kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Олег Винокуров. Битва на Тоболе: 1919-й год в Курганской области » 1.6 Красная армия в Сибири к осени 1919 года

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




1.6 Красная армия в Сибири к осени 1919 года

Итак, шел август сурового 1919 года. В России второй год бушевала гражданская война. От берегов Волги, перевалив Урал, шли на восток полки, бригады и дивизии Красной Армии. Остались позади, обильно политые кровью скалистые уральские хребты, с темным, полукрасным от пожаров небом. По огромной пустынной степи, мимо бесчисленных озер, шли полки к Тоболу. Противник отходил, не оказывая серьезного сопротивления. Кончились леса, долины, овраги и перед бойцами раскрылись необозримые просторы Сибири, необъятные поля пшеницы, уже созревшей, ровной, золотистой. То тут, то там, как громадные зеркала, сверкали на солнце озера, попадались редкие большие селения. Сибирь, Сибирь!... Много веков назад на твои безлюдные просторы, не страшась ни стрелы охотника, ни сабли кочевника, ни когтей медведя, пришел из Перми Великой деловой храбрый русич. Построил на берегу широких рек кондовые избы, и поплыл над тайгою крепкий дух печеного русского хлеба. Время шло, взамен ушедших рождались другие – они, как и отцы их, врастали в этот край, богатый рыбой, зверем и птицей. С юга шли к ним богатые караваны бухарских купцов, пригоняли свои бесчисленные стада киргиз-кайсаки, да словно опустошительный вихрь налетали степные разбойники-барымтачи, истреблявших порой целые воинские отряды, в огне и пламени погребавшие остроги, монастыри и слободы. И вот эта земля, которая еще в давние времена не раз впитывала в себя кровь русских поселенцев и воинов – вновь стала местом жесточайших сражений. 

Целых три красных армии, перевалив каменистый Урал, двигались в Сибирь. От Тобольска до Кустаная, вскипала кровью, волна мощного наступления. 5-я Красная армия, двигалась от города Челябинск, в общем направлении на Курган и Петропавловск. Севернее ее, от Екатеринбурга – на Тобольск и Тюмень, шли войска 3-й Красной армии, а южнее, на город Орск – рвались вперед части 1-й Красной армии.

На папахах и фуражках бойцов, ярко светила эмблема новой власти – введенная с апреля 1918 года, пятиконечная красная звезда. В центре ее, помещались перекрещенные плуг и молот.

 11

Фото: эмблема Красной Армии (снимок с сайта: http://cwar.holdgold.ru)

К середине 1919 года, боевой дух красных частей, был необычайно высок. По воспоминаниям начдива Павлова, бойцы «... были окрылены предыдущими победами…». Специальным решением Реввоенсовета Республики, за одержанные победы на Волге и Урале, имя 5-й Красной армии, было занесено на Почетную золотую доску в Зале Красного Знамени РВС Республики. Строки этого приказа, торжественно оглашали во всех частях. Многие командиры, были награждены орденами Красного Знамени и почетными подарками, а всем бойцам, был выдан дополнительный денежный оклад (54). Штаб 5-й армии находился в Уфе. Его работой руководил бывший офицер Генерального Штаба Яков Клементьевич Ивасиов, большой специалист военного дела. Работа в штабе, приучила его мыслить масштабно, оперативно, воспитала культуру работы с картой и документами (прим.10). При штабе действовал, отвечавший за политическую работу Реввоенсовет 5-й армии, членами которого являлись И.Н.Смирнов, Н.П.Теплов, К.И.Грюнштейн и Б.П.Позерн.

 12

Член РВС 5-й армии Грюнштейн (из книги «Исторический очерк 27-й Омской стрелковой дивизии», М., 1923, с.271).

13  

Член РВС 5-й армии И.Н.Смирнов (снимок с сайта http://ru.wikipedia.org).

 14

Первыми, к Тоболу подошли полки красной 5-й стрелковой дивизии. Но, еще за несколько дней до них, в ночь с 13 на 14 августа 1919 года, город был занят смелым рейдом вырвавшегося вперед Сводного кавалерийского отряда, под командованием Н.Д.Томина, входившего в состав соседней 3-й Красной армии. Оборонять город Курган, лежащий на западном берегу реки Тобол, белое командование не планировало. Основная оборона строилась по восточному берегу реки. Там, за рекой, на несколько верст от берега, тянулись низкие заливные луга, за которыми поднимались покрытые лесом увалы. С них отлично был виден город на высоком берегу, колокольни церквей, фабричные трубы, водонапорные башни. В то время, Курган был тихим, провинциально-патриархальным городком, весь в огороженных ветхими заборами садах. Росло в них множество еще родительских вишен, яблок-скороспелок, терновника, да красных пионов, звенели пересвисты синиц, щеглов, снегирей и малиновок. По окраинам, тянулись тихие зацветшие пруды, а под горой изгибался голубой лентой Тобол. В каменных нишах церковных колоколен ласково ворчали голуби, а сверху виден был весь город и синяя каемка леса на другом берегу реки. Сам город, прикрывали лишь слабые арьергарды отступавших белых. Со стороны Челябинска, у станции Логоушка, оборону держали 1-й Волжский и 2-й Самарский стрелковые полки, с двумя бронепоездами, чьи команды взрывали железнодорожное полотно. С другой стороны, по дороге от Екатеринбурга, у деревень Введенское и Зайково, стояли 50-й Сибирский и какой-то казачий полки. Все мосты через Тобол усиленно охранялись. Тех, кто пытался переплыть на другую сторону, чтобы пробраться навстречу наступавшей Красной армии, белые караулы пристреливали прямо в воде. Утром 14 августа 1919 года, начальник штаба томинского отряда Лукоянов, донес: «энергичным ударом, частей вверенного мне отряда, занят в 24 часа 13 августа, город Курган. … При отступлении, противник старался поджигать мосты, но они почти все сохранены. … В Кургане найден большой запас продовольствия, фуража, как-то: овса, муки, консервов».

 15

Фото: улица Троицкая (Куйбышева) в Кургане.

По сообщению командира конно-егерского дивизиона 18 Сибирской сд Манжетного, сотрудников политотдела 30-й дивизии, бой за Курган был слабым. С утра 13 августа 1919 года, входивший в состав томинского отряда Нарвский полк Красных гусар, атаковал д.Новую, что в5 километрахсевернее города. Белые занимали здесь два ряда окопов. Их поддерживала 2-х орудийная батарея. Энергичным ударом, красные конники выбили белых солдат из окопов. Отступив, те окопались вдоль дороги на д.Чаусово, пытаясь там задержаться. К вечеру, красные кавалеристы, на плечах отходящих белых ворвались в Курган. Бой шел 5 часов. Потери томинского отряда составили лишь 1 убитый. Возможно, это был похороненный 17 августа 1919 года, на кладбище Александро-Невской церкви, 39-летний Петр Власович Егоров, из крестьянин Смоленской губернии, Дарибужского уезда, Суткинской волости, деревни Верхнехидово. Потери белых, в бою за Курган, точно неизвестны. Документально, подтвержден лишь факт гибели 14 августа 1919 года, от огнестрельного ранения, 19-летнего солдата 31-го Стерлитамакского полка Александра Прокопьевича Крючкова, похороненного на Соборном кладбище г.Кургана. Там же, 24 августа 1919 года, были погребены белые бойцы, скончавшиеся от ран и болезней в санитарных поездах и больницах города – Иван Дербицкий из 12-й Уральской дивизии, Иван Мошкарев из 4-го Тюменского кадрового полка, Алексей Покосов из Ижевской бригады. Едва над городом взвился красный стяг, как навстречу красноармейцам, стали выходить и сдаваться скрывавшиеся перебежчики. Таких набралось до сотни человек (прим.11). Всех их, красное командование распускало по домам, указывая, что в сентябре будет общая мобилизация всего населения, и их призовут. Уже 24 августа 1918 года, власть в городе взял ревком, под руководством председателя Н.Воронцова, его заместителя А.А.Дмитриева, членов – Денисова Константина, Лисина и Шалавко. Почти все население города осталось на месте, с белыми эвакуировались лишь единицы (55).

Одним из главных результатов рейда Томина на Курган, был захват и сохранение мостов через Тобол. В Кургане их было два, годных для прохода даже артиллерии: с Вокзальной улицы на южной окраине города (нынешний Кировский мост) и с Троицкого переулка (ныне улица Ленина) мимо базарной площади. Но особое значение, имел третий – железнодорожный мост. Узкой стальной ниткой, он возвышался с севера от города, связывая берега реки.

 16

Фото: железнодорожный мост, г.Курган (снимок с сайта http://cobakapavlova.livejournal.com)

Оба противника прекрасно понимали его значение. Уже к полудню 14 августа 1919 года, красноармейцы 3-го Уфимского кавдивизиона и 1-го эскадрона Нарвского полка Красных Гусар заняли дер.Чаусово. Решительным натиском, красные кавалеристы не дали отступающим белым частям полностью разрушить стальную конструкцию. Саперы 1-го Самарского инженерного дивизиона до последнего момента, ожидали еще остававшиеся на западном берегу реки свои части. Лишь после полудня, 14 августа 1919 года, когда весь город был уже захвачен красными, над берегами Тобола грянул сильный взрыв. Была повреждена береговая ферма, но до конца мост так и не был разрушен. И хотя проход бронепоездов по нему стал невозможен, но пехота могла легко переправиться с одного берега на другой. Это сразу же, и попытались сделать распаленные удачей бойцы Томина. Однако, попав под сильный артиллерийский огонь, они отошли. Спешившись, кавалеристы в свою очередь, метким огнем отбили все попытки белых приблизиться и вновь овладеть мостом. Тогда, белые офицеры попытались разрушить мост, ударив по многотонной стальной махине из трехдюймовых орудий. Конечно же, причинить каких-либо серьезных повреждений такой огонь просто не мог. Закрепив за собой мост, вечером 14 августа 1919 года, красная пехота на подводах, в сопровождении конницы, двинулись на север, по дороге из с.Большечаусово на д.Белоярское. Вскоре, с окраины деревни, красноармейцы открыли через реку, интенсивный ружейно-пулеметный огонь, по мелькавшим на восточном берегу Тобола разъездам 12-го Оренбургского и 2-го Сибирского казачьих полков. В перестрелке ранили сибирского казака Саникаева Фасхитина, уроженца станицы Становой.

В это же время, на поддержку красных кавалеристов-томинцев, в город спешили два батальона 270-го Белорецкого полка, из состава частей 30-й дивизии. Даже на фоне целой вереницы одержанных побед и трудных переходов, марш на Курган широко запомнился в полку. По воспоминаниям Георгия Ивановича Пескова, служившего тогда в 1-м батальоне, красноармейцы проделали один из труднейших в истории полка, непрерывных суточных переходов, пройдя из села Бакланского в город Курган. Вступив наконец-то в пределы города, полк едва не подвергся полному моральному разложению. Оказалось, что все население Кургана отмечало смену власти. Спирт, выпущенный при отступлении белыми из цистерн, лился рекой. По докладу сотрудников политотдела «… все население было пьяным и, встречая красноармейцев, предлагало водку». Бойцы не отказались и, проходя через город, почти все выпили. Население встречало красноармейцев очень радушно. Песков вспоминал: «…когда входили в Курган, на крыльце одного из домов стояла старушка и махала красным флагом, это сильно тронуло нас всех». Часть бойцов даже не смогла продолжать путь, хотя в целом пьяных было не много. Надо сказать, что за пьянство на фронте, в Красной Армии отдавали под суд. Но как можно было судить целиком всю часть? Спешно выведя полк из города, командование построило бойцов и обратилось к ним с укоризненной речью. Красноармейцы торжественно обещали, в будущем больше не допускать коллективного пьянства и двинулись на север к дер.Куликовой. А гулянка в Кургане, между тем продолжалась. Население массово записывалось добровольцами. Уже на следующий день после взятия города, таких было до 600 человек. Даже несколько недель спустя, зашедший в город 2-й эскадрон 2-го Петроградского кавполка, командование было вынуждено спешно вывести, из-за охватившего бойцов повального пьянства (56).

К вечеру 15 августа 1919 года, в Курган стали прибывать передовые части 5-й стрелковой дивизии. Это была одна из старейших дивизий РККА, сформированная летом 1918 года в городе Пензе, под именем 2-й Пензенской дивизии. Именно здесь в Пензе, были созданы штаб дивизии, 1-й кавалерийский дивизион и батальон связи. 11 сентября 1918 года, дивизию переименовали в 5-ю. Ее личный состав, состоял в основном из старых солдат, уроженцев Поволжья. Полки принимали участие в Бугурусланской, Сарапуло-Воткинской, Красноуфимской и Златоустовской операциях. 22 апреля 1919 года, за успешные боевые действия под Казанью, дивизию наградили Почетным революционным Красным Знаменем ВЦИК. Командовал ею кадровый офицер, бывший полковник Владимир Федорович Карпов. За политическую работу в дивизии, отвечал комиссар Ф.Я.Габишев, а всей штабной работой, руководил начальник штаба Гильдебрандт. Штаб дивизии, к 15 августа 1919 года насчитывал 15 командиров и 297 солдат, в том числе 112 штыков. Дивизия состояла лишь из 1-й и 3-й стрелковых бригад. 2-я бригада, была еще ранее переброшена на Западный фронт, где вошла третьими полками в состав 52-й дивизии. Приказом №702 от 11 августа 1919 года, она была исключена из состава частей 5-й армии.

Первыми, вечером 15 августа 1919 года, в Курган вошли полки 3-й бригады, под командованием 42-летнего комбрига Степана Кирилловича Строганова. Уроженец Ярославской губернии, Пшехонского уезда, Мусоровской волости, села Воскресенское, он погибнет на следующий год, в боях на Западном фронте. За политическую работу в бригаде отвечал комиссар Горячкин. Штаб бригады (8 командиров, 119 солдат, в том числе 39 штыков), возглавлял сын дьяка из Полтавской губернии, бывший сельский учитель и прапорщик военного времени Иллейко. Это был доброволец, уже успевший принять участие в боях с немецкими войсками на Украине. В этом высоком худощавом говоруне, никто не мог заподозрить человека, окончившего Военную Академию. Родиной всех полков бригады стал город Казань. Именно там, в октябре 1918 года, из мобилизованных крестьян Нижегородской губернии, на базе Казанского запасного полка, начал свое формирование, ставший впоследствии знаменитым 43-й полк. Командовал им, будущий маршал и герой Сталинграда, а в ту пору молоденький 19-летний паренек Василий Иванович Чуйков (прим.12). Уроженец села Серебряные Пруды Московской губернии, он окончил четыре класса церковноприходской школы, 1-й класс начального училища и в 12 лет, уже пошёл на заработки в Петроград, учеником в шорную мастерскую. По достижении возраста, попал юнгой  в отряд минёров в Кронштадте. Уже в апреле 1918 года вступил в РККА, став курсантом Первых Московских военно-инструкторских курсов. Сразу же, показал себя преданным бойцом, участвуя в подавлении мятежа левых эсеров в Москве, а так же в боях, помощником командира стрелковой роты в 1-й особой Украинской бригаде Сиверса. После выпуска, в ноябре 1918 года, назначен помощником командира 43-го стрелкового полка, а с мая 1919 года, принял полк под свое командование. Верным соратником Чуйкова, был комиссар П.С.Юсупов. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах полка насчитывалось 1270 человек, в том числе 72 командира, 579 штыков, 15 пулеметов и 2 бомбомета. Как заботливый командир, Чуйков создал в полку свою саперную команду (1 командир и 26 солдат), а так же команду конной разведки (1 командир, 45 сабель, 20 нестроевых).

Казань, послужила родиной и для 44-го полка. Его формирование, началось в здании бывшего «Дворянского собрания» на Театральной площади, под названием 1-го Казанского рабоче-крестьянского резервного полка, из мобилизованных казанских рабочих. В апреле 1919 года, полк был включен в состав Казанского укрепрайона, в связи с чем, был переименован в 5-й Казанский крепостной полк. Затем, он был направлен в состав 5-й дивизии, где и получил существующий номер. К 15 августа 1919 года, в трех его батальонах насчитывалось 797 человек, в том числе 62 командира, 448 штыков и 10 пулеметов. Командовал ими Филатов, за политическую работу в части отвечал комиссар Борзов.

В отличие от предыдущих, родиной 45-го полка стал город Астрахань. Именно здесь, в ноябре 1918 года, начала формироваться эта новая часть. Однако и Казань, сыграла немаловажную роль. Здесь, в полк были влиты около 700 местных мобилизованных и завершено его формирование. Командовал полком Михаил Архипович Матвеев, за политическую работу отвечал комиссар Петр Шипулин. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось 1184 человека, в том числе 52 командира, 671 штык и 11 пулеметов (57).

Первыми, около 16 часов, в город стали втягиваться, подошедшие со стороны с.Введенское колонны 43-го полка. За ними, по дороге из дер.Сычево подходили роты и батальоны 44-го и 45-го полков. Они сразу же стали занимать позиции, сменяя кавалеристов Томина. То тут, то там, вспыхивали редкие перестрелки. В одной из них, был ранен красноармеец 5-й роты 44-го полка Анатолий Владимиров. Перед глазами прибывших командиров, собравшихся в перетянутых ремнями френчах и шинелях у здания вокзала, предстал небольшой уездный городок, с типичными двухэтажными домами.

 17

Фото: вокзал на  станции Курган (снимок с сайта http://cobakapavlova.livejournal.com)

В ту пору, в Кургане имелось всего восемь улиц – Береговая (Климова), Троицкая (Куйбышева), Дворянская (Советская), Солдатская (Горького), Скобелевская (Карла Маркса), Запольная (Урицкого), Новозапольная (Гоголя) и Пушкина. На площади у собора раскинулся базар. С восточной стороны, из-за реки, город обстреливался редким орудийным огнем.

На станции стояло до 300 вагонов, половина из которых были пустыми. Здесь же, было обнаружено 20 негодных паровозов, 5 вагонов муки, 3 автомобиля и 20 телефонов. По воспоминаниям И.П.Торкаленко, при отступлении, белые подожгли здание вокзала, от которого остались неповрежденными, лишь один буфет и кухня. Полностью было сожжено вагонное депо, подорван железнодорожный мостик у разъезда Введенское. На водокачке, из насосов, были увезены «золотники», в результате чего станция осталась без воды. «На пару», оставался лишь один маневренный паровоз и тот чуть живой.

По приказу начдива, 3-я бригада должна была занять участок, для форсирования реки Тобол, южнее и севернее города, напротив деревень Ильина, Щучье (Санино), Щучье (Кетово) и Шкодской. Одну роту, следовало оставить в качестве гарнизона в городе Кургане. Однако, осмотрев местность, Строганов принял решение, произвести форсирование реки у железнодорожного моста, где ровная гладкая низменность, с открытыми подступами, казалось, обещала легкую переправу (58).

Пока полки 3-й бригады занимали город, шедшие за ними части 1-й бригады, стали обходить его с юга. Командовал ими бывший поручик 25-летний Андрей Яковлевич Сазонтов (прим.13). Политической работой в бригаде, руководил комиссар Мочалов. Бывший батрак, из солдат, малограмотный, но умный от природы, он не был лишен определенной широты взглядов. При внешнем мужестве, комиссар был нетороплив в решениях, обстоятелен в делах, упорен в достижении цели и прост в общении с людьми. Бойцам импонировала его немногословность. Работой штаба (7 командиров, 99 солдат, в том числе 66 штыков), руководил бывший сельский учитель, уроженец дер.Крещено-Мазино, что у Набережных Челнов, прапорщик военного времени Алексей Федорович Федоров. Родиной бригады стали Вятская и Пермская губернии. Формирование полков проходило под непосредственным руководством Вятского губкома РКП(б). В городе Глазов, из мобилизованных крестьян Глазовского, Орловского, Малмыжского, Яранского и Котельничевского уездов Вятской губернии, а так же из пермяков, в сентябре 1919 года, был создан 38-й полк, под командованием Тельмута Эрна. За политическую работу в нем отвечал комиссар Севостьянов. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось 1487 человек, в том числе 91 командир, 970 штыков, 16 пулеметов и 1 бомбомет. Города Глазов, Яранск и Советск, стали родиной и для 37-го полка, сформированного там, в октябре 1918 года, под командованием Горева. Комиссаром полка был 29-летний Петр Иванович Саадаков, уроженец Вятской губернии и уезда, Щербинской волости, д.Лобазовская. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах полка, насчитывалось 1779 человек, в том числе 90 командиров, 569 штыков и 17 пулеметов.

 18

Фото: командир 39-го полка Степан Васильевич Домолазов.

В отличие от них, 39-й полк, был создан осенью 1918 года в городе Нижний Новгород, из мобилизованных крестьян-нижегородцев и Мамадышевского коммунистического батальона. Подавляющую часть полка составляли татары. Командовал ими, знаменитый красный командир 34-летний Степан Васильевич Домолазов (прим.14). Это была незаурядная личность. Из семьи зажиточного татарина с.Албай Мамадышского уезда, он окончил Центральную крещено-татарскую учительскую школу, после чего, с 1906 года и вплоть до Первой мировой войны работал сельским учителем села Владимирово. Попав на фронт, Домолазов быстро становится унтер-офицером, награждается Георгиевским крестом, а в 1918 году вступает в РККА, где становится командиром Мамадышского коммунистического батальона, после чего возглавляет и полк. По воспоминаниям служившего с ним Федорова, «…малограмотный, не имеющий достаточных знаний не только для командования полком, но и ротой, Домолазов часто выходил из самых критических, даже безнадежных положений». В минуты особой опасности или напряжения, он бесстрашно бросался в атаку и личным участием восстанавливал положение, возвращая подчиненным самообладание и твердость. Бесстрашного начальника уважали и любили командиры остальных частей. Все знали, что в трудную минуту, не дожидаясь указаний сверху, Домолазов примчится им на выручку и поможет отбросить врага. Лихое «с нашим командиром не пропадешь», можно было часто слышать от его бойцов перед боем. За политическую работу в полку, отвечал комиссар Ваньцковский. К 15 августа 1919 года, в трех  батальонах насчитывалось 1074 человека, в том числе 91 командир, 569 штыков и 13 пулеметов. При полку имелась своя саперная команда в 28 бойцов.

 19

Фото: комиссар 1-й бригады 5-й дивизии  Мочалов. (снимок  из книги Федорова «Октябрьские зори»).

Пройдя станцию Зырянку, 37-й полк свернул на юг и к вечеру 15 августа 1919 года, занял деревни Куртальскую и Новоколмогорскую. По соседству с ним, в дер.Пименовку подходил 38-й полк, а 39-й полк, был оставлен начдивом в резерве, на станции Логовушка. По приказу начдива, бригада Сазонтова должна была форсировать Тобол южнее города Кургана, напротив деревень Темляково, Новозатобольная и Утяцкое.

Конницу дивизии составляли два дивизиона. 1-й кавдивизион, под командованием С.А.Кебадзе и комиссара Кобелева, был сформирован в городе Пенза и состоял из двух эскадронов, в которых насчитывалось 10 командиров и 243 солдата, в том числе всего 48 сабель. 3-й кавдивизион, под командованием Лошакова и комиссара Танюкевича, состоял из одного-единственного эскадрона и насчитывал 2 командира и 106 солдат, в том числе всего 31 саблю и 8 лошадей. Таким образом, сколько-нибудь сильная дивизионная конница, в распоряжении начдива отсутствовала. Огневую поддержку пехоте должна была оказывать дивизионная артиллерия. В то время, она подразделялась на полевую легкую, конную, горную, имевшую на вооружении 3-дюймовые (76-мм) пушки и 48-линейные (122-мм) гаубицы, а так же полевую тяжелую,  вооруженную 42-линейными (107-мм) пушками и 6-дюймовыми (152-мм) гаубицами. По штату от 15 августа 1919 года, каждая стрелковая дивизия, должна была иметь в своем составе три легких (8 батарей, 32 орудия), один гаубичный (2 батареи, 4 орудия) и один тяжелый (2 батареи, 4 орудия) артдивизионы. Однако их формирование представляло значительные трудности и к моменту выхода на Тобол, в распоряжении начдива Карпова, имелся лишь сформированный в Казани 2-й легкий артиллерийский дивизион, под командованием Крайского и комиссара Емельянова. Он состоял из управления дивизиона (4 командира, 16 солдат), а так же 4-й, 5-й и 6-й легких батарей. Каждая из них, была вооружена четырьмя 3-дюймовыми (76-мм) орудиями, а всего, дивизион  насчитывал в своих рядах 19 командиров и 735 солдат-артиллеристов. Легкая полевая 3-дюймовая (76-мм) пушка, образца 1902 года, была одной из лучших полевых пушек того времени. При весе в походном положении2017 кги весе снаряда 6,5кг, дальность ее выстрела гранатой достигала 8,5км, а шрапнелью – от 5,5 до 8,3км. В минуту, возможно, было произвести до 10 выстрелов. Эти скорострелъные 76-мм полевые пушки, хорошо разбивали неукрытые пулеметы и амбразуры, а так же назначались для разрушения проволочных заграждений, выполняя эту задачу быстрее, чище и с меньшим расходом снарядов (по весу), нежели орудия больших калибров. Эти же пушки, применяли и для борьбы с неказематированной артиллерией, так как в этом случае был важен не калибр, а меткость и скорострельность, присущие полевым орудиям. Вместе с тем, фронтальная стрельба шрапнелью по окопам нормального профиля, в особенности при укрытии стрелков козырьками, была из них недействительна, если только не велась косым или фланговым огнем. По сведениям начдива, вскоре в дивизию должен был прибыть 1-й легкий артиллерийский дивизион. Ну, а батареи 3-го легкого артдивизиона, быстро ждать не приходилось. Они еще только формировались в городе Сарапуле и поселке Красный Яр. Плохо обстояли дела и с тяжелой артиллерией. Гаубичный артдивизион, к моменту боев на Тоболе, еще только формировался в г.Пензе из кадров Пензенского резервного батальона. В дивизии имелась, лишь 2-я гаубичная батарея, прибывшая в мае 1919 года на фронт. Она была вооружена двумя 48-линейными (122-мм) гаубицами, простыми и изящными. В то время, на вооружении русской армии, как правило, состояли полевые гаубицы систем Круппа и Шнейдера, различающиеся между собой лишь весом орудия (2217кг и 2375кг). Обе системы, при весе снаряда 23кг, обладали дальностью выстрела в7,7 кми могли производить в минуту до 2 выстрелов. Главное их назначение, было разрушение окопов и блиндажей без прочного бетона, либо разрушение и заваливание выходов из прочных убежищ. Гаубицы могли поражать навесно шрапнелью и неприятельских стрелков в неглубоких окопах без козырьков, но особенно сильным, было их действие по войскам находящимся на открытой местности. Для борьбы с артиллерией противника и разрушения проволочных заграждений, гаубицы применять не рекомендовали, если только искусственные препятствия не были особенно прочны (препятствия на бетонированных железных кольях, проволочные цилиндры, заграждения из проволочной сетки на прочных дугах) или укрыты скатом и недоступны для отлогой траектории пушек. Одним словом, главной задачей этих орудий, было выбивать противника из-за укрытий или накапливающегося в складках местности. При этом, несмотря на кажущуюся тяжесть, 122-мм гаубица, в отношении подвижности мало отличалась от полевой пушки. Телефонную связь на поле боя, в дивизии обеспечивали сформированные в Пензе роты связи при 1-й (4 командира, 86 солдат) и 3-й бригадах (4 командира, 60 солдат). Положенного по штату инженерно-саперного батальона не имелось (59).

Всего, по данным штаба 5-й армии, к началу форсирования реки Тобол, части 5-й стрелковой дивизии насчитывали в своих рядах 10543 человека, в том числе 3806 штыков, 79 сабель, 82 пулемета, 14 орудий и 3 бомбомета. Этими же цифрами оперируют в своих работах Воробьев и Янгузов. При этом не учтен командный состав дивизии, а так же штыки и сабли в командах конных разведчиков, дивизионном и бригадных штабах (60).

Южнее железной дороги, к Тоболу широкой волной шли 26-я и 27-я стрелковые дивизии. Это были одни из лучших частей Красной Армии. Обе дивизии, создавались из добровольческих отрядов, прибывших в 1918 году под город Казань. Как писал Н.Кузьмин: «…само рождение 5-й армии, было, прежде всего, рождением этих двух дивизий. Именно с их создания и началась история этой армии». В их рядах были тысячи бойцов, прошедших суровую школу войны (61).

 20

Начдив А.В.Павлов (из книги «Исторический очерк 27-й Омской стрелковой дивизии», М., 1923, с.270).

27-я стрелковая дивизия, получившая впоследствии, за одержанные победы, почетное наименование «Омской», была сформирована из частей, находившихся в 1918 году на левом берегу Волги и называемых Левобережной группой. Дивизия создавалась в боях, что называется на ходу, путем объединения полупартизанских отрядов и их реорганизации в регулярные части. Все полки, имели свои собственные наименования, доставшиеся им по наследству от прежних добровольческих отрядов. Командовал ею, бывший офицер военного времени Александр Васильевич Павлов (прим.15). Родившись в Одессе в семье служащего и получив образование агронома, он лишь с началом Первой мировой войны попал на военную службу. Окончив школу прапорщиков (1915) и участвуя в боях в составе 38-го Сибирского полка, он дослужился до звания поручика, а после Октябрьского переворота, стал членом ревкома 7-й армии, врио командующим Юго-Западным фронтом, комбригом пограничной бригады. С переводом на Восточный фронт, Павлов занимает должности помощника, а затем и командира 1-го стрелкового полка, комбрига в 26-й дивизии, командира 2-й бригады 27-й дивизии, а с мая 1919 года – начдива последней. Его верным помощником, отвечавшим за политическую работу в частях, был молодой 27-летний комиссар, бывший златоустовский рабочий Василий Григорьевич Бисярин (прим.16). Родившись в г.Катав-Ивановск и работая практикантом Златоустовской горнозаводской аптеки, он уже с 1914 года стал членом РСДРП, а через год, был избран в комитет Златоустовской подпольной организации. В 1916 году следует первый арест и ссылка в Тургайский край. После Октябрьского переворота, Бисярин возвращается в Златоуст, где в марте избран в Совет рабочих и солдатских депутатов, занимает должность секретаря Златоустовского комитета РСДРП(б). В мае 1918 года, молодой большевик уходит добровольцем на фронт, сражаясь вначале в качестве рядового в боях на Златоустовско-Челябинском фронте, а затем становится политработником и военным комиссаром в 26-й и 27-й дивизиях. Работой штаба дивизии, остановившегося в с.Введенское, руководил 26-летний Петр Михайлович Шарангович (прим.17).

 21

Фото: начальник штаба 27-й дивизии П.М.Шарангович.

Это был кадровый военный. Родившись в белорусском м.Илия Вилейского уезда Виленской губернии, он окончил Александровское военное училище и состоял слушателем Академии Генерального Штаба, одновременно, в звании поручика, участвуя в боях Первой мировой войны в составе 732-го стрелкового полка, в должности полкового адъютанта. С декабря 1917 года в РККА, инструктор и адъютант 1-й и 2-й пулеметных школ, начальник разведотдела 5-й армии (с 12.08.1918), март-май 1918 – для поручений при начдиве, с 22.05.1918 - начальник штаба 27-й стрелковой дивизии. Позднее, в книге посвященной боевому пути дивизии, его деятельность на этом посту получила такую вот оценку: «Обладая большими военными познаниями, опытом и широкой инициативой, несмотря на тяжелые условия походной жизни, поставил работу в штадиве и штабригах на должную высоту. Непосредственный участник всей боевой жизни дивизии – активным участием в разработке операций, чутко следя за их проведением в жизнь и своевременным разъяснением оперативной обстановки и правильной ее оценки, в высокой степени содействовал достигнутой боевой славе дивизии. Одновременно, не взирая на трудные условия походной обстановки, провел колоссальную организационную работу, в результате которой дивизия является крепкой спаянной частью, с вполне налаженным административно-хозяйственным аппаратом».

К вечеру 16 августа 1919 года, части 27-й дивизии вышли на подступы к Тоболу. На левом фланге, наступали полки 3-й бригады, под командованием бывшего прапорщика военного времени, 24-летнего Григория Давьянтовича Хаханьяна (прим.18). В то время, большинство командиров Красной Армии, были в возрасте от 20 до 25 лет. Ураган революции, забросил их на большие, не по годам должности, где, не растерявшись, они выполняли свои обязанности уверенно и с достоинством. Таким был и этот комбриг. Уроженец с.Руиси, Горийского района Грузии, из семьи армянского учителя, он получил среднее образование и на фронтах Первой мировой войны дослужился до чина прапорщика. После Октябрьского переворота, Хаханьян вступил в 1917 году в РСДРП(б), стал делегатом II Всероссийского съезда Советов, после чего стал комиссаром по формированию Красной Армии из состава старой 5-й армии (ноябрь 1918). Затем окончил Военно-академические курсы РККА и последовательно прошел должности комиссара Псковской дивизии (март-июнь 1918), помощника начальника, начальника оперативной части, начальника полевого штаба 5-й армии (июль 1918 – март 1919), командовал отдельной Симбирской бригадой (апрель 1919), после чего переведен на должность комбрига в 27-ю дивизию. В книге о боевом пути дивизии, о нем сказаны такие слова: «не щадя сил и здоровья, доблестно проводя боевые задания, своими твердыми и умелыми действиями вписал незабываемые славные страницы в историю дивизии».

 22

Комбриг Г.Д.Хаханьян (из книги «Исторический очерк 27-й Омской стрелковой дивизии», М., 1923, с.276).

За политическую работу в бригаде, отвечал комиссар Самуил Абрамович Вайнер. Работой штаба руководил Михаил Леонтьевич Рашке.

Входивший в состав бригады 241-й Крестьянский полк, был создан в городе Гомеле, как 2-й Гомельский партизанский отряд. Уже в марте 1918 года, его бойцы вели бои с немецкими войсками в Гомельском уезде, а в апреле, в городе Почеп, объединились с 2-м Стародубским партизанским отрядом. В июле 1918 года, после призыва ЦК «Все на Восточный фронт!», из гомельцев и стародубцев был создан 2-й батальон 1-го Крестьянского Советского полка, переброшенный в сентябре 1918 года, на Волгу под город Казань. Здесь, вновь прибывший батальон вошел в состав 27-й дивизии, под наименованием «Крестьянско-Партизанского батальона». К моменту выхода на берега Тобола, за плечами белорусских партизан остались тяжелые победные бои  за Чистополь, Бугульму, Чишму и Уфу. В конце 1918 года батальон был отведен на Благовещенский завод, где в него влился Бугульминский особый отряд и две маршевые роты мобилизованных Симбирского уезда. Теперь, это был полк. Командовал им Иван Дмитриевич Гусев. За политическую работу, отвечал бывший тульский рабочий комиссар И.О.Серкин. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах полка насчитывалось 1217 человек, в том числе 750 штыков, 37 сабель. Полк располагал довольно внушительной по тем временам огневой мощью – целых 24 станковых пулемета. Они являлись основным оружием, определявшим огневые возможности пехоты в бою. Ручные пулеметы состояли на вооружении взводов и двигались вместе со стрелками, ведя огонь прямо из цепи, станковые пулеметы были на вооружении особых пулеметных рот и команд, находившихся в распоряжении старших начальников. Как правило, это были знаменитые «максимы», лучшие станковые пулеметы того времени. Имея калибр 7,62мм и довольно приличную массу в 62,66кг, они обладали скорострельностью в 250-300 выстрелов в минуту, емкостью ленты на 250 патрон и прицельной дальностью в3200 метров. Входивший в состав бригады 242-й Волжский полк, начал свой боевой путь, с ноябрьского решения 1917 года, о выделении каждым заводом Выборгского района Петрограда, двадцати процентов своих бойцов в 1-й Петроградский отряд. Всего было набрано 800 человек, многие из которых, принимали участие в штурме Зимнего дворца. Первой боевой задачей отряда, стала оборона Петрограда со стороны финской границы. Здесь, 1-й Петроградский отряд был включен в состав 1-го Московского полка, в него влились матросский отряд «Волчья стая» и 2-я рота 1-го Московского революционного полка. В апреле 1918 года, будучи единственным батальоном в составе 1-го Московского полка, отдельный батальон Выборгского района отправляется на фронт на берега Волги. После боев под Казанью и Свияжском, командование решает усилить батальон и сливает его с образованным из рабочих Замоскворецкого района Москвы, таким же однобатальоным 2-м Московским полком. По предложению бойцов, новая часть была названа 1-м Волжским полком, в честь объединения двух красных отрядов на Волге. Она состояла из двух батальонов. Третий батальон полка, был сформирован в селе Байсарово Уфимской губернии, из партизанских отрядов Панкова, 1-го отряда Кожевникова, 1-го Симбирского партизанского отряда, части 2-го Сводного полка и 3-го батальона Самарского сводного полка. Командовал им 36-летний Степан Сергеевич Вострецов (прим.19). Это был типичный военный самоучка, выходец из народа. Уроженец с.Казанцево, Бирского уезда Уфимской губернии, из крестьян, он был награжден на фронтах Первой мировой войны тремя Георгиевсками крестами и удостоен чина подпрапорщика. С 1918 года в РККА, командир полка. За бои под Златоустом и Челябинском награжден орденом Красного Знамени. За политическую работу в полку, отвечал комиссар Н.Н.Великосельцев. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось 1787 человек, в том числе 857 штыков, 37 сабель и 43 пулемета.

 23

Фото: С.С.Вострецов (из фондов Мокроусовского районного музея).

Город Петроград, послужил родиной и для 243-го Петроградского полка, созданного из рабочих профсоюза печатников 1-го городского района. Сначала новая часть называлась 2-м Петроградским полком и состояла из двух батальонов. Позже, в апреле 1919 года, на фронте в полк влились 150 бойцов партизанского отряда Кожевникова, часть Самарского рабочего полка, один батальон 2-го Сводного революционного полка и полк Особого назначения. Командовал петроградцами 23-летний Роман Иванович Сокк (прим.20). Бывший прапорщик, он вступил в РККА с момента ее формирования в августе 1918 и уже в сентябре, назначен командиром 2-го Петроградского пехотного полка. Его характеризовали как беззаветно храброго, энергичного и находчивого командира, всей душой преданного революции. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах полка насчитывалось 1205 человек, в том числе 770 штыков, 51 сабля и 28 пулеметов. К вечеру 16 августа 1919 года, 241-й полк с 3-м Социалистическим автобронеотрядом занял деревни Падун и Клепиково, 242-й полк и 4-я батарея остановились в дер.Ракова, а 243-й полк и 5-я батарея расположились в деревнях Разбегаево и Чесноки. Штаб 3-й бригады находился в селе Кипель. Как отмечали политработники, настроение крестьян было благожелательным, а в с.Кипель, насчитывалось до 100 человек, сбежавших от белой мобилизации местных дезертиров.

На правом фланге дивизии, наступали полки 1-й бригады, под командованием самого молодого комбрига армии, 22-летнего Константина Августовича Неймана (прим.21). Латыш, уроженец г.Митава Курляндской губернии, он стал прапорщиком в годы Первой мировой войны. После Октябрьского переворота вступает в ВКП(б) и назначается заведующим Бутырским военным комиссариатом г.Москвы. Вскоре отправляется на фронт, где занимает должность старшего адъютанта штаба Левобережной группы 5-й армии, а с 22.08.1918 – комбрига. Современники характеризовали его, как «быстро разбирающегося в обстановке и принимающего решения в неимоверно неблагоприятных климатических условиях…», героя взятия городов Уфы и Златоуста, за что был награжден Орденом Красного Знамени, сыгравшего выдающуюся роль в боях за Челябинск.

24  

Комбриг К.А.Нейман (из книги «Исторический очерк 27-й Омской стрелковой дивизии», М., 1923, с.275).

Политической работой в бригаде руководил комиссар Капустин, штаб возглавлял Лапаев. Входивший в состав бригады 235-й Невельский полк, был создан в городе Невель Витебской губернии из солдат-добровольцев 17-й дивизии старой армии, а так же добровольцев города Невеля и Невельского уезда. Позже, в полк влились 2-й Оршанский партизанский отряд и часть 1-го Бирского партизанского полка. Командовал им бывший офицер Ян Янович Ассарит, комиссаром был М.А.Богданов. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось 1505 человек, в том числе 1043 штыков, 23 сабли и 21 пулемет. Западные губернии России, послужили родиной и для 236-го Оршанского полка, начавшего свое формирование в городе Орше Могилевской губернии, под именем 2-го Оршанского полка. Его кадр составили белорусские  добровольцы 1-го и 2-го Оршанских партизанских отрядов. Позже, на Благовещенском заводе Уфимской губернии, в полк были влиты 2-й Уфимский караульный батальон, Бирский отряд и две роты Пензенской дивизии. Командовал им Василий Андреевич Степанов, комиссаром был А.Макаров. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось 1344 человека, в том числе 907 штыков, 31 сабля и 12 пулеметов. 237-й Минский полк, был сформирован в городе Минске, как 1-й Революционный полк имени Минского Совета рабочих и солдатских депутатов. Его кадр, составили бывшие политзаключенные Минской тюрьмы. В основном, это были солдаты из различных частей Западного фронта, участвовавшие в революционном движении в 1917 году. Кроме них, в полк массово влились рабочие кожевенных и деревообделочных мастерских Минска. Командовал им Иван Филимонович Гришкин, комиссаром был Михайлов. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось 1327 человек, в том числе 888 штыков, 49 сабель и 16 пулеметов. К вечеру 16 августа 1919 года, 235-й полк занял дер.Кондаков Лог (Кондаковка), 236-й полк остановился в деревнях Растотурской и Закомалдино, а 237-й полк расположился в деревнях Ключики и Степное. Штаб 1-й бригады находился в деревне Норильное.

В резерве дивизии, двигались полки 2-й бригады, под командованием Алексея Ивановича Шеломенцева. За политическую работу в полках отвечал только что вступивший в ВКП(б) комиссар Виктор Осипович Корницкий (прим.22). Это был бывший политический ссыльный, активный участник революции 1905 года и политработник в коммунистических отрядах Приуралья. Работой штаба руководил 27-летний Александр Андреевич Аленкин. Призванный в старую армию по мобилизации ополченцев, он лишь в 1916 году окончил Тифлисскую школу прапорщиков, в октябре 1918г. мобилизован в РККА и с ноября, уже назначен на должность начальника штаба бригады. Несмотря на фактическое отсутствие военного образования и небольшой служебный опыт, по отзывам современников, Аленкин «блестящим знанием дела, большим опытом и широкою инициативою немало способствовал, как боевым успехам дивизии, так и в деле ее организации».

 25

Начштаба А.А.Аленкин (из книги «Исторический очерк 27-й Омской стрелковой дивизии», М., 1923, с.275).

Входивший в состав бригады 238-й Брянский полк, был создан в марте 1918 года в городе Брянске, из 1-го Брянского караульного батальона и рабочего добровольческого отряда, под названием 1-го Брянского Советского полка. В мае 1918 года, в полк были влиты Стародубский, Новозыбковский и Соснинский партизанские отряды, чьи бойцы составили второй батальон. И, наконец, в июне 1918 года, в полк были включены 1-й Орловский добровольческий батальон и этапная караульная команда, из которых, был сформирован третий батальон. Конную разведку полка составили бойцы конно-партизанского отряда Брянского военкомата. Командовал полком Александр Сергеевич Зайцев. К 15 августа 1919 года, полк насчитывал 1003 человека, в том числе 479 штыков, 36 сабель и 6 пулеметов. 239-й Курский полк, был сформирован в мае 1918 года, в городе Льгове Курской губернии, из 3-го Курского полка, 1-го Киевского сводного отряда, Нижегородского отряда, отряда имени Слувиса и льговских добровольцев. Позднее, в полк влилась рота 1-го Железно-морского батальона и 3-я рота 2-го Петроградского сводного отряда. Командовал им Василий Максимович Пышкало, за политическую работу отвечал комиссар Нестор Яковлевич Терехин. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось 1101 человек, в том числе 490 штыков, 37 сабель и 22 пулемета. 240-й Тверской полк, был образован в апреле 1918 года, в городе Твери, под наименованием 1-го Тверского Советского полка, из 5 рот бойцов Новозыбковского партизанского отряда, созданного в феврале 1918 года и одной роты австрийских военнопленных. Однако в мае 1918 года, из-за возникших в полку беспорядков, часть была расформирована и стала создаваться заново, из бойцов 3-й Московской дивизии, добровольцев городов Твери, Вышнего Волочка, Кашина, Весьегонска, Ржева, Старицы, а так же бойцов бывшего Новозыбковского отряда. Командовал полком Волков, комиссаром был Архипов. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось 1048 человек, в том числе 450 штыков, 53 сабли и 14 пулеметов. К вечеру 16 августа 1919 года, 238-й и 240-й полки с двумя орудиями Отдельного артиллерийского взвода, заняли дер.Петровское. 239-й полк, со 2-й гаубичной батареей, остановился в деревнях Озерки и Ильинское. Штаб 2-й бригады, находился в деревне Быдино.

В отличие от 5-й дивизии, в распоряжении начдива Павлова, имелась сильная дивизионная конница. В состав дивизии входил 27-й кавалерийский дивизион, под командованием Имермана и комиссара Кулакова (231 сабля), а так же временно приданный 2-й эскадрон 2-го Петроградского кавалерийского полка, под командованием Петрова (7 командиров, 122 бойца, в том числе 98 сабель). Как и у соседей, артиллерия 27-й дивизии, была еще в значительной мере не сформирована. Руководство ею осуществлял Владимир Александрович Федерольф. Это был один из первых начальников дивизионной артиллерии, обладавший большой инициативой и знанием артиллерийского дела.

 26

В.А.Федерольф (из книги «Исторический очерк 27-й Омской стрелковой дивизии», М., 1923, с.274).

В его подчинении находились:

1) 1-й легкий артиллерийский дивизион –

а\ 1-я Особая батарея (командир П.В.Мшар) – 4 легких трехдюймовых (76мм) орудия,

б\ 2-я Оршанская батарея (командир Н.И.Шиманский), сформированная из добровольцев в городе Орше – 4 легких трехдюймовых (76мм) орудия,

в\ 3-я Крестьянская батарея (командир Н.Н.Сивец), сформирована в городе Симбирске из солдат запасного артиллерийского дивизиона и доформирована на станции Ютаза – 4 легких трехдюймовых (76мм) орудия.

2) 2-й легкий артиллерийский дивизион –

а\ 4-я Вяземская батарея (командир И.Г.Гордеев), сформирована в городе Вязьме из добровольцев и доформирована в городе Пензе – 4 легких трехдюймовых (76мм) орудия,

б\ 5-я Смоленская батарея (командир А.Р.Будников), сформирована в городе Смоленске из добровольцев, бойцов Пензенского артдивизиона и Симбирского артпарка – 2 легких трехдюймовых (76мм) орудия.

3) 3-й легкий артиллерийский дивизион – к моменту боев на Тоболе, еще только формировался.

а\ Управление дивизиона и 7-я Гомельская батарея, формировались в городе Новозыбкове и в пос.Упеча Черниговской губернии, из добровольцев. Доформирование 7-й батареи, происходило в селе Базаровка Бугульминского уезда,

б\ 8-я Московская батарея, формировалась в городе Москве, на Ходынской площади, в «Николаевских» казармах, из солдат 1-й Московской запасной артиллерийской бригады и выпускников 1-х Московских курсов РККА. Доформирование батареи, происходило городах Мелекесе и Уфе,

в\ 9-я Самарская батарея, формировалась из Запасной батареи Особого назначения, которая была создана в городе Шуе.

4) тяжелый артиллерийский дивизион – начал свое формирование в июне 1918 года, по распоряжению Подвойского, в городе Москве, под наименованием артиллерийского дивизиона Особого назначения, в бывших Николаевских казармах на Ходынском поле. Кадром, послужили курсанты 1-х Московских курсов (бывшее Александровское пехотное училище). Все остальные бойцы были мобилизованными москвичами. Дивизион участвовал в подавлении мятежа левых эсеров, а в августе 1918 года, отбыл на фронт в г.Свияжск, где тяжелую батарею передали в Правобережную группу, а легкую батарею передали в Левобережную группу. С этого времени, 2-я тяжелая батарея Особого назначения находилась в боях. Управление дивизиона, было сформировано в г.Алатыре, из управления 3-го легкого артдивизиона 27-й дивизии.

а\ 2-я тяжелая батарея (командир Антон Ефимович Кузьмин) – одно 42-линейное (107-мм) орудие. Это была полевая тяжелая пушка образца 1910 года, с весом орудия 2172 кги весом снаряда 16,4 кг, обладавшая дальностью выстрела от 10 до 12 километрови производящая 2 выстрела в минуту. Полевые тяжелые орудия такого типа имели конную тягу и довольно легко проходили по сухим грунтовым дорогам, но в распутицу и по песчаным дорогам их передвижение затруднялось. Их приходилось везти сзади походных колонн, по лучшим дорогам с особым прикрытием. Но, вследствие большой настильности траектории и большого числа шрапнельных пуль, действие шрапнели 107-мм пушки по открытым живым целям было более губительным, чем действиешрапнели 76-мм пушки. Снаряд 107-мм насчитывал 600 пуль шрапнели и поражал площадь до 800 метров, тогда как снаряд 76-мм шрапнели содержал лишь 260 пуль и накрывал площадь около 500 метров.

б\ 1-я тяжелая батарея, формировалась в городе Нижнем Новгороде и Мелекесе, из добровольцев и мобилизованных. К моменту боев на Тоболе, проходила доформирование в Уфе.

4) 1-й Московский гаубичный артиллерийский дивизион –

а\ 1-я гаубичная батарея (командир Лисичкин), формировалась в городе Симбирске из добровольцев 1-й Латышской тяжелой батареи и солдат запасных частей. К моменту боев на Тоболе, проходила доформирование в Уфе.

б\ 2-я гаубичная батарея (командир М.П.Клейменова), сформирована в городе Симбирске из солдат запасного артиллерийского дивизиона - два 48-линейных (122мм) орудия.

5) Отдельный артиллерийский взвод, создан из отбитых у белых двух 37-миллиметровых орудий. Это были автоматические пушки Маклена, траншейного типа, весом245 кги полукилограммовыми снарядами, стрелявшие на3 километра, но зато обладавшие поистенне фантастической скорострельностью – до 100 выстрелов в минуту. Их задачей была контрбатарейная стрельба и подавление важных объектов в тактической зоне обороны.

Технические функции в дивизии выполняли:

1) саперно-инженерный батальон (командир дивизионный инженер Николай Порфирьевич Кошелев), в составе:

а\ 1-я саперная рота (82 человека),

б\ 2-я саперная рота (75 человек),

в\ дорожно-мостовая рота (207 человек).

2) батальон связи, сформированный в городе Чистополе Казанской губернии, в составе:

а\ 1-я рота связи (155 человек, 22 сабли),

б\ 2-я рота связи (216 человек).

Возможное бегство с фронта и беспорядки в частях, должны были пресекать «особые отряды». В дивизии ими командовал Адольф Андреевич Степен. Это были специальные части, составленные из наиболее преданных Советской власти бойцов. Согласно приказа по 5-й армии от 7.05.1919 года, эти отряды под наименованием «военно-заградительных» (с 10 июля – особые), формировались для борьбы с дезертирством, подавления восстаний и организации Советской власти в занятых районах. В составе 27-й дивизии находились:

1) 5-й особый отряд – сформирован в городе Самаре, из рабочих трубочного завода, как 2-й особый отряд. Первоначально входил в состав 26-й дивизии, откуда был передан в состав 27-й дивизии. Насчитывал 7 командиров, 310 солдат и 2 пулемета,

2) 6-й особый отряд – переименован из 1-го особого отряда, насчитывал 6 командиров, 161 солдата, в том числе 121 штыков, 12 сабель и 3 пулемета,

3) 7-й особый отряд (командир Иван Петрович Мизин) – формировался в Челябинске из рабочих,

4) 8-й особый отряд – формировался в Челябинске из рабочих.

Кроме того, 27-я дивизия была единственной, имевшей на вооружении бронеавтомобили. Это были боевые бронированные колесные машины на шасси автомобиля. Предназначались они для ведения боя с открыто расположенной живой силой и пулеметами противника, сводясь в автоброневые отряды. По типу установленного вооружения, бронеавтомобили делились на пушечные и пулеметные, а назывались по наименованиям шасси автомобилей, на которое устанавливалась броня и вооружение. В состав дивизии входил 3-й Социалистический автобронеотряд, под командованием И.М.Евдокимова, комиссара А.Шевцова и начальника штаба Шарко. Это все были отчаянные ребята, матросы, в картинно распахнутых бушлатах, тельняшках от плеча до плеча, кожаных куртках и лихо заломленных бескозырках. Грудь их перекрещивали крест-накрест пулеметные ленты, на поясе – гранаты, на плечевом ремне – деревянная коробка маузера.

Имевшийся в составе отряда один бронепушечный бронеавтомобиль типа «Гарфорд», (командир Т.С.Балабанов), относился к типу тяжелых броневиков. Массой 11 тонн, с экипажем в 8-9 человек, толщиной брони7 мм, скоростью 15-18км\час и запасом хода в100 км, он напоминал сухопутный корабль, всегда готовый обрушить на врага огонь своего 37-миллиметрового орудия системы «гочкис» и 2-3 пулеметов.

 28

Бронеавтомобиль «Гарфорд» (с сайта:  http://www.aviarmor.net).

Другие два бронепулеметных броневика типа «Фиат», (командиры Бердников и Карабанов), массой 5,3 тонны, с экипажем из 5 человек, толщиной брони5,7 мм, скоростью 60км\час и запасом хода в 80-130 км, они могли одновременно обрушить на противника мощь 2 станковых пулеметов «максим» каждый. В ходе боя, пушечные броневики сопровождали пулеметные, обеспечивая им продвижение при встрече с броневиками противника.

 27

Бронеавтомобиль «Фиат» (снимок с сайта: http://www.bg-znanie.ru).

Всего, отряд насчитывал 6 командиров и 63 солдата. Увешанные карабинами, пулеметными лентами, гранатами, револьверами и тесаками за поясом, в распахнутых бушлатах и кожаном обмундировании, с дымящимися папиросами и гармонистом, они считали себя «гвардией революции». В отряде имелись 2 грузовика, 2 легковых автомобиля "Кадиллак" и "Ролс-Ройс", два мотоцикла и самокаты. По воспоминаниям Балабанова, пулеметные бронемашины носили наименования «Карл Маркс» и «Роза Люксембург». Пушечный бронеавтомобиль носил прежде название «Ахтырец» и его команда принимала участие в штурме Зимнего дворца. Сейчас, броневик назывался «Интернационал» (62).

Всего, по данным штаба 5-й армии, к началу форсирования реки Тобол, 27-я дивизия насчитывала в своих рядах 14395 человек, в том числе 6634 штыка, 329 сабель, 186 пулеметов, 23 орудия и 3 бронеавтомобиля (63).

 29

Фото: комиссар 26-й дивизии Н.К.Гончаров.

От Челябинска, на правом фланге 5-й армии, наступали на восток части 26-й стрелковой дивизии. Путь ее создания был тернист. Еще в апреле 1918 года, из кадра старого 21-го армейского корпуса 2-й армии в Ярославле, был сформирован штаб Витебского отряда, переброшенный в мае того же года в город Витебск, в распоряжение Военного Совета Смоленского района. Отряд нес охрану демаркационной линии от Полоцка до Белец и района г.Витебска. В мае 1918 года, Витебский отряд был переименован в 1-ю Смоленскую дивизию, где 1-й полк был сформирован из 5-го Рабочее-Крестьянского полка, 2-й полк – из Сенинского отряда, 3-й полк – из Сошенско-Грушевского отряда, 1-й Смоленский артдивизион – из 1-го Витебского артдивизиона, а инженерный батальон – из подрывной команды. В августе 1918 года, после расформирования 2-го полка в связи с произошедшим в нем восстанием, начал формироваться новый 2-й полк из 4-го Варшавского полка. В августе 1918 года, штаб дивизии и 2-й полк перебросили в Арзамас, а остальные части переформировали во 2-ю дивизию. Прибыв на берега Волги, 2-й полк расформировывается, а штаб 1-й Смоленской дивизии становится штабом Правобережной группы, которая в ноябре 1918 года переименовывается в 26-ю дивизию. Впоследствии, за победы, она была удостоена почетного наименования «Златоустовской». Командовал дивизией 30-летний московский рабочий Семен Маркович Белицкий (прим.23). Еврей по национальности, уроженец деревни Ингулец Екатеринославской губернии, он окончил Елизаветградское городское училище (1904), и уже на следующий год, стал членом партии эсеров. Затем работа в Москве, участие в Первой мировой войне, чин ефрейтора, вступление в феврале 1918 года в РККА. Здесь – стремительный взлет на должность заместителя командующего Северо-Урало-Сибирским фронтом, с последующим понижением до помощника командующего 3-й армией, помощника начальника штаба 26-й дивизии, начальника 26-й дивизии. Комиссаром дивизии, был 33-летний Николай Кузьмич Гончаров, москвич, вступивший в ряды партии еще в 1904 году и подвергавшийся административной высылке в Саратов (1915). С октября 1917г., он – комиссар Московского военно-революционного комитета, член Президиума Исполнительного комитета Москвы (апрель 1918), заведующий Политическим отделом Штаба войск (сентябрь-декабрь 1918), заведующий Политическим отделом Северного фронта (декабрь 1918), заместитель члена РВС Северного фронта (январь 1919), военком дивизии с апреля 1919 года (прим.24). Это был старый опытный большевик. Всей штабной работой, руководил сын уральского углежога с Инзерского завода (современный Белорецкий район Башкортостана), бывший офицер Андрей Ефимович Белогуров. Штаб дивизии, к утру 14 августа 1919 года, находился в дер.Рыбная. При нем имелась команда ординарцев, сформированная из Гортжинского революционного кавалерийского отряда.

 30

Фото: красный комбриг Рахманов.

На левом фланге дивизии, к крупному зауральскому волостному селу Куртамыш, подходили части 3-й бригады, под командованием 27-летнего комбрига Николая Николаевича Рахманова (прим.31). Уроженец Киева, он окончил Константиновское военное училище, дослужившись до штабс-капитана. С первых дней в РККА, пройдя путь от командира 234-го полка до комбрига. За политическую работу в бригаде отвечал комиссар Никульский. Работой штаба руководил Соколов. Входивший в состав бригады 232-й имени Облискомзапа полк, был сформирован Исполнительным комитетом Западных областей, весной 1918 года в городе Гжатске, из добровольцев Смоленского района под именем 1-го Революционного имени Областного исполнительного комитета Западных областей полка. К июлю 1918 года, в полку насчитывалось около 2000 человек и 30 августа 1918 года, он был направлен на Восточнй фронт. Там, зимой 1919 года, в полк были влиты уфимские и бугурусланские рабочие. Командовал им, коренной смоленец, проживавший в д.12 по ул.Бол.Тверская, Владимир Евграфович Буренков. Его верным помощником был комиссар Яковлев. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах полка насчитывалось 1345 человека, в том числе 855 штыков, 57 сабель и 17 пулеметов. 233-й Казанский полк, был сформирован под наименованием 1-го Казанского полка в городе Казани. Его кадр составили 200 солдат-добровольцев из 94-го пехотного Енисейского полка старой армии. Позднее, в полк влился отряд имени Карла Маркса и до 300 добровольцев из рабочих Казани, татар и башкир. Командовал им Александр Ефимович Будыхин. К 15 августа 1919 года, в двух батальонах полка, насчитывалось 1102 человека, в том числе 539 штыков, 74 сабли и 17 пулеметов. Основой 234-й Маловишерского полка, послужил 1-й Коммунистический добровольческий отряд. Он был сформирован из рабочих стекольного завода и железнодорожников из города Малая Вишера, крестьян Маловишерского и частично Демьянского уездов. Числом в 400 человек, отряд, состоявший из двух рот, ушел на фронт под г.Казань. В первых же боях, не щадившие себя комуннары-маловишерцы понесли большие потери, и под Казанью, в полк были влиты еще 115 человек, прибывших от Маловишерского партийного комитета. Потери продолжали косить бойцов и в феврале 1919 года, полк в котором оставалась всего одна рота, был пополнен двумя сотнями мобилизованных ярославских рабочих, из которых была образована 2-я рота, а так же в него были влиты одна рота (100 штыков), пулеметная команда и команда связи, из расформированного 4-го Пензенского полка. В результате получился батальон, состоящий из 3-х рот, пулеметной команды и команды связи, в количестве 350 штыков и 11 пулеметов. В мае 1919 года прибыло еще 625 человек пополнения, из которых был сформирован 2-й батальон. Командовал частью Василий Васильевич Нератов. К 15 августа 1919 года, в двух батальонах полка, насчитывалось 1118 человек, в том числе 572 штыков, 73 сабли и 19 пулеметов.

К утру 14 августа 1919 года, 233-й Казанский полк занял дер.Долговка, 234-й Маловишерский полк занял дер.Жуково, а 232-й имени Облискомзапа полк, двигался из дер.Рыбной на дер.Верхнюю. В тот же день, полки 3-й бригады вступили в с.Куртамыш. Часть жителей, встречала их с красными флагами, хлебом-солью. Состоялся митинг, а 18 августа 1919 года, с участием политработников 26-й дивизии Алексенко и Мирошкина, был избран куртамышский ревком. Несколько дней, красные полки отдыхали в гостеприимном зауральском селе, готовясь к форсированию реки Тобол.

На центральном участке дивизии, на восток наступали полки 1-й бригады, под командованием Саид Гирей Селиховича Терегулова. Бывший кадровый офицер, окончивший Павловское военное училище, он, за боевые заслуги на фронтах Первой мировой войны имел все награды, вплоть до Св. Владимира 4-й степени. А, забегая вперед, скажу, что уже на следующий год, за руководство своей бригадой на Восточном фронте и проявленную при этом личную храбрость, Терегулов был награжден Орденом Красного Знамени. Характеризовался отважный командир, как «выдающийся комбриг, вполне заслуживающий выдвижения на должность начдива». За политическую работу в бригаде отвечал комиссар Ваврженкевич, работой штаба руководил Попов. Входивший в состав бригады 226-й Петроградский полк, был сформирован в мае 1918 года, как Учебный полк Петроградского района из 1-го образцового  батальона, 2-го коммунистического батальона и временного коммунистического отряда при Петроградском Совете. Его кадр, составили питерские рабочие-полиграфисты и бывшие солдаты-добровольцы лейб-гвардии Волынского полка, которые первыми выступили против самодержавия в феврале 1917 года. В июле 1918 года, Учебный полк был переименован в 6-й Петроградский полк 1-й Петроградской дивизии. При выступлении на фронт, он насчитывал три батальона и две пулеметных команды. В августе 1918 года, полк прибыл под Свияжск, где вошел в состав Правобережной группы. Командовал ими Богданов. К 15 августа 1919 года, в двух батальонах полка насчитывалось 1307 человек, в том числе 771 штык, 26 сабель и 13 пулеметов. Красный 227-й Владимирский полк, был сформирован 23 июля 1919 года, из прибывших в г.Владимир Александровской, Ковровской и Гусь-Хрустальной караульных рот. Объединенные вместе, они получили наименование 1-го Владимирского народного отряда. Треть его, составляли мобилизованные по призыву РКП(б) коммунисты, а еще две трети, были рабочими-добровольцами из текстильщиков Владимирской губернии. 5 августа 1918 года, отряд в количестве 675 штыков и 2 пулеметов прибыл на Восточный фронт в город Свияжск. Вскоре, в городе Мелекесе, в отряд были влиты 400 мобилизованных крестьян Казанской губернии, а в Тураево, он был пополнен добровольцами и мобилизованными Владимирской губернии. 14 августа 1918 года, отряд был переименован в 1-й Владимирский полк и после организации 26-й дивизии получил существующий номер. Одна из рот в нем, состояла из китайских рабочих Мурманской железной дороги. Командовал полком Бойко, комиссаром полка был Ильин. К 15 августа 1919 года, в двух батальонах насчитывалось 1385 человек, в том числе 705 штыков, 52 сабли и 19 пулеметов. И, наконец, 228-й Карельский полк был славен своими бойцами. Родиной его, в августе 1918 года, стала станция Шувалово Финской железной дороги. Первоначально, полк состоял всего лишь из одного четырехротного батальона, сформированного из 2-го батальона Охтинского района города Петрограда, 1-й Новодеревенской роты Охтинского района, двух Сесторецких рот и роты 2-го Петроградского полка. Его кадр составили петроградские,  охтинские и сесторецкие рабочие. В августе 1918 года, батальон уже дрался на Восточном фронте и в сентябре 1918 года, после пополнения 600 мобилизованными Казанской губернии, из которых был сформирован 2-й батальон, он был преобразован в 228-й полк. Затем, в январе, феврале и апреле 1919 года, после тяжелых боев и больших потерь, понесенных под Казанью, в полк прибыло пополнение – 256 мобилизованных нижегородца, 100 красноармейцев из расформированного 4-го полка, 144 белебеевца и 170 бойцов из Самарского рабочего полка. Командовал им Бородоносенко. К 15 августа 1919 года, в двух батальонах полка, насчитывалось 1373 человека, в том числе 698 штыков, 24 сабли и 11 пулеметов.

 31

Фото: части 5-й армии в походе, осень 1919 года (снимок с сайта: http://www.cultinfo.ru).

К утру 14 августа 1919 года, продвигаясь без боя, 228-й Карельский полк занял дер.Речная, а 226-й Петроградский полк вошел в деревни Орловка и Черноборье. 227-й Владимирский полк прошел дер.Костылево и после перестрелки с казачьим арьергардом, занял дер.Птичье.

На правом фланге дивизии, наступали полки 2-й бригады, под командованием 23-летнего комбрига Федора Васильевича Васильева (прим.26). Уроженец деревни Подлужье Новоржевского уезда Псковской губернии, он, после смерти отца воспитывался в детском доме, а в 1914г. окончил сельскохозяйственное училище и стал работать агрономом. В сентябре 1915г. призван на военную службу рядовым и вскоре направлен на учебу в Николаевское кавалерийское училище, откуда в 1916г. был переведен в Душетскую школу прапорщиков. В том же году окончил пулеметные курсы при Ораниенбаумской офицерской стрелковой школе. Затем участвует в боях на Западном фронте в составе 6-го Донского казачьего полка, был ранен и контужен, дослужился до чина подъесаула, начальника пулеметной команды полка. Во время Октябрьских событий 1917г. ушел с фронта с отрядом Красной гвардии, в 1918г из г.Гжатска, в составе 1-го имени Областного исполнительного комитета Западной области полка, был направлен на Восточный фронт под Казань. В боях был ранен и контужен, член ВКП(б) с июня 1918г. За политическую работу в бригаде отвечал комиссар Евдокимов, работой штаба руководил Чапкин. Входивший в состав бригады 229-й Новгородский полк, был создан из 4-го Копорского полка старой армии. Около 1000 солдат-добровольцев, при общем развале фронта в 1917 году, не разошлись по домам, подобно десяткам тысяч своих товарищей, а вступили в ряды новой армии, сформировав 14 февраля 1918 года два батальона. Во время немецкого наступления, 1-й батальон отошел на город Гдов, а 2-й батальон пробился с оружием в руках в город Порхов Новгородской губернии. Здесь, в него поступило около 500 крестьян-добровольцев Псковской губернии, а в июле 1918 года был влит Коромышевский отряд в 600 человек. С этим пополнением, батальон солдат-копорцев был развернут в 10-й Новгородский полк, который еще полгода охранял, установленную Брестским миром демаркационную линию. В августе 1918 года, 500 бывших солдат-копорцев были выделены из состава полка и направлены на Восточный фронт под Казань, под наименованием 1-го батальона 10-го Новгородского полка. В истории полка остались бои и взятие Казани, Мелекеса, Бугульмы, Уфы, тяжелое отступление по линии Самаро-Златоустовской железной дороги. После сентябрьских боев 1918 года, в городе Мелекесе в батальон были влиты 160 мобилизованных крестьян Казанской губернии, 251 владимирский и 203 новгородских крестьян. В январе 1919 года, полк пришлось вновь пополнять, влив в него 248 мобилизованных ярославских крестьян, 100 человек из Угличского уезда, 85 мобилизованных Черепановского уезда и 97 человек из Пензенского полка. Из них был сформирован 2-й батальон. В марте 1919 года, в25 километрахвосточнее стан.Павлеканово полк был практически полностью уничтожен в бою. Из всего его состава спаслось лишь несколько десятков человек. Теперь, его необходимо было формировать заново. Для этого, в апреле 1919 года, в полк были влиты Самарский рабочий батальон (500 человек), три маршевых роты (138, 163 и 91 человек) из 1-го Сызранского запасного полка, одна маршевая рота (109 человек) из 2-го запасного полка и 82 саткинских рабочих. В новом составе, полк успешно ведет бои за взятие Бугульмы и Златоуста. Командовал им Никольский, комиссаром был Иванов. К 15 августа 1919 года, в двух батальонах полка насчитывалось 1182 человека, в том числе 728 штыков, 88 сабель и 13 пулеметов. 230-й Старорусский полк, был создан в июне 1918 года, городе Боровичах Новгородской области из трех добровольческих отрядов – Боровического, Новгородского и Старорусского, образовавших 1-й батальон. На Восточном фронте, в полк было влито еще свыше 400 мобилизованных, из которых создали 2-й батальон. Командовал им Роне, комиссаром был Бориков. К 15 августа 1919 года, в двух батальонах полка насчитывалось 1234 человека, в том числе 879 штыков, 25 сабель и 11 пулеметов. 231-й Сводный полк, был создан в ноябре 1918 года в городе Симбирске из мобилизованных, под именем 3-го Сводного полка. После больших потерь, в мае 1919 года в селе Архангельское, в полк были влиты 250 самарских рабочих, а затем, на Миасском заводе – еще 150 уральских рабочих. Командовал им Кокоулин, комиссаром был Морозов. К 15 августа 1919 года, в двух батальонах полка насчитывалось 1676 человек, в том числе 656 штыков, 28 сабель и 10 пулеметов. К вечеру 13 августа 1919 года, полки бригады заняли деревни Дулино, Трехозерная и Ново-Кочердык.

По сравнению с другими дивизиями, 26-я практически не имела конницы. Входивший в ее состав штатный 26-й кавалерийский дивизион (149 человек, в том числе 98 сабель и 1 пулемет), был временно передан в состав Сводной кавдивизии. Но зато, недостаток конницы компенсировала мощная артиллерия. В нее входили:

1) 1-й легкий артиллерийский дивизион (командир Александр Федорович Марушев) в составе:

а\ 1-я Путиловская (командир Дереш) батарея – к моменту боев на Тоболе, в составе дивизии отсутствовала, формируясь в г.Мелекесе из рабочих-путиловцев,

б\ 2-я Симбирская конная (командир Богоявленский) батарея – к моменту боев на Тоболе в составе дивизии отсутствовала, формируясь в г.Мелекесе,

б\ 3-я Ржевско-Новгородская батарея (командир Теребилин), начала свое формирование в марте 1918 года на станции Дно Порховского уезда Псковской губернии из 15 рабочих-артиллеристов прибывшего на фронт отряда с завода «Вулкан». Затем, к ним добавились добровольцы-крестьяне Псковской губернии. Одновременно на станции Карамышево, формировался артиллерийский взвод из солдат-добровольцев старой армии. В июле 1918 года, оба взвода были слиты во 2-ю Новгородскую батарею. Это произошло в имении Ольгино Порховского уезда. Насчитывала 3 легких трехдюймовых (76-мм) орудия.

2) 2-й легкий артиллерийский дивизион в составе:

а\ 4-я Смоленская батарея (командир Николай Андреевич Дереш) – 3 легких трехдюймовых (76-мм) орудия,

б\ 5-я Тверская батарея (командир Аркадий Аркадьевич Рооп), создана в апреле 1918г в Твери – 3 легких трехдюймовых (76-мм) орудия,

в\ 6-я легкая батарея, (командир Смок Харитон Константинович) сформирована в городе Симбирске – 4 легких трехдюймовых (76-мм) орудия.

3) 3-й легкий артиллерийский дивизион в составе:

а\ 7-я Ленинская батарея – 3 легких трехдюймовых (76-мм) орудия, - была образована, из созданного в марте 1918 года в городе Клинцы артиллерийского взвода. Его кадр составили добровольцы-артиллеристы из местных жителей. В июле 1918 года,  этот артиллерийский взвод, на станции Жуделово Полесской железной дороги, был объединен с артиллерийским взводом, сформированным в городе Курске. Образовавшаяся часть, получила название 1-й имени Ленина легкой батареи, поскольку сразу же приняла участие в боях против немцев и гайдамаков при 4-м Ленинском полку.

б\ 8-я батарея – 3 легких трехдюймовых (76-мм) орудия,

4) тяжелый артиллерийский дивизион – сформирован в 27-й дивизии, в составе:

а\ 1-я тяжелая батарея, сформирована из 1-й Латышской тяжелой батареи - две 48-линейных (107-мм) гаубицы,

б\ 2-я тяжелая батарея, создана на базе Нижегородской тяжелой батареи – одно 42-линейное (152-мм) орудие и одна 48-линейная (107-мм) гаубица.

5) гаубичный артиллерийский дивизион - формировался в апреле 1919 года, в городе Симбирске и Мелексе, из гаубичной батареи, созданной в декабре 1918 года в Симбирске. К моменту боев на Тоболе в составе дивизии отсутствовал и проходил доформирование в Уфе.

Технические функции в дивизии выполняли:

1) Инженерный батальон имени Витебского Совдепа, сформированный в мае 1918 года из Отдельной инженерной роты имени Витебского Совдепа и влитой в него в Казани конно-прожекторной роты – насчитывал в своих рядах 398 человек. Состоял из:

а\ 1-я Витебская саперная рота,

б\ 2-я Смоленская саперная рота.

2) батальон связи, сформированный в ноябре 1918 года в Бугульме, на базе 3-го кабельного отделения, созданного из команды связи 2-го отряда Правобережной группы – насчитывал в своих рядах 274 человека. Состоял из:

а\ 1-я рота связи,

б\ 2-я рота связи.

При дивизии действовали отряды особого назначения:

1) 1-й особый отряд – сформирован Самарским губвоенкоматом, из Самарского рабочего батальона и находился при штабе армии, к 3 сентября 1919 года насчитывал 5 командиров, 129 солдат, 2 пулемета,

2) 2-й особый отряд – находился при штабе 2-й бригады, насчитывал 210 солдат и командиров, в том числе 163 штыка и 2 пулемета,

3) 3-й особый отряд (командир Шлыков) – выделен из коммунистического отряда, расформированного в мае 1919г в д.Урусы Уфимской губернии, находился при штабе 3-й бригады, насчитывал 200 солдат и командиров,

4) 12-й особый отряд – формировался при штабе дивизии, из добровольцев, выделенных из частей, взамен 4-го особого отряда, переданного в 35-ю дивизию.

Всего к началу наступления, по данным штаба 5-й армии, в рядах дивизии насчитывалось 6403 штыка (без учета штыков в штабах и особых отрядах), 130 пулеметов, 23 орудия, а всего 12811 человек (64). Стальная лавина испытанных бойцов, шла на сибирские просторы.

Кроме того, от города Троицка, вдоль раскинувшихся по речке Уй оренбургских казачьих станиц и поселков, двигалась на восток красная Сводная кавалерийская дивизия, под командованием Василия Даниловича Соколовского (прим.27).

 32

Фото: В.Д.Соколовский, снимок 1928г.

К вечеру 12 августа 1919 года, ее 2-й Петроградский кавалерийский полк занял казачий поселок Крутоярский, заставив казаков отступить к станице Усть-Уйской. Полк был создан в июле 1918 года в городе Луге под Петроградом из курсантского дивизиона и в сентябре 1918 года переброшен на фронт под Казань. В октябре того же года в Симбирске, формирование части было завершено и с этого времени, 2-й Петроградский полк неотлучно следовал с полками 26-й дивизии. За плечами его кавалеристов остались бои за Бирск, Златоуст, Миасс, Троицк. Буквально через несколько дней, 16 августа 1919 года, полку был присвоено новый номер и он стал именоваться 66-й Петроградский кавполк. За ним, двигался временно приданный дивизии 26-й кавдивизион (65).

На кустанайское направление, были направлены части 35-й стрелковой дивизии, с Отдельной казачьей бригадой Каширина, выделенной из состава Сводной кавдивизии. 35-я дивизия, была одной из самых молодых частей 5-й армии. Она формировалась приказом №034 по Приволжскому военному округу, в апреле 1919 года в городе Казани. Несмотря на молодость, ее полки уже приняли активное участие в Челябинской операции. Начдивом был бывший полковник и командир 37-го пехотного Екатеринбургского полка Леонид Ильич Верман, награжденный Георгиевским оружием. За политическую работу в дивизии отвечал 22-летний комиссар Лев Дмитриевич Морозов (прим.28). Уроженец г.Новгород-Северский, рабочий, член ВКП(б) с 1917г, он был активным участником вооруженного восстания в Киеве, членом ревкома завода «Арсенал» (январь 1918), военным комиссаром Западного фронта, Литовской дивизии, председателем ревтрибунала и членом РВС Литовско-Белорусской советской республики, руководил обороной Вильнюса в мае 1919 года. Работой штаба руководил Петр Иванович Попов. Штаб 35-й дивизии прибыл с Северного фронта. Его возглавляли опытные сотрудники. Их штаб, был сформирован еще в августе 1918 года для руководства войсками Северо-Царицынско-Камышенского фронта и по постановлению РВС Южного фронта от 4 октября1918 г, возглавил 1-ю Камышинскую дивизию. В феврале-марте 1919 года, штаб и ряд частей дивизии были переброшены на Северный фронт, где с 23 марта возглавил войска онежско-архангельско-железнодорожного направления. В апреле1919 г. бывшее управление 1-й Камышинской дивизии прибыло на Восточный фронт и по распоряжению штаба Восточного фронта №7322 от 17 апреля1919 г., было переименовано в управление 35-й дивизии. Надо сказать, что штаб любой дивизии, был в то время весьма внушительным учреждением. Так, например, штаб 35-й дивизии, помимо собственно его сотрудников (11 командиров и 87 солдат), включал в себя: комендантскую команду (1 командир, 104 солдат, 85 винтовок), курьеров (1 командир, 24 солдата, 25 винтовок), учебную команду (5 командиров, 98 солдат, в том числе 88 штыков), учебно-пулеметный взвод (2 командира, 59 солдат, 15 винтовок), телеграфную роту (1 командир, 14 солдат, 1 винтовка), музыкальную команду (2 командира, 25 солдат), ревтрибунал (12 командиров, 55 солдат, 6 винтовок), особый отдела (1 командир, 15 солдат, 3 винтовки), санитарный отдел (5 командиров, 24 солдата), ветеринарный отдел (2 командира, 6 солдат, 1 винтовка), хозяйственны отдел (27 командиров, 95 солдат), полевой контроль (6 командиров, 6 солдат). В случае необходимости, штаб вполне мог выступить, как отдельное боевое подразделение.

1-й бригадой командовал 22-летний мичман Сергей Дмитриевич Павлов (прим.29).

 33

Фото: С.Д.Павлов.

Сын чувашского крестьянина из д.Костеряки Моргаушского района, работавший на петербургских заводах, он был призван на фронт Первой Мировой войны рядовым 17-го Сибирского полка. Затем окончил школу прапорщиков и 15.05.1917 года принят в ряды РСДРП(б), назначен командиром отряда 2-го Балтийского флотского экипажа. При штурме Зимнего дворца, командовал сводным матросским “Северным летучим отрядом”. За участие в ликвидации мятежа Краснова, за умелое руководство боевыми действиями на Гатчинском направлении, по просьбе матросов, специальным приказом Наркомвоенмора в декабре 1917 года, был перечислен на флот, с присвоением ему звания «мичман». Участник захвата Ставки и убийства Духонина. В ноябре 1917 года направлен с «Северным летучим отрядом» в Челябинск. В декабре 1917 года выбил из Троицка казаков отряда Дутова и был переброшен под Бузулук. Назначен командующим Оренбургским фронтом. С 27.07.1919г – командир 1-й бригады 35-й дивизии. За его плечами остались Златоустовская и Челябинская операции. За политическую работу в бригаде отвечал комиссар Студеникин, работой штаба руководил Никандр Алексеевич Катерухин. Штаб 1-й бригады, был образован из штаба Казанской бригады «бедноты» и состоял из 9 командиров и 97 солдат. Входивший в ее состав 307-й полк, был сформирован Казанским губвоенкоматом в городе Казани, из 1-го Казанского полка «бедноты». 23 апреля 1919 года, полк в количестве 800 штыков был направлен на фронт. В Кыштыме, в него влились 105 местных мобилизованных, а в Аргаяше - еще 80 человек. Командовал им Горский. К 15 августа 1919 года, в двух батальонах полка насчитывалось 1357 человек, в том числе 55 командиров, 660 штыков, 34 сабли, 14 пулеметов и 2 бомбомета. Необычной была история 308-го полка. 1 декабря 1918 года, из милиции железной дороги города Москвы, был создан 18-й Московский полк железнодорожной охраны (500 человек). 5 апреля 1918 года, полк был переброшен в Казань, где в него влились красноармейцы 1-го и 2-го Приволжских полков, а так же прибывшие из Петрограда бойцы 33-го Петроградского, 37-го Гатчинского и 42-го Финляндского железнодорожного полков. Кроме них, в полк включили 1-ю и 2-ю роты «бедноты» Кирсановского уезда. Всего прибыло 2666 новых бойцов. 1 мая 1919 года, вновь созданный полк под командованием Кузьмичева, был направлен на фронт. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах полка насчитывалось 1672 человека, в том числе 59 командиров, 754 штыка, 22 сабли и 22 пулемета. Правда, уже 22 августа 1919 года, у поселка Великопетровский в Кустанайском районе, 308-й полк был наголову разбит казаками 1-й Оренбургской бригады, действовавшими под командой знаменитого казачьего полковника Степанова-Разумника. Большая часть бойцов – 1200 человек, 10 пулеметов, обоз и два трехдюймовых орудия Сводной батареи, попали в плен. Из окружения, в пос.Тарутинский, смогли выйти лишь 180 человек, имевшие при себе 80 винтовок. Эти остатки полка, 27 августа 1919 года, были переведены в город Троицк, где полк начал заново свое формирование. 309-й полк был создан в июне 1918 года в городе Алатырь, из 22-го Витебского полка железнодорожной охраны и Казанского караульного батальона, в общем количестве 2000 человек. В основном, он состоял из жителей Саратовской губернии. Командовал им Дусель. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах полка насчитывалось 1827 человек, в том числе 81 командир, 984 штыка, 17 сабель и 27 пулеметов.

2-й бригадой командовал Дмитрий Петрович Ямышев. Базой для ее создания послужила Тульская губерния. За политическую работу в полках отвечал комиссар Башкирцев, работой штаба руководил 25-летний Николай Селиверстович Датюк, уроженец с.Перутино Волынской области, выпускник Академии Генерального Штаба. Штаб бригады, был создан из штаба 1-й бригады 2-й Тульской дивизии и состоял из 6 командиров и 49 солдат, на вооружении которых имелось 30 винтовок. Входивший в состав бригады 310-й полк, начал свое формирование в городе Вятка, под наименованием 2-го Казанского полка «бедноты». Здесь, были созданы пулеметная команда и сформирован 1-й батальон под командованием Н.В.Рякина. 15 февраля 1919 года, полк в составе 150 штыков, был переброшен в город Симбирск, где в него влились рота мобилизованных крестьян Яранского, Советского и Вятского уездов, рота из Курска и рота из Малмыжа. Во время своего формирования, части полка, в апреле 1919 года, приняли участие в подавлении восстаний в Мелекесе и Сенгилее. В мае 1919 года, полк убыл на фронт, где в г.Альметьевске в него влились 1-й Мелекесский добровольческий рабочий батальон и Бугульминский коммунистический отряд. Командовал им бывший штабс-капитан Николай Васильевич Рякин, за политическую работу отвечал комиссар Кирилл Осипович Раевский, уроженец дер.Старосережкино Черемшанского района Татарстана, бывший прапорщик военного времени. Командирами батальонов в полку были Колобродов (1-й) и Преображенский (2-й). К 15 августа 1919 года, в двух батальонах насчитывалось 745 человек, в том числе 49 командиров, 378 штыков и 12 пулеметов. 311-й полк, начал формироваться 1 сентября 1918 года в городе Туле, из двух рот тульских коммунистов, под наименованием 1-го Тульского советского полка 2-й Тульской дивизии. 11 октября 1918 года, полк передислоцировали в г.Ефремов Тульской губернии, где  в него было влито 99 человек. 13 апреля 1919 года, полк перебросили в Мелекес, где в апреле и мае 1919 года, в него влились 257 мобилизованных, а в селе Асаново – еще 80 человек. Во время пребывания в Кустанайском уезде, в августе 1919 года, в полк вступило еще 113 местных добровольцев. Командовал им Лиственников. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось 1203 человека, в том числе 53 командира, 840 штыков, 15 пулеметов и 4 бомбомета.  312-й полк, начал свое формирование в ноябре 1918 года, в городе Белев Тульской губернии, под именем 2-го Тульского советского полка 2-й Тульской дивизии. В январе 1919 года, полк был переброшен в город Тулу, где в него влили Тульский караульный батальон. 12 апреля 1919 года, полк перебросили в Симбирск и Самару, где в него включили 3-й Казанский полк «бедноты» и 442 человека из 4-го Приволжского полка. 28 апреля 1919 года, полк был переброшен в город Мелекес, откуда двинут на фронт. После боев, на реке Белой, в него влили Мелекесский рабочий батальон в количестве 313 человек. Кроме того, в период с 17 по 21 августа 1919 года, из Кыштымскго уездвоенкомата в полк прибыло пополнение в количестве 279 человек и 3-я маршевая рота, в количестве 207 человек. Командовал им Трехсвятский. К 15 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось 948 человек, в том числе 45 командиров, 527 штыков, 10 пулеметов и 2 бомбомета. Формировалась в составе дивизии и 3-я бригада. Ее 313-й полк был создан в г.Пензе из 2-го Рязанского полка железнодорожной охраны. 314-й полк формировался в г.Кузнецке из 25-го Бельского полка железнодорожной охраны, а 315-й полк был сформирован Саратовским губернским военкоматом в Саратове и Алатыре. Но в состав дивизии, 3-я бригада так и не вошла, а была переброшена на Южный участок, откуда затем передана в состав Туркестанского фронта.

По сравнению с остальными частями 5-й армии, конница 35-й дивизии отличалась внушительностью. На тот момент, в распоряжении начдива имелся двухэскадронный 1-й отдельный кавалерийский дивизион, под командованием К.С.Ивлева (12 командиров и 180 солдат, в том числе 128 сабель и 2 пулемета),  сформированный в г.Самаре и частично прибывший из Петрограда. Так же, в состав дивизии, временно был включен 14-й (бывший 1-й) Оренбургский казачий имени Степана Разина кавалерийский полк, под командованием Самокрутова. Он был сформирован в конце мая 1918 года в городе Троицке, из добровольных  казачьих дружин Троицкого уезда – Бобровской и Сосновской, образовавших первые две сотни полка. Основу их, составляли казаки-фронтовики, в основном из бывшего 12-го Оренбургского казачьего полка. Вскоре, к 20 июня 1918 года, за счет казаков-добровольцев, полк сформировал еще две сотни, команды - пулеметную и связи. Первоначально, полк вошел в Троицкий партизанский отряд, затем в 4-ю (30-ю) Уральскую дивизию. Участвовал в знаменитом походе южноуральских партизан к Кунгуру, а с мая 1919 года – находился в составе Особой казачьей бригады Каширина. За лихое занятие Белебея, полк 20 июля 1919 года был награжден Красным Знаменем ВЦИК. К 15 августа 1919 года, в четырех его сотнях насчитывалось 47 командиров и 837 солдат, в том числе 542 сабли и 16 пулеметов. При нем же имелась Отдельная пешая сотня, в составе 6 командиров и 86 штыков. Впрочем, согласно приказа по войскам 5-й армии №830 от 17.09.1919г., полк Степана Разина подлежал расформированию, при чем бывших в нем горнозаводских рабочих предполагалось уволить в отпуск, а казаков направить для работы в Советских органах. Остальных бойцов оставляли, как кадр для формирования новой части.

Артиллерия 35-й дивизии, была еще в значительной степени не сформирована. Ее составляли:

1) 1-й легкий артиллерийский дивизион (командир Г.Д.Селезнев), сформирован в Петрограде и Казани – 18 командиров, 560 артиллеристов и 4 пулемета, в составе:

а\ 2-я легкая батарея (командир Роман Самуилович Роман) – 4 трехдюймовых (76-мм) орудия,

б\ 3-я легкая батарея (командир Коркунов) – 4 трехдюймовых орудия,

2) 2-й легкий артиллерийский дивизион – к моменту боев на Тоболе, в составе дивизии отсутствовал и формировался в городе Самаре,

3) 3-й легкий артдивизион – к моменту боев на Тоболе, в составе дивизии отсутствовал и формировался в городе Пензе,

4) 1-я Особая отдельная легкая батарея (командир А.Е.Протопопов, комиссара Орехов), сформирована во 2-й Тульской дивизии из петроградских рабочих – 2 трехдюймовых (76-мм) орудия, 4 командира, 93 солдата.

5) Сводная батарея (командир В.С.Бодров, комиссар М.Кузнецов), сформирована 8 августа 1919 года, путем соединения воедино артиллерийского взвода, выделенного из состава созданной под Новгородом из рабочих 2-й отдельной легкой батареи 2-й Тульской дивизии и артиллерийского взвода выделенного из состава 14-й Особой отдельной легкой батареи – 4 трехдюймовых (76-мм) орудия, 2 командира, 164 солдата. Впрочем, уже 22 августа 1919 года, во время пленения 308-го полка под пос.Великопетровским, в руки белых попали и два трехдюймовых орудия Сводной батареи.

6)1-й тяжелый артиллерийский дивизион, под командованием кадрового офицера, выпускника 2-го Московского кадетского корпуса, бывшего поручика и будущего генерал-майора артиллерии Владимира Иосифовича Брежнева и комиссара В.Е Филимонова. Он был создан в городе Нижний Новгород, из 3-й мортирной батареи 11-й дивизии, прибывшей из города Коврова, а так же запасных взводов Уральского военного округа и 21-й Московской тяжелой батареи Особой интернациональной дивизии. Насчитывал в своих рядах 10 командиров и 470 солдат-артиллеристов.

 34

Фото: командир тяжелого артдивизиона  В.И.Брежнев.

В его состав входили:

а\ 1-я тяжелая батарея (командир Иродов Н., комиссар Гараньчев В.А) – 2 шестидюймовых (152-мм) орудия,

б\ 2-я тяжелая батарея (командир Царапкина Е.Р, комиссар Гришанин Н.И) – 2 шестидюймовых (152-мм) орудия,

7) 1-й Тамбовский гаубичный артдивизион (командир Фелькера М.Ф, комиссар Булгакова Н.), был сформирован в городе Нижний Новгород, из 1-й Тамбовской мортирной батареи 7-го гаубичного артдивизиона, прибывшей из города Рыбинска, а так же запасных взводов Уральского военного округа - 12 командиров и 272 солдат-артиллеристов. В его состав входили:

а\ 1-я гаубичная батарея (командир Королев В.Г, комиссар Мухин М.Д) – 2 сорокавосьмилинейных (122-мм) гаубицы,

б\ 2-я гаубичная батарея (командир Лысогорский К.Г, комиссар Просветова П.Ф) – 2 сорокавосьмилинейных (122-мм) гаубицы.

Всей артиллерией командовал Залит, комиссаром был Обрямов, а начальником штаба Лапин. В управлении артиллерией насчитывалось 11 командиров и 129 солдат.

Технические функции в дивизии выполняли:

1) Инженерный батальон – к моменту боев на Тоболе, в составе дивизии отсутствовал, создавался в городе Миассе, из 3-й и 4-й саперных, а так же дорожно-мостовой рот. В этот момент, он принимал пополнение – 750 мобилизованных, прибывших из запасного инженерного батальона.

Отдельно при бригадах действовали:

2) 1-я саперная рота, сформированная в городе Пензе,

3) 2-я саперная рота, сформированная в Казани,

4) Батальон связи – к 15 августа 1919 года, насчитывал в своем составе 18 командиров и 452 солдата, в составе:

а\ 1-я рота связи, сформированная из 5-го кабельного отделения 11-го батальона связи и телеграфной роты Казанской бригады «бедноты».

б\ 2-я рота связи, сформированная в Нижнем Новгороде.

Из четырех особых отрядов, к середине августа 1919 года, в составе дивизии имелся только один – 4-й отряд особого назначения, под командованием Филиппова. Он был передан из 26-й дивизии и находился в г.Троицке. Отряд насчитывал 181 человека, в том числе 124 штыка, 10 сабель и 2 пулемета. Остальные отряды особого назначения – 9-й, 10-й и 11-й, - еще только формировались в Троицке, из людей, прибывавших с маршевыми ротами из запасных частей.

По данным штаба 5-й армии, к 15 августа 1919 года, в рядах 35-й дивизии насчитывалось 4143штыка, 670 сабель, 542 сапера и связистов, 118 пулеметов, 22 орудия и 8 бомбометов. Последние, входили в состав минометных команд (шесть 58-мм миномета), которые 10.03.1919г., были исключены из штата стрелковых полков и должны были, постепенно быть заменены взводами 37- и 57-мм пушек (66).

Кроме того, в распоряжении командования армией, находились 1-й Ярославский понтонный батальон, а так же 28-й и 29-й разведывательные авиаотряды. Авиация была новым родом войск. Успешное применение на фронтах Первой мировой войны, определило ее значение как нового боевого средства и к концу войны, военная авиация приобрела организационную самостоятельность. В 28-м авиаотряде имелось на вооружении 4 самолета и 8 пулеметов, но был всего один пилот Батурин. Комиссаром отряда был Григорий Ефимов. 29-й отряд, был сформирован первоначально, как 10-й Московский авиаотряд и насчитывал в своем составе 3 самолета, 9 пулеметов и 87 человек. Пилотов в отряде было трое, но все самолеты («Вуазен», «Ньюпор» и «Бикодрон») у них были неисправны. Комиссаром отряда, был Чиненов. Таким образом, преимущество колчаковцев в воздухе оказалось почти абсолютным. Большинство аэропланов были двухместными и предназначались в основном для разведки. Пилот вел машину, а наблюдатель осматривал окрестности. Самолет вооружался пулеметом и тремя бомбами, подвешенными к фюзеляжу. Причем перезарядить ленту на лету было невозможно. Опознавательными знаками Красной Армии были звезды на крыльях и корпусе (67).

 35

Рисунок: французский самолет «Вуазен»

По северной части Курганского, Ялуторовскому и Ишимскому уездам, наступали на восток части красной 30-й стрелковой дивизии. Организационно, они входили в состав 3-й красной армии и подчинялись командарму М.И.Алафузову, начальнику штаба армии Герасимову и комиссару С.А.Меженинову (прим.30). Дивизия была сформирована в октябре 1918 года, под наименованием 4-й Уральской дивизии. Это была одна из старейших дивизий Красной Армии. Ее колыбелью стали рабочие районы Южного Урала. Именно там, сформировались Троицкий, Богоявленский, Архангельский, Уральский и Верхнеуральский отряды, составившие 1-ю, 2-ю, 3-ю и 4-ю бригады дивизии. 1 ноября 1918 года, в нее влилась 3-я Уральская дивизия, чьи полки составили 5-ю и 6-ю бригады. Командовал дивизией 32-летний начдив Евгений Николаевич Сергеев (прим.31). Кадровый военный, уроженец Херсонской губернии из семьи художника, он окончил Академию Генерального Штаба и дослужился до звания подполковника. В Красной Армии был начальником штаба 2-й пехотной дивизии, Особой бригады 3-й армии Восточного фронта, начальник штаба 30-й стрелковой дивизии. За политическую работу в дивизии, отвечал 22-летний комиссар Валентин Михайлович Мулин (прим.32). Большевик с 1906 года, он руководил политотделам и был комиссаром сначала 29-й (19.08.18 г.- 12.07.19 г.), а с 27 июля – 30-й дивизий. Работой штаба, руководил бывший штабс-капитан, выпускник Академии Генерального Штаба Степан Николаевич Богомягков (прим.33). Штаб дивизии, был сформирован в сентябре 1918 года в г.Кунгуре из штабов прорвавшихся туда партизанских отрядов.

1-й Красноуфимской бригадой, командовал бывший прапорщик военного времени, 22-летний Иван Кенсоринович Грязнов, уроженец Михайловского завода (прим.34). За политическую работу в полках, отвечал комиссар Герман Мяги. Работой штаба руководил Ф.Бочкарев. К 19 августа 1919 года, бригада насчитывала 6276 человек, в том числе 3253 штыка, 718 сабель, 84 пулемета и 9 бомбометов. Входивший в ее состав 262-й Красноуфимский полк, был сформирован в июне 1918 года на Артинском заводе Красноуфимского уезда, из рабочих отрядов Артинского, Емашинского и Ногушенского заводов, а так же крестьянских отрядов Санжинской, Манчажской и Поташинской волостей. Командовал им, бывший прапорщик Алексей Матвеевич Артемьевских. К 25 августа 1919 года, в составе полка насчитывалось 81 командир, 1964 солдат, в том числе 947 штыков, 24 пулемета и 3 бомбомета. 263-й Красноуфимский полк, был создан в июне 1918 года, в селе Манчаж, на базе отряда Поташкинской волости (190 человек) и влившихся в него рабочих города Красноуфимска, а так же крестьян окрестных сел. Командовал им Илья Корнилович Смирнов, комиссаром был уроженец Вятской губернии, бывший матрос камских пароходов Глушков. К 25 августа 1919 года, в составе полка насчитывалось 80 командиров, 1651 солдат, в том числе 750 штыков, 22 пулемета и 5 бомбометов. 264-й Верхнеуральский полк, был образован в мае 1918 года, в городе Верхнеуральске, из Верхнеуральской и Белорецкой пехотных рот. Командовал им уроженец города Череповца, Константин Дмитриевич Малышев. К 25 августа 1919 года, в составе полка насчитывалось 62 командира, 1455 солдат, в том числе 745 штыков, 18 пулеметов и 1 бомбомет. К вечеру 16 августа 1919 года, полки 1-й бригады находились в резерве дивизии, в районе деревень Заозерная и Скоробогатово.

2-й Уральской бригадой, командовал 22-летний комбриг Николай Дмитриевич Томин (прим.41). Оренбургский казак, уроженец пос.Казак-Кочердык Целинного района Курганской области, он дослужился до младшего урядника на фронтах Первой мировой войны. После Февральской революции 1917 года избирался членом полкового, дивизионного и армейского комитетов, был комиссаром и уполномоченным по формированию кавалеристских частей при Троицком совете, командовал Троицким отрядом во время похода партизан Уральской армии Блюхера, отдельным кавалерийским отрядом.

 36

Фото: комбриг Н.Д.Томин (снимок с сайта http://images.yandex.ru).

За политическую работу в полках, отвечал комиссар И.И.Залогин, работой штаба руководил Виктор Сергеевич Русяев. К 19 августа 1919 года, бригада насчитывала в своем составе 6724 человека, в том числе 3730 штыков, 342 сабли, 70 пулеметов и 7 бомбометов. Входивший в ее состав 265-й Уральский полк, был сформирован из 600 солдат-добровольцев бывшего 17-го Сибирского пехотного полка, сформированного из уроженцев Забайкалья и составивших два батальона. Еще в 1917 году, на фронте под Ригой, за отказ идти в наступление, в полку было расстреляно 16 солдат, после чего весь его личный состав перешел на сторону большевиков. В декабре 1917-го года, полк прибыл из-под Риги в Челябинск, став первой регулярной частью Красной Армии на Урале. К солдатам-фронтовикам, присоединились Троицкая, железнодорожная и Кустанайские городские дружины, Николаевская и Демаринская сельские дружины, а так же интернациональный венгерский батальон, сформированный из рабочих Будапешта и других промышленных центров Венгрии, 70-80 берлинских рабочих и несколько десятков румын. На Белорецком заводе, в полк так же влились Баймакский (400 штыков) и Стерлитамакский отряды, сформированные в основном из башкир. Позднее, в октябре 1918 и январе 1919 годов, полк пополнили остатки перешедшего к белым 1-го Пермского стрелкового полка (159 человек), Уральский стрелковый полк из состава 3-й Уральской дивизии, а так же батальон «Красных коммунаров» из г.Глазова. Командовал полком бывший штаб-капитан Василий Иванович Виноградов, комиссаром был Александр Павлович Кононов. К 23 августа 1919 года, в его составе насчитывалось 94 командира, 2048 солдат, в том числе 1486 штыков, 17 пулеметов и 3 бомбомета. 266-й рабочий имени Малышева полк, был сформирован на Верх-исетском заводе в городе Екатеринбурге из отряда исетских рабочих (100 человек), двух рот Екатеринбургского коммунистического батальона (380 человек), а так же 1-го Пермского железнодорожного батальона и Кунгурской партийной дружины, составивших 2-й батальон. В декабре 1918 года, после больших потерь, остатки полка были отведены в город Глазов, где в него были влиты три маршевых роты (229 человек) из находившегося в Саратове 5-го запасного батальона 11-й дивизии, две маршевых роты (181 человек) из Петроградского маршевого батальона, две маршевых роты (147 человек) из 4-го Петроградского запасного батальона, 29 человек из 1-го Советского революционного полка, 2-я рота (41 человек) из 3-го запасного батальона Васильеостровского района г.Петрограда,  40 пулеметчиков из Пермской школы, Пермский революционный батальон (382 человека), рота «Беспощадного» батальона Поволжского уезда (122 человека), рота 1-го Социалистического полка, 2-я рота 8-го запасного батальона, рота 6-го железнодорожного батальона, две роты 5-го Петроградского запасного полка, 200 мобилизованных крестьян Тверской губернии, а так же две роты коммунистов и добровольцев из Вологодской губернии, считавшихся наряду с саратовцами, лучшими бойцами в полку. В марте и мае 1919 года, в полк дополнительно влились еще 8 маршевых рот из запасных частей. Командовал им Лопатников, комиссаром был бывший матрос Черноморского флота Т.М.Бондарь. К 23 августа 1919 года, в составе полка насчитывалось 79 командиров, 1866 солдат, в том числе 1286 штыков, 21 пулемет и 2 бомбомета. Гордостью бойцов было Красное Знамя, полученное от Областного Уральского комитета ВКП(б). 267-й Горный полк, был сформирован на Каслинском заводе из 800 рабочих Каслинского, Кыштымского, Уфалейского, Северского и Сысертского заводов, городов Кушва и Тура. Позднее, на Нижнетагильском заводе, полк был объединен с 3-м Горным полком, составив вместе два батальона в 1200 человек. В октябре 1918 года, в Перми, в него влились 1-й батальон 3-го Псковского полка с Западного фронта, финская рота (230 бойцов-финнов), Нерехто-Галицийский добровольческий отряд (250 человек) и 2-й Пермский батальон особого назначения (1000 человек). В первой половине 1919 года полк пополнили влитые в него 4-й Василеостровский полк, пермские мобилизованные (200 человек), 63-й Осташковский полк (350 человек) из тверских мобилизованных и 1-й батальон Уржумского полка (370 человек). Командовал им бывший штабс-капитан Дмитрий Николаевич Рукавишников, комиссаром был Кожевников. К 23 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось 66 командиров, 2190 солдат, в том числе 1477 штыков, 23 пулемета и 4 бомбомета. К 15-16 августа 1919 года, части 2-й бригады из района деревень Новоиковское, Новоникольское, Чемякина, Пеньково, перешли на линию деревень Бунтина, Бутакова, Тебенякское.

3-я Уральская бригада под командованием Петра Николаевича Брока, к 19 августа 1919 года, насчитывала в своем составе 6857 человек, в том числе 4224 штыков, 1070 сабель, 104 пулемета и 6 бомбометов. Входивший в бригаду 268-й Уральский полк, под командованием Валерияна Ивановича Хлебутина и комиссара Макухина, был первым полком Красной армии, сформированным на Урале. Первоначально, он так и назывался - 1-й Уральский полк. Его родиной стали казармы бывшего 195-го Оровайского полка на Александровском проспекте (ул.Декабристов) города Екатеринбурга. Даже потом, со сменой номера, его бойцы еще долго с гордостью называли себя «первоуральцами». Кадр полка, составили три дружины Екатеринбургского Совета созданные из рабочих-добровольцев Верх-Исетского, Нижнетагильского, Кыштымского, Туринского, Белимбаевского заводов. Порой целые роты, были укомплектованы из добровольцев с одного завода. Так 5-я рота, была целиком сформирована из рабочих Режевского завода, а 8-я рота – из нижнетагильских сталеваров. Позднее, в полк влился Оренбургский отряд, Оренбургская конная сотня, маршевая рота из Перми, коммунистический отряд Павловского завода (50 человек), лыжная рота. 1-й Екатеринбурский эскадрон и Оренбургская сотня, были преобразованы в полковую команду конной разведки, носившую наименование 4-й Оренбургской казачьей сотни. Со слов одного из перебежчиков, она состояла из оренбургских казаков-добровольцев, евреев и татар, отличавшихся особенно жестокими расправами над пленными. Последними, в полк были влиты в июле 1919 года, около 100 мобилизованных Казанской, Вятской и Новгородской губерний. К 20 августа 1919 года, в четырех батальонах насчитывалось примерно 1250 человек, 300 сабель и 20 пулеметов. Половина солдат были уральскими добровольцами, другая половина – мобилизованными Пермской и Вятской губерний.

269-й Богоявленско-Архангельский полк, был сформирован в августе 1918 года, частично на Богоявленском, а частично на Архангельском заводах из рабочих этих же, а так же Табинского и Красноярского заводов. Командовал им 31-летний Михаил Васильевич Калмыков (прим.36). Уроженец Вышневолоцкого уезда Тверской губернии, он с восьми лет начал работать на стекольном заводе мастером-выдувальщиком бемского стекла. Принимал участие в забастовке 1905 года, в маевках, был поставлен на учет в полиции. В 1910 году призван в армию, окончил подрывной класс саперной учебной команды. Участник Первой мировой войны, унтер-офицер, награжден тремя Георгиевскими крестами, член полкового комитета. В 1917 году переезжает с семьей на Богоявленский завод в Уфимской губернии, вступает в РСДРП(б), организует боевую рабочую дружину, выросшую затем в Богоявленский отряд, который участвует в рейде партизан Уральской армии Блюхера. К 20 августа 1919 года, в трех батальонах насчитывалось примерно 650 штыков и 30 пулеметов. При нем же, в качестве команды конной разведки, действовала Богоявленская сотня, состоявшая почти вся из мусульман.

270-й Белорецкий полк, под командованием Алексея Викуловича Пирожникова, был сформирован из рабочих Белорецкого, Катав-Ивановского, Юрезанского, Тирлянского, Узянского, Каченского, Котинского и Авзяно-Петровского заводов, а так же роты добровольцев-башкир из села Кирсы. Позднее, в г.Вятка, в него влилась 2-я маршевая рота коммунистов из г.Вологды (250 человек). К 25 августа 1919 года, в составе полка насчитывалось 89 командиров, 1656 солдат, в том числе 1427 штыков и 23 пулемета. В качестве команды конной разведки, в полку действовала Белорецкая сотня, в количестве 10 командиров и 100 солдат, в том числе 90 сабель и 1 пулемета. К вечеру 16 августа 1919 года, полки 3-й бригады вышли на линию деревень Шмаково, М.Зарослая, Минина и Козлово.

В отличие от соседних частей, 30-я дивизия отличалась своей многочисленной конницей. Отдельной частью при ней, был 55-й Нарвский полк Красных Гусар. История полка интересна. После демобилизации старой армии, из 13-го Нарвского гусарского полка вернувшегося с фронта в г.Тамбов, был сформирован эскадрон, получивший название Нарвского партизанского отряда Красных Гусар. Они охраняли Дом особого назначения в Екатеринбурге, вели бои в районе Златоуста, Ирбита, Кунгура, а так же в составе Сводного кавалерийского отряда Томина. В апреле 1919 года, в городе Глазов, в отряд были влиты два эскадрона из Тейковского и Замоскворецкого кавполков, после чего вновь образованная часть, была преобразована в трехэскадронный полк. Затем в него добавили часть бойцов расформированного Верхнеуральского казачьего полка. Командовал им бывший унтер-офицер 13-го полка Сергей Гаврилович Фандеев, комиссаром был Бородовский. 23 августа 1919 года, в полк прибыла вновь сформированная Отдельная конная батарея. В отличие от других дивизий, имевших в своем составе по одному кавалерийскому дивизиону, в 30-й их было целых четыре. Основу им, положили несколько сформированных на Урале добровольческих кавалерийских полков. Так, в сентябре 1918 года,  из перешедших на сторону Советской власти солдат 5-го Каргопольского драгунского полка, был сформирован Каргопольский конный отряд (47 сабель), объединенный затем в г.Кунгуре с Верхисетским, Сылвенским и Латышским отрядами - в 1-й Уральский кавалерийский полк. В середине января 1919 года, полк был объединен с 1-м  имени Володарского кавалерийским полком и эскадроном 1-го Кунгурского полка. Новая часть получила наименование Сводного Уральского имени Володарского кавалерийского полка. В мае 1919 года, полк был разделен на 1-й имени Володарского кавалерийский дивизион (12 командиров, 253 сабли, 142 нестроевых, 62 возчика, 2 пулемета «максим» и 5 пулеметов «льюис»), под командованием Рудольфа Томмасовича Виганта и 2-й Уральский кавалерийский дивизион, под командованием будущего маршала Константина Константиновича Рокоссовского. Другой, входивший в состав дивизии кавалерийский полк - Сводный Петроградско-Уфимский, был так же разделен на 3-й Уфимский кавалерийский дивизион, под командованием Степана Панфиловича Барышева и 4-й Петроградский кавалерийский дивизион, под командованием Михаила Григорьевича Левина.

Практически полностью, в дивизии были сформированы и артиллерийские части, под общим командованием Ивана Ивановича Беккера. Они состояли из:

1) 1-го легкого артиллерийского дивизиона (начальник – командир бывшей противоаэропланной батареи крепости Кронштадт Аркадий Кузьмич Сивков, комиссар Мутин) – 12 трехдюймовых (76-мм) орудий, 38 командиров и 847 солдат-артиллеристов, в составе:

а\ 1-я Кронштадская батарея (командир Липин), была сформирована в сентябре 1918 года, в городе Ораниенбауме, из артиллерийских частей морской крепости Кронштадт. Кадр ее составили 42 человека из 2-го Кронштадского артиллерийского дивизиона, 81 человек из Смольного Коммунистического батальона и 44 человека из военкомата 1-го района г.Петрограда,

б\ 2-я Красноуфимская батарея (командир Вандер), была сформирована в августе 1918 года, на Суксунском заводе, первоначально как 1-я Красноуфимская батарея, из 36 солдат-артиллеристов 1-го Красноуфимского полка и добровольцев ближайших местностей у Артинского завода,

в\ 3-я Красноуфимская батарея (командир Каспарсон), сформирована осенью 1918 года, на фронте около г.Кунгура, при 2-м Красноуфимском полку, путем сведения вместе 1-й батареи 3-го артиллерийского дивизиона, сформированной в г.Перми в артиллерийских казармах в июле 1918 года (2 орудия, 50 человек) и 2-й Красноуфимской батареи, сформированной в ноябре 1918 года на Суксунском заводе из 2 орудий, 12 рабочих-суксунцев и 39 человек из 2-го Красноуфимского полка.

2) 2-го легкого артиллерийского дивизиона (командир Николай Павлович Александров) - 12 трехдюймовых (76-мм) орудий, 24 командира и 804 солдата-артиллериста, в составе:

а\ 4-я Верхнеуральская батарея (командир Портнов), сформирована в июне 1918 года на Белорецком заводе, из рабочих и крестьян Верхнеуральского уезда, находилась при Верхнеуральском отряде,

б\ 5-я Белорецкая батарея (командир Апрелков), сформирована на Белорецком заводе, из трех орудий, взятых в сентябре 1918 года, в бою на р.Уфимке под с.Быково,

в\ 6-я Богоявленская батарея (командир Шумиловских), сформирована в июле 1918 года, на Богоявленском заводе, находилась при Богоявленском отряде.

3) 3-й легкий артиллерийский дивизион (командир Архангельский) – к моменту боев на Тоболе в составе дивизии отсутствовал, так как 9 августа 1919 года был передан во вновь формирующуюся 51-ю дивизию. Состоял из:

а\ 1-я Троицкая батарея, сформирована в Троицке, находилась в Троицком отряде,

б\ 2-я Троицкая батарея, сформирована в Троицке, находилась в Троицком отряде,

в\ 3-я Челябинская батарея, сформирована в Челябинске из железнодорожников, находилась в отряде Блюхера.

4) 1-й гаубичный артиллерийский дивизион (командир Иван Павлович Лебедев), был сформирован в городе Вятка, в марте 1919 года, из запасной батареи 30-й дивизии (слита из сформированных в Кунгуре 1-й и 2-й батарей 3-й Уральской бригады) и 1-й батареи Особой бригады 3-й армии – 3 сорокавосьмилинейных (122-мм) орудия, 20 командиров и 523 солдат, в составе:

а\ 1-я гаубичная батарея (командир Н.А.Герке),

б\ 2-я гаубичная батарея (командир А.С.Малиев).

5) тяжелый артиллерийский дивизион, был сформирован в апреле 1919 года, в г.Вятке, из бывшего при дивизии тяжелого 6-дюймового взвода и одной 42-линейной батареи из 3-й армии, но в состав дивизии так и не вошел, перейдя в августе 1919 года в распоряжение штаба 3-й армии. Впоследствии, был заново сформирован в феврале 1920 года, из 1-й и 2-й тяжелых батарей дивизии имени 3-го Интернационала.

6) Отдельная конная батарея (командир Малясов), сформирована в августе 1919 года в г.Вятка, из горных орудий, которые были при Богоявленской батареи.

Технические функции в дивизии выполняли:

1) батальон связи под командованием Михаила Михайловича Матанского - 2 командира, 309 солдат и 29 сабель, в составе:

а\ 1-я рота связи,

б\ 2-я рота связи.

2) инженерный батальон, под командованием Токмакова - 21 командир, 559 солдат, в составе:

а\ 1-я саперная рота,

б\ 2-я саперная рота,

в\ 3-я саперная рота,

3) 6-я Отдельная саперная рота 1-й бригады, под командованием Языкова, была сформирована в Москве, весной 1919 года, насчитывала в своем составе 5 командиров и 151 сапера,

4) 2-я Отдельная саперная рота 2-й бригады, сформирована в мае 1919 года в дер.Зяцы Вятской губернии,

5) 1-я Отдельная  саперная рота 3-й бригады,

6) 1-я рабочая команда, насчитывала в своем составе 5 командиров и 162 человека.

7) дивизионный запасной батальон, созданный из 1-го батальона 6-го Приволжского запасного полка – 67 командиров и 1895 солдат, в том числе 1566 штыков и 6 пулеметов.

8) 1-й Уральский коммунистический железнодорожный батальон (командир Гребенев).

Особые отряды:

1) 10-й отряд особого назначения,

2) 11-й отряд особого назначения,

3) 12-й отряд особого назначения.

Всего по данным штаба 3-й армии, к 19 августа 1919 года, в составе 30-й дивизии было 33478 человек, в том числе 13334 штыков, 2130 сабель, 269 пулеметов, 27 орудий и 22 бомбомета. Это было самое крупное воинское соединение Красной Армии, наступавшее по Зауралью (68).

Итак, к началу Петропавловской операции, численность наступавших войск 5-й Красной армии, составила около 22000 штыков, 2000 сабель, свыше 500 пулеметов и 84 орудия. Именно эти данные, приводит в своих мемуарах член РВС армии Смирнов. Этими же цифрами оперируют в своих работах Поляк, Какурин и Шундеев, а так же Большая Советская энциклопедия. Несколько более высокие цифры (32500 штыков, 2400 сабель, 108 орудий) приводят другие энциклопедические издания (69). Большинство бойцов донашивало имевшиеся запасы обмундирования старой армии, как правило – защитную гимнастерку, представлявшую собой свободную рубаху со стоячим воротником из хлопчатобумажной ткани или тонкого сукна; шаровары в виде форменных брюк, свободных в паху и постепенно сужающихся вниз, достаточно плотно облегая лодыжку, заправлявшиеся в сапоги или обмотки с ботинками, либо облегающие голени и сильно расширяющиеся на бедрах галифе. Большое распространение получили кожаные куртки и фуражки, которые носили главным образом командиры, комиссары и политработники, а так же френчи английского и американского образцов. У кавалеристов часто встречались гусарские чикчиры – шаровары покроя "бриджи» крапового цвета и венгерки. На концах воротника шинели и гимнастерки пришивались петлицы. Их расцветка различалась в зависимости от рода войск: для пехоты – малиновый, для кавалерии – синий, для артиллерии – оранжевый, для инженерных войск – черный. В пехоте было предписано, черной краской наносить на петлицы номера полков. Эти цветные клапана носили название «разговоры» или «малиновые разговоры». Кроме того, на левом рукаве гимнастерки, френча или шинели, командиры носили специальные нарукавные знаки различия, утвержденные в январе1919 г. Это была пятиконечная звезда, под которой горизонтально располагались знаки, указывающие на занимаемую должность. На звездах выполнялись черной краской скрещенные молот и серп, а по краям шла черная окантовка. Впрочем, многие щеголи, заменяли черный цвет окантовок и эмблемы на звезде вышиваемой желтой или золотой нитью.

37  

37+  

38

39

В качестве головного убора в летнее время использовалась мягкая хлопчатобумажная фуражка защитного цвета с твердым козырьком, обтянутым материей и введенный 16.01.1919 года, специальным приказом РВСР суконный шлем, ныне более известный под названием «будёновка», а первоначально носивший название «фрунзевка» или «богатырка». На шлем нашивалась суконная звезда, цветом в зависимости от рода войск с черной окантовкой. Отличием командиров так же были портупеи образца 1912 года, состоявшие из поясного ремня с двумя наплечными ремнями, коричневого и защитного цветов. На поясном ремне имелись две муфты: задняя – для крепления плечевых ремней и боковая – для крепления шашки или кортика. На поясной ремень крепилась также кобура для револьвера; могли крепиться футляр для бинокля и полевая сумка. Характерные цветные клапаны, петлицы и головные уборы сразу же резко выделили регулярные части Красной Армии из многообразной военной толпы партизанско-анархистского толка.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites