kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Олег Винокуров. Битва на Тоболе: 1919-й год в Курганской области » 2.6 Итоги Петропавловской (Тоболо-Ишимской) операции

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




2.6 Итоги Петропавловской (Тоболо-Ишимской) операции

Петропавловская (Тоболо-Ишимская) операция – была главным и самым крупным сражением в Сибири, в период гражданской войны 1918-20гг. По оценке Заболотного, эта попытка контрнаступления, явилась последним этапом организованного сопротивления белых. В результате боев в междуречье Тобола и Ишима, Красной армией были заняты важнейшие хлебные районы Сибири и созданы предпосылки для наступления вглубь ее.

Армия белых, как организованная и способная к активному сопротивлению сила, фактически перестала существовать и на проведение сколько-нибудь крупных операций, была уже не способна. Сам Тухачевский, оценивал состояние белой армии, как «совершенно небоеспособное». Все белые части были серьезно потрепаны в прошедших боях.

Так, 13-я Сибирская стрелковая дивизия со слов пленных, к концу октября 1919 года, насчитывала в своих рядах не более 500 штыков и только 2 трехдюймовых орудия, представляя, по сути, усиленный батальон. При этом, лучший в дивизии 49-й Сибирский полк полковника Банчука, был сведен в один батальон, насчитывая всего 120 штыков и 12 пулеметов. В строй были поставлены полковые саперы, комендантская команда, часть телефонистов. 51-й Сибирский полк Ляпунова насчитывал 200 штыков и 5 пулеметов.

Чуть лучше обстояли дела в Уральской группе, где сильная Ижевская дивизия насчитывала до 1200 штыков, а 7-я Уральская дивизия горных стрелков полковника Бондарева, успела получить 500 человек пополнения из кадровых полков. Теперь в ее рядах, было 598 штыков, в том числе: в 25-м Екатеринбургском полку – 180 штыков, в 26-м Шадринском полку – около 100 штыков, в 27-м Камышловско-Оровайском полку – не более 150 штыков. Еще около 300 человек, проходили обучение в дивизионном маршевом батальоне. При дивизии имелось три легких батареи по 4 орудия в каждой. Наиболее слабой была входившая в состав группы 11-я Уральская дивизия, чей 41-й Уральский полк капитана Нижникова насчитывал всего около 100 штыков и 2 пулемета, 42-й Троицко-Сибирский полк подполковника Буланцева – не более 150 штыков при 5 пулеметах, Саткинский егерский полк полковника Кержинцева – 150 штыков и 6 пулеметов. При дивизии имелось две легких батареи по 4 орудия в каждой.

Наиболее серьезно, пострадали дивизии Волжской группы. Это был костяк белой армии. От далеких берегов Волги, не выходя из боев, проделали они свой трудный путь. При этом бойцы сильно страдали от отсутствия нормального снабжения. Во всех полках 13-й Казанской дивизии, по донесению армейской контрразведки, солдаты были одеты в старое оборванное обмундирование, не спасавшее их от наступивших холодов. Многие не имели шинелей, белья, одеял. В 1-й Самарской дивизии, относительно нормально обмундирован был лишь 3-й Ставропольский полк, а все остальные части, страдали от недостатка шинелей и полушубков. Влитые в маршевый батальон 800 местных мобилизованных крестьян, воевать не рвались, выжидательно относясь «чья возмет».

Не лучше обстояла ситуация и в 3-й Симбирской дивизии. Ее полки страдали от недостатка шинелей, белья, многие солдаты носили френчи прямо на голом теле. Но все солдаты-волжане, мечтали о возвращении на родину и верили в успех своей борьбы. Впрочем, полками и дивизиями, эти части назывались скорее по традиции. Их реальный численный состав был невероятно мал. Так, в 13-й Казанской стрелковой дивизии полковника Яковлева, насчитывалось около 600 человек, в том числе не более 250 штыков. При этом входивший в ее состав 49-й Казанский полк полковника Тарасова насчитывал всего 22 штыка, 50-й Арский полк – 120 штыков, а 51-й Уржумский полк – от 55 до 70 штыков. Белая 1-я Самарская дивизия генерал-майора Имшенецкого, на которую возлагалась основная задача по обороне Петропавловска, насчитывала в 1-м Волжском полку капитана Меча – 100 штыков, во 2-м Самарском полку – 140 штыков, в 3-м Ставропольском полку – 100-120 штыков, в 1-м Самарском егерском батальоне – 100 штыков. Дополнительно, при дивизии действовали 30-й Сибирский Чернореченский полк капитана Сальникова, чья численность составляла 200 штыков и 6 пулеметов. Не лучше обстояли дела и в 3-й Симбирской дивизии, насчитывавшей в строю не более 700 человек, в том числе: в 9-м Симбирском полку капитана Ярошкина – 40-50 штыков, в 11-м Сенгилеевском полку капитана Лебедева – от 120 до 140 штыков, в 12-м Икском полку подполковника Бочкарева – от 130 до 150 штыков, в Эткульском пешем казачьем полку – от 250 до 280 человек. При дивизии имелось 3 трехдюймовых и 1 шестидюймовое орудия. Фактически, все дивизии Волжской группы, по своему составу не дотягивали и до нормального полка. Части Волжской кавбригады, представляли собой по одному полноценному эскадрону, а 30-й Сибирский Чернореченский полк, по своей численности, не был равен и нормальному батальону.

Не лучше, обстояли дела и в Уфимской группе. Там, например, 13-й Уфимский полк полковника Карпова, к 25 октября, состоял всего из 117 штыков, в 30-м Аскинском полку – 60 штыков и 4 пулемета, а в Отдельном учебном морском батальоне – 50 штыков. Сильно уменьшились в своем составе дивизии Конной с Южной групп 2-й белой армии. Так, в полках Уфимской кавалерийской дивизии насчитывалось: в Уланском кавполку корнета Левтиновского – 100 сабель и 6 пулеметов, в Гусарском кавполку полковника Русских – 8-10 офицеров, 60 сабель и 5-7 пулеметов, в Драгунском кавполку – 80-90 сабель и 3-5 пулеметов.

В Сводной Сибирской дивизии, полки насчитывали: 1-й Штурмовой полк штабс-капитана Флоринского – 12 офицеров, 40-50 штыков и 4 пулемета, 2-й Штурмовой полк – 35 офицеров и 150 штыков, егерская рота - 50 штыков, учебный батальон – 7 офицеров, 2 юнкера, 65-75 штыков.

Практически полностью, растаяла в боях Екатеринбургская дивизия. Вместе с тем, задача ликвидации белых, поставленная красным командованием перед Восточным фронтом, так и не была до конца выполнена. Белому командованию удалось вывести из-под ударов, основную часть своих сил. Произошло это потому, что Петропавловская операция, в своей идее, была формой окружения белых. На деле же, сил 5-й армии не хватило для охвата обеих флангов белой армии. Удалось охватить лишь один левый фланг армии генерала Сахарова. Он все время захлестывался, что не давало белым, возможности привести себя в порядок, но позволяло им большими переходами, выводить свои войска из охватов и полуокружений. Это преследование продолжалось и после Петропавловской операции, завершившись полным уничтожением белых армий.

Бои на Тоболе и Ишиме, в значительной степени предопределили судьбу обороны Омска, сил для обороны которого, у белого командования уже не оставалось. Отступая вглубь Сибири, белые понимали, что их столица не будет удержана. Недаром, советские историки оценивают сопротивление белых после взятия Петропавловска, как «ничтожное». Завершался большой период борьбы с Советской властью. К исходу Петропавловского сражения, красная 5-я армия была готова продолжать дальнейшее наступление вглубь Сибири. Исходное расположение ее частей, уже таило в себе угрозу, нового глубокого охвата левого фланга белых. В целом же, Петропавловская (Тоболо-Ишимская) операция, представляет собой пример доведенной до конца сложной операции, состоявшей из нескольких, вытекавших один из другого этапов, закончившихся разгромом противника, потерявшего свою основную базу на передовом театре – город Петропавловск. Это одна из самых красивых по замыслу и исполнению, операций гражданской войны.

Страна высоко оценила боевые подвиги своих бойцов. Золотые и серебряные часы вручили большой группе бойцов и командиров, в том числе начальникам штаба Белогурову, Белицкому и комбригу Гайлиту. Почетным революционным оружием – шашкой с позолоченным эфесом и наложенным на него орденом Красного Знамени, был награжден красный командарм Тухачевский. В приказе Реввоенсовета от 28 декабря 1919 года, перечислялись его боевые заслуги, в частности: «За личную храбрость, широкую инициативу, энергию, распорядительность и знание дела, проявленные им при победоносном шествии доблестной Красной Армии на восток, завершившемся взятием города Омска». С апреля по ноябрь 1919 года, под его командованием, войска 5-й армией провели Бугурусланскую, Бугульминскую, Мензелинскую, Бирскую, Златоустовскую, Челябинскую, Петропавловскую и Омскую операции. Реввоенсовет Республики, постановил занести имя 5-й армии на Почетную золотую доску в Зале Красного знамени в Москве, армия была награждена орденом Красного Знамени, Почетными Красными Знаменами ВЦИК, Исполкома Коминтерна, Петроградского, Московского Советов и Сибревкома. Орденом Красного Знамени «за разгром Колчака и овладение Западной Сибирью», был награжден и командующий Восточным фронтом В.А.Ольдерогге. Почетные Красные Знамена были вручены 226-му Петроградскому, 228-му Карельскому, 229-му Новгородскому, 232-му имени Облискомзапа, 233-му Казанскому, 234-му Маловишерскому, 235-му Невельскому, 238-му Брянскому, 240-му Тверскому, 241-му Крестьянскому, 243-му Петроградскому, 307-му, 308-му, 43-му, 262-му и 263-му Красноуфимским, 264-му Верхнеуральскому, 269-му Богоявленско-Архангельскому, 1-му (75-му) Оренбургскому казачьему Степана Разина полкам, 26-й и 27-й дивизиям, всей 5-й армии в целом, а так же тяжелой батарее 27-й дивизии, 1-й Кронштадской и 2-й Красноуфимской батареям 30-й дивизии.

Судьба их белых противников оказалось трагичной. Так, 7-я Уральская дивизия горных стрелков, Златоустовско-Красноуфимская бригада (кроме конного и артиллерийского дивизионов) и 3-я Симбирская дивизия – целиком погибли в Великом Сибирском Ледяном походе. Белые 1-я Самарская, 11-я и 12-я Уральские, 4-я Сибирская, 2-я Уфимская кавалерийская, 4-я Уфимская и 8-я Камская дивизии, прошли весь Сибирский Ледяной поход. По приходе в Читу, они были сведены в полки. Лишь горсть солдат и офицеров, всего до полусотни человек, осталось от 13-й Казанской дивизии. Напротив, увеличился Егерский Отряд охраны Ставки. Он не только вышел в Забайкалье, но и был развернут в полк. Войсковой Сибирский казачий корпус, в большинстве своем попал к красным в плен. Его остатки были сведены в бригаду. Оренбургские казаки вышли в Забайкалье практически всеми полками. Белые бронепоезда «Кондор» и «Забияка» попали в руки красных на станции Тайга, а бронепоезд «Тагил» был захвачен красноармейцами в Иркутске.

Годы прошли, минули десятилетия. Прошумела над лесостепями Зауралья война, и время успело поглотить ее окопы. Но осталась память о героях и подвигах, не распалась связь времен. И уходя по тропе памяти вдаль, мы обязаны помнить тех, кто сложил голову в этом ужасном братоубийственном противостоянии, искренне веря, что это путь к созданию нового лучшего общества. Ибо любая война, должна служить уроком. А если она ничему не научила, то значит, сражались зря и те, кто навсегда остался на поле битвы, погибли ни за что. По оценке Эйхе и Малышева, потери и трофеи красных частей, в период с 14 октября по 1 ноября 1919 года, составили:

Степная бригада – 8 убитых, 45 раненных, без вести пропавших нет, 595 больных; трофеи – в плен взято 554 солдат, захвачены 4 орудия, 3 пулемета, 100 винтовок, 25000 патронов, 240 снарядов, 30 лошадей;

35-я дивизия – 54 убитых, 313 раненных, 137 без вести пропавших, больных нет; трофеи – в плен взято 1576 солдат, 4 офицера, захвачены 11 орудий, 39 пулеметов, 465 винтовок, 29000 патронов, 99 ящиков со снарядами, 427 лошадей;

26-я дивизия – 123 убитых, 1204 раненных, 176 без вести пропавших, 154 больных; трофеи – в плен взято 3135 солдат, 4 офицера, 4 орудия, 32 пулемета, 412 винтовок, 107000 патронов, 221 снаряд и еще 61 ящик со снарядами, 117 лошадей;

27-я дивизия – 178 убитых, 1574 раненных, 225 без вести пропавших, 384 больных; трофеи – в плен взято 780 солдат, захвачены 23 пулемета, 72000 патронов, 29 лошадей.

5-я дивизия – 43 убитых, 419 раненных, 30 больных; трофеи – взято в плен 1133 солдат, офицеров и орудий нет, 4 пулемета, 541 винтовок, 50 ящиков патронов, 15 ящиков снарядов, 82 лошадей, 1000000 пудов пшеницы;

54-я дивизия – 70 убитых, 227 раненных, 488 без вести пропавших, 72 больных; трофеи – взято в плен 554 солдат, офицеров, орудий и пулеметов нет, 52 винтовок, патронов и снарядов нет, 111 лошадей, 1000 пудов муки;

Сводная кавдивизия – потерь нет; трофеи – взято в плен 259 солдат и 31 офицер.

По оценке советских источников, потери 3-й армии белых, за этот же период, составили до 5000 убитых и раненных, 8000 пленных, 19 орудий, около 100 пулеметов. Очень сильны были заболевания тифом. По подсчету военного исследователя Воробьева, в лазареты 5-й армии, за октябрь поступило 30593 человека, из которых 5124 человек было ранено, а остальные больны тифом. Из них умерло в лазаретах – 431 человек.

По оценке большинства советских военных исследователей, Петропавловская (Тоболо-Ишимская) операция показала, как выросло ратное мастерство красного комсостава, его умение организовать бой и руководить им. Растянутый фронт дивизий, способствовал самостоятельности и маневренности бригад и полков. От комсостава тут, требовалось смелость и самостоятельность в принятии решений.

Пехота в Петропавловской операции являлась главным родом войск и во всех отношениях, оставалась  на высоте требований предъявляемых к ней. Основным, наиболее активным видом красной конницы, стали полковые команды конной разведки и кавдивизионы. Выполняя обязанности по связи, охранении и разведки, они часто принимали участие и в атаках. Командиры частей берегли эти мелкие конные команды, и они почти всюду, были больше штатного состава. Конница белых была очень многочисленна и хорошо подготовлена, большинство ее составляли казаки. Но она ничем себя в октябрьских боях не проявила и быстро уходила при появлении красных. Причина крылась не только в отсутствии надлежащего «кавалерийского вождя», но и в том разложении, которое началось среди казаков (89).

Вот и стали мы свидетелями крушения Белой Идеи в Сибири, смогли увидеть крах великого дела, которое строилось на крови и костях тех скромных героев, имена которых уже стерты временем, чей подвиг сейчас уже забыт. По привольным полям Зауралья, по казахским степям, по всей Сибири, в безвестных могилах спят вечным сном забытые герои. И эта книга, память тем, кто уходил в безрассудно смелые атаки, не ставя свои собственные жизни ни во что. Точные места их могил неизвестны, ибо нет над ними ни памятников, ни каменных плит, лишь кое-где поросшие травою холмики набросанной земли. Сейчас там тихо, даже трагически тихо на этих широких полях, где еще столетие назад кипели кровопролитные бои, и почва которых, была обильно удобрена кровью. Земля не сберегла братских могил русских солдат, павших здесь осенью 1919 года. Но вот наступила новая жизнь в селах, линейных станицах, поселках и деревнях. Постепенно исчезли богатые и веселые ярмарки, стихли удалые и грустные песни, умерли, либо сгинули на фронтах, ссылках, стройках и в лагерях многие деревенские мужики, разъехались по всему свету их потомки. И зауральские села сейчас – уже не те. Многие из них опустели, а то и вовсе исчезли. Все обещания большевиков, обернулись для нашего народа колхозно-гулаговским рабством, поскольку в основе лживых посул «земли и воли» от чужеродных, пришлых людей, лежало отрицание человеческой морали, скотская вседозволенность, презрение к личности, собственности и труду людей.

И эта книга написана, чтобы прочитавший ее, вспомнил о своих дедах-прадедах, об их нелегкой трудовой и боевой жизни, задумался об их надеждах и заблуждениях. Как бы ни была, тяжела судьба тех, кто дрался до конца, кто ушел от берегов Волги и гор Урала, на Дальний Восток и в Китай, как бы нелегко не давался им хлеб на чужбине, участь тех, кто ни сдался, все же была не столь ужасна, как у тех, кто прекратил борьбу, поверил в сладкую сказку и остался на Родине. Потомки тех, кто дрался до конца, живут сейчас более или менее безбедно в странах Нового и Старого света. А где и как живем мы? Да и можно ли назвать жизнью, это ежедневное выживание для большинства нашего народа? И в этом, возможно и есть для нас, главный урок той давней борьбы. Надо иметь настоящие духовные ценности, основанные на нашей Вере и многовековом опыте предков, твердые жизненные принципы, чтобы не метаться из стороны в сторону, не слушать проходимцев от власти, а ценить труд, не гонясь за столь развращающими душу, «легкими» с виду деньгами. За все совершаемое нами в жизни, за все сомнения, метания, подлости, ошибочные решения и предательство собственных духовных ценностей – рано или поздно приходится расплачиваться. И если уж не нам самим, то нашим детям, внукам и правнукам. Никакие посулы богатства, власти или другой всемирно-счастливой утопии, не стоят права каждого человека, жить естественной человеческой жизнью, верить в Бога, растить детей, быть уверенным в завтрашнем дне. И первый шаг к этому, надо сделать, выдавив из себя раба, вытравить из собственного тела и духа, унижающий скотский пьяный угар. Научиться, не ждать «манны небесной», не думать, что за нас, кто-то все сделает, а самому принимать решения и за них отвечать. Надо находить и поддерживать своих – близких по духу единомышленников, общаться, помогать друг другу, не давать в обиду. Растить детей в Вере, на твердых жизненных принципах наших предков, обучать их жизни, умению держать слово и делать все своими руками. Мы сами загнали свою Родину в срам и нищету, и никто кроме нас, не сделает ее вновь цветущей.

За время написания этой книги и сбора для нее материала, мне не раз приходилось оказываться в сложных, а порой и просто опасных ситуациях. Все эти трудности, преодолевались ради одной цели: для того, чтобы поставить еще одну точку на ранее неизвестной странице нашей истории. Надеюсь, что это удалось.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites