kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Олег Винокуров. Битва на Тоболе: 1919-й год в Курганской области » 2.5 Итоги первого этапа сражения

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




2.5 Итоги первого этапа сражения

Августовские бои 1919 года, сыграли важную роль в Петропавловской операции. Именно они, предопределили провальные в целом, результаты последнего наступления белых войск в Сибири. Целью белого командования в оборонительных боях за излучину Тобола, за станции Макушино и Лебяжье, а так же на подступах к Петухово, было выиграть как можно больше времени для сосредоточения отведенных в тыл войск и подготовки их к переходу в наступление. Эти планы не увенчались успехом. Выиграть время, за исключением нескольких дней, фактически не удалось. И тому были объективные причины. Так, вывод с фронта в тыл, предназначавшихся для наступления четырех белых стрелковых дивизий (7-я и 11-я Уральские, 13-я Казанская и 4-я Уфимская), привел к тому, что при отходе остальных частей за реку Тобол, у них оказался чрезмерно широкий фронт обороны, не отвечавший имеющимся силам. Ситуацию усугубили ошибки в развертывании войск, в результате чего вся белая 13-я Сибирская стрелковая дивизия, фактически бездействовала, не имея перед собой противника, а на долю 4-го Оренбургского казачьего полка и Сводного казачьего отряда, выпало противоборство с несоизмеримым по силе врагом. В результате огромные, в несколько десятков верст промежутки линии фронта, оказались, по сути, не занятыми. Это делало упорную оборону излучины Тобола бессмысленной. Выигрыш времени, при таком положении, мог составить только два-три дня, после чего фактически открытый левый фланг, давал красным шанс окружить и уничтожить всю белую армию в полосе железной дороги. Это принуждало белые части к стремительному отходу, с целью избежать окружения. Тяжелые бои, в условиях постоянных обходов и полуокружения, которые пришлось при этом вести, быстро истрепали немногие, относительно свежие арьергарды, такие как 12-ю Уральскую дивизию. За время тяжелейшего отхода, ее полки понесли большие потери в личном составе, растеряли материальную часть. Быстрота же продвижения линии фронта привела к тому, что выведенные чуть позже из боевой линии Ижевская и 8-я Камская дивизии, все предназначенное им для отдыха и подготовки к наступлению время, провели в непрерывном движении в район сосредоточения. А ведь на эти части возлагалась важнейшая задача прорыва фронта противника. И необходимо было, дать как минимум, 5-7 дневной спокойный отдых измученным людям, хотя бы неделю спокойного сна. Вместо этого, солдаты и офицеры, провели все время в беспрерывном движении. При чем, пополнения эти части не получили совсем. Еще хуже, обстояло дело на участке 2-й белой армии генерала Лохвицкого. Там, предназначенные для наступления 4-ю Сибирскую и Сводную Сибирскую дивизии, фактически вообще не удалось вывести с линии фронта. А отведенную в тыл, слабую численно 18-ю Сибирскую дивизию, из-за организационных ошибок не удалось пополнить и своевременно подготовить к наступлению. Кроме того, стремительность продвижения красных войск вперед, привела к тому, что контрнаступление белых, должно было начаться не из движения вперед, а из оборонительных боев, которые белое командование было вынуждено начать, чтобы остановить красных и не дать им выйти непосредственно на линию готовящихся резервов. Это так же ослабляло силу контрудара. Кроме того, при общем дефиците пополнений, потери понесенные белыми частями в боях на Тоболе, были несоизмеримы с достигнутым ими результатом. Так, 6-я Уральская дивизия горных стрелков, с 15 по 22 августа 1919 года, в боях под дд.Глинки, Колташово, Сычево и Барашково, по данным штаба армии потеряла: убитыми – 1 офицера и 40 солдат, раненными – 4 офицеров и 47 солдат, контуженными – 1 офицера, пропавшими без вести – 50 солдат, больными – 21 солдата. Дравшаяся по соседству 8-я Камская дивизия, в период отхода к Тоболу и в боях под дд.Беспалово, Колташово и Барашково, с 3 по 25 августа 1919 года, потеряла: убитыми – 4 офицеров и 23 солдата, раненными – 11 офицеров и 335 солдат, контуженными – 15 солдат, пропавшими без вести – 2 офицеров и 150 солдат, больными – 7 офицеров и 91 солдата. Потери 13-й Сибирской дивизии, в боях в районе дд.Хохлы-Обутковское, составили: убитыми – 17 солдат, раненными – 7 офицеров, контуженными – 2 офицера, 184 солдата, пропавшими без вести – 2 офицера, 52 солдата, больными – 28 солдат. Прикрывавшие отход Уфимской группы 3-я Оренбургская казачья бригада, с 17 по 30 августа 1919 года, потеряла: убитыми – 2 казаков, раненными – 13 казаков, контуженными – 11 казаков, пропавшими без вести – 1 офицера, больными – 1 офицера и 31 казака. Потери 4-й Оренбургской казачьей бригады, за этот же период составили: убитыми – 1 офицер и 5 казаков, раненными – 11 казаков, пропавшими без вести – 3 казаков, больными – 27 казаков. Даже отходившая в резерв фронта Ижевская дивизия, в бою у с.Бол.Кривинское потеряла раненными 2 офицеров и 12 солдат, а из 4-й Уфимской дивизии при отходе к Тоболу, с 7 по 29 августа 1919 года выбыли: убитыми – 1 солдат, пропавшими без вести – 1 офицер и 13 солдат, больными – 3 офицеров и 662 солдата. Находившийся преимущественно в резерве Уфимской группы 30-й Сибирский Чернореченский полк, после единственного неудачного для себя боя под д.Бол.Островное, уменьшился с 900 до 550 штыков, в основном за счет отставших и дезертиров. Но, конечно же, наибольшие потери понесли части, прикрывавшие отход всей армии. Так 12-я Уральская дивизия, в столь тяжелых и неудачных для себя боях в районе станций Варгаши, Лебяжье и Макушино, по оценке штаба Уфимской группы, потеряла половину своего первоначального состава. При этом 45-й Сибирско-Уральский полк подполковника Капитонова, после первого же боя 24 августа 1919 года под д.Камышное, уменьшился с 400 до 240 штыков, а затем к концу августа 1919 года, растаял до 150 штыков в 3 батальонах. Наибольшие потери в дивизии понес 46-й Исетско-Златоустовский полк, один из батальонов которого целиком попал в плен под д.Медвежье. В результате, от первоначально имевшихся в полку почти 900 штыков, к последним числам августа 1919 года, осталось около 600 человек, в том числе 250 штыков. Ну и наконец, 47-й Тагильско-Челябинский полк уменьшился с 550 до 200 штыков, а 48-й Туринский – с 570 до 300 штыков. Таким образом, к началу наступления, ее части требовали замены на фронте и пополнения. Серьезно были потрепаны, и без того немногочисленные дивизии белой Волжской группы, особенно 1-я Самарская, вынесшая основную тяжесть боев под Курганом. Так, 1-й Волжский полк с первоначально имевшихся в нем 360 штыков уменьшился до 170 штыков, 2-й Самарский – с 360 до 120 штыков, 3-й Ставропольский – с 400 до 150 штыков (в основном в бою у д.Нагорской), 1-й Самарский егерский батальон – с 500 до 70 штыков. С 500 до 400 сабель уменьшился все время дравшийся в арьергарде 4-й Оренбургский казачий полк. Потери белой Сводной Сибирской дивизии, с 18 по 31 августа 1919 года, составили около 40 солдат.(185)

Таким образом, в целом, исход августовских боев 1919 года на западносибирской равнине, следует признать неудачным для армий Временного Сибирского Правительства.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites