kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Олег Винокуров. Битва на Тоболе: 1919-й год в Курганской области » 2.1 35-я красная дивизия в боях на юге Курганского уезда

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




2.1 35-я красная дивизия в боях на юге Курганского уезда

14 октября 1919 года, началось общее наступление красных войск на Восточном фронте. Сорокатысячная человеческая машина начала разворачиваться, и ничего остановить уже было нельзя. На правом фланге армии, на участке 35-й красной дивизии, главный удар наносился в полосе петропавловского тракта. С утра, красные 311-й и 312-й полки, с приданными им 1-й Особой и Сводной легкими батареями, выступили из ст.Звериноголовской по дороге на дер.Березово, что раскинулась на северном берегу одноименного озера. День был солнечный, сухой, с легким утренним заморозком. Едва колонна шедшего в авангарде 312-го полка показалась на дороге, как из деревни, по ней был открыт сильный ружейно-пулеметный огонь. Здесь оборонялся казачий дивизион, численностью около 300 сабель с тремя пулеметами. Развернувшись в цепи, 312-й полк и один батальон 311-го полка двинулись в атаку. 1-я Особая батарея встала на позицию и открыла шрапнельный огонь по деревне, выпустив 14 шрапнелей и 5 гранат. При приближении красноармейцев, казаки прекратили огонь и спешно отступили на пос.Отряд-Алабугу.

Занятие д.Березово, давало возможность нанести удар с юга, по сосредоточившимся на высотах у пос.Отряд-Алабуги, главным силам 5-й Сибирской казачьей дивизии. Это и решил предпринять командир красного полка Болонкин. Он двинул свой 312-й и батальон 311-го полков, в обход пос.Отряд-Алабуги с юга. После полудня, красная колонна вышла к заимке Успенская, находившейся на речке Алабуги, в 10 верстах южнее поселка Отряд-Алабуга. Противника не было видно. В д.Березово в резерве, были оставлены два батальона 311-го полка с одной из легких батарей. Одновременно, красный 310-й полк, развернувшись цепями начал наступать от ст.Звериноголовской по тракту на пос.Отряд-Алабугу. К полудню, последний из остававшихся в руках белых поселок Оренбургского казачьего войска, с боем был взят. Оборонявшиеся в нем 3-4 сотни 13-го и 14-го Сибирских казачьих полков, численностью в 300-400 сабель, отошли на позицию в 4 верстах восточнее поселка, по дороге на пос.Песчанку. Здесь, по сведениям белого командования, казаки попытались оказать сопротивление, но вновь были сбиты и стали отходить. За ними, по дороге на Сибирку двинулась красная колонна 310-го полка. Противника не было видно, беспокоили лишь мелкие обстрелы, мелькающих вдали казачьих разъездов. Начиналось окончательное занятие красными, сибирской казачьей «Горькой Линии» - станиц и поселков, лежащих от ст.Звериноголовской до самого г.Петропавловска.

У пос.Сибирка, красные полки вступили на территорию Сибирского казачьего войска. Тщетно белое командование, требовало от начдива П.П.Копейкина, восстановить утраченное положение и одновременно нанести удар на север в тыл красным, наступающим на участке Партизанской кавдивизии. Силы 5-й Сибирской казачьей дивизии, были слишком слабы для этого. Узнав о занятии п.Отряд-Алабуги, комполка Болонкин повернул 312-й и батальон 311-го полка на юг, двинувшись вечером к озерам Шунай, Бунташ и Тычек. Уже первый день наступления, ярко продемонстрировал тактическую особенность данного театра военных действий. Здесь, на широком фронте действовали сравнительно небольшие массы войск, бои распадались на отдельные очаги, и велась главным образом силами одного полка, при отсутствии надлежащей связи и других технических средств. Маневренность частей была просто огромной. Это требовало от командиров, комиссаров и бойцов большой самостоятельности, инициативы, смелости в принятии решений и своих действиях.

Одновременно, севернее тракта, начали наступление части 1-й бригады 35-й дивизии под командованием Павлова. Главный их удар, пришелся на части белой Сводной Партизанской кавдивизии. На рассвете, красный 307-й полк под командованием Безродного, переправился по мосту у д.Березово на правый берег Тобола и вступил в бой со сторожевым охранением белых. Сбив его, красноармейцы подошли к д.Боровушка. Здесь, на правом берегу речки Ниж.Алабуга, оборонялся белый 2-й Усть-Каменногорский казачий полк. Развернувшись в цепи, красноармейцы пошли в атаку. Их наступление поддержала огнем 3-я легкая батарея, вставшая на позицию на левом берегу Тобола, между д.Белое и д.Березово. Орудия били очередями. После двухчасового боя, белые начали отходить на с.Нижнеалабугское, в плен был захвачен один солдат из 2-го Усть-Каменогорского казачьего полка.

307-й полк и батарея двинулись за отступающим противником. Пройдя три километра, в районе д.Плотниково, красная колонна попала под огонь 4 орудий белой батареи 12-го Сибирского артдивизиона. Тогда, красные артиллеристы вылетели прямо в цепь и, не снимаясь с передков, огнем прямой наводкой сбили белую батарею с позиции. А помощник командира пулеметной команды 307-го полка Смирнов И.Я., выдвинувшись вперед под огнем белых, захватил телефонный аппарат и 4 перебежчиков, в том числе телефонистов Бацколевича и Рыбакова из батареи 12-го Сибирского артдивизиона, дезертира Осколкова Е., из 11-го Уральского запасного полка и дезертира Белослутцева из Управления начальника артиллерии 7-й Уральской дивизии. Еще через три километра, в районе д.Каминское, были замечены отходившие белые обозы. Встав на позицию, 3-я легкая батарея выпустила по ним несколько очередей.

Не доходя трех километров до с.Нижнеалабугское, 307-й полк наткнулся на оборону белых. Развернувшись левее дороги, около отрогов, 3-я красная батарея открыла огонь по казачьим сотням, занявшим оборону в версте от села, откуда била белая батарея. При приближении красных цепей, казаки оставили Нижнеалабугское. Здесь красные части и расположились на ночлег.

За день, в боях и перестрелках, полк потерял умершего от полученных ран красноармейца 3-й роты Трифонова Петра Кузьмича, уроженца Пермской губернии, Екатеринбургского уезда, с.Губернское. Еще 5 бойцов было ранено, в том числе красноармейцы 6-й роты Рощин Павел, Нижегородская губерния, Лукояновский уезд, Матаевская волость, д.Малопуза и Воронин Иван. Красный 308-й полк под командованием Глазкова, на рассвете переправился у устья речки Алабуги и вошел в д.Верхне-Алабугское. Не задерживаясь здесь и дождавшись подхода 1-й гаубичной батареи, красная колонна двинулся дальше. К полудню, она уже достигла перекрестка дорог п.Богоявленский – д.Верхне-Алабугское и п.Отряд-Алабугское – с.Нижне-Алабугское. Оборонявшие этот участок две казачьи сотни отошли. Прямо в поле на перекрестке, красноармейцы и остановились на ночлег. За день, 308-й полк потерял в перестрелках раненными 2 командиров и 15 бойцов.

Красный 309-й полк под командованием Минчука, с утра переправился на правый берег Тобола у д.Редуть. Первым на плотах, реку форсировал батальон под командованием Александра Королева. Тихо, без шума отчалили лодки и плоты, скрылись в глухой темени ночи. Слышались лишь тихие всплески весел. Уже у берега, переправа была обнаружена сторожевым охранением белых. Высаживаться на берег пришлось под огнем. На рассвете полк прошел д.Моховое и повернул на север. Не встречая белых, красная колонна вскоре вышла на южный берег речки Ниж.Алабуга, к ныне не существующей деревне Осипово(Сосновка)-Отногинская (7 километров северо-восточнее Моховой). Здесь обнаружили белых, и деревню пришлось занимать с боем. В бою был убит красноармеец Большаков Иван, Тульская губерния, Алексеевский уезд, д.Студеное, который был похоронен в одиночной могиле у д.Осипово(Сосновка)-Отногинская. Еще 5 красноармейцев было ранено.

Преследуя отступающих белых, 309-й полк двинулся вверх по течению реки на д.Кунгуровка. После полудня, после упорного боя удалось занять и эту деревню. Отступив на 3 километра за нее, по дороге на с.Нижне-Алабугское, белые открыли по преследующим красноармейцам сильный ружейно-пулеметный огонь, но вновь были сбиты с позиции и к вечеру, колонна 309-го полка вошла в с.Нижне-Алабугское. Практически весь фронт сводной Партизанской дивизии, оказался прорван в первый же день. Ее начдив генерал Церетели, срочно выдвинул на фронт стоявший в тылу на отдыхе 3-й Сводно-партизанский полк. Впрочем, этот полк был слишком малочисленен, чтобы остановить наступавших красных. Штаб комбрига Павлова с 9-м отрядом особого назначения находился в д.Редуть, а саперная рота сосредоточилась в д.Межевая. В тылу 35-й дивизии, 1-й Челябинский крепостной полк сосредоточился в пос.Озерном. Сюда же, через с.Куртамыш двигалась артиллерия, а 3-й Пермский полк прибыл в ст.Звериноголовскую. Выдвижение полков 2-й Челябинской Крепостной бригады на фронт, остановила вспыхнувшая в них эпидемия тифа (24).

125

Фото: в устье речки Нижняя Алабуга (снимок Шевцова В., 2009).

С утра 15 октября 1919 года, с целью разведки ближайшего тыла наступавших красных, вдоль реки Тобол вылетел белый самолет. Экипаж, в составе летчика лейтенанта Кукуранова и наблюдателя подпоручика Бочкова, поднялся в небо с аэродрома у станции Лебяжье и, долетев до реки Тобол у села Утяцкое, повернул на юг. В деревне Язево, летчиками был замечен обоз из 70 повозок, а в дер.Закоулово они увидели стоявшую на улице толпу в 400-500 человек. Долетев до пос.Казак-Кочердык, летчик заметил там до 150 конных и повернул обратно. По дороге в пос.Озерном, под крыльями промелькнул идущий на запад обоз, примерно из 200 повозок с людьми. Скрыться от зорких глаз наблюдателя, в открытой степи было конечно невозможно. А потому повозки продолжали свой путь, вытягиваясь длинной колонной по дороге. Где-то из них, слышались одиночные выстрелы из винтовок. Сделав вираж, самолет дал по обозу пулеметную очередь. Подлетая к Звериноголовской, летчик заметил еще один идущий по тракту обоз из 300 повозок, а на Тоболе, белели свежей щепой новые мосты. Стало ясно, что резервы красных сплошным потоком идут на фронт. Теперь, эти сведения было необходимо срочно передать командованию. Однако, едва самолет показался над станицей, как по нему открыла огонь артиллерия. Солдатский гений приладил маленькую пушечку «Гочкис» на колесо. Присев и поворачивая круглый обод, наблюдатель нащупывал аэроплан. Грянул выстрел и снаряд разорвался рядом с воздушной машиной, маленьким белым облачком. Летчик срочно повернул самолет домой.

Сведения воздушной разведки, встревожили белое командование. Сахаров опасался, что красные начнут развивать основной удар своих частей, вдоль тянущегося по степи петропавловского тракта. Между тем, сил для его удержания было явно недостаточно. Для проверки этого предположения, в тот же день, в разведку был направлен еще один самолет, под управлением летчика солдата Андреева и наблюдателя прапорщика Крайнева. Однако едва аэроплан показался над Звериноголовской, как по нему вновь открыла усиленный огонь артиллерия. Наблюдать что-либо, в беспрерывно мелькающих белых облаках разрывов было невозможно, и самолет повернул на север.

Между тем, наступление красных частей по петропавловскому тракту успешно продолжалось. За день, части 2-й бригады 35-й дивизии продвинулись вперед и заняли казачий поселок Песчанку. Но особо серьезное сопротивление, встретили полки красной 1-й бригады Павлова. На рассвете, 308-й полк, ночевавший у перекрестка дорог Богоявленка-Верхнеалабугское и Отряд-Алабуга-Нижнеалабугское, примерно в районе современной деревни Красногорка, выступил по дороге на казачий поселок Богоявленка. Но едва только, красноармейцы отошли от перекрестка, как они внезапно наткнулись на белых.

Где-то у хутора Рожновский, что находился в 10 верстах севернее пос.Отряд-Алабуга, недалеко от современной деревни Краснознаменки, держал оборону белый Егерский отряд охраны Ставки капитана Глудкина (2 батальона, 6 рот, 500 штыков), с приданным кавэскадроном и 2 легкими орудиями. Его кадр составляла молодежь из интеллигенции. В строю стояли молодые омские юноши в длинных шинелях, помятых фуражках с креном чуть направо и козырьком на нос, с винтовками, прижатыми к подсумкам и подбородками у штыков. Мальчишки, совсем еще юнцы. Благодаря им, батальон считался довольно устойчивым.

Здесь же, находился отряд прапорщика Жукова в 30 штыков, считавшийся карательным и по некоторым данным – 7-й Сибирский казачий полк, в количестве около 400-700 сабель. По плану командовавшего обороной тракта генерала Доможирова, егеря первоначально, должны были нанести удар с севера на пос.Отряд-Алабуга, отрезая тем самым, наступавшие на восток по тракту красные полки. Однако, наступавший красный 308-й полк, смешал все их планы. Необходимо было срочно задержать красных, чтобы успеть вывести обозы. Развернувшись в цепи, егеря двинулись в атаку. Бой начался на широком фронте. Правый фланг сражающихся находился в 5 верстах южнее перекрестка. Позицию здесь занимал позицию 1-й батальон 308-го полка. Левый фланг боевой цепи, располагался в 3 верстах севернее перекрестка. Здесь находился красный 3-й батальон. Огонь по белым вела 1-я гаубичная батарея. По сведениям штаба генерала Сахарова, первый удар наступавших егерей был очень удачен. Разбив в упорном встречном бою, наступавший красный 308-й полк, егеря опрокинули его. Бросая раненных, красноармейцы бросились отступать.

Точного описания боя нет. По докладам красных командиров, отбив за день четыре атаки егерей и казаков, красный 308-й полк медленно, с боем, но все-же двигался по дороге на Богоявленку, пройдя к вечеру, всего лишь 6 верст от места своего ночлега. Вероятно, какой-то бой был и у Кочеровой горы – господствующей высоты недалеко от д.Красногорка. По словам местных жителей, там до сих пор заметны небольшие углубления в земле, похожие на окопы. Существовали траншеи и вдоль дороги, идущей из д.Красногорка в д.Притобольное. В них так же находили следы того давнего боя.

126

Фото: братская могила у д.Красногорки (снимок автора).

По документам известно, что в бою погибли и были похоронены в братской могиле красноармейцы 308-го полка:

1) Балакин Александр Федорович, уроженец Тамбовской губернии, Кирсанского уезда, с.Фильково,

2) Сидоров Семен Алексеевич, уроженец Казанской губернии, Лаишевского уезда, д.Лезер,

3) Теленковский Илья Алексеевич, уроженец Нижегородской губернии и уезда, д.Тиликово,

4) Пащук Роман Климович, уроженец Гродненской губернии, Б.Аитовского уезда, с.Церковное,

5) Бойченко Андрей Максимович,

6) Гордиенко Михаил Иларионович,

7) Гордиенко Семен,

8) Горанцев Иван Иванович,

9) Гуров Николай Петрович,

10) Демкин Прокопий,

11) Чернов Павел Алексеевич,

12) Самойлов Филип Федорович,

13) Полтавец Емельян.

Очевидно, именно эти погибшие, и были похоронены в безымянной братской могиле у д.Красногорка. Потери белых егерей составили до 250 человек. У них полностью была разбита 2-я рота, погибли командир 2-го батальона поручик Квасницкий и командир 1-й роты. По некоторым сведениям, ранение получил и капитан Глудкин, оставшийся в строю, хотя ходили даже слухи о его гибели. В ходе боя, 70 раненных белых солдат-егерей, были отправлены с обозом в тыл, в казачий поселок Песчанку. Капитан Глудкин не знал, что этот поселок, находящийся в его тылу, к тому времени, уже был занят красными. Подошедший к селению белый обоз с раненными, целиком попал в плен. Жуткая ситуация для несчастных раненных. Что с ними стало, до сего дня точно не известно. Только, по собранным песчанским учителем Э.В.Крейтером, воспоминаниям Аристовой Антонины Яковлевны, за поселком около мельницы, местные жители внезапно обнаружили множество убитых. Все погибшие были белыми солдатами и офицерами. У некоторых из них, на окровавленных мундирах, ярко сияли наградные кресты. Трупы привезли в поселок и положили на площади, в один ряд вдоль забора деревянной церкви, где их осмотрел местный ветеринар Угренинов Андрей Егорович.

Сейчас уже нет, той старой церкви, но ее добротная кованая ограда, до сих пор украшает стоящий в центре поселка памятник погибшим в Великой Отечественной войне. Погибших белых солдат похоронили на поселковом кладбище, в одной общей братской могиле. Их было так много, что трупы вывозили все имевшиеся в поселке конные повозки. За околицу двинулась целая вереница подвод. Весь поселок провожал убитых в их последний путь. Братская могила была выкопана на окраине кладбища, рядом с возможно существовавшей, братской могилой погибших в сентябрьских боях красноармейцев. До сих пор, на песчанском кладбище, существуют провалившиеся от времени, две огромных воронки, размером три на три метра.

Составленная после войны история 310-го красного полка, говорит о взятых красноармейцами в плен в пос.Песчанка 14 казаках и 70 раненных белых егерях. Между тем, официальные документы свидетельствуют лишь о 32 (!) пленных, переданных красноармейцами в штаб дивизии. Остальные, вероятно и подверглись расправе.

Таким образом, после занятия красными поселка Песчанка, дравшийся на речке Алабуге белый Егерский отряд охраны Ставки, внезапно оказался в окружении. Ситуация создалась критическая. При отряде был огромный обоз, еще с более чем 100 раненными. Но и в этом сложном положении, капитан Глудкин не растерялся. Обнаружив противника у себя в тылу, и понимая, что путь отступления на восток закрыт, он вывел своих бойцов из боя и стал отводить отряд на юг, в сторону поселка Отряд-Алабуга. Это движение сильно встревожило красное командование. Выйдя на тракт, белые егеря могли запросто отрезать, стоявшие у пос.Песчанка красные части. Чтобы этого не допустить, стоявшие в резерве в дер.Березово два батальона красного 311-го полка, были срочно двинуты в пос.Отряд-Алабугу. Однако занимать поселок, капитан Глудкин не собирался. Сделав крюк и обманув преследующего противника, он вывел свой отряд на дорогу в 8 верстах западнее казачьего поселка Богоявленка. Теперь, путь на восток был открыт.

Чтобы не дать егерям вырваться из кольца, часть красноармейцев 310-го полка выступила из п.Песчанки по тракту на п.Богоявленку. Это позволило бы, надежно перекрыть все пути отхода на восток. Но оборонявшиеся здесь казаки отбросили наступавших красных. Их атакующие цепи смешались, попав под плотный пулеметный огонь. Тем временем, быстро шагающие егеря, уже подходили к Богоявленке. Позади, их преследовал красный 308-й полк с 1-й гаубичной батареей. Вот где сказалось, отсутствие у красного начдива Неймана, хоть сколько-нибудь крупной кавалерийской части. Имея конный полк, красные могли бы надежно отрезать отряду Глудкина все пути отхода. Но на просьбу, оставить в дивизии, только что прибывший в пос.Озерный 1-й Оренбургский имени «Степана Разина» кавполк, командарм Тухачевский вновь ответил отказом.

На левом фланге 35-й дивизии, с утра, красный 309-й полк выступил из с.Нижнеалабугское по тракту на ст.Пресногорьковку. Но почти сразу же, красноармейцы столкнулись с колонной белой конницы из Сводной Партизанской дивизии, двигавшейся на с.Нижнеалабугское со стороны дд.Горьковская, Гладковская и Ершовка. Боем со стороны белых управляла умелая рука. Белые кавалеристы стали разворачиваться в цепи, выдвигая вперед пулеметные расчеты. В бинокль были видны орудийные упряжки, промчавшиеся и развернувшиеся на позициях. Уже через пару минут, над красной пехотой вспухли белые облачка шрапнельных разрывов. Вскоре, орудия уже стреляли шрапнелью и гранатами вперемешку, а конная лава, растянувшись и сверкая шашками, с устрашающим гиканьем устремилась в атаку. Белым кавалеристам удалось потеснить красные полки и занять с.Нижнеалабугское. При этом 309-й полк отошел по южному берегу речки Ниж.Алабуга и занял двумя батальонами позиции у д.Кунгуровка. Еще один батальон отошел в д.Осипово(Сосновка)-Отногинская.

На всем участке полка шла интенсивная ружейно-пулеметная перестрелка. Стоявший в с.Нижнеалабугское красный 307-й полк, так же был вынужден отойти по северному берегу речки, к деревням Отногинская и Каминское. Здесь, приведя себя в порядок, красный 307-й полк начал наступать, тесня противника, от перекрестка дорог с.Ялым – с.Нижнеалабугское – д.Отногинская на восток на с.Нижнеалабугское. За день, 307-й полк потерял 1 убитым, 15 раненных, в плен было взято 15 белых солдат и захвачен 1 пулемет системы «Кольт». Погибшим в бою, вероятно, был красноармеец Григорьев Петр Васильевич, уроженец Пермской губернии, Екатеринбургского уезда, Рождественской волости, похороненный в одиночной могиле у с.Нижнеалабугского. Красноармейцами 309-го полка, в с.Нижнеалабугское были взяты в плен 6 белых солдат (25).

На следующий день, 16 октября 1919 года, двигаясь вдоль тракта, наступавшие красные полки заняли казачий поселок Крутоярку. На левом фланге дивизии, на рассвете, два батальона 309-го полка с 3-й легкой батареей, выступили из д.Кунгуровской по дороге на оз.Гренадерское. Еще один батальон, вышел из д.Осипово(Сосновка)-Отногинское на д.Орлово.

У белых, в д.Орлово стоял 2-й Оренбургский казачий пластунский батальон сотника Медведева с 2 орудиями 2-й батареи 12-го Сибирского артдивизиона и сотней 5-й Сибирской казачьей дивизии. После боя, казаки-пластуны отошли на д.Воскресенское. В бою у д.Орлово, было принято 4 белых солдата-перебежчика и захвачен приказ белых по Степной группе. Из него, стал ясен состав и расстановка сил противника. За эти два дня, в боях у с.Нижнеалабугское, 309-й полк потерял 5 убитых и 25 раненных, в том числе погибли:

1) Сергеев Иван, Казанская губерния, Чебаксарский уезд, Богородская волость, д.Мартыновка,

2) Алексеев Владимир, Казанская губерния, Ядринский уезд, Стрелецкая волость, д.Поленлят,

3) Иванов Тихон Иванович, Казанская губерния, Чистопольский уезд, Н.Амзитская волость, д.Камедрей.

Этих троих, похоронили на сельском кладбище в д.Кунгуровская в одиночных могилах. А в братской могиле у д.Верх.Алабуга были похоронены:

1) Долгов Федор, Казанская губерния, Ядринский уезд, Нарсовская волость, д.Амизиха(?),

2) Бародимов Александр, Казанская губерния, Тетюшский уезд, д.Ключи.

Кроме того, от полученных в бою ран, скончался красноармеец Волков Никита Николаевич, Казанская губерния, Козьмодемьянский уезд, д.Самарская, похороненный в братской могиле у д.Редуть. Стоявший с утра в с.Нижнеалабугское красный 307-й полк, на рассвете направил 2-й батальон вверх по течению реки на д.Ершовку. К полудню, батальон с боем занял д.Баньщиково и д.Горьковское, заставив белых отступить на д.Гладковское. На помощь красноармейцам, подошел еще один батальон их полка и совместным натиском, после полудня, д.Ершовка с боем была взята. В бою были ранены красноармейцы 307-го полка:

1) Епихин Михаил, Рязанская губерния и уезд, Троицкая волость, с.Конишева,

2) Захаров Андрей, Тамбовская губерния, Кирсановский уезд, с.Соколовское,

3) Калегин Василий, Рязанская губерния, Михайловский уезд, Трипольская волость, д.Желвоковки,

4) Мозюкин Сергей, Рязанская губерния, Сапожковский уезд, Романовская волость, с.Унгар,

5) Оленев Александр, Казанская губерния, Чебоксарский уезд, с.Перечуваево,

6) Пирогов Трофим, Пензенская губерния, Наротчатский уезд, Паньжинская волость, с.Орловка,

7) Зимин Иван, Нижегородская губерния, Васильсурский уезд, Титовская волость, д.Новоусатово.

К ночи, с запада сюда подошли красные 43-й и 44-й стрелковые, а так же 65-й и 66-й кавалерийские полки. Небольшая деревня Ершовка, оказалась буквально запружена войсками. В этот же день, справившись, наконец, с эпидемией тифа, 1-й Челябинский крепостной полк выступил из п.Озерного на п.Отряд-Алабугу, а 3-й Пермский крепостной полк, двинулся из ст.Звериноголовской по тракту в п.Сибирку (26).

По оценке историков, с 14 по 17 октября 1919 года, на всем фронте 5-й армии, развернулось упорное встречное сражение. Исход боев в нем, решался выходом красных войск в тыл белым, через незанятые промежутки. Предотвратить такие обходы, из-за неравенства в силах, белое командование не могло. Однако упорное сопротивление белых частей, ломало намеченный в директивах красного командарма Тухачевского темп наступления его полков. Так, части 35-й дивизии, достигли указанной в директиве от 17 октября 1919 года линии, не к вечеру следующего дня, как было предусмотрено, а лишь к 20 октября 1919 года. Приказ явно не учитывал темпов движения частей и необходимого им времени.

17 октября 1919 года, наступавшие по Петропавловскому тракту красные части с боем заняли ст.Пресногорьковку. Севернее, наступавший по южной части Курганского уезда красный 309-й полк,  с утра выступил из д.Орлово. Не доходя до д.Воскресенки, красная колонна попала под беглый артогонь. Двигавшаяся с полком 3-я легкая батарея развернулась и своим огнем сбила наблюдательный пункт белых, накрыв стоявшие на позиции 2 орудия 2-й батареи 12-го Сибирского артдивизиона. После этого, 309-й полкс боем занял деревню, заставив оборонявший ее 2-й Оренбургский казачий пластунский батальон отойти на казачий поселок Починовка. Преследуя отступавших казаков, в полдень, 309-й полк без боя прошел через поселок.

Пройдя еще 13 километров, двигавшаяся впереди красная разведка обнаружила идущий по дороге казачий отряд. Быстро снявшись с передков, красная 3-я легкая батарея открыла огонь прямой наводкой. Попав под внезапный обстрел, казачий отряд, нахлестывая лошадей, в панике ушел на д.Филиповку. Пройдя еще около 4 километров, красная колонна вновь попала под огонь 4 белый орудий. Стали заметны идущие навстречу цепи двух спешившихся сотен 2-го Усть-Каменногорского полка, 3-го Сводно-партизанского полка (30 штыков) и эскадрона полка «Черных гусар» (70 сабель).

Заняв позицию возле леса, красная 3-я легкая батарея открыла по наступавшим огонь прямой наводкой. Под разрывами снарядов, белая пехота отошла на д.Филиповку, открыв оттуда ружейный огонь. Красная батарея перенесла огонь на деревню. Одновременно, 309-й полк развернулся цепями и начал наступать от озера, поддерживая свое движение пулеметным огнем. Под этим натиском, оставив деревню белые отошли на 5 километров. Пройдя д.Филиповку, красные цепи продолжили преследовать отступавшего противника, а 3-я легкая батарея, встав на позицию уже в самой деревне, открыла им вслед огонь. Не принимая больше боя, белые отошли на хут.Барсучий.

В Филиповке, сдалось в плен множество белых солдат, особенно обозников. Всего, было взято 103 пленных, среди которых был и мобилизованный в обоз 51-летний казак Свешников Григорий из ст.Прорывное. Красный 307-й полк, с утра двинулся на д.Пищальное, где вступил в бой не доходя 3 километров до нее, с оборонявшимся здесь белым 3-м Новоустькаменногорским полком. Сбив белых с позиции, полк двигался дальше без боя и занял деревню. Белые с 2 орудиями отошли на с.Башкирское. В этом бою погиб 23 летний казак Пливпиков(?) Владимир Григорьевич (27).

Уже первые дни наступления, внесли серьезные коррективы в планы красного командарма Тухачевского. Выяснилось, что основное сопротивление, оказывается белыми в полосе железной дороги Курган-Петропавловск, где стойко оборонялись Уфимская и Волжская группы. Форсирование реки Тобол на их участках шло медленно, красные полки не раз отбрасывались обратно на свой берег. Одновременно, в результате трех дней наступления, левый фланг белых в районе Петропавловского тракта был глубоко обойден. Упорное сопротивление белых на железной дороге, не могло иметь существенного значения при столь стремительном отходе левого фланга. Оставалось еще дальше обойти белых по тракту, вынудив их к отходу по всей линии фронта под угрозой окружения. С этой целью, 17 октября 1919 года, Тухачевский отдает частям 35-й дивизии приказ – выйти на следующий день, к поселкам Макарьевка и Кабаний, деревням Успенская и Чулошная. Это выдвигало правый фланг 5-й армии, в положение угрожающим белым коммуникациям и делало сопротивление в полосе железной дороги бессмысленным.

Но воистину критической, сделать ситуацию для армии Сахарова, могла бы переброска в район тракта красной конницы, способной не только охватить фланг, но и разрушить тыловые коммуникации белых войск, посеять у них панику. Об этом и просил штаб армии начдив Нейман, планируя развиваять наступление частей своей дивизии на стан.Макушино. К счастью для белого командования, Тухачевский вновь вновь не прислушался к просьбам начдива.

Тем временем, белые в районе тракта стремительно отступали. 18 октября 1919 года, красные полки уже подходили к казачьему поселку Пресноредуть. По тракту, одна за другой тянулись длинные колонны красных полков. По станичным улицам цокали копыта коней, всадники в ладно пригнанных защитных гимнастерках , фуражках или остроконечных суконных шлемах с нашитыми поперек груди синими полосами. За ними, вразнобой тянулась пехота. Во многих командирах угадывалась унтер-офицерская выправка, вбитая намертво в старой русской армии.Длинные колонны время от времени разрывались пароконными повозками и орудийными запряжками.

А на левом фланге 35-й дивизии, красный 309-й полк с 3-й легкой батареей, выступил из д.Филиппово по дороге на д.Воздвиженское. С белыми столкнулись у хут.Барсучье (5 километров восточнее Филипповки). Здесь оборонялись около 100 сабель из 2-го Усть-каменногорского полка и полроты 3-го Сводно-партизанского полка при 4 орудиях. Встав на позицию, белая батарея открыла стрельбу, но накрытая ответным огнем красной артиллерии, быстро снялась и отошла. Хутор Барсучье был с боем занят красноармейцами. Потери 309-го полка составили 23 раненных, в плен было взято 3 казака.

К вечеру, части белой Сводной Партизанской дивизии отошли на хут.Анокин (1 километр западнее оз.Суркино). Красный 307-й полк, выступив на рассвете из д.Пищальное, встретил противника у с.Башкирское. Здесь оборонялся белый 3-й Новоустькаменногорский полк. После перестрелки, красноармейцы без потерь заняли село, взяв в плен 21 белого солдата, захватив 3 пулемета и 1 повозку. В полдень, 307-й красный полк без боя вошел в с.Половинское, захватив здесь в плен 5 белых солдат. Белые отступили на д.Успенское. Позади красных полков, двигался 9-й отряд особого назначения, который к вечеру прибыл в д.Воскресенскую (28).

19 октября, для разведки ситуации в степях на правом фланге армии, красное командование направило в этот район, самолет воздушной разведки из 29-го авиаотряда. Аэроплан системы «Катран», с экипажем под управлением летчика Соколов и наблюдателя Гесслера, вылетел на рассвете из с.Куртамыш. Постепенно, аэроплан пролетел деревни Кислая, Закоулово, Ялым, Нижнеалабугское, Пищальная. Но при подлете к с.Половинскому у самолета стал сдавать мотор. Кроме того, выпущенные с земли несколько случайных пуль перебили трос и что бы облегчить самолет летчики сбросили 10 бомб на дорогу у деревни. Мотор стал работать лучше и самолет полетел дальше. Вскоре, пилоты заметили обоз в д.Чулошной и еще один обоз идущий из д.Дубровской в д.Яровое. Множество подвод с солдатами двигалось в районе Петропавловского тракта. При возвращении, едва пролетели дд.Байдары и Ершовку, как у самолета задымился и остановился мотор. Аэроплан пошел на вынужденную посадку, приземлившись в д.Дубровское.

Тем временем, красный 309-й полк, в ночь с 18 на 19 октября, с боем занял д.Успенское (Грачево), отбросив оборонявшиеся здесь 3-й Сводно-партизанский (30 штыков и 40 сабель), 2-й Усть-Каменногорский, 3-й Новоустькаменногорский полки, эскадрон «Черных гусар»(50-80 сабель) с батареей из 4 орудий. В бою были взяты около 100 пленных, захвачено 5 пулеметов и обоз.

Развивая наступление, красноармейцы после небольшой перестрелки заняли д.Воздвиженка, заставив белых отойти в сторону казачьего поселка Кабаний. Потери 309-го полка составили 2 раненных, а так же был убит и похоронен в одиночной могиле около д.Успенка, красноармеец Владимиров Алексей Владимирович, Казанская губерния, Ядринский уезд, Сарлинсая волость, д.Кельширма. Красный 307-й полк, занял днем без боя д.Чулошное, где был взят в плен подпоручик Чижов, начхоз 1-й батареи 12-го Уральского артдивизиона имевший при себе 190 тыс.рублей казенных денег. Следовавший за полками 9-й отряд особого назначения остановился у хут.Барсучье.

Нельзя сказать, что штаб генерала Сахарова, не понимал опасного положения, складывающегося на фронте, в районе Петропавловского тракта. Однако в его распоряжении не было сил, чтобы приостановить, фактически бесприпятственное наступление красных в этом районе. Лишь 19 октября, из тыла на стан.Петухово, прибыл только что сформированный 1-й Карпаторусский полк. Было решено сосредоточить его в с.Б.Курейное, вместе с Саткинским егерским полком, откуда нанести удар на юг, прямо во фланг наступающим по тракту красным полкам.

Тем временем, к вечеру 20 октября, красные полки 35-й дивизии достигли казачьего поселка Екатериновка, д.Воздвиженка (307-й полк) и д.Привольное (309-й полк). В последней, белые обстреливали красноармейцев со стороны п.Усердное. Но больше чем бои, утомляли красноармейцев марши по осеннему бездорожью. Особенно в плачевном состоянии оказались обоз и артиллерия. Отощавшие лошади не в силах были тянуть повозки. Красноармейцы помогали им, стоя по щиколотку в холодной, хлюпкой грязи (29).

По написанным позднее воспоминаниям командарма Тухачевского, к этому времени, его штаб обратил внимание, что части 35-й дивизии, развивая свое наступление, выиграли пространство на правом фланге армии и стали нависать над коммуникациями белых. Решив использовать эту выгодную ситуацию, 21 октября, штаб 5-й армии отдает срочный приказ №1698-н, по которому части красной 54-й дивизии, должны были перейти через д.Байдары, на петропавловский тракт в район Кабаньего, для усиления обходного крыла и прикрытия правого фланга армии, в случае контрудара противника. Эта переброска уже явно запаздывала, но в штабе 5-й армии, упорно цеплялись за идею неотступно наседать и обтекать левый фланг противника, угрожая тому постоянно окружением. Как писал впоследствии сам командарм: «…армия совершала последовательный маневр, удлиняя свой правый фланг за счет освобождающихся в центре частей и тем самым, создавая обеспечение успеха Ишимского сражения». Таким образом, как отмечал Шундеев, своим быстрым движением, 35-я дивизия все время угрожала флангу белых. Малейшая попытка белых задержаться в центре, грозила бы им неминуемым обходом с юга. Это привело к окончательному разгрому белых и не давало им возможности быстро отойти и привести части в порядок.

Под угрозой быть отброшенными к северу от железной дороги, разбитая белая армия стала поспешно отступать. Как верно заметил Вольпе, хотя предусмотренная первоначальным планом операции попытка окружить белых в районе железной дороги провалилась, но общий характер катастрофы принял такие размеры, что белые начали стремительный отход. К этому времени, красные полки в районе Петропавловского тракта, подходили уже к ст.Пресновка. Из д.Привольное, на линию казачьих поселений смещался и 309-й полк. И лишь красный 307-й полк, продолжал двигаться по линии крестьянских селений севернее казачьей линии, выступив днем из д.Воздвиженка на д.Покровку (30).

23 октября 1919 года, началось общее отступление белых армий по всему фронту. План Дитерихса был прост – оторваться от красных, невзирая на потерю территории. Уже 22 октября 1919 года, командующий фронтом генерал Дитерихс, телеграфировал адмиралу Колчаку: «…положение в 3-й армии внушает мне серьезные опасения за судьбу всего фронта. Опасаюсь, что Петропавловск будет взят красными сегодня или завтра, что поставит Волжскую и Уфимскую группы в чрезвычайно тяжелое положение, а 1-ю и 2-ю армии в критическое».

Пользуясь тем, что сходящиеся у Петропавловска вместе железнодорожный путь и полоса тракта сокращали линию фронта, штаб генерала Сахарова решил сдвинуть свои войска на юг, чтобы ликвидировать опасный охват левого фланга. Ведь именно здесь, на открытом степном фланге, и крылся залог успеха всей операции.

В штабе красного командарма Тухачевского еще не понимали, что их противник уже начал стремительный общий отход. В директиве №1707-н от 23 октября 1919 года, красный командарм еще думал, как не дать частям белых Волжского и Уфимского корпусов, выйти из намечающегося у станций Лебяжье и Макушино окружения, требуя для этого, от частей 35-й дивизии ускорить охват левого фланга белых в районе Петропавловского тракта. Им должны были помочь своим правым флангом двигавшиеся чуть севернее части красной 5-й дивизии, а так же, следуя через с.Лопатки, должна была прибыть Сводная кавалерийская дивизия.

Предполагалось, что сосредоточившись в казачьем поселке Богатое, красная конница будет действовать в тыл белым, в направлении станции Петухово. С фронта, белых должны были теснить вдоль линии железной дороги полки красных 26-й и 27-й дивизий. Таким образом, лишь спустя неделю, штаб командарма Тухачевского совершил ту перегруппировку своих войск и их концентрацию на правом фланге, с какой и следовало начинать наступление. Теперь, основной идеей стало отрезать белым пути отхода на Петропавловск.

Однако, планируемый штабом красной 5-й армии этот удар, уже был нацелен по пустому месту. Белому командованию удалось искусно вывести свои главные силы, из намечавшегося в районе железной дороги окружения. Рокировка сил красной 5-й армии с левого фланга на правый опоздала. Переброска 54-й и Сводной кавалерийской дивизий на правый фланг, в район Петропавловского тракта, лишь привела к дальнейшему бездействию этих дивизий, помогла белому командованию отвести остатки разбитой армии за реку Ишим. Тем временем, назначенный для контрудара белый Саткинский егерский полк, еще 20 октября прибыл из Петропавловска на стан.Лебяжье. После разгрузки, полк с 4-орудийной батареей, действуя в авангарде 11-й Уральской дивизии, двинулся через д.Пеган на д.Покровку. Им командовал полковник Коршаневский. Еще в сентябре, в бою у п.Дубровного, полк был фактически уничтожен и его остатки отведены в г.Петропавловск. Здесь, в полк влили пополнения из 7-го Уральского кадрового полка. Эти новобранцы были из числа вновь мобилизованных крестьян и не горели особым желанием сражаться. И хотя теперь, в рядах полка насчитывалось до 1200 человек, в том числе 800 штыков, 12 пулеметов и 3 орудия, его боеспособность была невелика.

В д.Покровка, на которую пришелся основной удар белых, расположился прибывший из Екатериновки обоз пулеметной команды (33 красноармейца и 2 пулемета). К моменту появления белых, следовавший через деревню красный 307-й полк, уже успел уйти вперед на д.Моховик. Без боя, подошедшие белые солдаты-саткинцы заняли северную и восточную часть д.Покровки, ничего не зная о стоявших в ней же красноармейцах из обоза. Красные пулеметчики не растерялись, а напротив, решили обороняться до последнего, выставив два своих пулемета для стрельбы вдоль улицы. Тем временем белые, захватив в плен одного из красноармейцев, узнали о застрявшем в деревне красном обозе и выслали для его поисков разведку.

Подпустив белых солдат на близкое расстояние, командир взвода пулеметной команды 307-го полка Лукшин Алексей Михайлович обстрелял их из пулемета. Двое белых солдат были легко ранены. Заметив это, старшина команды Родюшкин Никита Васильевич, вместе с красноармейцами Галкиным, Сердечным и Колчиным, бросился за побежавшими прочь белыми разведчиками и захватил ковылявших последними 2 раненных белых солдат.

Со слов пленных, южная часть деревни, где находился красный обоз, была окружена цепью белых, а по дорогам на п.Казанка и д.Моховик, уже были выставлены белые заставы. Узнав об этом, Лукшин приказал спрятать запасное тело пулемета и пулеметные стволы в канаве и куче навоза. После чего, взяв часть патронов и 2 запасных тела к пулемету, совершенно не имея винтовок, 30 оставшихся красноармейцев (3 было взято в плен во время уже начавшейся перестрелки с белыми), незаметно подошли в темноте на 20 метров к белой заставе и с криком «ура», бросились на нее в атаку. Белые солдаты в панике начали разбегаться, бросая свои винтовки, которые были подобраны красноармейцами. Здесь же, был обнаружен и взят с собой 1 пулемет с лентами. Утром, отважной группе удалось присоединиться к своему полку.

Узнав о выходе противника им в тыл, командир красного 307-го полка Безроднов, направил к д.Покровка свой 2-й батальон. Подойдя с юга, батальон взял пулеметный обоз под свою охрану. Но противника необходимо было срочно ликвидировать, чтобы предотвратить опасность удара во фланг. Наступление на прорвавшихся белых, было решено повести с разных сторон. Красный 307-й полк должен был атаковать из д.Моховик, а стоявший в резерве 3-й батальон 309-го полка - из д.Привольное. Вскоре, красные части перешли в контратаку. Встав на позицию у д.Моховик, огонь по белым открыла 3-я легкая батарея. Под прикрытием ее огня, цепи красноармейцев 309-го и 307-го полков двинулись в атаку. Белые солдаты-саткинцы проявили слабую устойчивость. В плен к красным сразу же сдались 80 солдат. Вскоре, красноармейцы заняли д.Покровка, захватив 1 пулемет системы «Кольт» и около 100 винтовок.

Потери 307-го полка в бою составили 1 убитый, 1 умерший от ран и 3 раненных. Погибшие – красноармеец Александр Михайлович Плеханов, Нижегородская губерния, Лукьяновский уезд, Галкинская волость и командир отделения 307-го полка Шакир Негомадзянов, Казанская губерния, Мамадышский уезд, д.Апатово, были похоронены в братской могиле у д.Моховик. Сейчас, ни эта могила, ни сама деревня не сохранились. Попытка саткинцев наступать на рассвете, привела к тому, что полк попросту разбежался.

Советские историки говорят о собранных по лесам до тысячи дезертиров и около 10 взятых пулеметах. После этого несчастного боя, Саткинский егерский полк был сведен в два батальона, насчитывавших 150 штыков и 6 пулеметов. Его командиром был назначен полковник Кержинцев (31).

Итак, красные полки неумолимой стальной лавиной подходили к Петропавловску. Провал намеченного контрудара привел белое командование в смятение. Стало окончательно ясно, что в тоболо-ишимском междуречье красных уже не удержать и генерал Дитерихс потребовал как можно скорее отводить войска за Ишим. Теперь, все бои на подступах к Петропавловску, могли иметь лишь арьергардное значение. Главное было успеть подготовить оборону города. Для этого, в первую очередь, стали срочно отводить за Ишим, отставшие части Волжской и Уфимской групп. Войска Уральской группы, было решено напротив, сместить южнее на петропавловский тракт, чтобы задержать рвущиеся здесь вперед красные полки. Тем временем, части Степной группы должны были всеми силами сдерживать продвижение красных по тракту.

Операция по обороне тобольско-ишимского междуречья, белым командованием была уже фактически проиграна. Сейчас, оставалось лишь попытаться построить новую линию обороны на подступах к Петропавловску, чтобы задержать на реке Ишим красные полки. Правда, сил для этого, явно не хватало. Да и красные наступали столь стремительно, что на перегруппировку белых частей и занятие ими указанных для обороны районов, уже не оставалось времени.

Уральская группа, успела совершить переброску буквально «перед носом» наступающих красных частей, и сразу же попала под удар. Степная группа даже не пыталась выполнить поставленную ей задачу. В этой ситуации, Уфимская и Волжская группы, могли лишь спешить к переправам. В свою очередь, наступавшие на левом фланге 35-й дивизии части 1-й бригады Павлова, получили приказ, в ночь с 25 на 26 октября, выйти в район оз.Ряково и отрезать путь отхода белым на Петропавловск, отбросив противника к северу от железной дороги.

Опаздывая с выполнением этого распоряжения, с утра 26 октября, красный 307-й полк с двумя орудиями прибывшей к нему 2-й батареи 2-го Крепостного артдивизиона, отбросил Войсковой Сибирский казачий корпус и с боем занял села Больше- и Малоприютное, взяв 11 пленных. Казаки отошли на с.Теплодубровное, откуда совместно с Волжской кавбригадой, прикрыли дороги на стан.Петухово и п.Михайловку.

Продолжая наступление, 307-й полк двинулся за ними на казачий поселок Михайловку. Одновременно, главные силы бригады (309-й и 308-й красные полки), выступили из казачьих поселков Богатое и Кладбинка, к линии железной дороги, надеясь перехватить ее у несуществующего ныне поселка Гришинский (возле д.Матасы). К вечеру, они уже прошли 18 километров в сторону стан.Петухово, где остановились на ночлег. Как камни, падают на землю уставшие люди и засыпают тяжелым сном. Только часовые стоят с винтовками у костров, да не спят полковые штабы, составляя приказ на завтрашний переход, в конце которого, почти наверняка ждет бой.

Понимая, что части Волжской группы, могут быть отрезаны от Петропавловска, штаб генерала Сахарова срочно, с литером «Вне всякой очереди», приказал Уфимской и Волжской группам ускорить отход своих частей на линию д.Старорямово – д.Бутырино – займище Степное – оз.Мураш. К этому времени и красному командованию стало ясно, что отбросить белых к северу от железной дороги не удастся. Командарм Тухачевский решает завершить операцию, нанеся удар 35-й дивизией на Петропавловск. В директиве №1721-н от 26 октября 1919 года, он дал указание начдиву Нейману, к 29 октября, захватить переправы через Ишим и штурмом овладеть городом. На правый фланг армии, в степи, перебрасывались 2-я бригада 54-й дивизии, вся 26-я дивизия и Сводная кавдивизия. И хотя целью маневра, было по прежнему обойти белых с юга, главные силы 5-й армии, оказались смещены к правому флангу, двигаясь по пересекающимся направлениям, зачастую в тылах друг друга (32).

27 октября, с утра, красные 308-й и 309-й полки начали наступать на д.Матасы. Здесь в арьергарде отступающей белой армии находились прибывший из с.Теплодубровное Волжский драгунский кавполк, 8-й и 10-й Сибирские казачьи полки, общей численностью до 500 сабель, а так же 3-й и 4-й Сибирские казачьи пластунские батальоны, общим числом до 200 штыков. Они с боем отошли к линии железной дороги, где их прикрыли ураганным огнем два белых бронепоезда. Продвижение красной пехоты застопорилось. Но вот, по дороге поднялось облако пыли, которое быстро приближалось. Красная 3-я легкая батарея неслась карьером. Все артиллеристы знали о трудном положении, в каком оказались их товарищи. Быстро снялись с передков и навели орудия. Первый же снаряд разорвался около бронепоездов. Под метким огнем, обе стальные машины отошли к раз.Орленок, что перед стан.Мамлютка.

В бою, красноармейцами было захвачено 2 пулемета, лошади, повозки и взято несколько пленных драгун. Потери 308-го полка составили 12 раненных, а 309-й полк потерял 1 убитым и 8 раненных. Погибший красноармеец 309-го полка Безруков Степан, Пензенская губерния, Чикдарский уезд, был похоронен в одиночной могиле близ д.Матасы. Исполняя приказ, красноармейцы взорвали железнодорожные пути у раз.Сочино, но прикрывавшие отход два белых бронепоезда, уже успели отойти на Петропавловск. Они отступали последними, задрав вверх могучие стволы орудий. Под стальными башнями, у трехдюймовок и пулеметов, офицеры пристально всматривались через прорезанные щели, в медленно редеющий утренний туман. Не задерживаясь, 309-й полк двинулся преследовать противника с правой стороны линии железной дороги, а с левой стороны пошел 308-й полк. За ними, в д.Матасы из п.Михайловки, прибыл красный 307-й полк, сразу же выступивший вперед, догонять своих ушедших товарищей (33).

На этом и завершилось участие 35-й красной дивизии, в боях на территории современной Курганской области. Не легко далась ей эта победа. В тоболо-ишимском междуречье, остались лежать навечно многие ее бойцы и командиры. На обочинах пыльных степных шляхов разбросаны их могилы. Дальнейшая судьба частей 35-й дивизии оказалась причудливой. Сыграв главную роль в боях на «Горькой линии» и за Петропавловск, дивизия затем участвовала затем в боях за города Омск, Канск, Нижнеудинск, Черемхово и 6 февраля 1920 года, вошла в город Иркутск, где и окончила свой Восточный поход.

Дивизию было решено оставить в Сибири и довести ее части до предусмотренной штатом численности. Прежде всего, постарались сформировать недостающую 3-ю бригаду. Для этого, приказам №1093 от 20 декабря 1919 года, объединили сформированную из партизан Степную бригаду с одним из полков 2-й Челябинской крепостной бригады. При этом 2-й Казанский крепостной полк получил №313, 2-й Кустанайский Степной полк – №314, а 1-й Акмолинский Степной полк – №315. 1-й Степной кавполк, был отправлен в г.Петропавловск для переформирования.

Однако новое подразделение недолго пробыло в составе дивизии. Буквально через полгода, в июле-августе 1920 года, 3-я бригада была выведена из состава 35-й дивизии и переброшена в Семиречье, где ее включили в состав 3-й Туркестанской дивизии. Остальные части 35-й дивизии, с марта 1920 года, были переброшены на трудовой фронт. Приказом РВСР №2797\559 от 13 декабря 1920 года, за бои в Сибири, дивизии было присвоено Почетное наименование «Сибирской». В ней, была заново сформирована положенная по штату 3-я бригада.

Теперь, в ее состав вошли части, находившиеся в упраздненном Акмолинском укрепрайоне – 227-й Владимирский полк из состава 26-й дивизии, получивший новый №314-й и вся 175-я (1-я) бригада (523-й, 524-й, 525-й полки) расформированной 59-й дивизии. Кроме того, в декабре 1919 года, в г.Щеглове, в составе дивизии был сформирован 35-й Щегловский кавполк. Основу его составили 35-й кавдивизион, отдельный ординарческий эскадрон при штабе 35-й дивизии, Отдельный кавдивизион 2-й бригады 30-й дивизии и 150 бывших белых солдат, влитых в Красноярске.

После доукомплектования штатов, в мае 1921 года, 35-ю Сибирскую дивизию перебрасывают в Забайкалье, где она ведет бои с белыми отрядами Унгерна в Монголии. В сентябре 1921 года, 309-й полк расформировывают и весь его личный состав вливают в 307-й и 308-й полки. Вместо него, в июне 1922 года, в г.Якутске, в дивизию был включен 226-й Петроградский полк. Одновременно, с началом реформ и коренного сокращения Красной Армии, 35-ю дивизию коренным образом переформировывают. В ее составе была оставлена только одна 1-я (103-я) бригада. Две других же – 2-я (104-я) и 3-я (105-я) бригады, были выведены из состава дивизии и на их базе сформировали другие части.

Так 104-я (2-я) Балаганская бригада, в июне 1922 года была переформирована в г.Владивостоке в 1-ю Тихоокеанскую дивизию, в составе 1-го Читинского, 2-го Нерчинского и 3-го Верхнеудинского полков, а так же 1-го артиллерийского полка (видимо бывший 1-й легкий артдивизион). В 1936 году, дивизия переименована в 39-ю Тихоокеанскую дивизию, в составе 115-го Читинского, 116-го Нерчинского, 117-го Верхнеудинского полков и 39-го артполка, в 1957 году – в 129-ю, а затем – в 135-ю дивизии, в 1989 году переформирована в 130-ю пулеметно-артиллерийскую дивизию, под номером которой и существует до сих пор в составе 5-й армии в Приморье.

На базе 105-й (3-й) бригады 35-й дивизии, в июне 1922 года, в г.Канске, была сформирована 36-я дивизия. При этом, 313-й полк (бывший 487-й полк 1-й бригады 54-й дивизии, а затем 523-й полк 1-й бригады 59-й дивизии), был переименован в 106-й полк, которому 22 июня 1923 года, в ознаменование «солидарности с трудящимся населением Северного Сахалина», было присвоено наименование «Сахалинский».

314-й полк (бывший 227-й Владимирский полк), был переименован в 107-й полк, которому 18 октября 1922 года, «как укомплектованному составом бывшего 227-го Владимирского стрелкового полка 26-й Златоустовской стрелковой дивизии», было присвоено наименование «Владимирский», а шефство над ним приняло правление Читинской дороги.

315-й полк, был сформирован в октябре 1921 года в г.Троицкосавске, из сохраненного при расформировании кадра управления 309-го полка, его команды связи, хозяйственной роты, команды конной разведки и пулеметной команды. В июне 1922 года, он был переименован в 108-й полк 36-й дивизии, которому в декабре 1926 года, по случаю ведения боев на р.Белая, было присвоено наименование «Белорецкого».

Из 2-го легкого артдивизиона 35-й дивизии был сформирован артиллерийский полк, который впоследствии получил наименование 36-й Волжский артиллерийский полк. Дивизионный кавполк, был сформирован из частей, выделенных из состава 5-й Кубанской кавдивизии, при ее переформировании в бригаду. 4 июня 1923 года, дивизии было присвоено наименование 36-я Забайкальская стрелковая дивизия, и она вошла в состав Сибирского военного округа, с базированием в г.Чите.

Участвовала в боях на КВЖД, за которые 108-й полк был награжден Красным Знаменем. В 1957 году переформирована в 105-ю дивизию, находилась в Монголии, и к 1965 году расформирована.

Таким образом, из оставшихся в составе 35-й дивизии 307-го, 308-го и 226-го Петроградского полков, были сформированы 103-й, 104-й, 105-й полки. 23 ноября 1923 года, 104-му полку, «переформированному из 308-го стрелкового полка, в память доблестных боёв последнего полка 23-30 октября 1919 года под г. Петропавловском», было присвоено наименование «Петропавловский». 6 мая 1924 года, 105-му полку (бывшему 226-му Петроградскому), было присвоено наименование «Ленинградский». 35-й артиллерийский полк, был сформирован из влитого в состав дивизии в Иркутске 3-го легкого артдивизиона и Тамбовского гаубичного дивизионов. Ему было присвоено наименование «Троицко-Савский». В 1928 году, дивизия награждена Почетным Красным Знаменем, а в ноябре 1929 года участвует в конфликте на КВЖД в составе Забайкальской группы. За эти бои, 105-й Петроградский полк был награжден Орденом Красного Знамени. Ранее, в 1927 году, полк уже получил Революционное Красное Знамя от своих шефов – рабочих Петроградского района. В 1931 и до октября 1935 года, дивизия находилась на территориальном положении. В октябре 1935 года, 103-й полк (бывший 307-й) был выведен на формирование 93-й дивизии, а вместо него, в состав 35-й дивизии включен 7-й Астраханский полк, который переименовали в 103-й полк. В 1936 году, 35-я дивизия была передислоцирована на Дальний Восток и в 1939 году, ее полкам присвоили новые наименования – 183-й (бывший 103-й), 196-й (бывший 104-й), 352-й (бывший 105-й), 119-й легкий артполк (бывший 35-й артполк). В 1946-56 годах – расформирована.

Укрепленные районы, созданные в сентябре – октябре 1919 года на Урале, в большинстве своем, по окончании боевых действий, были расформированы. Правда некоторые из них, как например Челябинский УР, перебросили в район г.Кокчетав и ст.Арыкбалык, где он должен был создать новый укрепрайон. Такая же судьба, ожидала и Верхнеуральский УР. Его штаб и команды, было решено использовать при создании нового Звериноголовского укрепрайона, чьей целью было обеспечение правого фланга 5-й армии, со стороны степей Кокчетава и Атбасара. Уже 28 октября 1919 года, в ст.Звериноголовскую прибыли штаб и все учреждения Верхнеуральского УРа (команда связи, комендантская команда, отдел снабжения, 2-й Нижегородский инженерный батальон). Кроме них, в его состав должны были войти, формирующийся Стерлитамакский крепостной полк (37 командиров и 437 солдат), 34-е и 29-е военно-полевые строительства, формирующийся кавалерийский дивизион и рота связи, 2-й Троицкий крепостной полк. К декабрю 1919 года, артчасти Звериноголовского УРа уже насчитывали 12 трехдюймовых орудий, 31 командира и 836 солдат-артиллеристов. Основной идеей его обороны, было выдвижение пехотных частей, на путях ведущих от ст.Звериноголовской к городам Кокчетаву и Атбасару, а так же широкое использование местных крестьян для создания партизанских отрядов, выдвигаемых к юго-восточной границе. Эти группы должны были составлять первую боевую сторожевую линию, чьи укрепления создавалась на главных дорогах от ст.Звериноголовской на юго-восток и представляли собой земляные сооружения и блокгаузы. Вторую линию обороны, должны были занимать регулярные пехотные части. Вторая полоса укреплений представляла собой развитие Звериноголовской предмостной позиции, которая удлинялась до оз.Каракамыш и на север до устья р.Алабуги. К 21 декабря 1919 года, от дороги из ст.Звериноголовской на п.Отряд-Алабуга  и до дороги на д.Верх.Алабугу, уже были отрыты 23 окопа полного профиля с пулеметными гнездами. Впереди некоторых из них военные инженеры набили два ряда деревянных кольев. Правда в середине ноября 1919 года, 2-й Нижегородский инженерный батальон был переброшен в Оренбург, после чего в Звериноголовском УРе рабочей силы не осталось. Да вскоре, он и сам был упразднен за ненадобностью (34).



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites