kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Олег Винокуров. Битва на Тоболе: 1919-й год в Курганской области » 2.4 Тяжелые бои: поход частей красной 27-й дивизии от реки Тобол до с.Частоозерского

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




2.4 Тяжелые бои: поход частей красной 27-й дивизии от реки Тобол до с.Частоозерского

Части красной 27-й дивизии, были одними из лучших во всей Красной Армии. Как писал Федоров, начало наступления для многих бойцов стало праздником, уж очень скучно было стоять на месте без дела. Насколько это высказывание не преувеличено, сейчас сложно сказать, но то, что дух бойцов 27-й дивизии был достаточно высок, сомнения не вызывало. В ночь на 14 октября 1919 года, они перешли в наступление по всему фронту.

На участке 1-й бригады, 236-й Оршанский полк занимал линию д.Иковская – д.Слободчикова – д.Малозаполой. Он первым начал форсирование Тобола. В успехе этой переправы, большую роль сыграли красные саперы. По воспоминаниям участника тех событий Шперка Ф., командиру дорожно-мостовой роты 27-й дивизии, которая находилась в это время в районе д.Редькина на работах по исправлению тыловых путей дивизии, было приказано заготовить материал и построить переправу у д.Иковское. В секретном предписании говорилось, что после форсирования Тобола, рота в течение трех часов должна будет построить мост для бронемашин.

Деревня Иковское, была расположена по самому берегу р.Тобол, оба берега реки высокие, обрывистые, ширина реки около 20 сажень, бродов нет. Красные части расположились по самому берегу, а белые выставили по своему берегу охранение в саженях 100 от реки. Через реку раньше существовал мост, который был взорван и сожжен белыми при отступлении, затем нами выстроен при нашем наступлении и вновь взорван и сожжен при обратном отступлении. На месте моста остались кое-где торчащие из воды сваи и застрявшие между ними переводины с частью несгоревшего настила. Вправо от разрушенного моста в саженях 50-60 выше по течению находился островок, деливший реку на два русла, сажень по 15 каждое. Место форсирования реки было выбрано через островок, поскольку против бывшего моста находилась церковь, где был наш наблюдательный пункт, а между рекой и церковью находилась площадь, открытая со стороны белых. Подходы к реке были крайне неудобные, к тому же, по воронкам в районе церкви можно было судить, что мост хорошо пристрелян артиллерией белых.

179

Фото: красные позиции западнее с.Иковское (снимок Семенова Е.).

180

Фото: красные позиции западнее с.Иковское (снимок Семенова Е.).

Кроме того, как выяснила разведка, против моста находилась застава белых. Островок же представлял удобства во всех отношениях: дома были расположены по самому берегу, так что материал можно было поднести к самому обрыву при помощи жителей деревни, не будучи замеченными белыми, а самое главное, переправа до островка могла быть выстроена незаметно для белых. Материал пришлось собирать в соседних селениях и по ночам подвозить на задворки деревни, где и заготовлять части обоих мостов для броневиков и пехоты. Переправу для пехоты было решено строить на легких жердевых козелках, перекрываемых непосредственно досками, а мост для броневиков – на сваях и частично использовать для него обгоревшие сваи прежнего моста.

181

Фото: красные позиции западнее с.Иковское (снимок Семенова Е.).

182

Фото: переправа на лодках у с.Иковское (снимок с сайта http://www.kurgangen.org/photos/displayimage.php?album=409&pos=1).

В зависимости от предполагаемого профиля дна реки, козелки делались различной высоты и нумеровались. Всего их было изготовлено 18 штук. Ввиду случайного попадания одного снаряда в заготовленный материал, часть его была попорчена, поэтому ночью, готовые части мостов перенесли на площадь за каменную церковь, которая предохраняла их от попадания снарядов. В ночь с 13 на 14 октября, все легкие козелки были перенесены на берег к островку и скрыты за ближайшими домами. К этому времени, прибыли остальные три взвода роты, которые были назначены на постройку тяжелого моста. В четыре часа ночи, было получено приказание от командира полка, начинать постройку переправы.

Взвод, назначенный на постройку легкого мостика, предварительно был строго распределен, каждому саперу была поручена определенная задача. При глубочайшей тишине, в ночной темноте, красные саперы приступили к постройке легкого пешеходного мостика через островок. Подступы были указаны местным стариком-рыбаком, который затем с бойцами сам переправился и принял участие в атаке.

Первый сапер, несший козелок, ставил его около самого берега и уходил за следующим козелком, два человека несшие за ним доски, клали их на берег и на козелок, следующие два человека опять несли три доски, клали две из них одна на другую и продвигали их на половину длины вперед, за край уже лежащих досок, затем сами становились на них, а третью клали рядом. Следующий сапер, несший козелок, шел по выдвинутым доскам впереди, опускал козелок в воду, к которому, чтобы легче было поставить вертикально в воде снизу, привешивали небольшой груз. После чего ему подавали третью доску, которую тот клал на козел и на которую переходил сам, после чего к нему уже продвигали первые две доски.

Таким образом, был построен мост до островка, без всяких осложнений и приключений. Из-за страшной темноты белые ничего не заметили. Сапоги саперов, во избежание стука во время ходьбы, были обвернуты тряпками. С островка же, на неприятельском берегу можно было рассмотреть двигающиеся фигуры охранения белых, чьи заставы находились на берегу левее Иковского и за деревней.

Второй рукав этим способом был благополучно пройден лишь до середины. В это время, артиллерийским огнем красной 3-й Крестьянской батареи была зажжена деревня Пушкарева, занятая белым штабом и находившаяся примерно в версте от берега. В отблеске пожара, работающие саперы были замечены и обстреляны ружейным огнем охранения белых. Саперы были вынуждены залечь на островке. Выдвинувшимися на островок пулеметчиками, белое охранение было загнано в свои окопы и несколько залпов, было ими дано уже в воздух, в качестве сигнала тревоги.

Саперы возобновили работу и под охраной пулеметов, переправа была благополучно достроена до восточного берега. Тем не менее, сторожевое охранение белых донесло о строящейся переправе, и белая артиллерия открыла сильный огонь по реке, но не по уже построенной переправе, а по разрушенному мосту. В это время, по легкой переправе, красноармейцы 236-го Оршанского полка переправились на восточный берег. По ним не было сделано не одного выстрела. Очевидно, белые предполагали, что переправа производится на месте прежнего моста, и не знали истинного места форсирования. Вся наводка переправы продолжалась около 40 минут. Переправившись, авангардный красный батальон рассыпался под обрывом берега в цепь, в полной безопасности от пуль.

183

Фото: островок на реке у с.Иковского (снимок Усачева).

Пока пехота переходила реку и располагалась по берегу, артиллерийский огонь белых по разрушенному мосту достиг максимума своей силы. Мост и подход к нему буквально засыпались шрапнелью и снарядами. Буквально недавно, местными жителями был найден у с.Иковского стакан от шрапнельного снаряда – следы того давнего обстрела.

Как только красные цепи перешли в наступление, артиллерийский огонь по мосту сразу ослабел, а часть его была перенесена по наступавшим красноармейцам. Для постройки тяжелого моста, способного выдержать бронемашины, необходимо было вместо уничтоженных устоев поставить козла, отпилить сожженные концы свай, часть из них нарастить, положить насадки и переводины, поставить новый настил.

Постройка моста была начата сразу по всему его протяжению, на каждый устой было назначено по несколько человек. Козлы к мосту доставлялись по воде, установка их не заняла много времени. В некоторых местах, уцелевшие сваи обгорели до воды, и на срезанные сваи клалась насадка, скрепленная со сваями скобами. С соседнего устоя, если он был нормальной высоты, клались тонкие бревна и на них снова насадка, пока не дошли до необходимой высоты. На некоторые насадки еще дополнительно клались доски.

Мост был построен, несмотря на непрекращающийся артиллерийский обстрел за 2 часа 40 минут. Длина моста составила 20,66 сажений, а для прохода броневиков, по первому настилу были уложены дощатые ленты, по две доски на ширину хода машины.

Немедленно по окончании постройки, дорожно-мостовая рота отправилась на постройку нового 25 саженого моста у д.Меньшиково, который построила под небольшим артиллерийским обстрелом за 8 часов, хотя материал для его постройки пришлось собирать в окружных деревнях.

Успешно переправившись при помощи саперов через реку у с.Иковское, один из батальонов 236-го полка, двинулся вниз по течению реки на дд.Лихачево и Бузан, которые успешно занял. Его движение поддерживала огнем красная 3-я Крестьянская батарея, стоявшая на позиции у д.Воробьево. С рассвета, она вела ураганный огонь по белой заставе у д.Чунеево и по белой заставе у д.Лихачево, выпустив всего за день 220 шрапнелей и 40 гранат.

Одновременно, другой 1-й батальон 236-го полка под командованием комбата Н.С.Венцова, направился после переправы на деревни Пушкарево и Борки. Восточнее последней у белых стояла на позиции легкая батарея, а подходы к ней со стороны Тобола прикрывал пулемет. Заметив наступающих красных, оборонявший этот участок белый 32-й Прикамский полк перешел на них в контратаку. Однако стремительным ударом, красноармейцы отбили наступавших им навстречу белых, сбили их с позиции и с боем заняли обе прибрежные деревушки, взяв в плен 6 белых солдат из 32-го Прикамского полка. Но здесь, 236-й Оршанский полк должен был остановить свое продвижение и задержаться, так как поступили сведения о неудаче наступления на участках соседних частей 2-й бригады.

У белых в этом бою, в 32-м Прикамском полку погибли 22-летний унтер-офицер Яков Иосифович Бутаков, Челябинский уезд, Кислянская волость, д.Токарева, 21-летний прапорщик Михаил Иванович Новиков, Уфимская губерния, Мензелинский уезд, Матвеевская волость, с.Николаевское, 22-летний безымянный ефрейтор, уроженец Вятской губернии, Елабужского уезда, Лекаревской волости, с.Тананки.

184

Схема местности в районе переправы 237-го красного полка (из архива Усачева).

Соседний красный 237-й Минский полк, занимал линию от д.Бол.Заполой – до участка реки напротив д.Слободчиково – и до д.Меньшиково, исключая последнюю. Где переправлялись его красноармейцы через реку точно не известно. Скорее всего, это случилось на наиболее удобном участке у несуществующей ныне деревни Исток. Здесь имелось два брода, называемые местными жителями "перекатами", а дно реки было твердое. Тем более что по свидетельству красного начдива Эйхе, местом форсирования обычно выбирались образуемые изгибами реки полуострова, вдающиеся в расположение красных. Эти полуострова давали возможность поддерживать переправившиеся части огнем, обеспечить фланг переправившихся войск течением реки и создать для противника трудности фланкировать пункты переправы огнем.

У соседней деревни Слободчикова, местность напротив, была крайне неудобной для переправы. Эта деревня располагалась на высоком, очень крутом и обрывистом берегу реки Тобол, без естественных пологих сходов к реке. Лишь кое-где в проулках, местными крестьянами были выкопаны широкие, до 5-6 метров сходы к воде. Ширина реки в районе д.Слободчиково составляла около 50 метров, но дно ее было илистым.

События, видимо, развивались так. Ранним утром, два орудия красной 3-й Крестьянской батареи и вся 1-я Особая батарея, стоявшая на позиции западнее д.Меньшиково, открыли сосредоточенный огонь по д.Исток. Под прикрытием огневой завесы, передовые отряды красноармейцев стали переходить реку вброд. Сторожевое охранение белых без боя оставило траншею полного профиля, идущую в 150-200 метрах южнее деревни, по всему берегу Тобола, в его излучине обращённой к Слободчиково. Теперь, эти вырытые окопы становились бесполезными, так как противник наступал с другого направления. Белые солдаты откатились к окраине деревни, откуда встретили наступавшего противника огнем. В ответ, стреляли и по ним.

Обследовавший данный район курганский поисковик Евгений Усачев, обнаружил по всему периметру деревни, многочисленные гильзы к трехлинейным винтовкам, пули, шрапнель, части дистанционных трубок от снарядов, фрагменты медных ведущих поясков. Сбив белых с окраины деревни, красноармейцы прошли последнюю и двинулись на восток, по полевой дороге в сторону не существующей ныне д.Слободчиково.

185

Фото: река Тобол у д.Исток (снимок Усачева).

Но победу было праздновать рано. На северо-восточной окраине деревни Слободчиково, в перелеске на самом изгибе реки, поворачивающей в этом месте практически на 90 градусов на запад, тянулись стрелковые ячейки и траншеи полного профиля. Частью, они были обращены брустверами на запад к реке, прикрывая переправоопасное направление, а частью, прикрывали дорогу идущую из д.Исток. Укрепления здесь были возведены капитальные, с прицелом на длительную оборону.

Сейчас, эти позиции завалены бытовым мусором, и невозможно сказать, был ли на них бой. Но вот основное сражение, по словам местных жителей, развернулось за восточной окраиной деревни, там, где из нее выходила дорога на д.Бузан. Здесь, перед перелеском, тянулась ещё одна линии обороны, состоявшая из отдельных стрелковых ячеек и пулемётных гнёзд, ныне в большинстве своем уничтоженных.

Даже поверхностное обследование данного участка, позволило выявить следы массового винтовочного настрела и артиллерийского обстрела – гильзы от трехлинейных винтовок, осколки снарядов, фрагменты медных ведущих поясков от 76-мм снарядов. По словам местных жителей, на этих позициях у белых было около 2-3 пулемётов, один из которых, даже был уничтожен прямым попаданием снаряда красной батареи. Остатки этого пулемета, якобы ещё долго попадались местным трактористам, при распашке поля.

186

Фото: находки у д.Исток – винтовочные пули и гильзы, фрагменты снарядов (снимок Усачева).

187

Фото: река Тобол у д.Слободчикова (снимок Усачева).

Итак, заняв с боем деревни Исток и Слободчикова, красный 237-й Минский полк двинулся на д.Ковалева, развивая свое наступление вглубь занятой белыми территории. Здесь, красноармейцы натолкнулись на главные силы, державшего оборону на данном участке белого 13-го Уфимского полка. На позиции у д.Ковалево встала белая батарея и под прикрытием ее огня, стрелки-уфимцы двинулись навстречу наступавшим красным. В ожесточенном бою, они задержали их продвижение.

Наблюдавший за боем командир красного полка, опустил бинокль. По его распоряжению, вся 1-я Особая батарея и перешедшие для удобства стрельбы к д.Козмино два орудия 3-й Крестьянской батареи, обрушили на белых дождь шрапнели и трехдюймовых гранат. От этого ураганного огня, заполыхала и д.Ковалева. Под градом смертоносной стали, ряды белых смешались. Использовав это, красноармейцы 237-го Минского полка вновь поднялись в атаку и заняли деревню. В этом бою, был ранен красный комвзвода Меньщиков Алексей Клементьевич, уроженец соседней д.Менщиково.

Однако попытка продвинуться дальше на д.Зюзино, красным не удалась. Деревня лежала на увале, западнее которого, до самого Тобола тянулась открытая болотистая местность. Это не позволило красноармейцам, даже приблизиться на расстояние атаки. Встреченные огнем с большого расстояния, они остановились в 2-3 километрах, не доходя до д.Зюзино, где стали вести перестрелку с засевшими в ней белыми.

Поддерживая своих, по деревне открыла огонь и красная 1-я Особая батарея, перешедшая для удобства стрельбы на позицию в район д.Козмино. Всего за день, она выпустила 560 шрапнелей и 135 гранат. От такой интенсивной стрельбы, одно из ее орудий даже вышло из строя, и было направлено в ремонт. Одновременно на рассвете, с занятого накануне плацдарма на восточном берегу реки у д.Меньшиково, красный 235-й Невельский полк стал развивать свое наступление на д.Глубокая. Поддерживая его движение, красная 1-я Особая батарея открыла огонь по стоявшей юго-восточнее д.Козьмино заставе белых, белой батарее у д.Глубокая и окопам противника напротив д.Масляная.

С боем, заняв д.Глубокая и выбив оборонявшийся здесь белый 16-й Татарский полк, красноармейцы двинулись дальше, по дороге на д.Боровское. И вот здесь то, наткнувшись на укрепленные позиции белых с западной стороны деревни Боровское и окопы, тянущиеся восточнее дороги из последней на д.Дианово, красные остановились в 2-3 километрах от нее. В течение суток, красные полки 1-й бригады Хаханьяна, не продвинулись дальше этой линии, но и не отступили назад, как их соседи, сумев удержать плацдармы на восточном берегу Тобола.

За день, 235-й и 237-й красные полки потеряли 6 убитых, 109 (в том числе 9 командиров и 1 комиссар) раненных и 3 контуженных. Потери 236-го полка составили 4 раненных. В плен было взято 33 белых солдата. В этот же день, в бригаду прибыло свежее пополнение – маршевая рота в 141 человек. По свидетельству белого начдива Петрова, местные условия на реке Тобол были благоприятны для обороны, но позиции нельзя было удержать пассивной обороной, а для активных действий, белые части были слишком слабы и растянуты.

188

Фото: дорога к Тоболу западнее д.Зюзино (снимок автора).

Особенно ожесточенные бои развернулись в этот день на участке 2-й бригады Шеломенцева, чей штаб остановился в д.Редькино. На рассвете 14 октября, красный 240-й Тверской полк форсировал реку Тобол у д.Костоусова. Красноармейцы переправлялись вброд и атаковали заставу белых, которая стояла севернее деревни. Застава была целиком уничтожена. Поддерживая своих, огонь по белым открыла 2-я гаубичная батарея. С ее помощью, красные атаковали д.Костоусово, выбив оттуда после рукопашной схватки белый 29-й Бирский полк.

Заняв деревню и развивая наступление, красноармейцы двинулись по дороге на д.Грачево. Но внезапно, со стороны д.Шкотское показались наступающие им во фланг цепи белой пехоты. Командир красного полка Шрайер выделил один батальон. Отбив белых, тот повел с севера наступление на д.Шкотское и выбил противника из нее. Подтянув к д.Увальной резервы, белый 29-й Бирский полк начал наступать из д.Увальной на д.Шкотское, но был встречен огнем и отброшен с большими потерями.

Перейдя в контрнаступление, красноармейцы 240-го Тверского полка прорвали 4 ряда проволочных заграждений и заняли д.Увальную. Развивая наступление, красный полк вышел к д.Грачево, где столкнулся брошенным ему навстречу резервным белым 31-м Стерлитамакским полком. Не поддержанный с флангов, переходя несколько раз в контрнаступление и измотанный непрерывным 8 часовым боем, 240-й Тверской полк отошел за Тобол.

Бой шел 7-8 часов, потери красных составили 3 убитых, 52 раненных,(в том числе 6 командиров), 1 контуженный, 3 пропавших без вести, 3 попавших в плен. В плен было взято 15 белых солдат из 29-го Бирского полка, захвачен 1 пулемет системы «Максим» и 1 тренога от пулемета системы «Кольт». Во время всего боя, командир красного полка Шрайер лично находился все время, в цепи командуя бойцами. Под ним было убито 2 лошади.

В захваченной в плен белой заставе, были взяты 22 солдата, из которых семеро были татарами из 29-го Бирского полка. Среди пленных были: Магдыч Григорий, Петропавловский уезд, Дашкониколаевская волость, д.Андреевка, Биматов Хметьян, Бирский уезд, Асаминская волость, с.В.Манчар, Чагин(?) Кузьма, Бирский уезд, Павловская волость, с.Б.Есаул. При этом среди взятых в плен белых, 10 солдат-татар оказались добровольцами, которые при захвате выбросили затворы от своих винтовок и держали себя нагло. Озлобленные красноармейцы расстреляли их на месте. За этот самовольный расстрел, командиру полка и комиссару был объявлен строгий выговор. У белых в 29-м Бирском полку погибли солдаты: 24-летний Владимир Буторлин, Вятская губерния, г.Сарапуль и 26-летний Николай Коровкин, Челябинский уезд, с.Куртамыш.

189

Фото: находки у дд.Шкотское и Увальное (снимок Васильева).

Одновременно, на рассвете, красный 238-й Брянский полк форсировал реку Тобол у д.Галкино, где красными саперами был накануне наведен мост. Ровными шеренгами, в свежем, еще не обмятом обмундировании, красная пехота спешила на переправу. Разворачиваясь со штыками наперевес, красноармейцы стремительно атаковали д.Галкино и заняли ее, после ожесточенного боя с белым 30-м Аскинским полком. Были взяты пленные, захвачен 1 пулемет системы «Максим» и 1 тренога от пулемета системы «Кольт».

Со слов пленных где-то севернее д.Галкино находился Уфимский конно-партизанский отряд, который при дальнейшем движении, мог легко ударить красным в тыл. Приведя себя в порядок после боя, красный 238-й Брянский полк двинулся наступать дальше на д.Беспалово, где находился штаб белой 8-й Камской дивизии. Подходя к последней, красноармейцы внезапно были атакованы в тыл из д.Грачево. Под угрозой окружения, весь полк был вынужден отойти обратно к д.Галкино, откуда отступил за Тобол.

В бою, потери 238-го полка составили 1 убитый, 30 раненных, 5 дезертировавших с поля боя. Красный 239-й Курский полк, на рассвете форсировал здесь реку Тобол. Сбив стоявшую на берегу белую заставу, красноармейцы стремительным ударом выбили белых из д.Коновалово, откуда начали наступать на с.Падеринское. Здесь, красные встретили упорное сопротивление 8-го Камского егерского батальон.

Поддерживая наступление, два орудия красной 2-й Оршанской батареи обстреливали белые заставы и дорогу из д.Галкино в с.Падеринская, по которой шли белые обозы, а так же стоявшую здесь белую батарею. Затем огонь был перенесен на цепи белых солдат. Впереди вздымались густые клубы взрывов. Красные артиллеристы снарядов не жалели, их орудия надрывно гремели. Под этим огнем, белая пехота отошла в с.Падеринское. Тогда, красная артиллерия сосредоточила огонь по самому селу. В результате ожесточенного боя, село Падеринское четыре раза переходило из рук в руки, и было в итоге занято красными.

Приведя себя в порядок после боя, 239-й Курский полк выступил на д.Новолушниково, но из-за отхода соседей слева, был вынужден так же отойти обратно к д.Коновалово, откуда отступить за Тобол, потеряв за день 6 убитых, 71 раненного и 14 пропавших без вести. Был захвачен 1 пулемет и взято в плен 26 белых солдат, в том числе 2 перебежчиков из 8-го Камского егерского батальона, среди которых Егоров Мартын, Смоленская губерния, Вяземский уезд, Спас-Волжанская волость, д.Кишкино(?).

На участке 3-й бригады Блажевича, на рассвете, белая артиллерия открыла огонь по дд.Вороново и Чаусово, выпустив до 50 легких и 3 тяжелых снаряда. После чего, белый 3-й Симбирский егерский батальон и 1-я пешая сотня Эткульского казачьего полка (60 штыков, 10 сабель, 1 авторужье) попытались форсировать Тобол у д.Вороново, где был брод. Эту атаку поддерживали огнем два тяжелых 6-дюймовых орудий и 6 легких орудий, стоявших на позиции по шоссе из д.Сычево в г.Курган, на буграх в 3 километрах восточнее д.Глинки.

Под сильным огнем, 20 белым солдатам удалось переправиться на западный берег, где они были отброшены обратно перешедшими в атаку красноармейцами 243-го полка. Последние, занимали линию обороны от пос.Галкино до д.Шевелево, железной дороги и д.Вороново. Здесь же, у кирпичного завода севернее Кургана стояли и 2 орудия 4-й Вяземской батареи.

В ходе красной контратаки, на берегу осталось и сдалось в плен 4 белых солдат из 3-й роты 3-го Симбирского егерского батальона. С их слов, они лишь недавно прибыли в 3-й егерский батальон с маршевой ротой. При этом обучение шло настолько ускоренно, что один из пленных не умел даже стрелять, так как пробыл в кадровом полку всего лишь несколько дней.

По словам пленных, позади егерей в резерве стоял батальон 9-го Симбирского полка, чтобы развивать наступление в случае успеха. Атаку поддерживали два 37-миллиметровых орудия, подвезенные перед началом наступления и установленные восточнее д.Челноково. За день, потери красного 243-го полка составили – 1 раненный.

В ночь на 14 октября, белые попытались форсировать реку Тобол и у д.Черемухово, на участке красного 242-го Волжского полка. Он занимал линию обороны от д.Черемухово до д.Курганка и пос.Галкино.

Несмотря на открытый белыми батареями артиллерийский огонь, их пехота была так же отброшена. В бою, 242-й Волжский полк потерял раненными 2 командиров и 7 солдат. Здесь же, у д.Арбинская стояли и 2 орудия 4-й Вяземской батареи.

В ночь с 13 на 14 октября, красный 241-й Крестьянский полк под командованием И.Д.Гусева, сам начал под прикрытием тумана, переправу через Тобол. Полк занимал линию обороны от северного берега оз.Лебяжье по речке Лебяжья до ее устья и далее через д.Ниж.Утяцкое до д.Колмогорово, включая последнюю.

Красноармейцы переправлялись у д.Ниж.Утяцкое. Внезапно, на реке, плывшие на плотах и лодках красные, столкнулись с переправлявшимися им навстречу белыми, в свою очередь решившими использовать густой туман. Первые схватки и перестрелки вспыхнули прямо на воде. Началась полная неразбериха. Белые высаживались на западном, а красные на восточном берегах, белая тяжелая батарея из леса северо-восточнее стреляла по д.Колмогорово. И все поглощал, все скрывал собой туман. В нем все смешалось. Вокруг шла беспорядочная винтовочная стрельба и стук пулеметов.

Выручил один из батальонов красного 242-го Волжского полка, который ударил с севера по с.Утяцкое и заставил белых отойти с западного берега. В этих схватках, в плен было взято 25 белых солдат. В свою очередь, 2 красноармейца из 241-го полка так же попали в плен к белым.

Днем, белая тяжелая батарея из леса юго-восточнее д.Малочаусово вела огонь по д.Новая, а красная 5-я Смоленская батарея обстреливала белые заставы в дд.Ниж.Утяцкое и Крюково. Эти попытки белых переправиться через Тобол на участке 3-й бригады, в районе с.Утяцкое и в районе д.Черемуховское, хотя и были отбиты, но почти на сутки задержали начало наступления красной бригады. Из-за этого, во многом и понесли поражение не поддержанные справа части 2-й бригады.

Готовясь поддержать своих, после полудня, к железнодорожному мосту на Тоболе, стал выдвигаться красный бронепоезд «Мститель», а бронепоезд «Красный Сибиряк» встал на разъезде №235.

День был ветреный и попытки поднять аэростат воздушного наблюдения, не удались, из-за сильной качки гондолы. Прямо накануне, на фронт прибыл начавиаарм Супонин, с тремя новыми самолетами. По его приказу, ближе к вечеру 14 октября, буквально за полчаса до захода солнца, красным летчикам был отдан приказ взлетать. Один из самолетов поднялся, но из-за остановки мотора спланировал в болото и был разбит.

Вечером, полкам 3-й бригады был отдан приказ передать свой участок частям 54-й дивизии и перейти в район д.Новая и железнодорожного моста, где форсировать реку Тобол. На месте была оставлена, для поддержки не имевших своей артиллерии полков 54-й дивизии, лишь 5-я Смоленская батарея.

В этот день, у мукомольного завода южнее города, к белым через линию фронта перешел офицер, бежавший из плена у красных. Таким образом, в отличие от других, части 27-й дивизии пытались форсировать реку не единым ударным кулаком, а в отдельности каждым полком на своем участке. Это сразу же привело к большим потерям и неудаче переправы (61).

190

Фото: патрон со следами осечки найденный у д.Слободчикова (снимок Усачева).

Таким образом, к утру 15 октября, зацепиться за восточный берег удалось лишь полкам 1-й бригады под командованием Хаханьяна. На рассвете, красный 237-й Минский полк занимал позицию в 2 километрах западнее д.Зюзино. Поддерживая его, красная 1-я Особая батарея и стоявшие у д.Козьмино два орудия 3-й Крестьянской батареи, с рассветом открыли огонь по д.Зюзино и белым окопам на возвышенности западнее деревни.

Белые здесь упорно оборонялись и пользуясь болотистой местностью, остановили продвижение красноармейцев. Более того, с утра, белые сами перешли в наступление и заняли д.Бузан, откуда готовились ударить на д.Слободчиково. Это позволило бы им отрезать дравшиеся на восточном берегу красные полки от переправ.

На д.Бузан были срочно направлены по одному батальону от 236-го Оршанского и 237-го Минского полков, которые должны были ударить по деревне с двух сторон. Они сразу же, столкнулись с наступавшими уже из д.Бузан вдоль берега белыми. Батальон красного 237-го Минского полка, наступая на д.Бузан рассеял белый кавэскадрон и занял деревню, а батальон 236-го Оршанского полка занял лежащую по соседству д.Лихачево.

Белые в свою очередь, попытались наступать на д.Бузан, но были отбиты занявшим здесь оборону красным батальоном 237-го Минского полка. Днем, главные силы 237-го Минского полка начали наступать на д.Зюзино. При этом белая пехота и конница, все время пытались обойти наступавший 237-мй Минский полк, то справа то слева. Неся большие потери, красноармейцы вели бой за д.Зюзино, но так и не могли продвинуться вперед.

По соседству, на рассвете, два батальона красного 235-го Невельского полка, после ожесточенного боя, опрокидывая многочисленные контратаки белого 15-го Михайловского полка, при помощи обходного маневра, заняли д.Боровское, взяв пленных из 15-го полка и 1 казака. Несмотря на мужество и самоотверженность стрелков, доблестный 15-й Михайловский полк должен был отойти. Из-за потерь, он был сведен теперь в 3 роты, которые насчитывали: 1-я – 32 штыка, 2-я - 50 штыков, 3-я - 100 штыков. На вооружении стрелков имелось 5 пулеметов. Здесь же, дрался 6-й Оренбургский казачий полк (4 сотни по 70-80 сабель и по 2 пулемета) с двумя конными батареями по 2 орудия в каждой.

Стремясь восстановить положение, начдив Петров, срочно двинул на этот участок из д.Акатьево резервный 14-й Уфимский полк с 3 орудиями 3-й Самарской батареи. Он должен был ударить в тыл красным на д.Глубокая.

Белая 3-я Самарская батарея встала на позицию в лесу восточнее д.Боровское. Свою задачу, белые стрелки-уфимцы выполнили. Пройдя между дд.Боровское и Глубокая, они начали наступать на последнюю. Обнаружив этот маневр, командир красного 235-го полка Крейсберг, направил 4 своих роты из д.Боровское на д.Глубокая, что бы обеспечить свой тыл.

После горячего боя, белый 14-й Уфимский полк сильно пострадал, был рассеян по кустам и в беспорядке отошел на д.Зюзино, потеряв убитыми 3 офицеров, в том числе капитана Зайцева, а так же 7 офицеров раненными. Одержав эту победу, Крейцберг сосредоточил основные силы 235-го Невельского полка в д.Глубокое, откуда стал развивать наступление на д.Зюзино, на помощь соседям.

Тем временем, оправившиеся белые 14-й Уфимский и 15-й Михайловский полки вновь начали наступать на д.Боровское. Яростной атакой, они выбили оставленные там две роты красноармейцев 235-го полка. На помощь своим, поспешили три роты из соседней 1-й бригады красной 30-й дивизии, чей правофланговый полк дрался у д.Баютово.

Собрав все силы (пять рот) в кулак, красные командиры перешли в контрнаступление и д.Боровское вновь была ими занята. Тогда, в бой на этом направлении, по приказу командарма Сахарова, была брошена и часть 12-й Уральской дивизии. Правда, начдив последней, выделил на помощь соседям всего лишь одну роту из 47-го Тагильско-Челябинского полка (50 штыков). Вместе с сотней 6-го Оренбургского казачьего полка, она двинулась по дороге на д.Боровское, чтобы при повторном наступлении, атаковать красных в районе д.Боровское с северо-востока.

После обеда, белые 15-й Михайловский и 16-й Татарский полки, усилив свои ряды сотней спешившихся казаков и прикрыв фланги кавэскадроном,  атаковали д.Боровское с востока и после ожесточенного боя, вновь заняли ее. Тогда красные, пользуясь своим преимуществом в силах, контратаковали белых с обходом их флангов.

Под угрозой охвата, белый 15-й Михайловский полк отошел из д.Боровское на Кордон (на дороге из Дианово в 10 километрах от Нюхалово). Этот отход, поставил под угрозу весь левый фланг 12-й Уральской дивизии.

Чтобы красные его не обошли, начдив генерал Бангерский, выдвинул сюда единственную имевшуюся у него в резерве часть – 12-й Уральский инженерный дивизион. Саперы окопались в 500 метрах от позиции красных. В результате за день, д.Боровское три раза переходила из рук в руки. Все белые полки, участвовавшие в бою, понесли большие потери. В 15-м Михайловском полку в этот день погибли стрелки Захаров Александр Иванович, Пермская губерния, Красноуфимский уезд, Михайловский завод и Мохаев Ефим Петрович, Пермская губерния, Красноуфимский уезд, Клоновская волость.

Дравшиеся по соседству красные 235-й Невельский и 237-й Минский полки, на ночь были оттянуты из-под д.Зюзино, так и не взяв последнюю, для приведения себя в порядок. Действовавший рядом 236-й Оршанский полк, встретил рассвет, находясь на позиции у д.Пушкарево.

С утра, показались наступающие из с.Падеринское густые цепи белой пехоты. Они потеснили стоявший в д.Пушкарево красный батальон, но контратакой были опрокинуты и в панике бежали, оставив пленных. Днем, белые густыми цепями вновь наступали на д.Пушкарево. Им удалось потеснить оборонявшийся здесь красный 236-й Оршанский полк, который снова перешел в контрнаступление и рассеял белых. Всего же, белые за день трижды наступали на д.Пушкарево и дважды занимали ее, но каждый раз, красный 236-й Оршанский полк переходил в контратаки и выбивал белых. Два орудия 3-й Крестьянской батареи, стоявшие у д.Воробьево, помогали красноармейцам, ведя огонь по белой пехоте у дд.Борки и Лихачево.

Под вечер, белые в четвертый раз стали наступать на д.Пушкарево, но вновь были отбиты огнем. В бою у белых участвовали 31-й Стерлитамакский и 32-й Прикамский полки. В последней атаке, им удалось вытеснить две роты 236-го Оршанского полка из д.Лихачево, но красноармейцы перешли в контратаку и вновь заняли деревню.

Успеху красных на участке 1-й бригады, немало способствовала малочисленность белых частей. Со слов взятых в плен у д.Боровское белых солдат, 14 октября в 4-ю Уфимскую дивизию прибыло 347 человек пополнения. Из них, 80 человек были направлены в 16-й Татарский, 103 человека – в 15-й Михайловский, 84 человека – в 14-й Уфимский и 80 человек – в 13-й Уфимский полки. Все прибывшие, были только что мобилизованными крестьянами Утчанской волости, в возрасте от 43 до 47 лет, совершенно не обученными и не обмундированными. Даже к фронту, их конвоировали конные казаки. Кроме того, в строй были поставлены почти все обозники.

Как вспоминал впоследствии бывший белый начдив генерал Петров, «наше растянутое положение не выдерживало давления красных, и мы принуждены были уступать понемногу наши опорные пункты на Тоболе. … Во время этих боев я воочию убедился, как слабы наши части в обороне даже выгодных пунктов; противник еще далеко, и, чуть наметился какой-либо обход, начинается нервничанье, а затем и отход. Требовались громадные усилия командного состава, чтобы удерживать людей от преждевременных отходов (вне сферы досягаемости ружейного огня) и для организации противодействия обходам. Это не всегда удавалось. При обороне совершенно зря выпускалось большое количество патронов, никакой дисциплины огня, никакой выдержки, никакого сознания силы оружия в своих руках. А эти же люди при наступлении бежали вперед безостановочно под таким же огнем противника. В день перехода красных в наступление на реке Тоболе, еще до полного рассвета, в тумане слышу отчаянную пулеметную стрельбу впереди; кажется, что совсем близко, а на самом деле до 16-го полка не ближе 4 верст. Едем на выстрелы. Оказывается, что 16-й полк уже бросил деревню в долине Тобола и перешел на берег долины. Вся долина как на ладони, немного мешает видеть туман. Пулеметы стучат вовсю.

- По кому огонь?

- Вон там по кустам двигаются красные.

Внимательно смотрим – не ближе 2 верст какое-то слабое движение. С трудом останавливаем огонь и заставляем выдерживать. Получаем донесения со своего участка (около 15 верст) – началось наступление красных. Слышим артиллерийский огонь. Там, где во главе частей хорошие командиры, дело идет сносно; где слабые, совсем слабо. Обстановка меняется каждый час, части действуют на широком фронте, все зависит от умения командиров частей. … А за две недели остановки на Тоболе мы не получили ничего для восстановления сил, для продолжения наступления и ожидали жестоких последствий. … теперь неудача вела к катастрофе для всего движения. Помню отлично, что эти горькие чувства переживались не одним мной, о том же говорил назначенный командующим Уфимской группой генерал Бангерский, … говорил умерший в Чите командир Оренбургской казачьей бригады полковник Овчинников и др.». Всего за день, части красной 1-й бригады потеряли 3 убитыми, 93 раненными и 2 контуженными, а так же взяли в плен у д.Крутихи 2 белых солдат.

191

Фото: находки на позициях белой батареи юго-восточнее д.Шкодинское (снимок Усачева).

На участке 2-й бригады Шеломенцева, с рассветом, красный 240-й Тверской полк сосредоточился в д.Белоярской, для переправы вброд южнее д.Костоусово. Вскоре началось форсирование реки. Красноармейцы переправлялись под обстрелом и, наступая, заняли д.Шкотскую. Вскоре сюда же, подошли два батальона 242-го Волжского полка. Передав им участок, 240-й Тверской полк начал наступать на д.Костоусово, где был встречен сильным огнем белых и задержался.

В это время, в штаб полка прибыл сам комиссар дивизии Кучкин. Он увидел собравшихся у штаба около 80 красноармейцев, самовольно ушедших с поля боя. Рассвирепев, Кучкин приказал расстрелять каждого десятого из них. Едва он отъехал, как эти 80 бойцов силой прорвались сквозь караул, расхватали свои винтовки и бросились обратно в цепь. Тем не менее, взять деревню Костоусово, красным так и не удалось.

Вспоминая форсирование реки Тобол и бои в этот день, их участник Федор Церахто писал: «…пошел в наступление наш 240-й Тверской полк. Открыла огонь наша гаубичная батарея, где было три пушки. … Общее наступление по всему фронту началось. К восходу солнца наши войска форсировали Тобол и выбили белых из окопов. Белогвардейцы ожесточенно отбивались и медленно отходили. Было хорошо видно, как они то и дело бросались в контратаки на наши наступающие цепи. Местность против нашего полка, где наступал противник у реки была ровная, а дальше переходила в возвышенность, потом начинались леса. От берега до леса нужно было пройти по чистому полю около 2 верст с боем, часто рукопашным. Но едва белые достигли леса, мы начали сильную контратаку. Наш полк начал снова отходить к реке. Отступили и соседние полка, а к вечеру пришлось снова уйти за Тобол, в свои прежние окопы. … Ночью пришло к нам пополнение из деревень, занятых белыми. Трое ребят на своих конях были зачислены в нашу разведку. Их деревня находилась в 10-15 верстах от нас в тылу белых».

Таким образом, упорно обороняясь от наседавших со всех сторон белых, 240-й Тверской полк держался до полудня, после чего отошел обратно за реку. Его потери составили 1 убитый и 8 раненных (в том числе 1 командир). Было взято 4 пленных.

Красный 238-й Брянский полк, сосредоточился с утра у д.Галкино, для переправы по броду в полверсты южнее деревни. В этот день, белые сосредоточили свой огонь по всем переправам и наносили массовые потери. Под их огнем, красный 238-й Брянский полк переправился через Тобол и начал наступать на д.Галкино, стараясь обойти ее, так как белые не давали атаковать прямо в лоб. Однако когда белая пехота перешла в контратаку, весь 238-й Брянский полк отошел обратно за реку Тобол, потеряв 4 убитыми, 1 умершим от ран и 34 раненных, а так же захватив 4 пленных.

Красный 239-й Курский полк сосредоточился у д.Передергино для переправы южнее д.Коновалово. Передовой красный батальон переправился через реку, но попал под сильный огонь и потеряв 7 убитыми, 35 раненными и 6 пропавшими без вести, сумел продержаться лишь до полудня, после чего отошел обратно. Два других батальона 239-го Курского полка, пытались переправиться у д.Галкино, но так же были отбиты. Под вечер, две роты 239-го полка были двинуты с батальоном 235-го полка на дд.Борки и Пушкарево, чтобы переправится на уже занятом красными участке и ударить противнику во фланг. Всего же за день, части 2-й бригады потеряли 15 убитых, 91 раненного, 1 умершего от ран, 1 контуженного, 9 пропавших без вести и 3 попавших в плен. В том числе, саперная рота потеряла 1 убитым, а так же за день было  взято 29 пленных.

192

Фото: гильзы к винтовке системы «Ли-Энфильд», винтовочный хомут и кусок патронного цинка, найденные на белых позициях у д.Глинки (снимок Усачева).

На участке 3-й бригады Блажевича, с наступлением ночи, саперные команды начали наведение моста через реку. Десятки людей споро и бесшумно делали свое нелегкое дело. Удалось связать бревенчатой ниткой оба берега.

Спустя несколько минут, на переправу пошел авангардный 243-й Петроградский полк. За ним, двинулись и батальоны 242-го Волжского полка. Бегом по одному, балансируя по скользкому, уходящему под воду бревенчатому мостку, бесшумно пробирались бойцы. Их почти сразу же заметили, и все форсирование шло под огнем белых.

Белая легкая батарея из леса юго-восточнее д.Шкотское вела огонь по переправе. Перебегая реку, передовые отряды красноармейцев залегли на береговой отмели. В это же время, красная 4-я Вяземская батарея открыла огонь по передовой линии укреплений белых у дд.Глинки и Челноково. Снаряды кромсали брустверы окопов, взламывали ходы сообщений. Несколько шрапнельных снарядов, бившие по площадям, разорвались и над позициями белых артиллеристов юго-восточнее д.Шкодинское, а так же над позициями белой артиллерии в лесу восточнее д.Глинки. По щитам орудий как горох забарабанила шрапнель.

Переправившись у д.Вороново, два батальона красноармейцев 243-го Петроградского полка начали наступать на д.Глинки и атаковали белых на высотах по правому берегу. Здесь, красные встретили укрепленную оборону с окопами полного профиля. Атаковать можно было только в лоб – справа и слева находились труднопроходимые овражистые участки. Развернувшись в боевой порядок, бойцы 243-го Петроградского полка под сильным огнем атаковали укрепления белых.

Белая батарея вела огонь по дд.Малочаусово и Вороново, красная 4-я Вяземская батарея вела огонь по белому бронепоезду вышедшему из леса. После нескольких выстрелов, командир бронепоезда, поняв, что стреляют именно по нему, отвел стальную машину в лес, откуда начал обстреливать г.Курган, а так же подходы к дд.Глинки и Челноково. Несколько раз, бронепоезд выезжал из леса, но каждый раз, попадал под огонь 4-й Вяземской батареи и, дымя трубой, скрывался в лесу.

Вскоре, белые тяжелая и легкая батареи, а так же белый бронепоезд сосредоточили огонь по дд.Глинки, Челноково и Малочаусово. Под этим ураганным огнем, наступавшие два батальона красного 243-го Петроградского полка ворвались в передовую линию белых окопов и заняли д.Глинки, взяв 25 пленных из 9-го Симбирского и 11-го Сенгилеевского полков.

Развивая наступление белым во фланг, красноармейцы затем с боем заняли д.Челноково и выдвинулись на 1 километр восточнее нее. Это был левый фланг захваченного красными плацдарма. Стоявшая здесь на позиции юго-восточнее д.Шкотское белая батарея, должна была срочно уходить, опасаясь захвата показавшимися красноармейцами, с которыми уже начало перестрелку сторожевое охранение. Другая белая тяжелая батарея открыла огонь по этому участку леса.

Уже в наши дни, удалось обнаружить крупный осколок ее 114-мм снаряда. Правый фланг красных растянулся к югу до железной дороги. Тем временем, выбитые с первой линии обороны белые стрелки, отступив с перестрелкой через позиции своей артиллерии, залегли в окопах второй линии. Они тянулись по опушке леса восточнее дд.Глинки и Челноково. Именно здесь, пришедшая в себя белая пехота, встретила наступавших красноармейцев сильным пулеметным огнем и винтовочными залпами. Вновь начался упорный огневой бой.

В сражение, был двинут последний резерв красного командира полка – команда пешей разведки. Именно красные разведчики, обнаружили движение значительной колонны пехоты и конницы белых, двигавшейся на юго-восток к д.Смолино. В плен было взято 4 телефонистов из 11-го Сенгилеевского полка. Новость была тревожная, и командир красного полка приостановил наступление. И недаром. Вскоре на правом фланге красных, южнее железной дороги, появились цепи белой пехоты и конница.

В это же время, на станцию Курган с запада, вошел 3-й Петроградский бронепоезд «Мститель». Пройдя еще 1,5 километра за станцию, он остановился прямо напротив кладбища. Громко лязгнула бортовая дверь, и, уцепившись руками за железные скобы, на землю спрыгнул человек в скрипящей кожаной куртке. Вскоре, наблюдатели донесли, что белый бронепоезд находится на закрытой позиции в лесу и ведет огонь по красной пехоте. С НП на опушке леса южнее д.Малочаусово заметили его точное месторасположение и «Мститель» открыл огонь из своих угловатых, массивных башен. После 3-го выстрела, белый бронепоезд был накрыт и преследуемый огнем, оставил свою позицию, скрывшись в лес.

Преследуя врага, «Мститель» выехал к мосту, где сам попал под обстрел белой батареи и бронепоезда. По нему было выпущено 10 снарядов, при чем он был взят в вилку. Опасаясь попадания, красный бронепоезд спешно отошел от моста обратно, на разъезд №246км.

Вскоре, над бронепоездом появился белый самолет. Его обстреляли из зенитных орудий с бронепоезда, и аэроплан улетел. Через час, белый самолет вновь появился, но артиллерийско-пулеметным огнем был снова отогнан.

Белый бронепоезд попытался выехать из леса к мосту, но был обстрелян и вновь скрылся. Другой бронепоезд «Красный Сибиряк» стрельбы за день не вел и находился на раз.Введенское, четыре раза поднимая в воздух аэростат. С утра, с аэростата наблюдателем Токмачевым был замечен второй белый бронепоезд (Кондор), который шел к Кургану мимо стан.Утяк, а позади него у д.Варгаши двигались 2 больших состава. По корректировке наблюдателя с аэростата, красные батареи открыли сильный огонь по железнодорожной насыпи и опушке Утятского леса. Вскоре, белый бронепоезд остановился в лиственном желтом лесу в километре от входа в лес, а белая батарея находилась левее его за полосой желтого леса на правом углу опушки. На стан.Утяк стоял большой воинский состав.

193

Фото: казачья шашка – находка на местах боев частей 27-й дивизии под Курганом.

Тем временем, около полудня, перегруппировав свои силы и введя в сражение свежие резервы, белая пехота обошла левый фланг обороняющегося красного 243-го Петроградского полка у дд.Челноково и Шкотское. Одновременно, белые перешли на всем участке в наступление при поддержке ураганного огня тяжелых и легких орудий, а так же бронепоезда. По донесению комбрига, они буквально засыпали красных снарядами. Бой длился несколько часов. Обе стороны несли огромные потери. Командиры и политработники сражались в гуще рядовых бойцов. В полку был выбит весь командный состав и красные цепи, у которых был открыт правый фланг, были вынуждены оставить дд.Челноково и Глинки.

Внезапно, над место боя появился вылетевший в этот день на воздушную разведку самолет «Сопвич», под управлением белого летчика прапорщика Волковойнова и наблюдателя подпоручика Кузнецова. Летчики с ходу, приняли активное участие в бою. Кружась над д.Челноково и обстреливая из пулемета, они выгнали, нагнали панику на недавно мобилизованных красноармейцев, заставив их в панике побежать к Тоболу, бросаясь в реку для переправы.

Поддерживая свою пехоту, красный бронепоезд «Мститель» открыл огонь по дд.Челноково и Глинки. Всего за день, им было выпущено 92 снаряда, 19 шрапнелей и 1 пулеметная лента. Ночью, «Мститель» ушел на раз.Введенка.

Кроме того, 4-я Вяземская батарея вела огонь по дд.Глинки и Челноково, и по цепям белой пехоты двигавшихся из леса в д.Глинки, а так же по окопам белых, которые находятся на опушке леса восточнее д.Глинки. Всего, 4-я батарея выпустила за день 158 шрапнелей и 120 гранат.

Красная 5-я Смоленская батарея, так же весь день вела обстрел окопов белых, а 2-я тяжелая батарея (1 орудие) перешла на позицию на западной окраине Кургана и обстреливала д.Глинки, белый бронепоезд на железной дороге и д.Смолино, где была замечена белая пехота. Она выпустила 8 гранат и 33 шрапнели, но из-за беспрерывной стрельбы, единственное 42-линейное орудие в батарее вскоре вышло из строя.

В свою очередь, белая артиллерия долго вела огонь по д.Вороново. Бой шел до темноты, потери красных в нем были значительны. В 243-м Петроградском полку был убит один командир батальона и разбит 1 пулемет системы «Максим». Вероятно погибший, был бывшим поручиком А.Дорониным. По утверждению армянского историка Айрапетяна, когда красный полк был оттеснен обратно зареку, Доронин вместе с несколькими бойцами не ушел и, отстреливаясь, погиб. Ночью бойцы переправились и вынесли тело своего командира. У белых, за бои в этот день, командующим армией генералом Сахаровым, были лично награждены Георгиевскими крестами множество солдат 9-го Симбирского и 11-го Сенгилеевского полков, взявших в плен около 20 красноармейцев, в том числе одного комиссара.

194

Фото: часть снаряда 114-мм английской  гаубицы, обнаруженная под д.Глинки (снимок Усачева).

Два батальона 242-го Волжского полка, переправились следом за 243-м полком, и перешли в д.Челноково. Отсюда, один батальон начал наступать на д.Шкотское, неся сильные потери от огня белой тяжелой и легкой артиллерии, а так же бронепоезда. Стремительным ударом во фланг, красноармейцам удалось опрокинуть белых с прикрытых проволочными заграждениями позиций, в лесу восточнее деревни.

Еще один красный батальон двинулся из д.Челноково на д.Увальное, заняв ее и взяв в плен 1 белого кавалериста и 2 солдат. Последний третий батальон 242-го Волжского полка оставался в резерве в д.Вороново. Собрав силы в кулак, белая 8-я Камская дивизия перешла в наступление из д.Колташово, развивая свой удар на юго-запад, в направлении дд.Челноково – Глинки. Под сильным артогнем, оба красных батальона 242-го Волжского полка начали отход из д.Увальная вдоль правого берега реки Тобола на юг, к переправе у д.Вороново. В этом бою погиб командир 2-го батальона 242-го полка Горелов, а так же дезертировали 6 красноармейцев из только что прибывшего пополнения. Однако, подходя к д.Челноково, красноармейцы внезапно были встречены сильным ружейно-пулеметным огнем, уже занявших деревню белых. Свернув к берегу, весь полк переправился за реку к северу от д.Вороново.

В этом бою, особое геройство проявил красноармеец команды конной разведки Харитонов Петр Николаевич. Он был послан из стоявшего в д.Вороново штаба полка, в сражавшиеся на другом берегу батальоны, но по дороге попал под сильный артогонь и был ранен. Невзирая на ранение, отважный боец не только доставил боевой приказ, но и остался в строю, за что был в дальнейшем, был награжден орденом Красного Знамени.

На участке красного 241-го Крестьянского полка, белый батальон с кавэскадроном, ночью пытались форсировать Тобол у дд.Курганка и Галкино. При этом белая артиллерия вела огонь по д.Курганка. Обе попытки были отбиты огнем.

На рассвете, 241-й Крестьянский полк протянул линию своих позиций от северного берега оз.Лебяжье до д.Курганка. Весь день, на его участке шла редкая перестрелка. С утра, белые из легких и тяжелых орудий вели огонь по красным заставам у дд.Черемухово и Арбинская.

К вечеру, подошли части красной 54-й дивизии. Ее 481-й и 482-й полки сменили части 3-й бригады, позволив им начать переброску на север. При этом вылетевший в этот день на воздушную разведку на самолете «Сопвич» белый летчик прапорщик Волковойнов и наблюдатель подпоручик Кузнецов, заметили обоз шедший из д.Чусовой в д.Костоусово, который обстреляли из пулемета. Над с.Падеринским их самолет был обстрелян артиллерийским огнем.

Вернувшись на аэродром за бомбами и пулеметными обоймами, летчики вновь двинулись в полет и обстреляли из пулемета красные обозы в д.Вороновой, но над г.Курганом сами попали под артиллерийский огонь красного бронепоезда.

Еще один белый самолет «Ньюпор», под управлением летчика Каталыникова, обнаружил на стан.Логовушка воинский состав в 40 вагонов, а на стан.Юргамыш еще один воинский состав в 20 вагонов. Самым поразительным открытием, стали замеченные южнее железной дороги у ст.Логовушка аэростаты, считавшиеся до этого уничтоженными.

В этот день у г.Кургана, линию фронта к красным перешел и сдался белый офицер, только что прибывший на бронепоезде «Кондор» с генералом Вороновым. Всего за день, части красной 3-й бригады потеряли 10 убитыми (в том числе 4 командира), 125 (в том числе 7 командиров) раненными, 7 контуженными, 5 пропавшими без вести. У белых в бою погибли казаки 35-летний Дубровский Иван Иванович и 34-летний Шавкунов Тимофей Николаевич, оба из станицы Белоусовской Челябинского уезда, а так же  19-летний Чердынцев Андрей Михайлович из станицы Чебаркульской и 35-летний Кузнецов Иван Дмитриевич из станицы Артабанской (62).

16 октября, раздраженный неуспехами на левом фланге своей армии командарм Тухачевский, потребовал от начдива Павлова, не только форсировать Тобол всеми частями 27-й дивизии, но и выйти к исходу дня на линию дд.Сычево – Барашково – Станичное. Одновременно, Михаил Николаевич обратился за помощью к командованию соседней красной 3-й армии, попросив нанести удар в район сел Марай и Молотово, для помощи частям 27-й дивизии. Удивительно, но никто даже не подумал, что причиной неудач полков, такой сильной дивизии как 27-я, могло быть только, нанесение ими разрозненных ударов, каждый на своем участке, без поддержки соседних частей.

В полосе 1-й бригады Хаханьяна, ночью перед рассветом, когда в д.Пушкарево пришли две роты 239-го Курского полка и стали менять стоящие там части 236-го Оршанского полка, белые внезапно начали наступать на деревню, но были отбиты огнем. В то же время, весь 237-й Минский полк продолжил атаковать д.Зюзино, наступая на нее с запада и юга.

Одновременно, прибывший на помощь красный батальон 235-го Невельского полка наступал на д.Зюзино с боем со стороны д.Глубокая. Ему удалось ворваться в деревню, но так как 237-й Минский полк из-за болотистой местности задержался и не мог оказать содействие, то батальон красноармейцев был выбит из д.Зюзино и вел бой в полуверсте от деревни. Правда, его бойцам удалось захватить у белых 1 пулемет.

Красный 237-й Минский полк, так и не смог приблизиться к окраине. Несмотря на то, что атака велась крупными силами густыми цепями, занимавшая позиции белая пехота открыла сосредоточенный огонь из пулеметов. Красные цепи были приостановлены и окопались в километре западнее и юго-западнее д.Зюзино, где вели сильный ружейно-пулеметно-артиллерийский бой.

К вечеру, при поддержке огня красной 1-й Особой батареи, стоявшей на позиции у д.Козьмина, цепям красноармейцев удалось под огнем, переправился через протекавшую у деревни речку и ворваться в Зюзино. В этом бою погиб 30-летний зюзинский крестьянин Федот Кузьмич Роякин.

На помощь отступавшей белой пехоте, из д.Акатьево был выдвинут 18-й Оренбургский казачий полк. Знают казаки, что красных уже очень много в деревне, что десятки пулеметов зорко смотрят с деревенских крыш во все стороны, а красноармейцы по муравьиному кишат на улицах. Но, приказ есть приказ. Согласно ему, продвижение противника надо было задержать, а поколебленное положение восстановить.

По соседству, на участке красного 236-го Оршанского полка, белые значительными силами попытались перейти в наступление на д.Лихачево и д.Борки. У первой, они были отброшены пулеметно-артиллерийским огнем, а у второй рассеяны огнем 3-й красной Крестьянской батареи, стоявшей на позиции у д.Воробьево и стрелявшей по д.Лихачево, белой батареи и цепям белой пехоты. За день, части 1-й бригады потеряли 15 убитых, 88 раненных, 8 контуженных, 1 пропавшим без вести, взяли 33 пленных и захватили 1 пулемет. Вечером, начдив потребовал от полков бригады продвинуться на линию дд.Акатьево – Глубокая, нанося одновременно правым флангом удар в район д. Станичное и содействуя наступлению 2-й бригады.

На участке 2-й бригады Шеломенцева, к рассвету, красный 240-й Тверской полк с 2-й гаубичной батареей находился на западном берегу реки напротив д.Шкотская. При этом 2-я гаубичная батарея стояла на позиции в 1,5 километрах южнее д.Белоярской и в течение дня, вела огонь по белому пулемету и участку дороги напротив д.Костоусово.

Красный 238-й Брянский полк с двумя орудиями 2-й Оршанской батареи стоял у д.Белоярская, где ночью, красноармейцы поднесли к берегу бревна и доски. Заметившие это белые, открыли огонь по предполагаемому месту переправы и участку полка. В ответ, два орудия красной 2-й Оршанской батареи, вели огонь по белому пулемету северо-восточнее д.Галкино, броду и окопам белых на склонах высот. За день, 238-й Брянский полк потерял в перестрелках 37 раненных бойцов и командиров.

Красный 239-й Курский полк с двумя орудиями 2-й Оршанской батареи находился у д.Передергина, где выслал разведку на лодках, но белые отбили ее огнем, убив 2 и ранив 3 разведчиков. Тогда, находчивые разведчики стали высылать в лодках соломенные чучела, которые вызывали массовый обстрел со стороны белых.

Две роты 239-го Курского полка перешли в д.Пушкарево, а два орудия 2-й Оршанской батареи вели огонь по переправе у д.Передергино, откуда белые обстреливали красную пехоту из пулеметов и винтовок. Весь день прошел во взаимной перестрелке. Тем временем, командование красной бригады разрабатывало план удара. Было решено сосредоточить ударную группу (239-й Курский полк, батальон 238-го Брянского полка, два орудия 2-й Оршанской батареи и 2 бронеавтомобиля) в д.Пушкарево, откуда совместно с батальоном 236-го Оршанского полка, с наступлением темноты, нанести удар белым во фланг на д.Новолушниково, и к утру занять деревни Белякова и Безпалово. Для этого, 3-й Социалистический автобронеотряд (2 броневика) должен был прибыть в д.Редькино. Саперной роте следовало укрепить мост у с.Иковского для прохода броневиков. 7-й отряд особого назначения, должен был прикрывать участок от д.Передергина до устья речки Ниж.Утяк. За день, потери частей 2-й бригады составили 2 убитых и 45 раненных.

195

Фото: шашка – находка на местах боев частей 27-й дивизии  под Курганом.

На участке 3-й бригады Блажевича, с утра, белая артиллерия открыла огонь по северо-западной окраине г.Кургана, д.Вороново, а так же станции, куда подошел красный бронепоезд «Мститель». Два батальона красного 241-го Крестьянского полка стояли на линии от д.Черемухово до д.Шевелево, оставив один батальон в резерве в д.Курганка.

Красный 243-й Петроградский полк стоял одним батальоном у д.Шевелево, протянув линию своих застав до железнодорожного моста, где занимали оборону 4 роты, а еще 2 роты находились в резерве в д.Малочаусово.

Красный 242-й Волжский полк занимал оборону одним батальоном у д.Вороново, протянув линию своих позиций на 2 километра севернее нее, а двумя другими батальонами стоял в д.Новая.

Красные бронепоезда в этот день огня не открывали, лишь 4-я Вяземская батарея, с утра, вела огонь по белым окопам восточнее д.Глинки. С рассветом, белый бронепоезд из-за леса южнее д.Малочаусово вел в течение полутора часов огонь по станции Курган, д.Чаусово и д.Вороново. Затем, белая легкая батарея из леса восточнее д.Глинки вела огонь по д.Вороново. Белая тяжелая батарея, из леса южнее железнодорожного моста, вела огонь по кирпичному заводу.

После полудня, белая легкая батарея из леса южнее д.Глинки вела огонь по д.Чаусово, а красная 2-я тяжелая батарея вела огонь по белому бронепоезду, заставив его скрыться. К вечеру, она же, подавила огонь белой батареи стрелявшей по д.Малочаусово, заставив ту замолчать. 5-я Смоленская батарея была оставлена при частях 54-й дивизии на позиции у Колмогорово (63).

Итак, 17 октября 1919 года, должен был стать решающим днем наступления частей красной 27-й дивизии. На участке 1-й бригады Хаханьяна, ночью, белый 18-й Оренбургский казачий полк попытался атаковать д.Зюзино, но был отбит красноармейцами 237-го Минского полка.

Утром, схватка разгорелась с новой силой. Пять рот 237-го Минского полка, при поддержке огня 1-й Особой батареи, перешедшей от д.Козьмино на новую позицию к д.Глубокая, стали наступать на д.Крутиха. Здесь оборонялся белый 13-й Уфимский полк с легкой 3 орудийной батареей. Его стрелки располагались в стрелковых ячейках, протянувшихся в лесочке, в 100 метрах к северу от деревни. Эта позиция прикрывала идущую здесь дорогу на восток, на д.Новозаборскую. Так же, имелись траншеи полного профиля с траверсами, протянувшиеся в полутора километрах южнее Крутихи по гребню увала. По всей вероятности, бой произошел на месте самой бывшей деревни, где со слов местных жителей, при распашке, в изобилии находили стреляные гильзы, а так же в ячейках и траншее.

196

Фото: стрелковая ячейка у д.Крутиха (снимок Усачева).

Белые стрелки, при помощи весьма точного огня красной артиллерии, были выбиты и оставили деревню, потеряв 2 пленных солдат. Одновременно, другая часть 237-го Минского полка, при поддержке батальона 235-го Невельского полка, стала наступать из д.Зюзино на восток, на д.Акатьево. Бой за нее был упорным.

Исследовавший бывшую д.Акатьево Усачев, обнаружил массу гильз и множество шрапнели по краю дороги, ведущей из д.Зюзино на восток. По всей видимости, белые с боем отходили от д.Зюзино, пытаясь задержаться в траншеях полного профиля и одиночных окопах, идущих по западному краю д.Акатьево. Здесь протекал ручей с крутыми берегами. Именно это естественное природное препятствие пытались использовать белые, но были выбиты и отошли на д.Носково. Отступив, части белой 4-й Уфимской дивизии обстреливали красных ружейно-артиллерийским огнем в дд.Акатьево и Крутиха.

На левом фланге бригады, у д.Боровское, где оборонялись главные силы (два батальона) 235-го Невельского полка и батальон 263-го Красноуфимского полка, весь день прошел тихо. Части белой 12-й Уральской дивизии произвели перегруппировку. Их 47-й Тагильско-Челябинский полк, попытался оказать содействие 15-му Михайловскому полку в наступлении на д.Боровское, но так как местность была покрыта густым мелким лесом, доходящим до самой д.Боровское и исключающим действие конницы и артиллерии, то без их поддержки, белые полки отошли назад. Лишь после полудня, к д.Боровское подходила белая разведка, но была рассеяна огнем. Два батальона красного 236-го Оршанского полка с 3-й Крестьянской батареей, находились в дд.Пушкарево и Лихачево, а еще один батальон был выделен в ударную группу. Всего за день, части 1-й бригаде потеряли 7 убитыми, 86 раненными и 10 пропавшими без вести, захватив 2 пленных и 1 пулемет.

197

Фото: находки на белых позициях в лесу у д.Галкино (снимок Усачева).

На участке 2-й бригады Шеломенцева, с утра, главные силы ударной группы (239-й Курский, полк, батальон 238-го Брянского и батальон 236-го Оршанского полков) сосредоточились в д.Пушкарево. Запаздывал лишь 3-й Социалистический бронеотряд, чьи машины двинулись из д.Большечаусово в д.Редькино, но, пройдя 7 километров, застряли в песках.

Решив не дожидаться прибытия техники, красный комполка Зубов, на которого было возложено командование ударной группой, приказал наступать. Вскоре, красная колонна подошла к д.Ревино. Развернувшись в цепи, красноармейцы 236-го Оршанского полка атаковали деревню. Оборонявшиеся здесь белые 31-й Стерлитамакский (200 штыков, 8-10 пулеметов) и 32-й Прикамский полки оказали упорное сопротивление.

В ходе атаки, пулей в голову был легко ранен командир 1-го батальона 236-го полка Н.С.Венцов. Едва комбат пошел на перевязку, как белые, усилив огонь, перешли в контратаку. Под их натиском, красные цепи попятились и начали отходить. Заметив это, комбат Венцов, так и не успев перевязать рану, бросился обратно с криком «ура» и увлек за собой весь батальон, который, перейдя в контратаку, выбил белых из д.Ревино. Этот удар так деморализовал белых, что они начали отход и оставили соседнюю д.Новолушниково, где был взят в плен 1 белый солдат. Преследуя их, части ударной группы двинулись на маленькую деревушку Кремлевка (8 километров на северо-восток).

На полпути между Новолушниково и Кремлевкой, на берегу ручья стояла водяная мельница. Располагавшееся здесь в окопах сторожевое охранение белых, дав несколько выстрелов, стремительно отошло. Отступавшим белым солдатам пришлось спешно самоокапываться на северной окраине деревни, и отстреливаться от наступавших красных. Но накрытые огнем красной артиллерии, они были вынуждены снова отойти. Чтобы пресечь успешное распространение красных, белая пехота выступила из с.Падеринского и, обойдя, вышла в тыл красной ударной группе к д.Ревино. Под угрозой окружения, красный комполка Зубов остановил наступление и стал отводить своих бойцов обратно к д.Ревино, все время, отбивая атаки наседавшего противника. Лишь у самой д.Ревино, в ожесточенном бою удалось задержать белых.

Красный 3-й Социалистический бронеотряд по-прежнему застрял в песках в 5 километрах от д.Редькино, где бойцы спешно откапывали тяжелые машины. Лишь ближе к вечеру, первая из них, дымя керосином, прибыла в Редькино и была сразу же двинута на помощь к ударной группе. За день, потери 239-го Курского полка составили 3 убитых, 43 раненных, 78 пропавших без вести. В плен был взят 1 белый солдат.

На центральном участке бригады, два батальона красного 238-го Брянского полка, в полдень стали переправляться через Тобол у д.Галкино. Бой с оборонявшейся здесь частью белого 30-го Аскинского полка начался в стрелковых ячейках у подножия высот в 1-1,5 километрах за д.Галкино. Обследовавший этот район Усачев, обнаружил здесь небольшой настрел патрон и следы применения красными артиллерии. Вероятно, сил белых было слишком мало для обороны этого участка, а может быть, красные применили излюбленный в то время прием обхода. Траншею идущую по гребню высот белые стрелки оставили практически совсем без боя, немного постреляв еще, с бывших позиций своей батареи.

Ведя бой с отступающими белыми стрелками, красноармейцы стали продвигаться в сторону д.Грачево, взяв в плен 3 белых солдат у д.Галкино и 4 пленных у д.Борки. При этом, когда стали заканчиваться патроны, красноармейцы ружпульпарка 27-й дивизии Носков Николай Федорович, Рогалин Никита Мартынович и Улеватов Иван Афанасьевич, выехав с Илецко-Иковского завода со 100000 патронами, проехали на подводах 97 километров и доставили патроны в 238-й полк, который находился в тылу у белых на 7 километров в сторону д.Грачево. За день, потери 238-го Брянского полка составили 23 раненных. Всего же, частями 2-й бригады было взято за день 72 пленных.

Основной удар, наносили на правом фланге 27-й дивизии в районе г.Кургана. Здесь, на участке 3-й бригады Блажевича, красный 243-й Петроградский полк на рассвете, под огнем белой артиллерии, форсировал реку Тобол по мосту у д.Вороново. Заметив переправу, белая легкая батарея, с позиций восточнее д.Глинки открыла огонь по д.Вороново. Ответным огнем красной 2-й тяжелой батареи ее стрельба была подавлена. Стоящая южнее железнодорожного моста белая тяжелая батарея открыла огонь по д.Малочаусово, но после нескольких выстрелов по ней красной 2-й тяжелой батареи, так же замолчала.

Тем временем, красный 243-й Петроградский полк, при поддержке огня 4-й Вяземской батареи, стремительно атаковал оборонявшиеся в дд.Глинки и Челноково белые части 3-й Симбирской дивизии. Здесь проходила первая линия обороны белых. Засев в траншеях по склону холма, белые солдаты простреливали всю местность, лишенную каких-либо укрытий. Курсировавшие по путям бронепоезда и стоявшие позади в лесу батареи создавали плотную артиллерийскую завесу, мешавшую продвижению войск.

По сигналу атаки, красноармейцы устремились вперед и ударом выбили белых из окопов, взяв пленных из 9-го Симбирского полка и 3-го Симбирского егерского батальона. Отхлынув в беспорядке со своих позиций, белые стрелки бросились к линии железной дороги, где стали группироваться у стоящего там бронепоезда. Здесь, по ним открыли огонь красные бронепоезда «Мститель» и «Красный Сибиряк». В ответ, белый бронепоезд так же открыл огонь по строящемуся мосту у д.Малочаусово и по красным цепям южнее железнодорожного моста.

Достигнутый успех первой атаки, необходимо было срочно закрепить. Комбриг отправил в д.Глинки, на помощь, из д.Малочаусово, два батальона 241-го Крестьянского полка. Передав им, участок и сосредоточив силы в кулак, красный 243-й Петроградский полк начал наступать на д.Шепотково.

Когда красноармейцы находились уже в 2-3 километрах от последней, части белой 3-й Симбирской дивизии подтянули все резервы и при поддержке огня артиллерии перешли в контрнаступление. Белая пехота с конницей, начали обходить правый фланг наступавшей красной цепи и стали теснить 243-й Петроградский полк на линию в 2 километрах восточнее дд.Челноково и Глинки.

В это время, два орудия 4-й Вяземской батареи, снявшись с позиции, уже переходили в д.Глинки, а еще два орудия вели ураганный огонь по наступавшим белым. Курсировавшие по линии железной дороги два белых бронепоезда, так же вели огонь по д.Глинки, поддерживая свои наступавшие цепи. По ним в ответ стреляла красная 2-я тяжелая батарея (одно 42-линейное орудие), а так же бронепоезда «Красный Сибиряк» и «Мститель». При этом «Красный Сибиряк», выйдя на позицию и ведя огонь по цепям белых восточнее д.Глинки, обстрелял и свои цепи в окрестностях Тобола, за что был с позором прогнан с позиции.

Куда более хорошо действовал бронепоезд «Петроградский Мститель», ведя огонь в поддержку красной пехоты и бой с двумя белыми бронепоездами, а так же с белой 42-линейной батареей.

Трижды, бронепоезд «Мститель» выезжал к мосту и заставлял белые бронепоезда отходить. Тем не менее, под натиском белых, упорно сопротивляясь, с боем, красноармейцы 243-го Петроградского полка вскоре отошли на позиции в 1 километре восточнее д.Глинки. На их левом фланге, белым удалось прорвать линию фронта красных и занять д.Челноково.  Казалось бы, еще немного, и красные с крупными потерями будут сброшены обратно в Тобол. Чтобы ликвидировать прорыв, со стороны д.Колташово на д.Челноково стала наступать часть красноармейцев.

Опасаясь окружения, белая пехота с наступлением темноты оставила д.Челноково, которая была занята продвинувшимся вперед  батальоном 243-го Петроградского полка. Части белой 3-й Симбирской дивизии понесли за день большие потери и к вечеру стали отходить на всем своем участке, на линию западнее д.Шепотково – разъезд №251, оставив без боя позиции в районе раз.Утяк и современного поселка Керамзитный. Цепи красноармейцев 243-го Петроградского полка медленно продвигались за ними под огнем белых бронепоездов. Ими были захвачены пленные и взят 1 пулемет. Среди погибших в бою был и белый солдат – 26-летний Георгий Георгиевич Шестеркин, уроженец Самарской губернии, Бузулукского уезда, Матвеевской волости, д.Старая Белогуска.

198

Фото: находка на позициях белых в районе д.Галкино (снимок Усачева).

По соседству, 240-й Тверской полк на рассвете переправился южнее д.Костоусово, выбив из нее белый батальон 29-го Бирского и часть 30-го Аскинского полков. Рядом, 242-й Волжский полк, на рассвете форсировал Тобол. Понтонных частей не было, а поэтому в качестве переправочных средств, войска пользовались лодками и баржами, которые удавалось найти на месте, и плотами собственной постройки. С помощью этих средств, на берег противника перебрасывали передовые части, с задачей оттеснить сторожевое охранение противника от берега и, заняв позицию, прикрыть наводку временного моста. Солдаты, по привычке широко осенив себя крестным знамением, оттолкнули плоты от берега и поплыли в рассветную дымку и туман, расстилавшиеся по водной глади.

Вдруг застрекотали пулеметы, раздались залпы. Пули со свистом и бульканьем врезались в воду. Солдаты прижались к бревнам и плоты, казалось, прогнулись, осели глубже. Лопатки заработали чаще. Все мокрые, с рукавами полными воды, красноармейцы изо всех сил гребли лопатками и отталкивались в дно длинными шестами. Вскоре, плоты, задев песчаное дно, зашуршали и остановились. Схватив патронные цинки, солдаты выбирались на песчаный берег. Отстреливаясь, занимавшая здесь позиции казачья Долгодеревенская сотня оставила д.Шкотское.

Вскоре сюда же, подошел и красный 240-й Тверской полк. Собрав все силы в кулак, оба красных полка стали наступать на д.Увальная. Здесь оборонялись два батальона белого 29-го Бирского полка (200 штыков, 9 пулеметов). Произошел упорный бой. Белые четырежды контратаковали, но красноармейцы 240-го Тверского полка заняли д.Увальную, потеряв 2 командиров убитыми, 7 командиров и 56 стрелков раненными, 3 контуженными, а так же взяв в плен 22 белых солдата. При этом, 2-й батальон белого 29-го Бирского полка потерял 2 убитых и 15 раненных. Среди последних был и портупей-юнкер Цетчанинов Григорий.

Ведя бой с отступавшими белыми, красный 240-й Тверской полк подошел к д.Колташово. Его продвижение, поддерживали огнем выехавшие к мосту бронепоезда «Красный сибиряк» и «Мститель». От д.Колташово, белая пехота перешла в контрнаступление и теперь уже она, стала теснить красный 240-й Тверской полк обратно к д.Шкотское.

Об этих яростных боях в лесах над Тоболом, так вспоминал их участник Федор Церахто: «На рассвете третьего дня наш полк (240-й – прим.автора) и соседние с нами полки снова перешли в наступление и на этот раз, выбив белых из окопов, наши бойцы с большим упорством погнали их дальше. Противник бешено сражался. Казачья конница беспрерывно бросалась в атаки. Белые почему-то особенно упорствовали на этом участке фронта. Здесь, видимо, были сосредоточены их лучшие надежные части. С нашим полком дрались башкиры, чуваши, татары и казахи.

На всем фронте бой не утихал ни на минуту. В течение всего дня мы продвинулись не более 10-12 верст. Наша батарея, следуя за наступающим полком, беспрерывно вела огонь по противнику. Жарко было и нам, конникам. Приходилось неоднократно отбивать атаки казачьих сотен. Наконец наши цепи залегли у поскотины той самой деревни, откуда были родом наши новички (видимо Колташово – прим.автора). Артиллерия белых вела обстрел Красных цепей. Наша конная группа получила задание пройти лесом в тыл белых и создать панику. Для этого нам нужно было пересечь полосу леса, находившуюся под беспрерывным шрапнельным огнем белых.

Двигаясь лесом, мы вскоре выехали на небольшую поляну, посредине которой, стояла несколько скирд соломы. Тут же, укрывшись за скирдами, расположилась резервная рота наших бойцов. Отсюда через просеку было видно несколько домов деревни. Просеку пересекала поскотина, у которой окопались наши цепи. Цепи белых находились у самой деревни. В воздухе все время рвались снаряды.

Едва только мы проехали скирды, как вдруг я увидел одного из трех ехавших впереди меня новичков. Он высоко откинул руки и тут же свалился с коня. Сгрудившись вокруг него, мы увидели, что половина черепа у него оказалась, снесена осколком снаряда. Он был уже мертв, как было жаль товарища! Он больше всех радовался, что его родная деревня вот-вот будет освобождена. Ему в этих местах был знакомым каждый уголок. И вот какой-то проклятый шальной осколок оборвал его молодую жизнь.

С тяжелой обидой за товарища мы отправились дальше. Нашему гневу, нашей жажде мести не было конца. Продвигались лесом осторожно, зорко оглядываясь вокруг. Вдруг наш дозор, двигавшийся впереди, сообщил, что на полянке среди леса обнаружена сотня казаков. Они спешены и отдыхают у костра. Мы решили тут же воспользоваться их беспечностью, атаковать и уничтожить. Нас было не более 50 человек. Разделившись на две группы, мы с двух сторон подошли как можно ближе и внезапно ринулись на растерявшихся белогвардейцев, судьба которых была решена в несколько секунд. Очень немногим удалось спастись, и эти, уцелевшие, создали у себя в тылу панику, сообщив своим, что красные зашли в тыл и вскоре деревня будет занята нашими. Тело убитого красноармейца товарищи послали его родителям. Убито было еще несколько красноармейцев. Тут же в деревне мы их похоронили».

На помощь отступавшим красноармейцам, из д.Челноково был направлен батальон 241-го Крестьянского полка. Он начал наступать во фланг белым, которые теснили красных к д.Шкотское. Одновременно, в бой был двинут и 242-й Волжский полк. Теперь уже красноармейцы во встречном бою, опрокинули немногочисленных белых и, преследуя их, 242-й Волжский полк подошел на километр к д.Колташово. Чтобы не дать ему прорвать фронт, белая конница бросилась в атаку с правого фланга. Заметив ее обход, помощник адъютанта Кирьянов П.В, рискуя жизнью, доложил об этом.

Опасаясь выхода в тыл и окружения, весь 242-й Волжский полк под давлением белых стал медленно отходить обратно к д.Увальная. Стоявший в резерве в д.Глинки батальон 241-го Крестьянского полка, был двинут на д.Смолино, чтобы ликвидировать угрозу с фланга. Заметив его движение, белые спешно начали отход из д.Смолино.

Заняв деревню, красные разведчики выдвинулись в сторону д.Кетово. Еще один батальон 241-го Крестьянского полка охранял г.Курган, по линии от д.Черемухово до д.Смолино. Пока гремел этот бой, красные саперы построили капитальный мост у д.Малочаусово, пригодный для прохода даже артиллерии. А всего, к этому времени, инждивом 27-й дивизии были построены мосты у дд.Меньшиково, Козьмино, Иковское, Галкино, Белоярское, Шкотское и три моста у Малочаусово.

Головной железнодорожный отряд приступил к ремонту железнодорожного моста у г.Кургана для пропуска бронепоездов на другой берег. Работы вели непрерывно днем и ночью, зачастую под огнем. Всего за день, части красной 3-й бригады потеряли 11 убитых и 109 раненных, захватив 3 пулемета системы «Максим», 3 лошади с седлами, 6 лошадей обозных, несколько винтовок и пленных. Среди погибших, по воспоминаниям крестьянина Толмачева из д.Игнатово, были служившие в 242-м полку его односельчане Окулов И.В, Окулов И.С, Пономарев И.Я, Воронцов И.И, Окулов М.М, Трапезников И.А, а среди раненных - еще 15 крестьян-игнатовцев. Тем не менее, несмотря на большие потери, итог дня для 27-й дивизии был вполне успешным. И хотя ее частям, так и не удалось выйти на линию, обозначенную в приказе, они не только смогли переправиться через реку, но и удержались на занятых, на восточном берегу плацдармах. Теперь, окончательное поражение белых было не за горами (64).

И хотя, по оценке Тухачевского, неудачи 27-й дивизии в форсировании Тобола, были вызваны тем, что она получила слишком широкий участок, при этом ни штаб армии, ни начдив, мер к исправлению ситуации так и не приняли. Вечером 17 октября, командарм ставит перед дивизией задачу, развивать наступление и выйти на линию д.Кабанья – д.Марайское. На участке 1-й бригады Хаханьяна, чей штаб перешел из Б.Ачикуль в д.Козьмино, с утра 18 октября, два батальона 236-го Оршанского полка, при поддержке огня 3-й Крестьянской батареи, стоявшей на позиции у с.Иковского, выступили из д.Пушкарево.

Пройдя 5-6 километров, батальоны повели бой за д.Ревино. Под прикрытием артподготовки, красноармейцы рванулись в атаку, но залегли прижатые к земле огнем белых цепей. Несколько раз поднимались бойцы, но пулеметы белых косили их цепи. Тогда, часть красноармейцев вышла белым во фланг, заставив тех быстро сняться с позиции и отойти. В ходе боя, 3-я Крестьянская батарея вела огонь по цепям белых и по д.Ревино. Заняв деревню, 236-й Оршанский полк остановил здесь свое наступление, из-за задержки движения ударной группы. Еще один его батальон находился в д.Крутихе. В этом бою, 236-й полк потерял 6 убитых, 17 раненных и 2 контуженных.

199

Схема местности на участке действий красной 27-й дивизии.

На рассвете, белый 13-й Уфимский полк, Челябинский конно-партизанский отряд и 18-й Оренбургский казачий полк (наступал в пешем порядке), атаковали д.Крутиха, где оборонялись пять рот красноармейцев 237-го Минского полка. Красных поддерживали огнем два орудия 1-й Особой батареи. Цепи белой пехоты и казаков наступали на д.Крутиху сначала с востока, но были отбиты. Повторную атаку, при поддержке артогня, они предприняли со стороны д.Акатьево, охватывая левый фланг оборонявшихся красноармейцев. Под этим натиском, опасаясь окружения, красный 237-й Минский полк оставил д.Крутиха и отошел на д.Бузан.

Одновременно, белый 14-й Уфимский полк (300-350 штыков и 10-12 пулеметов) вместе со спешившимся 12-м Оренбургским казачьим полком, несколько раз атаковали д.Акатьево. Каждый раз, их атака отбивалась контратакой красноармейцев 237-го Минского и приданного ему батальона 235-го Невельского полков. Наступлением руководил штаб 4-й Уфимской дивизии начдива Петрова, расположившийся в лесу восточнее д.Акатьево. При нем же, находился и маршевый батальон (200-300 штыков). К вечеру, цепи белых залегли в 1-2 километрах восточнее д.Акатьево, где вели ружейно-пулеметную перестрелку. За день, потери  237-го полка составили 7 убитых, 57 раненных и 1 контуженный.

На левом фланге бригады, красный батальон 235-го Невельского полка с двумя орудиями 1-й Особой батареи, двинулся ночью, в авангарде частей 1-й бригады 30-й дивизии, из д.Боровское на Кордон (6 километров восточнее Боровского по дороге на Носково). Стоявшие здесь белые 15-й Михайловский (200 штыков, 15 пулеметов) и 16-й Татарский (300-350 штыков, 12 пулеметов) полки, были выбиты и отошли на д.Нюхалово. Севернее их отступал 6-й Исетско-Ставропольский оренбургский казачий полк.

Заняв перекресток дорог Боровское-Носковское, красным удалось вклиниться между частями белых 12-й Уральской и 4-й Уфимской дивизий. В плен был взят, адъютант 16-го Татарского полка подпоручик Королев. С его слов, одно 42-линейное орудие и тяжелая батарея, простояв один день на позиции у д.Зюзино, были отправлены обратно в д.Носково. Всего за день, частями 1-й бригады были взяты в плен 9 белых солдат и 237-м полком захвачено 25 мотков колючей проволоки.

На участке 2-й бригады Шеломенцева, с утра, два красных батальона 238-го Брянского полка, при поддержке огня двух орудий 2-й Оршанской батареи, атаковали и выбили белых с высот в 3-4 километрах восточнее д.Галкино, по направлению на д.Грачево. Здесь, примерно в 5 километрах восточнее д.Галкино, там, где идущая на д.Грачево дорога, пересекается с костоусовской дорогой, на поляне в лесу, раскинулась небольшая, не отмеченная ни на одной карте, деревушка Бугры.

Осматривая местность, автор обнаружил на опушке леса на месте деревни, между дорогами на Галкино и на Костоусово, следы множества групповых стрелковых ячеек, бруствером на восток. Местность севернее их была заболочена. Видимо, на этих позициях и оборонялись красноармейцы 238-го Брянского полка, на которых после полудня, белые перешли в контрнаступление, при поддержке многочисленной конницы. Красные отбили три атаки на высотах в 3-4 километрах восточнее д.Галкино, потеряв 17 раненных и взяв в плен 4 белых солдат.

К вечеру, передовые подразделения 238-го Брянского полка, уже вышли на 3 километра северо-западнее д.Грачево. Одновременно, ударная группа в составе 239-го Курского полка, с двумя орудиями 2-й Оршанской батареи, батальоном 238-го Брянского и батальоном 236-го Оршанского полков, с утра, попала под удар начавшей наступать белой 8-й Камской дивизии (30-й Аскинский, 31-й Стерлитамакский, 32-й Прикамский полки) и с боем отошла к д.Пушкарево. При этом у д.Борки, белыми был наголову разбит 3-й батальон 239-го Курского полка, взят в плен его комбат П.Бакулин и 30 бойцов, а так же захвачен 1 пулемет и много винтовок.

Положение дрогнувших красноармейцев, по воспоминаниям комиссара дивизии Кучкина, спас укрывшийся на окраине деревни Пушкарево красный броневик. Внезапно открыв огонь по наступающим белым, он дал возможность своему полку восстановить положение. Приведя себя в порядок, красноармейцы вместе с броневиком перешли в контрнаступление от д.Пушкарево, выбили белых из д.Борки и, преследуя их, с боем заняли д.Ревина, взяв в плен 3 белых солдат и захватив 2 пулемета.

При этом основную роль в бою сыграл красный броневик. При виде его, белые солдаты впадали в панику.

Развивая наступление, красноармейцы вскоре подошли к д.Новолушниково, где попали под встречную атаку белых. Здесь, белая пехота заняла позиции в километре от деревни, в заранее приготовленных окопах на северо-восточном, восточном и юго-восточном направлениях. У красноармейцев уже не доставало патронов, а белые вели сильный огонь и часто контратаковали, нанося красным большие потери.

Положение спас случай. По воспоминаниям участника того боя Н.П.Балашова, уроженца с.Белоногово Курганского уезда, к красноармейцам по дороге пристал местный крестьянин. Он был сильно озлоблен на белых, забравших у него 2 лошадей и повозку. Крестьянин предложил за пару лошадей, провести красноармейцев лесными тропами в тыл белых позиций у д.Новолушниково. С ним согласились, и проводник повел колонну красноармейцев кустами, лесами и болотами. Бойцы все вымокли, но в результате, вышли прямо позади деревни Новолушниково, где увидели стоявшие 9 кухонь, которые с ходу захватили.

Одновременно, с другой стороны, позиции белых атаковали главные силы красной ударной группы при поддержке броневика. Потрясенные выходом красных им в тыл, белые солдаты оставили свои позиции, и красноармейцы заняли д.Новолушниково, заставив части белой 8-й Камской дивизии отступить на линию деревень Беляково и Грачева. На поле боя, были найдены трупы 2 белых офицеров, а так же погибли белые солдаты Маренин Михаил Иванович, Уфимская губерния, Бирский уезд, Аскинская волость, д.Тесяк и Филатов Стефан Николаевич, Уфимская губерния, Стерлитамакский уезд, Тобынская волость, д.Митревка.

Теперь, целью красной ударной группы, должны были стать лежащие по соседству деревни Беляково и Безпалово. Бои на участке ударной группы, в этот день отличались особым упорством. Потери 239-го Курского полка в них составили 5 убитых, 53 раненных, 2 попавших в плен и 57 пропавших без вести. В свою очередь, его красноармейцами было взято в плен 4 белых солдата и захвачено 2 пулемета системы «Максим».

Вытащенные, наконец, из песков броневики 3-го Социалистического атобронеотряда находились на ремонте в д.Редькино. Из г.Кургана в с.Иковское, распоряжением начдива, направлялся еще один взвод броневиков. К вечеру, белая 8-я Камская дивизия занимала линию дд.Беляково – Грачево.

На участке 3-й бригады Блажевича, чей штаб находился в г.Кургане, с утра, один батальон 241-го Крестьянского полка находился в боевой линии у д.Смолино, две роты стояли в д.Глинки и одна рота охраняла переправу в д.Шкотское, откуда перешла затем в д.Смолино. Еще один батальон растянулся караулами по западному берегу р.Тобол от д.Черемухово до д.Малочаусово, охраняя город Курган.

Едва рассвело, как от д.Щучье (Санино) показались наступавшие на д.Смолино цепи белой пехоты 51-го Уржумского полка. Подпустив белых вплотную, оборонявший деревню батальон 241-го Крестьянского полка бросился в контратаку и опрокинул белых стрелков, захватив на поле боя 59 пленных, 2 пулемета и 2 седла. Красноармейцы преследовали бегущих белых 6 километров, вплоть до изгиба железной дороги на д.Патронное и опушки леса юго-восточнее.

Чтобы задержать красное контрнаступление, в левый фланг атакующим попытался ударить белый 49-й Казанский полк с Отдельным конно-егерским дивизионом ротмистра Языкова. Они начали обходить наступающих красноармейцев, создавая угрозу их окружения.

Оценив обстановку, помощник командира полка Николай Михайлович Уваров, бросился в д.Глинки. Здесь находились две роты красноармейцев 241-го Крестьянского полка. По его команде, бойцы стали спешно строиться на улице. У каждого за плечами туго набитый матерчатый ранец с широкими лямками, скатка шинели через плечо, на поясах фляги, ножи и саперные лопатки в чехлах. Оружие – русские винтовки-«мосинки», ручные «Льюисы» и станковые пулеметы «Максим» с «Кольтом». Хищно и грозно взирали пулеметы с заправленными лентами, блики солнечного света играли на остриях примкнутых штыков.

Возглавив атаку, Уваров ударил по обходящим белым слева во фланг. При этом сам он, с ординарцами и конной разведкой, прорвался глубоко на фланге белых, обратив тех в бегство. Преследуя отступающего противника, красноармейцы внезапно наткнулись на белый бронепоезд. Изрыгая клубы черного дыма, уставив по сторонам хищные орудийные стволы в башнях, тот медленно пошел прямо на наступающие цепи. Сильный гром взорвал воздух. Бронепоезд открыл ураганный пулеметно-артиллерийский огонь картечью. Из орудийных башен выплеснулись длинные языки пламени, пулеметы стреляли беспрерывно. Этот шквал огня остановил наступавших и батальон 241-го Крестьянского полка занял позицию, фронтом на юго-восток у изгиба железной дороги.

В этом бою, белый 49-й Казанский полк понес большие потери, из-за чего снялся с позиции у разъезда №254км и двинулся в тыл, а 51-й Уржумский полк был разбит совсем и его бойцы собирались поодиночке у д.Митино. Красные 242-й Волжский и 240-й Тверской полки, с утра наступали из д.Увальная на д.Колташово, где встретили упорное сопротивление белой конницы, бросавшейся на них в яростные контратаки. Сбивая белых, оба красных полка медленно шли вперед и вскоре вели бой в километре от д.Колташово.

К полудню, ведя ожесточенный бой и отбивая яростные атаки белых, красноармейцы заняли д.Колташово. Оставив здесь батальон 242-го Волжского полка, главные силы красных (весь 240-й Тверской и батальон 242-го Волжского полков) стали наступать на д.Грачева и вскоре уже находились в 1,5 километрах восточнее и юго-восточнее д.Колташово, фронтом на север и северо-восток. Белые несколько раз пытались здесь перейти в контратаку, но были отбиты и ожесточенный бой с ними, шел в километре восточнее д.Колташово.

Еще один батальон 242-го Волжского полка, был двинут через д.Уфина для удара с севера на д.Шепотково, во фланг и тыл белым. Не успев отойти, этот красный батальон столкнулся с наступавшими ему навстречу 3-м Симбирским егерским батальоном и 3-м Симбирским конным дивизионом, с которыми начал бой у д.Колташово. Для помощи своей пехоте, красная 2-я гаубичная батарея перешла вброд реку Тобол и вскоре прибыла в д.Колташово. Сразу же встав на позицию, два ее орудия приняли активное участие, отбивая атаки белых. Красные артиллеристы выдвинулись в цепь и стреляли в упор по атакующей белой пехоте.

По воспоминаниям участника тех боев Федора Церахто: «на рассвете белогвардейцы первыми атаковали наши позиции, но были отброшены контрударом, и наступление наших войск возобновилось. Снова весь день противник упорно отбивался. Наши войска с боем продвинулись вперед верст на 15… видимо командование белых бросило против нашей дивизии свои отборные части, особенно конницу. Бои на этом участке шли ожесточенные. Многие деревни несколько раз переходили из рук в руки».

За день, 240-й Тверской полк потерял 6 убитыми, 14 раненными, 3 контуженными. В свою очередь, его красноармейцами было взято за день в плен 2 белых солдат. На правом фланге бригады, на рассвете, белый бронепоезд открыл огонь по железнодорожному мосту. В ответ, по нему 6 снарядов выпустил красный бронепоезд «Мститель», заставив белый броневик замолчать.

В это же время, красноармейцы 243-го Петроградского и двух рот 241-го Крестьянского полков перешли в наступление на д.Шепотково, выбив по дороге части белой 3-й Симбирской дивизии с трех укрепленных позиций. Поддерживая их продвижение, красные бронепоезда «Мститель» и «Красный Сибиряк» вели огонь по белым. На выходе с опушки леса в километре западнее д.Шепотково, красноармейцы попали под ураганный артиллерийский огонь белого бронепоезда, двух легких (6 орудий) и одной тяжелой (1 орудие) белых батарей. Вздымались густые клубы взрывов. Артиллеристы снарядов не жалели и их батареи надрывно гремели. Сплошным частоколом взлетали взрывы фугасов.

Воспользовавшись возникшим у красных замешательством, белая пехота 3-й Симбирской дивизии при поддержке многочисленной конницы перешла в контратаку. Под ее огнем, красноармейцы 243-го Петроградского полка отошли от д.Шепотково на километр и занял позицию в 2 километрах западнее нее, где вели упорный бой с наступавшей белой пехотой, взяв в плен 3 офицеров и 26 солдат из 9-го Симбирского и 11-го Сенгилеевского полков, а так же захватив 61 винтовку, 12 авторужей, 7 лент к авторужьям, 3 седла и 16 лошадей. Среди пленных, был и перешедший на сторону красных подпоручик Горячев Иван Иванович, а так же солдат Четвергов Сергей Иванович из 11-го Сенгилеевского полка. Потери 243-го полка достигли до 300 человек, огнем белой артиллерии были разбиты 2 пулемета.

Не выдержав натиска противника, весь красный 243-й Петроградский полк, медленно с боем отошел на позицию в 3 километрах восточнее дд.Глинки и Челноково. Поддерживая его, красные бронепоезда «Мститель» и «Красный Сибиряк», вели энергичный огонь с разъезда №235км. Поднятый на аэростате старшина Антипов, вел наблюдение за стрельбой красной артиллерии по железнодорожной насыпи за Курганским мостом и наблюдал движение белых поездов в районе стан.Варгаши.

В полдень, в стоявшем впереди бронепоезде «Красный Сибиряк», закончилась в тендере вода, и он должен был отойти. Чтобы пропустить его, бронепоезд «Мститель» так же отошел на стан.Курган. Завидев его отход, сразу три белых бронепоезда вышли с закрытой позиции в лесу и двинулись прямо к мосту. Отступавший «Красный Сибиряк» открыл по ним огонь. К нему на помощь двинулся и «Мститель», а стоявшая западнее консервного завода красная тяжелая батарея (одно 42-линейное орудие), перенесла весь свой огонь по белым стальным машинам.

Попав под перекрестный обстрел, белые бронепоезда отошли в лес. Больше боя не было и красный бронепоезд «Мститель» стоял на стан.Курган, ожидая пока починят железнодорожный мост.

К вечеру, части белой 3-й Симбирской дивизии занимали высоты непосредственно у дд.Челноково и Глинка, готовясь атаковать красных и сбросить их в Тобол. Всего же, в боях с 15 по 18 октября, части 3-й бригады потеряли 21 убитых, 322 раненных, 102 пропавших без вести, 5 контуженных и было разбито 2 пулемета.

По данным белой разведки, в этот день в бою, в 242-м и 243-м красных полках, недавно влитые пополнения даже отказывались идти в бой. Как вспоминал генерал Сахаров, «целый ряд официальных донесений и рассказов наших раненных, подтверждал картину, что красные полки идут в атаку, буквально подгоняемые пулеметами и плетьми комиссаров. … При каждой бригаде был «интернациональный» отряд, состоявший из латышей, мадьяр, евреев, китайцев и небольшого числа русских, партийных фанатиков-коммунистов. Эти «отряды особого назначению», снабженные обильно пулеметами, располагались всегда в тылу, за войсками первой линии, и служили для специальной цели усмирения всякого неповиновения или восстания, чтобы подгонять свои войска вперед, в атаку. Они расправлялись беспощадно, сея без разбора и суда смерть».

Всего же, за 18 октября, части 27-й дивизии захватили 154 пленных и взяли 5 пулеметов. В результате боев за день, красные на всей линии наступления 27-й дивизии пытались продвинуться вперед и закрепиться на новом рубеже. За исключением левого фланга, это почти нигде не удалось. Стремительной контратакой белые, несмотря на свою малочисленность, опрокинули их и вновь отбросили к Тоболу. Не хватало лишь небольшого усилия, чтобы сбросить красноармейцев окончательно в реку. Однако развить этот успех не удалось. Перевес сил был на стороне красных. К вечеру, обе стороны в основном остались на исходных до наступления позициях (65).

19 октября, окончательно стало ясно, что сражение на берегах Тобола белыми проиграно. Иначе и быть не могло. Прочное удержание белыми района Кургана, не могло принести стратегического успеха, так как сил для одновременного парирования захлестывающего удара красных на правом фланге, у нихне было. Угроза выхода в тыл, предрешала результаты боев на участке напротив Кургана.

Тем не менее, всвязи с упорным сопротивлением белых в полосе железной дороги, командование красных было вынуждено свернуть удар своего правого фланга резко на север, сужая тем самым охват белых.

На участке 1-й бригады Хаханьяна, с утра, красный 237-й Минский полк выступил из дд.Бузан и Зюзино, и после короткого боя занял д.Крутиха. Двигавшиеся в авангарде две роты красноармейцев укрепились на поляне в 3 километрах восточнее д.Крутиха.

Около полудня, белая артиллерия открыла редкий огонь по д.Акатьево и зажгла ее в двух местах, после чего цепи белой пехоты 4-й Уфимской дивизии стали наступать на деревню. Одновременно, была атакована и д.Крутиха.

Оборонявшие эти селения красноармейцы 237-го Минского полка отбили белых по всему фронту, после чего белые стрелки заняли позицию у самой деревни. После полудня, выступив из д.Акатьево, две роты 237-го Минского полка в 2 километрах восточнее деревни разогнали белую конницу и двинулись дальше по дороге на д.Носково.

Красный 235-й Невельский полк, сбив с утра белую конную заставу у перекрестка Боровское – Носково – Нюхалово, в полдень занял возвышенность в 1,5 километрах юго-восточнее перекрестка, по дороге на Нюхалово, выбив стоявший здесь эскадрон белой конницы. Красноармейцы стали спешно укреплять занятую ими позицию. Вскоре, здесь сосредоточились две роты и один батальон красной пехоты, а так же подошел весь 263-й Красноуфимский полк. Двинувшись дальше, 235-й Невельский полк прошел высоты в 3 километрах юго-восточнее перекрестка дорог Боровское – Носково – Нюхалово и к вечеру вел бой с арьергардными белыми частями у Кордона.

Два батальона красного 236-го Оршанского полка с утра находились на позиции в 6 километрах восточнее д.Пушкарево и правым флангом занимали д.Ревино. Еще один батальон стоял в д.Крутиха. К вечеру, весь красный 236-й Оршанский полк начал наступать на д.Травное. За день, частями 1-й бригады были взяты в плен 2 белых солдат из 14-го Уфимского полка.

200

Фото: находки у д.Беляково (снимок Васильева В.).

На участке 2-й бригады Шеломенцева, так же в этот день наступил перелом. С утра, красный 240-й Тверской полк занимал позиции в 1,5 километрах восточнее д.Колташово. Один из его батальонов наступал на д.Грачево. Здесь же, ожесточенный бой с белыми вел и наступавший с запада 238-й Брянский полк. Подошедший красный батальон 240-го полка, ударил белым во фланг. После ожесточенного боя д.Грачево была занята.

Одновременно, главные силы 240-го Тверского полка, сбивая белых, выступили от д.Колташово на д.Барашково. Здесь, по сообщению штаба красной бригады, белые оказали ожесточенное сопротивление. При чем, не имея патронов, красноармейцы бросились на белых в штыки и отбили обоз с 10000 патронов и обмундированием.

Вместе с тем, по воспоминаниям бывшего красноармейца Литвака, сражавшиеся у д.Барашково силы белых, были просто ничтожны по сравнению с наступавшими на них красными. Не доходя 2 километров до д.Барашково, заняла позицию белая артиллерия – 2 орудия макленовской батареи под командованием самого Литвака, взятого в плен 25 сентября в Старопершино, выдавшего себя на допросе за офицера и согласившегося перейти на службу к белым, а так же батарея полковника Нечаева (4 трехдюймовых орудия).

В легкой батарее было 220 снарядов, а в макленовской – 400 снарядов. Впереди стоял 29-й полк (60 штыков, комендантская команда – 40 штыков, учебная команда – 80 штыков, 10 пулеметов), левее на 1,5 километра располагалась Долгодеревенская сотня (60 сабель).

После полудня, с запада показались наступающие цепи многочисленной красной пехоты. С их появлением, ввиду явного неравенства сил, белая пехота в панике снялась с позиции и отступила, казачья сотня уехала, а артиллерия получила приказ стрелять по красным.

Когда Литвак получил приказ вести огонь по наступавшим красным, он успел вынуть из одного орудия ударник и сломать его, чем привел орудие в негодность, а из другого орудия выпустил 4 снаряда правее наступавших красных цепей. Одновременно, легкая батарея выпустила 4 снаряда шрапнели.

Как только пули стали залетать на позиции артиллерии и ранили несколько человек, обе белых батареи спешно снялись и отошли к д.Максимово. На этом и завершился бой за д.Барашково. Потери 240-го полка за день составили 2 убитых, 13 раненных (в том числе 2 командира) и был взят в плен 1 белый солдат.

Красный 238-й Брянский полк находился с утра у д.Бугры, на высотах в 5 километрах восточнее д.Галкино. На рассвете, белые атаковали д.Бугры, но ружейно-артиллерийско-пулеметным огнем были отбиты, после чего, красноармейцы двинулись на д.Грачево.

В течение дня, с ожесточенными боями были заняты деревни Грачево, Кривино и Соркино (1 километр южнее Кривино). При этом, уходя, по некоторым сведениям, белые якобы сожгли дотла д.Кривино за то, что ее жители скрыли подводы. Потери 238-го полка за день составили 8 раненных.

Красная ударная группа в составе 239-го Курского и батальона 238-го Брянского полков, с утра, при поддержке огня двух орудий 2-й Оршанской батареи и броневика, отбили несколько атак белого 30-го Аскинского полка на д.Новолушниково. Затем красноармейцы стали наступать на д.Беляково. Отходя с боем по дороге, белые стрелки вскоре заняли оборону в стрелковых ячейках на восточной окраине д.Беляково.

Однако задержать наступавших красных здесь не удалось. Прячась за деревьями, красноармейцы, двигаясь по дороге из д.Новолушниково, при поддержке огня двух орудий 2-й Оршанской батареи, все ближе и ближе подходили к белой позиции.

Оставив под их натиском окопы, белые стрелки, ведя огонь, стали отступать по деревне в сторону лежащей в километре от нее д.Беспалово. При входе в нее, среди небольшой группы деревьев, находились окопы с брустверами на запад, в сторону д.Беляково. Но и здесь, задержаться не удалось. Белая пехота с боем отступила по деревне и на восточной окраине ее, после перестрелки, так же оставила расположенную здесь среди деревьев группу окопов, которые были срочно переделаны красными для обороны на восток.

К вечеру, белый 30-й Аскинский полк отошел на позицию в 2 километрах западнее д.Станишная. Потери красного 239-го Курского полка за день, составили 10 раненных, 3 попавших в плен и было потеряно 2 пулемета системы «Льюис».

201

Фото: фрагмент ведущего пояска и головной части от 76мм снаряда найденные у д.Беспалово (снимок Усачева).

На участке 3-й бригады Блажевича, к утру, 3-й батальон красного 241-го Крестьянского полка, раскинулся заставами от д.Черемухово до железнодорожного моста. Еще две его роты находились в цепи правее 243-го полка, правым флангом касаясь железной дороги восточнее будки на раз.249км. Один батальон 241-го Крестьянского полка стоял в резерве за правым флангом 243-го полка, а одна из рот и команда пешей разведки находились на северной и восточной окраинах д.Смолино, выставив заставу на разъезде Камчиха.

На рассвете, красные разведчики южнее железной дороги захватили в плен 2 белых солдат из Отдельного конно-егерского дивизиона. С их слов, белая пехота понесла накануне большие потери и уже отходит на восток, оставляя за собой конницу в прикрытие. После полудня, весь 2-й батальон и две роты 3-го батальона 241-го Крестьянского полка, сменили соседний красный 243-й полк на позициях восточнее д.Глинки и Челнокова.

Красный 243-й Петроградский полк, с утра находился в цепи в 1,5 километрах восточнее дд.Глинки и Челноково. К полудню он стал наступать. Упорно сопротивляясь, белые части 3-й Симбирской дивизии с боем отходили к д.Шепотково и разъезду Утяк. Но здесь, белые стрелки вновь перешли в контрнаступление и начали теснить красных обратно, захватив пленных.

После этой неудачи, красные командиры решили обойти упорного противника с севера. Сдав свои позиции, весь 243-й Петроградский полк выступил из д.Глинки в д.Колташово, откуда он должен был наступать на д.Шепотково с фланга. Красный 242-й Волжский полк, с утра находился на позиции в 1-2 километрах юго-восточнее д.Колташово, правым флангом упираясь в дорогу Увальная-Шепотково.

К полудню, полк получил приказ наступать на дд.Сычево – Уфина. Вскоре, его авангардный батальон уже выступил вперед.

У самого города Кургана, два орудия 4-й Вяземской батареи продолжали стоять на позиции у консервного завода, еще два орудия находились на позиции у д.Вороново. Красная тяжелая батарея (одно 42-линейное орудие) стояла на позиции севернее Кургана. На станции находились красные бронепоезда «Мститель» и «Красный Сибиряк». Причем последний, подойдя к мосту, вел обстрел района д.Смолино, выпустив 27 гранат и 3 шрапнели.

При стрельбе, на бронепоезде испортилось одно орудие, и он отошел на раз.235км. Красный 5-й воздухоплавательный отряд совершил за день 5 подъемов аэростата. По блескам стрельбы, наблюдатель засек белый бронепоезд в лесу, который вел обстрел дд.Малочаусово и Смолино, и белую тяжелую батарею севернее хвойного леса. На них немедленно обрушился огонь красной 2-й тяжелой батареи, в результате чего, белый бронепоезд снялся с позиции и ушел. Так же, красным артиллеристам было указано направление стрельбы у раз.Утяк, по большому составу из теплушек.

К вечеру видимость ухудшилась, но красный наблюдатель успел заметить, как к стан.Варгаши из тыла подошел белый поезд. Штаб командующего белой армией генерала Сахарова, в этот день перешел на стан.Петухово. По словам взятых пленных, белые уже в массе своей не верили в успех на фронте, надеясь только на победу Деникина.

В боях под Курганом, красные части понесли тяжелые потери. Так с 15 по 19 октября, полки 3-й бригады 27-й дивизии потеряли 21 убитых, 322 раненных, 102 пропавших без вести, 5 контуженных и было разбито 2 пулемета. При этом 243-й Петроградский полк, на который пришлась основная тяжесть боев в районе дд.Глинки, Челноково, Шепотково, потерял убитыми 1 комбата, 1 начальника пулеметной команды, 1 комроты и 18 солдат, раненными – 1 комбата, 3 командиров рот, 1 начальника команды конной разведки, 4 взводных, 313 солдат, пропавшими без вести – 102 солдат, 5 контуженными и 2 пулемета. В полках 2-й бригады, например в 239-м Курском, осталось всего по 80-100 человек в батальонах. В 238-м Брянском и того меньше – по 60 человек в батальоне, а 240-й Тверской полк потерял 65% своего состава. За день, частями 3-й бригады были взяты в плен 14 белых солдат из 3-го Симбирского конного дивизиона, 2 – из 49-го Казанского полка и 2 – из конно-егерского дивизиона, а так же захвачены 1 авторужье, 2 кухни и 8 лошадей (66).

К 20 октября 1919 года, все маломальские резервы у белого командования закончились. Пролетевший в этот день по маршруту стан.Зырянка – г.Курган – Пушкарево – стан.Варгаши – Павлуцкая – Санино – г.Курган самолет красной воздушной разведки «Сопвич» под управлением летчика Рухина, не заметил никакого движения на железной дороге и ни одного состава на разъездах.

В этот день, на участке 1-й бригады Хаханьяна, с утра, красный 236-й Оршанский полк с 3-й Крестьянской батареей выступил на д.Травное. Пройдя женский монастырь в 10 километрах от д.Пушкарево по дороге на д.Камышное, он встретил, не доходя 3 километров до д.Травная, цепи стрелков белой 4-й Уфимской дивизии, с которыми начал перестрелку, но из-за темноты был вынужден окопаться у деревни.

Красный 237-й Минский полк с двумя орудиями 1-й Особой батареи, наступал на д.Носково, где, не доходя 2 километров до последней, так же встретил занявшие оборону части белой 4-й Уфимской дивизии.

Белая артиллерия открыла сильный огонь по красным цепям. Одновременно, удар на д.Носково наносил и красный 235-й Невельский полк при поддержке огня двух орудий 1-й Особой батареи. Он медленно двигался, сбивая отдельные конные части белых, которые, отходя, заваливали дорогу лесом. К вечеру, 235-й Невельский полк с боем занял д.Носково и должен наступать на д.Нюхалово, на помощь соседним частям 1-й бригады 30-й дивизии. За день, потери 236-го и 237-го красных полков составили 1 убитый, 1 раненный, в плен было захвачено 2 белых солдат.

202

Фото: находки у д.Беспалово (снимок Усачева).

На участке 2-й бригады Шеломенцева, 240-й Тверской полк под командованием Шрайера, с приданной ему 2-й гаубичной батареей (3 легких орудия), с утра укреплял д.Барашково, где вскоре, отбил две атаки белых частей 8-й Камской дивизии, наступавших из дд.Максимовки и Песчаной. Потери 240-го полка составили 1 убитый, 4 раненных и было взято в плен 3 белых солдат.

Красный 238-й Брянский полк Зубова с приданными ему двумя орудиями 2-й Оршанской батареи и 3-м Социалистическим автобронеотрядом (2 бронеавтомобиля) Чупринко, с утра выступил двумя батальонами из д.Грачево и еще одним батальоном из д.Безпалово. Колонны красной пехоты двигались на д.Станичное, которая вскоре, была занята ими с боем при поддержке артогня. Потери 238-го полка составили 17 раненных.

Красный 239-й Курский полк под командованием Сыченко, с приданными ему двумя орудиями 2-й Оршанской батареи, с утра начал наступать на д.Камышная. При подходе к ней, конный полк белых выехал на южную окраину деревни на совершенно чистое место. Увидев это, красные артиллеристы-оршанцы вышли на опушку леса в 1,5 километрах и в упор расстреляли из орудий белую конницу, которая в панике рассеялась в разные стороны. Потери 239-го полка в бою составили 7 убитых, 35 раненных и 6 пропавших без вести. Так же, было взято в плен 6 белых солдат.

В этот день, частям белой 4-й Оренбургской казачьей бригады был дан приказ сменить на фронте 8-ю Камскую дивизию и прикрыть ее отход в район с.Марайское – д.Заложинское.

На участке 3-й бригады Блажевича, с утра, 241-й Крестьянский полк Гусева, с двумя орудиями 4-й Вяземской батареи, выступил двумя батальонами из д.Смолино и еще одним батальоном из д.Глинки. Без боя, колонны красноармейцев прошли деревни Лукино, Патронное и Шепотково, откуда двинулись на д.д.Колесниково, Пушкарево, Нестерово и Сычево.

Красный 243-й полк Петроградский полк Печерникова, с приданными ему двумя орудиями 4-й Вяземской батареи, выступил на рассвете из д.Колташово и начал наступать на д.Шепотково, охватывая ее с левого фланга. К удивлению всех, белых не было видно и д.Шепотково была занята без боя. Далее, 243-й Петроградский полк, вместе с подошедшим из д.Глинки батальоном 241-го Крестьянского полка, начали наступать на д.Сычево и одним батальоном – на д.Уфина.

Красный 242-й Волжский полк Фомина, с рассветом начал наступать  из д.Колташово на д.Уфина, охватывая последнюю с восточной стороны. Далее, обходя с северо-востока, красноармейцы двинулись на д.Сычево. К удивлению всех, белая пехота, так упорно дравшаяся накануне, в этот раз даже не была обнаружена. Лишь по опушкам лесов мелькали конные разъезды. На раз.Утяк в плен сдался поручик Чемышев Александр, младший офицер 1-го Сибирского железнодорожного батальона.

Около 300 сабель белой конницы, заметив обход д.Сычево цепями красноармейцев 242-го Волжского полка, не приняв боя, отошли на стан.Варгаши. Ближе к вечеру, подошедший по линии железной дороги белый бронепоезд, обстрелял артиллерийским огнем д.Пушкарево и северо-восточную окраину д.Сычево.

По данным разведки, в связи с угрозой на левом фланге армии, части белой 3-й Симбирской дивизии ночью отошли через д.Сычево к стан.Варгаши.

Вечером, 242-й Волжский полк выступил из д.Сычево на д.Максимково, которую занял, взяв 14 пленных из Отдельного кавдивизиона 3-й Симбирской дивизии, а так же захватив 1 авторужье, 2 кухни и 8 лошадей.

Отступавшие в это время к деревне белые две легкие батареи (8 орудий) и одна макленовская батарея (2 орудия), прикрывавшиеся 8-м Камским конным дивизионом (70 сабель) и пулеметной командой (5 пулеметов), внезапно обнаружили, что оборонявшиеся на этом участке белый 29-й Бирский полк и Долгодеревенская сотня уже отошли в д.Песчаное, а появившиеся красные цепи с обозом, начали обстрел селения.

Белая артиллерия спешно отошла в с.Моревское. При этом остался в д.Максимовке и сдался в плен командир макленовской батареи Я.Б.Литвак. Один из красных батальонов, был оставлен на перекрестке дорог Барашково – Варгаши и Сычево – Максимово.

С темнотой, белый 29-й Бирский полк начал наступать на этот батальон со стороны д.Барашково и стан.Варгаши. Узнав об этом, весь 242-й Волжский полк оставил д.Максимово и отошел на хут.Березина, откуда прошел обходом на хут.Соколово (10 километров северо-восточнее д.Сычево), в тыл наступавшим белым.

Этим маневром, белые были отброшены и красноармейцы заночевали на занятых хуторах. 8-й отряд особого назначения (219 человек, в том числе 179 штыков и 7 сабель) охранял железнодорожный мост и переправы у дд.Малочаусово и Вороново, 6-й отряд особого назначения оставался при штабе 27-й дивизии, выставив заставы на линии дд.Скотинское – Зайково, 7-й отряд особого назначения Соколова (132 человека, в том числе 95 штыков и 15 сабель) охранял переправы в тылу наступавших красных полков у д.Галкино. У д.Передергино его бойцами был взят в плен 1 белый солдат.

Красные бронепоезда «Мститель» и «Красный сибиряк» стояли на станции Курган, дожидаясь окончания ремонта железнодорожного моста, а 2-я тяжелая батарея (одно 42-линейное орудие) двигалась в д.Сычево для борьбы с белыми бронепоездами. Саперная рота спешно чинила мосты на речке Утяк. Дивизионный перевязочный пункт был размещен в г.Кургане в Земской больнице (67). Таким образом, упорно огрызаясь, белые части Уфимской группы, начали с этого дня, свое отступление на восток.

Стремясь развить наступление и не дать белым оторваться, 21 октября, начдив 27-й дивизии Павлов, приказал своим частям выйти на линию стан.Лебяжье – д.Черешково – д.Чаешная – д.Суерская – д.Кузнецово – д.Песьяное. На участке 1-й бригады Хаханьяна, с утра, 235-й Невельский полк, вместе с двигавшимся из резерва из д.Крутиха батальоном 237-го Минского полка, перешли в наступление на д.Бол.Заложное, которую взяли с боем, захватив в плен 4 белых солдат из 45-го Урало-Сибирского и 46-го Исетско-Златоустовского полков.

Приведя себя в порядок, белая пехота перешла в контратаку, и ей даже удалось потеснить красных от д.Бол.Заложное. Но, перейдя в контратаку, красноармейцы вновь сбили белых, которые, отходя с беспрерывным боем, оставили так же д.Барнаул, занятую красными.

237-й Минский полк находился в резерве со штабом бригады в д.Носково. Красный 236-й Оршанский полк, на рассвете начал наступать на д.Травное. Две атаки красных со стороны д.Носково, оборонявшиеся здесь белые части 4-й Уфимской дивизии отбили. Тогда, глубоко обойдя белых южнее д.Травное, красноармейцы принудили их отойти из деревни. Затем, тесня белых, все время с беспрерывным боем, 236-й Оршанский полк стал двигаться на д.Обменово, разбивая по пути арьергарды белых.

На участке 2-й бригады Шеломенцева, с утра, 240-й Тверской полк выступил из д.Барашково на д.Песьяное. Вечером подошли к деревне. Здесь оборонялись белые 32-й Прикамский полк, пополненный накануне маршевой ротой (80-100 человек) и насчитывавший теперь 150 штыков, а так же 29-й Бирский полк штабс-капитана Лютенко (150 штыков), 8-й Камский егерский батальон и 12-й Оренбургский казачий полк с Долгодеревенской казачьей сотней (60 сабель), при поддержке огня батареи из 4 трехдюймовых орудий.

Собрав все силы в кулак, белая пехота ударила по красноармейцам с двух сторон – из дд.Максимово и Лихачево. Произошел упорный бой. Красный 240-й Тверской полк, восемь раз бросался в контратаку, не имея патронов и атакуемый с флангов белой конницей.

После 9 часового боя, собрав все силы в кулак и бросив в бой даже обозников, красноармейцы бросились вперед и, сломив штыковой атакой белых, заняли д.Песьяное. Белая пехота, понеся большие потери, отошла на с.Моревское, а разгоряченные красноармейцы ее преследовали. В этом бою, красная 2-я гаубичная батарея, поддерживая наступление своей пехоты, выпустила 220 снарядов. В бою погиб командир 3-го батальона 240-го полка Хабаров и еще один красноармеец, было ранено 60 бойцов и 2 командира, 1 контужен и захвачено в плен 2 белых солдат.

Белые части 8-й Камской дивизии отошли восточнее д.Песьяное, оставив на поле боя массу трупов. К этому времени, по донесению контрразведки белой 3-й армии, убыль офицеров и солдат в последних боях стала просто огромной, в связи с чем, настроение даже в таких испытанных частях как 8-я Камская дивизия стало вялым.

Белый 31-й Стерлитамакский полк пришлось свести в два батальона, так как он насчитывал всего 100 штыков. Ночью, во 2-й красной гаубичной батарее произошел интересный случай. По воспоминаниям служившего в ней Федора Церахто, «…недалеко от Варгаши …была уже ночь. Дул холодный ветер, моросил дождь. Наша батарея в полном составе двигалась в темноте вперед. Впереди ни одной воинской части. Вдруг слева немного впереди загремели винтовочные выстрелы. Кто-то нас начал обстреливать. Пули свистели над нами. В ту же минуту по направлению выстрелов затрещали два наших пулемета, открыли огонь из винтовок бойцы и через минуту все стихло. Мы решили свернуть в лес и переждать до утра. Ветер стих, подморозило. Мы соблюдали абсолютную тишину. Кругом выставили дозоры. При батарее находился взвод пехоты. Свободные от дежурства бойцы спали, в том числе и я с Ваней. Утром проснулись под толстым слоем снега. Быстро собрались и двинулись в путь. В том месте, откуда нас обстреляли, обнаружили два трупа. Установить, кто стрелял, так и не удалось».

Красный 238-й Брянский полк, с утра выступил из д.Станичное по дороге на д.Лихачево. Продвижение шло крайне медленно, так как красноармейцы испытывали недостаток патрон, имея по 10-15 штук на человека. Атаки белых отбивались штыками. К вечеру, красные 238-й Брянский и 239-й Курский полки находились в километре от д.Лихачево, но взять ее так и не смогли, из-за отсутствия патрон. Красноармейцы вели ожесточенный бой с переходящими в контратаки белыми. За день, потери 238-го полка составили 29 раненных, в плен было взято 3 белых солдат. Красный 239-й полк потерял 2 убитыми, 5 раненными и в плен было взято 5 белых солдат. Одним из погибших в этот день, был 26-летний солдат Савин Алексей Васильевич, из крестьян д.Курганка. Штаб 2-й бригады, остановившийся в д.Безпалово, спешно направил им на помощь 7-й отряд особого назначения, так как в 239-м Курском полку к этому времени осталось всего 93 штыка.

На участке 3-й бригады Блажевича, 243-й Петроградский полк с двумя орудиями 4-й Вяземской батареи, с утра без боя занял д.Митькино (у стан.Варгаши), после чего, выбив казачий разъезд, занял д.Кабанье, взяв в плен 3 белых солдат и захватив 2 лошади с повозками и продуктами. К вечеру, 243-й Петроградский полк занял д.Морево. Красные 2-я тяжелая батарея (одно 42-линейное орудие) и два орудия 4-й Вяземской батареи встали на позицию у д.Сычево. Здесь, они открыли огонь по белому бронепоезду, который стрелял по наступавшей красной пехоте. Под разрывами снарядов, белый бронепоезд быстро ушел на восток. После этого, красная 2-я тяжелая батарея перешла на позицию у д.Митькино.

Красный 241-й Крестьянский полк с 5-й Смоленской батареей двигался в резерве за 243-м полком  и после полудня, один его батальон остановился в д.Митькино, а еще два батальона двигались в д.Кабанье.

Красный 242-й Волжский полк с двумя орудиями 4-й Вяземской батареи, в полдень после короткого боя занял д.Максимово, взяв в плен 14 белых солдат, в том числе бывшего красного командира (Литвак), а так же захватив 1 авторужье, 8 лошадей с седлами и 2 кухни. Оборонявшиеся здесь белый 29-й Бирский полк и 8-й Камский конный дивизион отошли на опушку леса и высоты восточнее деревни, откуда дважды переходили в контратаку, но были отбиты. Затем, 242-й Волжский полк двинулся на д.Морево и к вечеру остановился на ночлег в д.Попово.

Железнодорожный мост через речку Утяк у д.Сычево белые испортить не успели и оставили исправным. Штаб комбрига Блажевича остановился в д.Шепотково. Таким образом, к 21 октября, части красной 27-й дивизии, решительным ударом сломили сопротивлениебелых частей Уфимской группы. Под угрозой удара во фланг с севера и юга, малочисленные белые дивизии стали откатываться на восток, еще рассчитывая организовать оборону, на рубеже рек Марай и Суерь. В целом, период с 14 по 21 октября, на всем фронте, был периодом упорного встречного сражения, исход которого, был решен выходом красных в тыл белым, через незанятые промежутки, активными обходными маневрами (68).

22 октября, на участке 1-й бригады Хаханьяна, с утра, 236-й Оршанский полк с ожесточенным боем выбил белую 4-ю Уфимскую дивизию из д.Обменово с укрепленной позиции. При этом когда красные цепи атаковали деревню, командир отделения 6-й роты 236-го полка Кузовков Василий Н., выбежал вперед своей цепи и меткой стрельбой ранил белого пулеметчика. Обычно, на близкой дистанции к противнику, развернувшихся на позиции пулеметчиков спасали щиты, о которые с треском ударялись пули. Щит выдерживал прямое попадание пули даже на близком расстоянии.

Насчет этой детали пулеметов всегда было много толков. Ведь на многих системах его действительно не было. Некоторые даже бросали его – тяжеленный кусок металла, весящий почти пуд (16кг). Это серьезно облегчало передвижение с пулеметом, не говоря уже о его переноске. Но большинство, все же сохраняло эту деталь конструкции. Ведь щит действительно прикрывал самого главного – первого номера пулеметного расчета при внезапных, на несколько сот метрах столкновениях с противником. Потому-то и таскали его за собой, обливаясь потом от тяжести.

Но на этот раз, белый солдат-пулеметчик не был прикрыт щитом, что и дало возможность меткому красноармейцу поразить его. Более того, Кузовков меткой стрельбой отогнал от пулемета других белых солдат, чем позволил захватить пулемет, не дав его унести. Белые несколько раз пытались перейти в контратаку на наступающих красноармейцев, но находившаяся прямо в цепи красная 3-я Крестьянская батарея, несмотря на открытый по ней пулеметный огонь, расстреливала картечью в упор наседавших белых стрелков, отбивая их каждый раз. Было захвачено 2 пленных из 15-го Михайловского полка и взят 1 пулемет.

К вечеру, красный 236-й Оршанский полк после упорного боя выбил белые 14-й Уфимский и 16-й Татарский (150-250 штыков, 10 пулеметов) полки с позиции в 2-3 километрах западнее д.Рямово. Затем, красноармейцы накопились в лесу западнее деревни. При поддержке огня 3-й Крестьянской батареи, они оттеснили белую пехоту на опушку леса восточнее д.Рямово, заняли деревню и выдвинули свой авангард в сторону д.Одино.

Одновременно на рассвете, белый 45-й Урало-Сибирский полк (200 штыков), при поддержке огня своей артиллерии, стали наступать из д.Барнаул на с.Бол.Заложное, где оборонялся красный 235-й Невельский полк с батальоном 237-го Минского полка. После часового боя, стрелкам 45-го Урало-Сибирского полка удалось ворваться на восточную окраину села. В это же время, 12-й Уральский конный дивизион в конном строю обошел с.Бол.Заложное с севера. Командир дивизиона в бинокль внимательно осмотрел поле боя. За его спиной блеснули клинки, со свистящим шипением выходя из ножен. Опустив бинокль, он привстал в стременах и громко скомандовал, обращаясь к головному взводу:

 - Дивизион! Слушай мою команду! Повзводно, рысью, марш-марш!

Лава понеслась, сверкая шашками. Для красных, их атака была абсолютно внезапной. С их стороны вразнобой ударили винтовки. Остановить лаву такая хаотичная стрельба, конечно же, не могла. Пригнувшись к гривам лошадей и держа клинки на вытянутых вперед руках, белые кавалеристы почти сразу же прорвались к домам. Красноармейцы выскакивали из строений, а их тут же рубили шашками. В воздухе серебристыми молниями сверкали шашки. Изрубив до 50 красноармейцев, белая конница заняла северную окраину села. Теперь, бой приобрел ожесточенный уличный характер.

Красноармейцы 235-го Невельского полка, занимая часть села вели огонь из пулемета с церкви. Их резервы, стали сосредотачиваться по дороге на д.Носково и вскоре, красные перешли в контратаку. Удар пришелся прямо в левый фланг 45-го Урало-Сибирского полка.

Под угрозой обхода и окружения, белые стрелки отошли на опушку леса в 3 километрах восточнее села, где у них было приготовлено укрепление прямоугольной формы. В плен были захвачены 4 белых солдат из 45-го и 46-го полков.

Развивая успех, цепи красноармейцев двинулись вперед, по дороге на д.Барнаул, медленно тесня туда с боем белый 45-й Урало-Сибирский полк. Преследуя белых, красноармейцам 235-го Невельского полка пришлось по дороге, выбить противника с нескольких укрепленных позиций. Продвижение шло медленно, так как у белых, кроме многочисленных укреплений, были еще выставлены засады. К вечеру, после продолжительного боя, красный 235-й Невельский полк занял д.Барнаул.

Внезапно, со стороны с.Молотово, показалась колонна отступавшего белого 47-го Тагильско-Челябинского полка. Обнаружив занявших д.Барнаул красных, белая колонна кружным путем обошла селение и соединилась с отступавшим 45-м Урало-Сибирским полком. Вместе, они стали с боем отходить по дороге на д.Старопершино. Преследуя их, красные остановились, не доходя 4 километров до последней.

Только здесь, командованию удалось оценить состояние отступавших белых частей 12-й Уральской дивизии. Положение ее полков было просто плачевным. В 45-м Урало-Сибирском полку осталось всего 109 штыков, а в 47-м Тагильско-Челябинском – 132 штыка. Оба они, встали на отдых на южной окраине д.Старопершино.

У западной окраины селения остановился 12-й Уральский егерский батальон (100 штыков). Остатки 48-го Туринского полка (80 штыков) расположились на восточном берегу р.Суерь у д.Баженова. У дд.Богданово – Одино находился 46-й Исетско-Златоустовский полк (100 штыков), а в с.Маломостовское остановилась 3-я Оренбургская казачья бригада.

Конечно, остановить с такими ничтожными силами красных, даже на таком удобном рубеже как обрывистые берега речки Суерь, было просто невозможно. По донесению белой контрразведки, вся 12-я Уральская дивизия в последних боях понесла большие потери, и ненадежный элемент среди солдат весь выбыл из строя. В полках остались преимущественно солдаты-добровольцы Уфимской и Пермской губерний. От недавно прибывших сибирских пополнений, почти никого не осталось. Все вновь мобилизованные ушли к красным либо дезертировали. Всего за день, частями красной 1-й бригады взяты в плен 14 белых солдат.

 203

Фото: траншея восточнее с.Бол.Заложное на опушке леса (снимок автора).

На участке 2-й бригады Шеломенцева, 240-й Тверской полк Шрайера с приданной ему 2-й гаубичной батареей (3 легких орудия), после полудня, отбил атаку белого 32-го Прикамского полка (150 штыков) на д.Песьяное. При чем белые разведки, пользуясь отсутствием у красноармейцев патронов, подходили к их позициям весьма близко. В полках 2-й бригады осталось всего по 10-15 патронов на бойца и атаки белых отбивались штыками.

Красные 238-й Брянский полк Зубова и 239-й Курский полк Березовского, с 2-й Оршанской батареей, 3-м Социалистическим автобронеотрядом и 7-м отрядом особого назначения, встретили рассвет на позиции в 1 километре от д.Лихачево. Получив патроны, они выбили белый 31-й Стерлитамакский полк, 8-й Камский егерский батальон и Челябинский конно-партизанский отряд из д.Лихачево. Отступление белой пехоты прикрывали 6-й Исетско-Ставропольский и 12-й Оренбургский казачьи полки. Причем последний красный броневик, завяз в грязи в 4 километрах западнее д.Лихачево. За день, потери 239-го полка составили 2 раненных, 240-го полка - 2 убитых и 1 раненный, 238-го полка – 29 раненных.

На участке 3-й бригады Блажевича, красные 243-й Петроградский полк Печерникова, с двумя орудиями 4-й Вяземской батареи и 242-й Волжский полк Фомина с двумя орудиями 4-й Вяземской батареи, выступив на рассвете из дд.Кабанье и Максимовка, вскоре без боя прошли с.Моревское и встретили ожесточенное сопротивление у д.Попово. Здесь оборонялся белый 31-й Стерлитамакский полк под командованием Котляревского, сведенный из-за потерь в два батальона по 2 роты. При этом его 3-я рота насчитывала всего 14 штыков, а 4-я рота – 13 штыков. Весь же полк, имел в своих рядах около 100 штыков. Так же, здесь находились 8-й Камский егерский батальон, 6-й Исетско-Ставропольский и 12-й Оренбургский казачьи полки.

Бой был упорным и деревня Попово, несколько раз переходила из рук в руки. Дело дошло даже до штыковых атак. В бою, красноармейцы 242-го Волжского полка захватили в плен 1 офицера и 6 белых солдат из 8-й Камской дивизии, взяли 8000 патрон, 3 шашки, 5 седел, 1 кухню и 11 лошадей, а 243-й полк взял в плен 3 белых солдат и захватил 2 лошади с повозкой и продуктами. Отступив восточнее д.Попово, белые окопались на опушке леса и упорно сопротивляются, обстреливая красных из легких орудий.

Захватив деревню Попово, 243-й Петроградский полк двинулся дальше на д.Щучье. Сюда же, из д.Кабанье, двигаясь вдоль линии железной дороги, вскоре подошел 241-й Крестьянский полк Гусева, с приданными ему 5-й Смоленской (3 орудия) и тяжелой батареями (1 орудие). К полудню, совместной атакой красноармейцы с боем заняли д.Щучье, выбив из нее упорно оборонявшиеся белые 9-й Симбирский и 12-й Икский полки с 3 орудиями. Белая пехота отошла на позиции в 1,5 километрах юго-восточнее д.Щучье по опушке леса, под прикрытие белого бронепоезда, который вел огонь по д.Щучье. Другая часть 3-й Симбирской дивизии (11-й Сенгилеевский полк и 3-й Симбирский егерский батальон) занимала позиции между озерами Юрахлы.

Развивая наступление, красные 241-й Крестьянский и 243-й Петроградский полки лихой ночной атакой заняли д.Моховая, где находился штаб белой 3-й Симбирской дивизии. При нападении возникла паника, и белые солдаты разбежались в разные стороны, побросав много оружия, в том числе 1 авторужье. А красный 242-й Волжский полк, двинулся из д.Попово дальше на д.Камышное.

Упорно наступая, красноармейцы сбили с позиций в 2 километрах от селения, занявшие здесь оборону белые 32-й Прикамский (150 штыков), 18-й Оренбургский казачий (4 сотни, 200 сабель) полковника Алиманова и 12-й Оренбургский казачий (500 сабель) полки, заставив их отойти в деревню. При чем белые, при поддержки артиллерии дважды контратаковали, но были отбиты и отступали, отдавая каждую пядь земли с боем.

Со слов пленных, 8-й Камской дивизии был дан приказ упорно оборонять линию д.Камышная – с.Арлагуль. Целый день, ведя бой, красноармейский и командиры чувствовали себя крайне утомленными, но, отказавшись от отдыха, 242-й Волжский полк вновь двинулся в поход. Шли уже в темноте и в 23 часа остановились на опушке леса в 2 километрах от д.Камышное.

Вперед была выслана усиленная разведка. Ей удалось узнать расположение белых, сняв без единого выстрела их заставу. Комиссар батальона В.А.Орлов, не дожидаясь распоряжений командира, по своей инициативе, с 4 ротами окружил д.Камышное. В темноте раздалась команда: «Роты, пли!». Залп за залпом загремели по деревне с разных сторон. Среди уже спавших белых солдат началась паника. Никто не ожидал подхода красных. Бойцы, кто, в чем спал, выскакивают из окон, ломая при этом рамы, и не седлая лошадей, бросались наутек. Кони от залпов и ракет не находили ворот, кидались в калитки. Полковой священник, собрав подмышки церковную утварь, метался по улице, пока «шальная пуля указала ему место, где положить вещи».

Тем временем, начальник 3-й пулеметной команды 242-го полка Матусевич Антон Александрович, первым бросился вперед и увлек за собой бойцов в атаку. Ошеломленные колчаковцы или сдавались в плен, или бежали. Лишь отдельные группы оказывали незначительное сопротивление. В д.Камышное были взяты в плен канцелярии двух полков, а штаб 8-й Камской дивизии в панике бежал через окна на д.Лебяжье. Красноармейцами были взяты в плен 114 белых солдат, захвачены 4 пулемета системы «Максим», 1 пулемет системы «Кольт» и ствол к нему, 1 пулемет системы «Льюис», 14 пулеметных лент, 20500 патрон, 155 винтовок, 5 телефонов, 2,5км кабеля, 5 повозок, 1 седло, 1 кухня, 13 лошадей, 1 граната, канцелярия и церковная утварь 29-го Бирского полка. По свидетельству начдива Пучкова, «…у деревни Камышная дивизия побежала без всяких видимых причин. Предел сопротивляемости был перейден…». За день, потери 242-го Волжского полка составили 2 убитых (из них 1 командир) и 1 ранен (69).

С этого дня, белые части Уфимской группы стали безостановочно отходить на восток.

Дороги отступления. Каждый вечерер, брички, тарантасы и подводы забивали единственные деревенские улочки, в полутьме распрягались кони, разжигались костры, дымили походные кухни. Возницы задавали лошадям зерна. Поля тревожно освещались дрожащими огнями и летящими в темноту искрами. В доме, где останавливался штаб, собирались на совещание офицеры. Озаренные тусклым светом керосиновой лампы, вокруг стола тесно сидели усталые люди в военных френчах, обсуждая порядок движения на следующий день. Темные худые лица, помятые фуражки, протертые ремнями погоны, шашки, у некоторых за плечами карабины и на поясе подсумки, выцветшие гимнастерки и изрядно стоптанные сапоги.

С утра 23 октября, на участке красной 1-й бригады Хаханьяна, 236-й Оршанский полк, выступив из д.Рямово, к полудню занял д.Одино, но на опушке леса юго-восточнее д.Мал.Моховое, белая пехота 14-го Уфимского полка засев в заранее приготовленных окопах, встретила красные цепи артиллерийско-ружейно-пулеметным огнем. Красноармейцы отошли обратно на позиции юго-восточнее д.Одино.

Красный 235-й Невельский полк, выступив с утра из д.Барнаул, к полудню занял дд.Крошино и Михайловское, захватив в плен 5 белых солдат из 14-го, 16-го, 48-го полков, а так же взяв 4 лошади, 1 повозку с продуктами и 35 снарядов.

Красный 237-й Минский полк находился в резерве в д.Бол.Заложное, а штаб комбрига Хаханьяна остановился в д.Носково. За день, частями 1-й бригады было взято в плен 17 белых солдат.

204

Рисунок: комиссар 27-й дивизии Кучкин (из книги ««Исторический очерк 27-й Омской стрелковой дивизии», М., 1923, с.271).

На участке 2-й бригады Шеломенцева, с утра, 239-й Курский полк с двумя орудиями 2-й Оршанской батареи и 7-м отрядом особого назначения, выступив из д.Лихачево прошел д.Песьяное и к вечеру занял д.Мал.Моховая. Занимавшая здесь оборону белая пехота 14-го Уфимского полка отошла на д.Высоково.

Красный 240-й Тверской полк с 2-й гаубичной батареей, выйдя из д.Песьяное, где им был взят в плен 1 белый солдат, к вечеру после короткой перестрелки занял д.Новощетниково, заставив прикрывавшие отход три сотни белых кавалеристов, отойти на с.Арлагуль.

Красный 238-й Брянский полк с двумя орудиями 2-й Оршанской батареи, выступив на рассвете из д.Лихачево, где им было взято в плен 3 белых солдат, прошел д.Новощетниково. После короткой перестрелки, уже ночью, красноармейцы заняли д.Старощетниково, взяв здесь в плен 5 белых солдат из конной разведки 16-го Татарского полка. Красный 3-й Социалистический автобронеотряд был оставлен в д.Станичное из-за плохих дорог.

На участке 3-й бригады Блажевича, с утра, 242-й Волжский полк выступил из д.Камышная и вел бой у д.Верхнеглубокое, которую занял под вечер.

Красные 241-й Крестьянский и 243-й Петроградский полки выступили из д.Моховое и ведут бой в 4 километрах западнее д.Перволебяжье. К вечеру, 241-й Крестьянский полк после упорного штыкового боя занял дд.Перволебяжье и Якунино, заставив отступить дравшийся здесь белый 11-й Сенгилеевский полк (70 штыков) с двумя кавэскадронами и 3 орудиями, на стан.Лебяжье и к д.Нижнеглубокая. Вероятно, в этом бою погиб 24-летний солдат Андрей Комаров из крестьян д.Грачево, а так же была убита 39-летняя подводчица Урванцева Устина Яковлевна из д.Нюхалово.

Вся белая 3-я Симбирская дивизия сосредоточилась у стан.Лебяжье. В ее арьергарде, у раз.Кравцово и д.Слободчики отступал 4-й Оренбургский запасной казачий полк, а так же два белых бронепоезда, по 2 орудия и 4 пулемета каждый. Красный 243-й Петроградский полк остановился на ночлег в д.Перволебяжье. На улицах села в темноте обрисовывались отдельные возы, конские морды и серые солдатские группы, выхваченные пламенем костров из темноты. Многие, завернувшись в шинели, спали на охапках сена, другие сидели на корточках вокруг костров и над головами у них кружили тысячи искр. 6-й отряд особого назначения находился в г.Кургане при штабе дивизии, а 8-й отряд особого назначения охранял мосты в д.Малочаусово (70).

24 октября 1919 года, начдив Павлов поставил перед частями задачу достичь линии дд.Островная – Головинское – Налимово – Крысье – Козлово – Дубровное. На участке 1-й бригады, с утра, 236-й Оршанский полк Степанова выступил из д.Бол.Моховой и, пройдя д.Высоково двигался на д.Кузнецово. За день, им были захвачены в плен 9 белых солдат, взяты 6 винтовок и 1 пулемет системы «Максим».

Красный 235-й Невельский полк Крейцберга с батальоном 237-го Минского полка, наступали на дд.Песчаное и Худорыбное, где в последней приняли 4 перебежчиков из 15-го и 46-го полков. Еще два батальона 237-го Минского полка Меднова находились в д.Михайловское в резерве, а штаб комбрига прибыл в д.Барнаул.

Белые части 4-й Уфимской дивизии отступали из д.Балакуль на с.Моршиху. В дивизии все годные к бою обозники были поставлены в строй. Отступление прикрывали части 4-й Оренбургской казачьей бригады на линии дд.Верхнеглубокая – Чаешная, обеспечивая левый фланг Уфимской группы. Где-то здесь, по воспоминаниям Федора Церахто и произошла его встреча с земляками, едва не стоившая жизни молодому красноармейцу. Позднее он так вспоминал об этом: «…меня послали с донесением к командиру соседнего полка, местонахождение которого я хорошо знал. Проскакать нужно было около 5 верст. Местность была свободной от белых, и я мчался без всякого риска по глухой извилистой лесной тропе. На одном крутом повороте на небольшой поляне я столкнулся лицом к лицу с вооруженными всадниками, в которых я сразу же узнал казаков-белогвардейцев. Выхватив сабли, они ринулись ко мне. Поворачивать коня назад было уже поздно, и я, выхватив шашку, сам бросился к ним. Казаки, видимо, решили захватить меня живым в качестве языка. Первый из них подскочил ко мне и вместо удара хотел выбить из моей руки клинок, но просчитался и его сабля, скользнув по моей, вырвалась из руки и полетела на землю. Воспользовавшись этим, я мигом отбил удар второго казака и рубанул его по голове, а в этот момент третий казак нанес мне удар саблей, угодившей по винтовке, висевшей у меня за спиной. Это дало мне возможность ударить его, но казак изловчился, и мой удар пришелся по голове коня. Конь рухнул на землю вместе с казаком. Я чуть не остолбенел от удивления, когда в этом казаке узнал парня из Пресноредутской – Петьку Негодина. Не теряя времени, я помчался вперед и сразу же скрылся за следующим поворотом. За мной гулко раздалось несколько выстрелов, но узкая извилистая тропа в чаще была хорошей защитой от пули, и догнать меня тоже было не легко, да и вряд ли казаки решились бы преследовать, зная, что эта местность занята красными. Так чудом спасшись от верной гибели, я мчался к своей цели и думал о Петьке Негодине, с которым в юности, делясь в станице край на край, враждовали, часто дрались из-за девушек и вот только что уже на поле брани скрестили сабли. Здесь в секундной рукопашной схватке мы с ним уже не девушек делили. Это была смертельная схватка двух враждующих сторон. И тут же вспомнил я наши шалости с Колей Костиц, когда мы на хуторе в 1915 году занимались на конях джигитовкой и рубкой саблей и, может быть, эти навыки теперь мне помогли спастись от верной гибели».

На участке 2-й бригады Шеломенцева, чей штаб переходил из д.Станичной в с.Арлагуль, красные полки так же безостановочно продвигались вперед. С утра, 240-й Тверской полк наступал из д.Новощетниково через д.Светлое на д.Крысье. За день, им были взяты в плен 6 белых солдат. Красный 238-й Брянский полк двигался из д.Старощетниково на с.Елошное. Пройдя последнюю, полк двумя батальонами стал наступать на д.Балакуль, а еще одним батальоном двинулся по тракту на д.Крысье. Красный 239-й Курский полк двигался из д.М.Моховое через д.Высоково, где был взят в плен 1 белый солдат из 4-го Уфимского конного дивизиона, и к вечеру занял д.Кузнецово. При подходе к последней, были настигнуты отступающие на восток белые. Встав на позицию, два орудия 2-й Оршанской батареи открыли по ним огонь.

- Виууужжж! Виууужжж! – неслась над деревней шрапнель за шрапнелью и в воздухе появлялись белые облачка дыма. Под артиллерийским обстрелом, по деревенской улице вскачь неслись подводы с раненными, уходя на с.Елошное. Окровавленные солдаты, наскоро перевязанные, метались в телегах, вскрикивая при каждом толчке. Оба броневика из приданного бригаде 3-го Социалистического автобронеотряда, так и не выдержав пути, были отправлены из д.Станичной в Курган, для ремонта машин.

На участке 3-й бригады, с утра, два батальона красного 241-го Крестьянского полка наступали на д.Островная и к вечеру вели бой уже непосредственно у нее. Еще один батальон наступал на с.Головинское. Красный 243-й Петроградский полк, с утра наступал на д.Черешково и к полудню с боем заняв ее, отбросив белые 11-й Сенгилеевский и 12-й Икский полки, а так же 8-й Камский конный дивизион, 3-й Симбирский егерский батальон и 4-ю пешую казачью сотню (30 штыков). Затем, красноармейцы выступили на с.Головинское и к вечеру, с боем заняли дд.Верхне и Нижнее-головное.

Красный 242-й Волжский полк без боя прошел д.Чаешное, но затем встретил упорное сопротивление. Белая конница отстаивала буквально каждую пядь земли, на всем протяжении от д.Чаешное до д.Светлое. Тем не менее, красноармейцам после упорного боя удалось занять последнюю. Из д.Светлой, стали видны разрывы снарядов западнее д.Суерская. Это встревожило красных командиров. Наступление было остановлено и в сторону с.Елошное выдвинулась разведка. Штаб комбрига Блажевича перешел в этот день на стан.Лебяжье, где наступавшими красными частями были захвачены около 30000 пудов пшеницы. К вечеру, прикрывавшая отход белых частей 4-я Оренбургская казачья бригада сосредоточилась в д.Крысье.

В этот день, в Кургане был закончен ремонт железнодорожного моста через реку Тобол и, громыхая железом, два красных бронепоезда перешли через него, двинувшись вперед, догонять ушедшие на восток полки. Аэрозвенья 28-го и 29-го красных авиаотрядов были передвинуты со стан.Зырянки в г.Курган, а 5-й воздухоплавательный отряд переехал на стан.Курган. За день, 238-й Брянский полк потерял 37 раненных и взял в плен 1 белого солдата, 7-й отряд особого назначения захватил у д.Высоково 8 пленных. Штаб 2-й бригады, двигаясь через с.Арлагуль взял в последней в плен 1 белого солдата, а у с.Елошного захватил еще 3 солдат (71).

205

Фото: казачья шашка найденная на местах боев под Курганом, после ее реставрации.

К 25 октября 1919 года, стальная лавина красных полков катилась на восток. Командарм Тухачевский, двумя директивами №1712-н от 25 октября и №1721-н от 26 октября, давал указание о решительном развитии успеха и выходе к 29 октября, в район д.Бутырино. Ближайшей задачей 27-й дивизии, по приказу начдива Павлова, становилось занятие сел Макушино и Моршиха.

На участке 1-й бригады Хаханьяна, с утра, 236-й Оршанский полк Степанова двигался из д.Кузнецово и встретил белых у д.Козлово. Развернувшись в цепи, красноармейцы атаковали деревню. При этом командир взвода пулеметной команды 2-го батальона Федоров Ф.И. и боец той же команды Гончаров Иван Романович были ранены, но оба остались в строю и продолжали обстреливать белых из пулемета, чем способствовали занятию деревни. Затем, 236-й Оршанский полк начал наступать с юга на с.Дубровное. Вперед была выслана команда конных разведчиков в 25 сабель. Двигаясь по опушке леса у села, разведчики были замечены белыми и попали под обстрел. Развернувшись в цепь, красноармейцы под командованием начальника команды конной разведки Гочегова Прохора Федоровича, с криком «ура» бросились в атаку. Увлекая за собой остальных, первыми вперед пошли старшина Лобанов Василий Григорьевич, красноармейцы Лобов Николай Федорович, Иванов Ефим Иванович и Кондакову Иван Дмитриевич. Несмотря на их малочисленность, белые спешно оставили с.Дубровное. При этом отступавшие в арьергарде казаки пытались перейти в контратаку, но не устояли и отошли, так как красные разведчики неудержимо рвались вперед.

Красный 235-й Невельский полк Крейцберга с батальоном 237-го Минского полка наступали из д.Худорыбное. К вечеру, пройдя через дд.Кабаково и Черная, красноармейцы вошли в с.Дубровное. Туда же из с.Елошного, прибыли главные силы красного 237-го Минского полка под командованием Меднова. За день, частями 1-й бригады было взято в плен 11 белых солдат, захвачены 55 винтовок, 2 воза патронных гильз и артпатронов, 2 пулеметных станка. Перед ними, от с.Дубровное на д.Казаркино, отступали белые части 12-й Уральской дивизии, где все годные к бою обозники были поставлены в строй. К вечеру, пройдя д.Травыкуль, ее арьергард остановился в д.Чистая. Прикрывавшая отход 3-я Оренбургская казачья бригада, к полудню, под давлением красных оставила с.Дубровное, д.Балакуль и отошла на линию с.Моршиха – оз.Травыкуль.

На участке 2-й бригады Шеломенцева, днем, 240-й Тверской полк занял д.Крысье взяв здесь в плен 13 белых солдат, а так же захватив обоз в 13 повозок, 26 лошадей и 250 пудов овса. Красный 238-й Брянский полк занял д.Балакуль, потеряв 29 раненных и захватив в плен 9 белых солдат. Красный 239-й Курский полк занял д.Козлово, не понеся никаких потерь и взяв в плен 3 белых солдат у с.Елошного и 8 белых солдат у д.Козлово, а так же захватив 32 снаряда.

Прикрывавшая на этом участке отход белая 4-я Оренбургская казачья бригада, находилась в 2 километрах восточнее линии дд.Крысье – Налимово. Белая 4-я Уфимская дивизия отходила в район дд.Хохлы – Обутская, а 8-я Камская дивизия отступала из с.Моршихи на с.Суслово.

По воспоминаниям участника боев Федора Церахто, в один из этих дней, следуя по лесу, он внезапно наткнулся на группу белых солдат. Позднее, он так вспоминал об этой встрече: «… в середине леса дорогу мне преградила группа солдат с оружием в руках. По погонам я сразу же узнал белогвардейцев и круто повернул коня в лес, но всюду были солдаты, подходившие ко мне.

- Ну, Федор, ты погиб! - мелькнуло в голове. - Как же спасти донесение?

Я машинально выхватил шашку, но тут услышал голос:

- Напрасно, товарищ, хватаешься за оружие! Мы свои, нам нужна твоя помощь!

Колчаковские солдаты сгрудились вокруг меня – они, конечно, еще на расстоянии признали во мне красноармейца, так как у меня на груди алел бант. Один из них объяснил мне, что все они ушли от белых и попросил провести их к красным. Только тогда я вздохнул облегченно и, не теряя времени, предложил им следовать за мной. Мне нужно было срочно доставить донесение и когда я окончательно пришел в себя от такого потрясения, то предложил перебежчикам остаться на полчасика в лесу, пока я доложу обо всем командиру. Они согласились, и я помчался к видневшемуся хутору, где был командный пункт. Донесение привез вовремя. Получив ответ, я вернулся обратно в сопровождении двух разведчиков, направленных командиром за перебежчиками, которых мы застали на том же месте. Они в тот же день добровольно пошли в бой против белогвардейцев». В штаб комбрига Шеломенцева в с.Елошное, пришло и сдалось 6 белых солдат из нового пополнения 4-й Уфимской дивизии.

На участке 3-й бригады Блажевича, с утра, белая 3-я Симбирская дивизия отошла к раз.Коновалово и д.Малокривинское, а ее артиллерия была отправлена на стан.Макушино. Преследовавшие ее два батальона красного 241-го Крестьянского полка с боем заняли д.Островное, а еще один батальон остановился в с.Головинское. При этом, когда колонны красноармейцев выступили из д.Нижнеглубокая, то они сразу же попали под огонь белого бронепоезда. Встав на позицию, красная тяжелая батарея отогнала своим огнем стальную черепаху. К вечеру, разведка 241-го полка уже без боя заняла д.Малокривинское и с.Лисье.

Севернее железной дороги, красный 243-й Петроградский полк занял после короткой перестрелки д.Налимово. Отход белых здесь прикрывали около 300 казаков, которые после выхода красной пехоты им в тыл, отошли на с.Моршиху.

Красный 242-й Волжский полк, двигался из д.Светлая в д.Налимово. Красный бронепоезд «Мститель», догоняя свои части, не доходя 12 километров до стан.Лебяжье, встал перед испорченным железнодорожным путем и был вынужден вернуться обратно на стан.Курган. За день, частями 3-й бригады было взято в плен 129 белых солдат, а в 2 километрах от с.Моршиха, разведчики 243-го полка нашли брошенные белыми 3 испорченных грузовых автомашины и 1 мотоцикл. Отступавшие на этом участке части белой 3-й Симбирской дивизии с бронепоездами и 4-м Оренбургским казачьим полком, отошли через стан.Макушино к с.Суслово.

Со слов взятого в плен солдата Шарафтынова Мухамутдина из 12-го Икского полка, белыми офицерами были направлены в глубокий тыл красных в район Кургана 5 разведчиков (4 солдат и 1 офицер), которые перешли линию фронт у стан.Варгаши. Одним из них был Булатов Григорий, уроженец Вятской губернии. В это же время, со слов перебежчиков, на стан.Макушино белыми был расстрелян, оставленный при отходе для нелегальной работы красный агент. Его перед смертью заставили рыть себе могилу, но герой погиб, так и не сказав ни слова (72).

26 и 27 октября, штаб командующего белой армией генерала Сахарова, потребовал от Уфимской группы, в связи с обходом красными левого фланга армии и угрозой линии железной дороги, немедленно отходить на линию дд.Старорямово – Бутырино – займище Степное. С этого времени, как вспоминал участник тех событий Федор Церахто, красные войска двигались вперед, не встречая никакого сопротивления. Даже конным разведчикам не удавалось догнать белых. Навстречу наступавшим красным войскам шли группами пленные белые солдаты, которых передовые части отпускали их на все четыре стороны.

Выполняя приказ начдива о наступлении, на участке 1-й бригады, 236-й Оршанский полк Степанова (488 штыков, 22 пеших и 31 конный разведчик) с 3-й Крестьянской батареей (4 орудия), выступил с утра 26 октября из с.Дубровное, и занял д.Полой, где простоял и весь следующий день.

Красный 235-й Невельский полк Крейцберга (389 штыков, 51 пеший разведчик, 25 конных разведчиков) с двумя орудиями 1-й Особой батареи, так же выступил из с.Дубровное и вступил в бой с отходящими белыми у дд.Каменная и Кривая, заняв оба этих селения и взяв в плен 11 белых солдат. Здесь, красноармейцы простояли и весь следующий день. Лишь разведчики-невельцы, у д.Кривая, разогнали белую разведку, захватив 1 повозку с подковами.

В резерве бригады, в с.Дубровное, весь этот и следующий день, оставался 237-й Минский полк Меднова (437 штыков, 70 конных разведчиков) с двумя орудиями 1-й Особой батареи. Лишь один из его батальонов, двинулся на д.Стенниково. Штаб комбрига Хаханьяна остановился в д.Сливная. Столь медленное продвижение красных частей, было обусловлено наступившими в эти дни плохими погодными условиями. Пошли дожди, люди, лошади, и особенно орудия, тонули в густой непролазной грязи. Жидкая слякоть прилипала к шинелям и отваливалась жирными комьями. Солдаты хватались за спицы колес, помогая лошадям вытягивать пушки.

Части 2-й бригады Шеломенцева, весь день 26 октября, простояли в тылу наступавших на восток полков 3-й бригады: 240-й Тверской полк – в д.Крысье, 238-й Брянский полк – в д.Старухино (Балакуль). Лишь 239-й Курский полк, выступив из д.Козлово, к вечеру достиг д.Стенниково, взяв в плен 7 белых солдат и захватив 5 лошадей.

Белые части 3-й Оренбургской казачьей бригады отступили на линию д.Стенниково – с.Моршиха. С утра 27 октября, выступив из д.Крысье, красные 240-й Тверской полк с 2-й гаубичной батареей (3 легких орудия) и батальоном 238-го Брянского полка, прошли с.Моршиху и к вечеру заняли с боем с.Казаркино. За ним, из д.Балакуль через д.Чистое в с.Казаркино, двигался красный 238-й Брянский полк с двумя орудиями 2-й Оршанской батареи. В этот день, он потерял раненными 6 бойцов, а так же  взял в плен 11 белых солдат у д.Балакуль. Всего, части 2-й бригады захватили за день 12 пленных. Еще 2 белых солдат, пришли и сдались в штаб 2-й бригады в с.Моршиха.

Красный 239-й Курский полк с двумя орудиями 2-й Оршанской батареи, выступил из д.Козлово и, пройдя через д.д.Стенниково, Покровка, к вечеру занял д.Сладкое. Штаб начдива Павлова переехал из г.Курган на стан.Лебяжье.

На участке 3-й бригады Блажевича, 26 октября, двигавшийся со стан.Лебяжье на стан.Макушино, красный бронепоезд «Мститель», при въезде на последнюю попал под обстрел. Станция оказалась занята белыми, и группа их солдат бросилась к железной дороге, чтобы сломать рельсы и отрезать красной машине путь отхода. Отодрав костыли на шпалах, белые солдаты попытались своротить рельсы. В это время показался отступавший красный бронепоезд, который открыл огонь по возившемся на насыпи солдатам. Те бросились врассыпную. Головная бронеплощадка всей своей тяжестью легла на вздыбленное звено рельсового полотна и поставила его на место, в результате чего, бронепоезд, отстреливаясь, сумел отойти к стан.Лебяжье.

Вскоре, красный 241-й Крестьянский полк Гусева с приданными ему двумя орудиями 5-й Смоленской и тяжелой (1 орудие) батареями, занял с.Макушино. По хранящимся в Макушинском музее воспоминаниям И.С.Шипунова, село и станцию прикрывал белый бронепоезд, стоявший там, где сейчас находится «Сельхозэнерго». Одна часть красноармейцев пошла в обход слева, со стороны теперешнего совхоза, а другой отряд двинулся вокруг озера. В самом селе белых не оказалось, и оно было занято без боя. При этом белый бронепоезд с эскадроном конницы пытался подойти к с.Макушино, но вставшая на позицию красная тяжелая батарея открыла огонь, и бронепоезд спешно отошел.

Продолжая наступление и выступив из с.Макушино, красный 241-й Крестьянский полк, наступая вдоль железной дороги, занял д.Мал.Гусиное, с.Суслово и д.Зимовка. Севернее линии железной дороги, два батальона 243-го Петроградского и два батальона 242-го Волжского полков, с приданной им 4-й Вяземской батареей, с утра 26 октября, наступали на с.Моршиху. Здесь оборонялись прикрывавшие отход белые 3-й Уфимо-Самарский, 12-й и 18-й Оренбургские казачьи полки. Сбивая по пути конные заставы, красноармейцы на рассвете заняли с.Моршиху, заставив казаков отступить на с.Макушино, д.Хохлы и д.Казаркино.

На следующий день, 27 октября, главные силы красной 3-й бригады, выступили из с.Моршиха и к вечеру, заняли дд.Куликово, Обутково, Садомский, Царево. Штаб комбрига Блажевича перешел из д.Б.Коровья в с.Макушино. Красные 8-й отряд особого назначения охранял мосты от г.Кургана до стан.Лебяжье и амбары с хлебом на стан.Лебяжье, а 6-й отряд особого назначения охранял мосты от стан.Лебяжье до стан.Макушино. Красный бронепоезд «Мститель» стоял на стан.Лебяжье.

Прикрывавшие отход казаки, 27 октября, уже расположились в дд.Журавлево, Долгое, Воробьево, Георгиевская. Белая 8-я Камская дивизия отходила из д.Кривое на д.Сливная, 4-я Уфимская дивизия отводилась через д.Зимовка и с.Суслово в дд.Жидки, Новоильинское и на займище Орлово, а 12-я Уральская дивизия переходила через д.Казаркино и оз.Сазыкуль в дд.Шестаково, Сумки, Волчья.

Отдельный Учебный Морской батальон был выведен с линии фронта и прибыл в г.Петропавловск. По воспоминаниям служившего в нем лейтенанта Майрера, к этому моменту, батальон практически растаял в боях, насчитывая в своих рядах всего лишь 50 штыков. Для его пополнения, были переведены в пехоту чины всех команд, кроме артиллеристов и частей обоза. По планам командования, батальон предполагалось отправить в г.Омск, где на его базе должны были развернуть полк, включив в него личный состав бывшего 3-го Камского дивизиона боевых судов (73).

Медленное продвижение своих частей, начдив Павлов объяснял плохим состоянием дорог. По воспоминаниям участника тех событий, красноармейца-артиллериста Краснопольского, осень в тот год задалась дождливая. По степному размокшему чернозему, двигаться было необычайно трудно. К концу октября, по ночам начало слегка подмораживать, порою даже перепадал снежок. Это только ухудшало дороги. Под тяжестью пушек, тонкая корка подмороженной грязи проламывалась, и вытаскивать орудия было очень тяжело. С большим трудом, их батарея двигалась в район стан.Мамлютки. Грязь стояла непролазная. При этом в одной из деревень, через поскотину просто нельзя было проехать, из-за заболоченного дождями ручья. Пришлось артиллеристам, снимать в крестьянских дворах полотнища ворот, стелить их поверх грязи и перетаскивать по ним пушки.

Начдив Павлов докладывал в штаб армии: «…дорога невозможно тяжелая, артиллерия и пулеметы передвигаются с трудом, конница может следовать шагом… у белых большинство местных мобилизованных остаются по своим деревням».

На участке 1-й бригады, 28 октября, красный 237-й Минский полк Меднова с двумя орудиями 1-й Особой батареи, двигался из дд.Едуново и М.Каменная на дд.Журавлево и Дроново. Красный 236-й Оршанский полк Степанова с 3-й Крестьянской батареей, наступал через д.Журавлево на д.Дроново, взяв в плен 1 белого солдата. Красный 235-й Невельский полк Крейцберга с двумя орудиями 1-й Особой батареи, наступал из д.Волчье на с.Сивково. Штаб комбрига Хаханьяна переходил из д.Волчье в д.Журавлево. Отступавший на ее участке в арьергарде белый 3-й Уфимо-Самарский казачий полк отошел из д.Журавлево к д.Дроново.

На участке 2-й бригады Шеломенцева, красный 240-й Тверской полк Шрайера с 2-й гаубичной батареей (3 легких орудия), двигался по дороге южнее оз.Сарыкуль и к вечеру без боя занял д.Воробьево, захватив в плен 11 белых солдат, 5 винтовок и 2 лошади. Одновременно, красный 239-й Курский полк Березовского с двумя орудиями 2-й Оршанской батареи, двигался через д.Волчье и к вечеру занял д.Долговская, выбив из нее три казачьих сотни, которые отошли на д.Гомзино. Красный 238-й Брянский полк Зубова с двумя орудиями 2-й Оршанской батареи, выступив из д.Сладкое двигался через д.Пьянково на д.Волчье. За день, частями 2-й бригады принято 12 белых солдат-перебежчиков.

На участке 3-й бригады Блажевича, с рассветом, 241-й Крестьянский полк Гусева, с двумя орудиями 5-й Смоленской и 2-й тяжелой батареями (1 орудие), к вечеру без боя занял пп.Русаковский, Троицкий и село Петухово.

Красный 242-й Волжский полк Фомина и 243-й Петроградский полк Сокка, с 4-й Вяземской батареей, с утра наступали через дд.Гренадеры и Кудряшевская, войдя к вечеру в с.Утчанское. Штаб бригады перешел в д.М.Гусиная. При этом у с.Бутырино, в этот день казаками был взят в плен красный разведчик из 243-го полка 26-летний Егор Макаров, уроженец с.Шамшурино Уктусской волости.

Выяснилось, что ранее он дезертировал из белого Енисейского полка, добровольно вступил в партию коммунистов. По приговору военно-полевого суда, 6 ноября, Макаров был повешен в с.Тупицыно. Белая 12-я Уральская дивизия отходила в этот день в дд.Чебачье, Дроново и Шестаково. При этом ее 46-й Исетско-Златоустовский и 47-й Тагильско-Челябинский полки были отведены заранее в тыл и принимали пополнение в с.Каменном.

В этот день, в перестрелке погиб 17-летний солдат Каканов Кирилл Устинович, из крестьян д.Воробьевой. Красный 28-й авиаотряд перебазировался на стан.Макушино. В 29-м авиаотряде, единственный самолет попытался подняться в воздух, но дул сильный ветер. У аэроплана сломалась стойка, и летчик был вынужден совершить вынужденную посадку, причем его самолет увяз в болоте. Красные 6-й и 8-й особые отряды несли охрану железнодорожных мостов на реке Тобол и вплоть до стан.Макушино, а вновь формируемый из добровольцев 5-й особый отряд перешел в г.Курган. Бронепоезд «Мститель» прибыл на стан.Макушино (74).

206

Схема боевых действий красной 27-й дивизии в конце октября 1919 года.

29 и 30 октября 1919 года, стали последними днями наступления частей красной 27-й дивизии по территории современной Курганской области. С утра 29 октября, красные 236-й Оршанский и 237-й Минский полки, выступив из д.Дроново заняли с.Бутырино. Здесь, белая конница занимала перешеек озер юго-западнее и северо-западнее с.Бутырино. При подходе красных, белые кавалеристы открыли сильный огонь, но с наступлением темноты отошли на восток. На следующий день, 30 октября, 237-й Минский полк занял дд.Чебачье и Карасья, а 236-й Оршанский полк занял д.д.Шамшурино и Чердынцево, захватив в плен 16 белых солдат и 15 винтовок. Красный 235-й Невельский полк, двигаясь в резерве вместе со штабом бригады, перешел из с.Сивково в с.Частоозерское, выдвинув затем четыре своих роты в д.Вознесенское. За день, частями 1-й бригады были взяты в плен 16 белых солдат.

На участке 2-й бригады, с утра 29 октября, 238-й Брянский полк Зубова с двумя орудиями 2-й Оршанской батареи, прошел д.Гомзино и д.Новотроицкое, после чего выбил конные заставы белых из д.Мартыново. Красный 239-й Курский полк Березовского с двумя орудиями 2-й Оршанской батареи, с боем занял дд.Шестаково и Новотроицкое, выбив и рассеяв по лесу два казачьих полка. После чего, на следующий день, 30 октября, 239-й полк без боя прошел д.Чебачье и занял после перестрелки д.Карасье, выбив из нее 6-й Исетско-Ставропольский казачий полк. Последний отступил через дд.Мал. и Бол.Актабан на п.Гусиновский и д.Бол.Каменская.

Чтобы ударить в тыл и задержать продвижение красных, 29 октября, у дд.Гомзино и Жидки, стала сосредотачиваться белая конница. Но после полудня, красный 240-й Тверской полк Шрайера с 2-й гаубичной батареей (3 легких орудия) занял д.Жидки, выбив оттуда белых кавалеристов. На следующий день, 30 октября, 240-й полк прошел д.Б.Актабан и занял п.Гусиновский. Вскоре, два белых эскадрона попытались сделать налет на поселок, но были отбиты огнем. К вечеру, полк с боем занял д.Каменская, а его разведка заняла д.Новолебяжье. Штаб комбрига Шеломенцева из д.Казаркино, где ему сдались 4 белых солдат-перебежчика, перешел в д.Гомзино, откуда двинулся в с.Утчанское, где ему сдался в плен еще 1 белый солдат-перебежчик.

На участке 3-й бригады Блажевича, 241-й Крестьянский полк прошел с.Беловское и после перестрелки занял д.Никольское (8 километров севернее Беловского), взяв 28 пленных и захватив 3 лошади с седлами. Прикрывавший здесь отход белых частей 12-й Оренбургский казачий полк отступил на п.Студеновский, который так же оставил после короткого боя с двумя красными батальонами 241-го Крестьянского полка. Красный 243-й Петроградский полк двигался из с.Утчанское через д.Орлово и к вечеру, после короткого боя занял д.Песьяное, потеряв 1 убитым и 2 раненными, а так же взяв в плен: 6 белых солдат из 30-го Сибирского, 15 – из 32-го Прикамского, 10 – из 30-го Аскинского полков и 3 – из отдельного пластунского батальона, а так же захватив 1 повозку с обмундированием и 3 ящика патронов. Красный 242-й Волжский полк, двигаясь в резерве, перешел из с.Утчанское в д.Новоильинское. Всего за день, части 3-й бригады захватили в плен 56 белых солдат.

Штаб красной бригады остановился в с.Петухово, а бронепоезда «Красный Сибиряк» и «Мститель» прибыли на стан.Петухово. В 3-м Социалистическом автобронеотряде все бронемашины вышли из строя и находились на ремонте в г.Кургане, а 5-й воздухоплавательный отряд перешел на стан.Лебяжье. К исходу 30 октября, на всем участке 27-й дивизии, белые 4-я Уфимская и 8-я Камская дивизии отходили без сопротивления. Белые части 12-й Уральской дивизии отступили к д.Налобино (45-й Урало-Сибирский, 48-й Туринский полки, 12-й Уральский конный дивизион, 12-й Уральский егерский батальон), к д.Дубровное (46-й Исетско-Златоустовский полк) и к д.Сивково (47-й Тагильско-Челябинский полк). Белые саперы уже строили переправы через Ишим у дд.Жиляково и Барневка.

207

Почетное Красное Знамя 27-й дивизии.

30 октября, начдив своим приказом, изменил направление дальнейшего наступления частей 27-й дивизии. Всем трем ее бригадам, было приказано сосредоточиться в районе стан.Мамлютка, откуда походным порядком двигаться в г.Петропавловск, на помощь уже ведущим там яростные бои красным частям. К вечеру 31 октября, части 1-й бригады сосредоточились в д.Покровской, 2-й бригады – в с.Беловское, 3-й бригады – в д.Окунево, стан.Мамлютка и д.Мавлютово. Так и завершились бои красной 27-й дивизии на территории современной Курганской области. Всего, с 14 по 31 октября 1919 года, ее части потеряли в боях:

235-й Невельский полк – 21 убитый, 184 раненных, 5 контуженных, 8 пропавших без вести;

236-й Оршанский полк – 21 убитый, 163 раненных, 8 контуженных, 12 пропавших без вести;

237-й Минский полк – 11 убитых, 218 раненных, 4 контуженных;

238-й Брянский полк – 5 убитых, 208 раненных, 1 умерший от ран;

239-й Курский полк – 27 убитых, 218 раненных, 155 пропавших без вести, 2 попавших в плен;

240-й Тверской полк – 19 убитых, 217 раненных, 5 контуженных, 3 пропавших без вести, 2 попавших в плен;

242-й Волжский полк – 2 командира и 20 солдат убиты, 21 командир и 310 солдат ранены, 2 командира и 4 солдата контужены, 22 солдата пропали без вести, 1 солдат попал в плен;

243-й Петроградский полк – 2 командира и 18 солдат убито, 11 командиров и 193 солдата ранены, 13 солдат контужено, 54 солдата пропали без вести.

Всего же, по данным советской историографии, за период второго наступления, части 27-й дивизии потеряли 178 убитых, 1478 раненных, 225 пропавших без вести, 384 больных, 96 контуженных и 4 пулемета. В то же время, ими были взяты 780 пленных, 29 лошадей, 19 седел, 1 авторужье, 72000 патрон, 23 пулемета, 1 повозка, 2 кухни, 1 мотоцикл, 2 грузовых автомобиля. В том числе:

238-й полк захватил – 59 пленных, 48 винтовок, 1 тело пулемета,

239-й – 34 пленных, 98 винтовок, 2 пулемета «максим», 37 снарядов, 1 повозка, 5 лошадей,

240-й – 48 пленных, 5 винтовок, 13 повозок, 250 пудов овса, 27 лошадей, 15000 патрон,

241-й – 88 пленных, 61 винтовка, 12 авторужей, 7 лент к ним, 2 пулемета, 5 седел, 16 лошадей,

242-й – 124 пленных, 156 винтовок, 4 пулемета «Максим», 1 «Кольт», 1 пулеметный ствол,  1 пулемет «Льюис», 35500 патрон, 1 авторужье, 14 лент к нему, 1 граната, 34 лошади,

243-й – 298 пленных, 61 винтовка, 5 лошадей.

Свой поход в Сибирь, красная 27-я дивизия окончила в г.Новониколаевске (Новосибирске). Здесь, она была награждена Почетным Красным Знаменем. В состав был влит 2-й Оренбургский казачий Степана Разина кавполк, сформированный в октябре 1919 года в г.Троицке, из старых красноармейцев-казаков бывших 13-го Верхнеуральского и 14-го Степана Разина казачьих полков, хорошо знающих кавалерийское дело. Командовал им Бек-Мамжиянц. Вместе с прибывшим в дивизию партизанским Чумышским кавдивизионом, из них был образован 27-й кавполк.

Уже в ноябре, дивизия перебрасывается на Западный фронт, где освобождает г.Минск, ведет бои у Варшавы, а затем отходит на Слоним и Барановичи. В декабре 1920 года, ей присвоено почетное наименование «Омская».

Весь 1921-й год, 27-я дивизия ведет бои с повстанцами в Восточной Белоруссии, участвует в штурме Кронштада, борется с заволжскими повстанцами.

С 1922 года, дивизия находится в Белоруссии. В ходе реформы, ее резко сокращают. Из 236-го Оршанского и 237-го Минского полков формируется 79-й Кронштадский полк, из 239-го Курского и 240-го Тверского полков формируется 80-й Петроградский полк, из 235-го Невельского и 238-го Брянского полков формируется 81-й полк, из 4-й Вяземской, 5-й Смоленской и 6-й батарей сформирован 27-й артполк, а батальон связи переформирован в роту связи 146-й отдельной бригады.

В 1928 году, 27-ю дивизию награждают очередным Почетным Красным Знаменем, а 80-й полк был развернут в 5-ю мехбригаду. Новый 80-й полк восстановлен в дивизии из прежнего кадра с добавлением 243-го Медынского полка.

В сентябре 1939 года, 27-я дивизия участвует в походе в Западную Белоруссию, а Великую Отечественную войну она встретила в районе г.Августова, откуда с боями отступает на Сокулку и Домбров.

В июне 1941 года, 27-я дивизия была фактически уничтожена на рубеже реки Свислочь, удерживая коридор для выхода наших частей из окружения. Ее небольшие и разрозненные остатки прорываются к линии фронта, где были расформированы в сентябре 1941 года.

В дальнейшем, появилась новая 27-я гвардейская Омско-Новобугская дивизия, которая не имела уже правопреемства от «старой», а вела свою историю от 75-й морской стрелковой бригады, сформированной в конце 1941 года. В целях сохранения боевых и революционных традиций, этой новой дивизии было присвоено наименование «Омская», которое имела, ранее существовавшая и отличившаяся в Гражданской войне 27-я дивизия.

Куда более счастливо, сложилась судьба 3-й бригады (241, 242, 243-й полки, 1-й легкий артдивизион, рота связи и саперная), выделенной из состава 27-й дивизии в 1922 году. Она была направлена в г.Саратов, где из нее сформировали новую 32-ю дивизию, с присвоением полкам новых номеров – 94-й Крестьянский, 95-й Волжский, 96-й Петроградский (с 1924 года – Ленинградский), 32-й артполк. При этом в 94-й Крестьянский полк были влиты кадры 4-го Уральского полка, а в 95-й Волжский – влит 5-й Уральский полк.

В ноябре 1922 года, в связи с принятием шефства саратовским горсоветом, дивизии присвоено наименование: 32-я Саратовская стрелковая дивизия.

В ноябре 1924 года, из состава дивизии выделен на Туркестанский фронт отдельный кавэскадрон, а кадры 94-го Крестьянского и 96-го Ленинградского полков переданы на комплектование 91-го полка 31-й дивизии. Взамен убывших, в дивизии вновь сформированы отдельный кавэскадрон и 96-й Ленинградский имени АССР Немцев Поволжья полк.

В октябре 1931 года, кадр 96-го полка вновь передан на укомплектование Энгельсского полка 53-й дивизии. Взамен убывших, в ноябре 1931 года, в г.Сердобске был вновь сформирован 96-й полк Немцев Поволжья из 94-го Крестьянского и 95-го Волжского полков.

В марте 1934 года, 32-я дивизия переброшена на Дальний Восток и дислоцирована на ст.Раздольное Уссурийской железной дороги.

В феврале 1937 года, за успехи в боевой подготовке, она была награждена Почетным Революционным Красным Знаменем.

В августе 1938 года, 32-я дивизия участвовала в боях за высоты Безымянная и Заозерная у озера Хасан, за что была награждена Орденом Красного Знамени. В сентябре 1939 года, полки дивизии сменили номера: 94-й полк - 17-й полк, 95-й полк – 113-й полк, 96-й полк – 322-й полк, 32-й легкий артполк – 133-й легкий артполк.

В сентябре 1941 года, 32-я дивизия переброшена в Архангельский военный округ, а в первой половине октября  переброшена под Москву, где заняла оборону на Можайском направлении и вела бои на Бородинском поле.

В мае 1942 года, за боевые отличия, она преобразована 29-ю гвардейскую дивизию, а ее части получили новую нумерацию: 17-й полк - 87-й гвардейский полк, 113-й полк – 90-й гвардейский полк, 322-й полк - 93-й гвардейский полк, 62-й гвардейский артполк.

В августе 1943 года, дивизии присвоено почетное наименование «Ельнинская», а за взятие Риги, она была награждена орденом Суворова 2-й степени. Войну окончила в Латвии, откуда была передислоцирована в Эстонию.

В июне 1946 года, переименована в 36-ю гвардейскую дивизию с новой нумерацией полков.

В феврале 1947 года, в состав дивизии вошел 254-й полк имени А.М.Матросова. После вывода из Эстонии, дивизия была расквартирована в г.Ельня, где переименована в 144-ю гвардейскую дивизию, а в 90-х годах переформирована в 4944-ю базу хранения техники и вооружения.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites