kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Гражданская война в Зауралье » Олег Дуров. Короткая судьба сводно-кавалерийского отряда Н. Д. Томина

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Олег Дуров. Короткая судьба сводно-кавалерийского отряда Н. Д. Томина

4-го декабря 1887 года в станице Казачий-Кочердык тогдашней Усть-Уйской волости, а ныне уже не станицы, а села Казак-Кочердык, Целинного района родился будущий командир Красной армии Николай Дмитриевич Томин. Прошедший путь от мальчика на побегушках у куртамышского купца Завьялова до начальника дивизии. Вот как Николая Дмитриевича характеризует командир 2-го эскадрона полка «Красных гусар» В. В. Писарев: «Человек громадной силы воли, большой душевной теплоты и безграничной храбрости, лихой кавалерист, замечательный организатор, являл собой образ красного командира, в которого верили и за которым шли в бой с твердой верой в победу. Его простота в обращении с подчиненными, знание в совершенстве быта солдат, природный юмор снискали ему большое уважение и авторитет среди красноармейской массы и нас, командиров».

image006~0  

На фото 1915 года казак 12 полка Оренбургского казачьего войска Н.Д. Томин

Судьба распорядилась так, что Николай Дмитриевич Томин совершил свой рейд в родных краях, чем навсегда вписал себя в историю Курганской области.

Военное мастерство Н. Д. Томина проявилось еще в 1918 году в оренбургских степях в борьбе против атамана Дутова. В очень тяжелых условиях протекала эта борьба. Здесь он вместе с В.К.Блюхером, братьями Кашириными вел тяжелую борьбу с белой армией. Но силы были слишком неравными. Подавляющее превосходство белогвардейцев, как в количественном отношении, так и в вооружении и снаряжении, а также отсутствие всякой связи с частями и отрядами Красной Армии – все это создавало исключительно тяжелую обстановку для советских отрядов в оренбургских степях. Вынудив их прорываться сквозь огненное кольцо белых на Урале на соединение с частями Красной Армии. Этот легендарный поход с непрерывными боями в тяжелых условиях по горным дорогам и глухим тропам, в обстановке нехватки боеприпасов, чрезвычайного переутомления всего людского и конного состава, явился школой, в которой отшлифовывалось боевое мастерство Н. Д. Томина, его соратников и ближайших друзей – В. К. Блюхера, Николая и Ивана Кашириных.

Влившись со своими закаленными в боях отрядами в состав 3-й красной армии, в формирующуюся 30-ю стрелковую дивизию, Н. Д. Томин возглавил 2-ю бригаду этой дивизии и вложил много труда по сколачиванию ее частей. Его неуемная энергия, организационные навыки сделали его бригаду одной из лучших в боевом составе дивизии.

Еще в начале летних наступательных операций 1919 года 3-й красной армии Н. Д. Томин высказывал мысль о необходимости для развития боевых успехов иметь армейскую (стратегическую) конницу, которая, оторвавшись на значительное расстояние от пехоты, могла действовать и свободно решать боевые задачи, главным образом, в тылу врага.

Эта мысль была поддержана тогдашним начдивом-30 Н. Д. Кашириным и благоприятно встречена командованием 3-й армии. В результате и был сформирован конный отряд, в который вошли: от 29-й стрелковой дивизии – Путиловский стальной кавполк; от 30-й стрелковой дивизии – полк «Красных гусар» и кавалерийские дивизионы: 1-й, 3-й, 4-й. Последние два дивизиона были сведены Н. Д. Томиным в один Петроградско-Уфимский полк. Отряду была придана артиллерийская батарея. Начальником сводного кавалерийского отряда был назначен Томин.

Сам Томин позднее, в 1920 году описывал все сложности действий отряда: «В момент создания Сводно-кавалерийского отряда пехотные части 3-й армии вышли на линию Кузино-Лысьево, тогда как конные части 30-й дивизии были сосредоточены в районе г. Кунгура, то есть отстали на 150 верст. Чтобы войти в соприкосновение с противником, частям отряда приходилось делать большие переходы по 60 и 70 верст в сутки.

Большие переходы при неблагоприятных условиях, плохом довольствии ввиду неплодородной и лесистой местности изнурили конский и личный состав; обозы отряда отставали, и снабжать нас не могли. Лишь с выходом отряда в район ст. Егоршино снабжение улучшается за счет большого количества захваченных трофеев.

Отразилось на боеспособности отряда отсутствие технических средств. Таковые необходимо было придать отряду, хотя бы в не очень большом количестве.

Для прочного закрепления захватываемых крупных пунктов, охраны складов, мостов, несения гарнизонной службы, сопровождения пленных отряду необходимо было придать хотя бы один батальон пехоты, что в значительной степени облегчило бы и развязало действия кавалерийских частей…».

В это время на фронте 5-й красной армии под Челябинском шли упорные бои. Колчаковцы переходили в контратаки, и им частично удалось потеснить одну из красных дивизий. Надо было оказать помощь.

Учитывая что, между 4-м корпусом белых, действующим на Тюменском направлении, и ударным корпусом Анненкова, действующим на фронте озера Маяк-Шадринск, образовался неизбежный большой прорыв, командование Восточного фронта красных поставило задачу 3-й красной армии нанести удар по правому флангу войск противника. И бросить сильный отряд кавалерии в тыл противнику, для того чтобы перерезать железную дорогу Челябинск-Курган.

Во исполнение этой директивы начальник 30-й дивизии Н. Д. Каширин приказал отряду армейской кавалерии под командованием Н. Д. Томина, находящемуся в Камышлове, стремительно двинуться в направлении на Шадринск, Окуневское, станцию Юргамыш. Отрезать пути отхода белых по магистрали Челябинск – Курган – Омск, и испортить железную дорогу на участке станций Юргамыш-Курган.

9-го августа отряд Томина переправился через Миасс у села Бакланского и, прорвав фронт белых, развернул наступление в Илецко-Иковских лесах. В результате трехдневных боев он нанес белым серьезное поражение.

10-го августа Н. Д. Томин доносил с Банниковского кордона: «Противник после неоднократных боев вытеснил из дер. Деулина нашу кавалерию. Для восстановления утраченного положения приняты меры. Противник проявляет активность в районе дер. Чашинское. По словам возчиков, в дер. Иткуль находится штаб конной группы фронтом в направлении на р. Миасс. С занятием района Банникова мы разъединили группу генерала Вержбицкого и группу, оперирующую по линии ж.д. Курган-Челябинск. Чтобы не дать соединиться этим группам и нанести чувствительный удар группе, действующей по линии ж.д. Курган-Челябинск, район дер. Банникова необходимо закрепить пехотой. А потому, если возможно, то окажите поддержку».

Для поддержки сводного кавалерийского отряда в район дер. Банниковой был направлен 270-й полк 3-й бригады 30-й стрелковой дивизии.

К вечеру 12-го августа части конного отряда Н. Д. Томина сосредоточились в районе кордонов «Лесной просвет», «Горелая Мельница», выставив сторожевое охранение, а также сильные заслоны на дорогах, ведущих в город Курган и село Введенское. По данным разведки и рассказам перебежчиков, удалось установить наличие частей 18-й пехотной дивизии белых в деревнях Логовушка, Сычево, а в селах Введенское и Зайково находился на отдыхе 50-й полк белых. В городе Кургане располагались казачьи части.

В штаб 30-й дивизии было направлено донесение: «Доношу, что части сводно-кавалерийского отряда от Илецко-Иковского завода выдвинулись к 17 часам 12 сего августа по Курганскому тракту до Горелой мельницы, что в 5-6 верстах от Курганского лесничества и в 22 верстах от г. Кургана. В настоящее время отряд расположился на привале в районе (между) Бакиновской мельницей и Курганским лесничеством и в 3 часа 13 сего августа выступит для дальнейшего исполнения задачи. По дороге на Введенское и Зайкова выдвинуты передовые отряды, которые находятся в 10 верстах от Введенского и в 13-15 верстах от Зайкова. Около 12 часов в с.Салтосарайское заходила кавалерия противника, которая, забрав 2 жителей, скрылась».

Утром 13-го августа конница Н.Д. Томина появилась в 10-ти километрах западнее Кургана и внезапно атаковала находившиеся здесь полки белых. О чем Н. Д. Томин докладывал в 16 часов 13-го августа: «Доношу, что части сводного кавалерийского отряда ведут бои под дд. Чаусово и Новая. Перед последней противник устроил два ряда окопов и оказывает упорное сопротивление. Со стороны противника здесь введены в бой два орудия. Метким артиллерийским и пулеметным огнем противник выбит из обоих рядов окопов и, оставив несколько убитых и раненых, отступил и окопался вдоль дороги, идущей из дер. Новая на дер. Чаусово. Полк «Красных гусар» правым флангом находится недалеко от г. Кургана. Петроградско-Уфимским полком с боем заняты с. Введенское и дер. Зайкова; противник отходит на Курган. Взято более 100 человек пленных, из которых один офицер, столько же винтовок и 11 тысяч патронов. Дальнейшее наступление продолжается. По сведениям пленных, в дер. Логовушка стоят 2 пехотных полка противника – 1, 2 Самарские. В с. Введенское и дер. Зайкова находились один полк казаков и 50 Сибирский стрелковый, численность которых неизвестна. От разведки, высланной в дд. Медвежье, Сычева и Логовушка, сведений не поступало».

Атака увенчалась полным успехом. На плечах бежавших белых, полк «Красных гусар» ворвался в Курган и захватил железнодорожный мост через Тобол, сохранив его для наступающих частей Красной армии. «Набег на Курган, - пишет Н. Евсеев, - захват железнодорожного моста выполнен был отлично. В этом набеге приняли участие даже роты 270-го стрелкового полка – сравнительно редкий случай в истории кавалерийских набегов и рейдов».

Таким образом, энергичным ударом частей отряда Н.Д. Томина занят в 24 часа 13-го августа город Курган.После боя, продолжавшегося около 5 часов, во время которого со стороны белых была введена артиллерия и бронепоезд, колчаковцы, оставив массу убитых и раненых, отступили за реку Тобол. При отступлении белые старались поджигать мосты, но они почти все сохранились. Во время боя было захвачено много пленных, винтовок и патронов. В Кургане был найден большой запас продовольствия и фуража.

17-го августа командующий 5-й армией Тухачевский поздравил командующего 3-й армии Меженинова с взятием Кургана, а в штабе Восточного фронта заинтересовались «служебным стажем» Н.Д. Томина.

Так отряд  Н.Д. Томина решил задачу большой оперативной важности. Однако после взятия Кургана он был расформирован, и Томин вернулся к исполнению обязанностей командира 2-й бригады 30-й стрелковой дивизии, в составе которой участвовал в боях с колчаковцами на реке Тоболе. Комбриг глубоко сожалел о том, что командование распустило Сводный кавалерийский отряд.

М. Спирин в книге «Разгром армии Колчака» пишет:

«Командование 3-й армии совершило ошибку, расформировав в середине августа конную группу, которая на равнинах Западной Сибири могла бы оказать большую услугу пехоте и в значительной степени парализовать действия вражеской кавалерии».

Усомнились в целесообразности расформирования отряда Томина и в штабе фронта, но восстанавливать отряд не стали.

Вслед за отрядом Н.Д. Томина продвигались войска 5-й армии.

Олег Дуров.

Список литературы.

  1. Евсеев Н. Конница в разгроме белых на Урале, с. 64.
  2. Костров и др. Краском Николай Томин. Сборник воспоминаний и документов. Юж.-Ур. КН. изд., 1987.
  3. Спирин М. Разгром армии Колчака. М., 1957, с. 206.
  4. РГВА, Ф. 1346, Оп. 2, Д.217, Л. 231,231 об.
  5. РГВА, Ф. 1346, Оп. 2, Д.217, Л.232.
  6. РГВА, Ф. 1346, Оп. 2, Д.144, Л.14-18.
  7. РГВА, Ф. 1346, Оп. 2, Д.217, Л.158.
  8. РГВА, Ф. 1346, Оп. 2, Д.217, Л.166-167.
  9. РГВА, Ф. 1346, Оп. 2, Д.217, Л.212.
  10. РГВА, Ф. 1346, Оп. 2, Д.217, Л.213.
  11. РГВА, Ф. 1346, Оп. 2, Д.217, Л.234-236.


Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites