в Курган была эвакуирована военно-авиационная школа из Самары. С ноября 1918 года по июль 1919 года в ней прошли подготовку более 50 летчиков. Одним из первых выпускников курганской авиашколы стал сотник Сергей Харчев. Первым летательным аппаратом авиашколы стал древний «Фарман IV», позднее были получены 3 американских самолета «Вильсон-Стюртеван». Опытным авиационным механиком курганской летной школы Поповым из обломков различных самолетов было собрано несколько уникальных самолетов, лучшим из которых был «Попов VII», не обозначенный ни в одном справочнике. Впрочем, и эта уникальная машина приняла участие в завершающих боях осени 1919 года. В состав летной школы входил первый авиационный парк, сформированный на базе шестого авиапарка, эвакуированный из Казани под командованием подполковника Орлова. В зимне-весенний период интенсивность полетов курганской авиашколы снизилась, но велась плотная теоретическая подготовка. В короткий срок белые создали в Кургане отличный учебный центр. Уже в ноябре в ее составе имелось 5 машин. Аэродром размещался на ипподроме, под классы мотористов был занят кинотеатр «Прогресс», сборка и ремонт самолетов проводились на заводе «Брюль и Тегерсен».[12]

Пилоты Белой Армии тоже совершенствовали свой боевой опыт. Если в сентябре 1918 года они разбрасывали над Невьянском газеты «Уральская жизнь», то в сентябре 1919 года, они весьма часто атакуют позиции красноармейцев.

В сентябре 1919 года колчаковцы наносят по частям Красной Армии ряд сильных контрударов в районе реки Тобол. Сильные бои развернулись за станцию Варгаши и Зырянка, что недалеко от Кургана. Против 10 колчаковского авиаотряда, в составе 6 самолетов, были задействованы 28 и 29 разведотряды РККВФ, Огонь красных батарей корректировал аэростат наблюдения «Персиваль», базировавшийся на бронепоезд «Красный Сибиряк». Неоднократные попытки белой авиации уничтожить корректировщиков огня были безуспешны.[13]

Это были последние вспышки боевых действий на Урале. Начавшееся 14 октября 1919 года наступление Красной Армии, прорыв фронта на Тоболе, окончательно уничтожил белую авиацию.

СИ. Пудовкин, НТГСПА, г. И. Тагил



[1] Гражданская война и военная интервенция в СССР:Энциклопедия. - М., 1983. - С. 20-27.

[2] Сборник «В боях и походах» // Типикин П.А. Первый авиаотряд. - Свердловск, 1959. - С. 281-285.

[3] Хайрулин М., Кондратьев В Военлеты погибшей империи. Авиация в гражданской войне. - М., 2008. – С. 20, 68-69.

[4] Нижнетагильский городской исторический архив (НТГИА). Ф 59. Оп. 1. Д. 7. Л. 60. Рукописный фонд тагильского музея (РФТМ). Фонд Т. Г Кина, рукопись «Советская авиация в боях за Урал в 1918 году». Л. 1-6.

[5] Васьковский О.А., Плотников И.Ф. и др. Революция защищается. Взгляд сквозь годы. - Свердловск, 1989. - С. 123-127.

[6] Типикин П.А. Указ. соч. С. 285; Хайрулин М., Кондратьев В. Указ. соч. С. 69, 153-154, 389-390.

[7] РФТМ. Кин ТГ. Указ. соч. С. 5.

[8] Хайрулин М., Кондратьев В. Указ. соч. - С. 74-76.

[9] Хайрулин М.А.; Пешков B.C. Авиационные формирования Уральской армии в 1918 - 1919 гг. //Альманах «Белая гвардия» - М, 2005. - № 8. - С. 179.

[10] Кин Т.Г. Красные звезды над окопами колчаковцев // Тагильский рабочий. - 1964 20. - сентября.

[11] Волков С.В. Энциклопедия Гражданской войны. Белое движение. - М., 2002. - С. 286-287. Курганские хроники. - Курган, 2002. - С. 124-125.

[12] Хайрулин М., Кондратьев В. Указ. соч. С. 73; Курганские хроники. - С. 126.

[13] НТГИА Ф. 59 Оп. 1 Д. 1 Л. 72. Хайрулин М., Кондратьев В. Указ. соч. - С. 170-174.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites