kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Гражданская война в Зауралье » Олег Дуров. Трагические события в Большом Курейном

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Олег Дуров. Трагические события в Большом Курейном

На юго-востоке современного Макушинского района Курганской области находится одно из старинных сел – Большое Курейное. До революции село Курейное являлось волостным центром. Принято считать, что 15 октября 1804 г. по Указу Курганского земского суда при озёрах Курейное и Теренкуль было создано село Большое Курейное по торговому тракту из г. Кургана в г. Петропавловск. Вновь заведённая деревня образована в результате переселения крестьян деревни Белковой Ялуторовского округа и деревень Лисьей и Беспаловой Падеринской волости.

В начале ХХ века село растет и развивается. В 1915 году в селе насчитывалось 169 дворов, проживало 679 мужчин и 665 женщин. Основным занятием населения села было хлебопашество. Возле села было 719 десятин пашни, 500 десятин сенокосов. В селе имелась винная лавка, 5 торговых лавок, 29 мельниц, одна маслодельная маслобойка, три кузницы и общественная скотобойня. Салотопенный завод Игнатия Михайловича Лопарёва производил по 400 пудов сала в год. Артельный маслозавод перерабатывал 93 936 пудов молока. В 1900 г. было построено новое каменное здание церкви Святой Троицы из красного кирпича. В 1901г. в селе Курейном была открыта Министерская школа, состоящая из двух классов.

Большой бедой для села стала гражданская война.  11 сентября 1919 года Большое Курейное было разорено казачьими подразделениями, приданными 11-й Уральской дивизии за убийство 60-ти солдат 44-го Кустанайского полка, выходившими из окружения красными полками. Казаки сожгли более 120 домов, убили более 30 крестьян.

В начале сентября 1919 года в междуречье Тобола и Ишима Восточный фронт белых неожиданно для красных армий перешел в свое последнее контрнаступление. Наступавшая 1-я бригада 5-й стрелковой дивизии красных оказалась в ловушке. Ее ударные полки Глазовский и Нижегородский 9 сентября пройдя село Курейное вместе с бригадной артиллерией выступили вперед в направлении села Мартино.

Неверовский полк под командованием Эрна расположился в деревне Шенеринской. В Курейном остался только штаб бригады расположившийся в доме местного священника.

По воспоминаниям очевидца, связисты бригады не могли установить связь с соседями и штабом дивизии. Посланные на восстановление связи линейные телефонисты, конные связисты и разведчики натыкались на огонь казачьих заслонов и возвращались обратно. Были раненые. В селе действовали лазутчики.

Также нам известно, что начальник штаба бригады А.Ф.Федоров усиленно искал возможность установить связь со своими полками и соседями. Лишь командир ближайшего Неверовского полка был на связи и докладывал, что с юга подошли казачьи разъезды и начали обстрел деревни Шенеринской. Разведка полка установила, что за ними движется пехота.

Не тратя времени по приказу командира Федоров с развернутым флагом прорывается в Пеганово, где был штаб 1-й бригады 26-й стрелковой дивизии. Там ему удалось узнать, что соседи отступают на село Лопатки, а красные части слева под ударами колчаковцев отошли еще 8 сентября.

Для Федорова было неизвестно, что стало со своими полками ушедших далеко вперед. К ним добирался с конными вестовыми комбриг.

При этом следует отметить, что при эвакуации штаба бригады священнику села было предложено эвакуироваться вместе с семьей штабной подводой. Но он ответил отказом, решив остаться вместе с прихожанами.

10 сентября прорвавшийся через казачьи заслоны  к окруженным полкам командир бригады А. Я. Сазонтов  немедленно созвал командиров полков и батальонов в Мартино, ознакомил их с создавшейся обстановкой.

На совещании начальник связи Глазовского полка доложил, что ему удалось включиться в провод, связывавший начальников 7-й и 11-й пехотных дивизий белых, подслушать и записать их разговор о плане разгрома «окруженной бригады красных». На совете было много предложений, как совершить прорыв. Но все предложения, в том числе и самого Сазонтова, были раскритикованы помощником командира Глазовского полка В.К. Пиотровским, как крайне рискованные, связанные с огромными потерями, почти безнадежные. Он предложил свой план выхода из окружения.

План Пиотровского был всеми одобрен. Единогласно решили: организацию прорыва возложить на него.

Надо отметить, что уставшая после боя Уральская дивизия, расположившись на отдых, вела себя беспечно.

Тем временем Пиотровский расставил красные полки так, что они смогли с наступлением темноты оторваться от 7-й дивизии противника. Утром красноармейцы, незаметно вошли в Курейное. На колокольне установили пулеметы. Заняв другие выгодные позиции, бойцы атаковали сонных колчаковцев и в скоротечном бою нанесли большой урон гарнизону. Уральцы в одних кальсонах выскакивали на улицу и падали от пуль красноармейцев. Чудом молодому генералу А.В. Круглевскому удалось спастись.

Прорвавшись почти без потерь, красные освободили триста красноармейцев, не задерживаясь, ушли на соединение с 26-й дивизией по Лопатинской дороге [1].

Прорыв красных полков был неожиданным.

Жители деревни ничего не знали об утреннем инциденте, в ответ на который был применен принцип общего коллективного наказания, нарушающий все правила и обычаи ведения войны.

По приказанию генерала Круглевского казаки начали творить расправу.

Сельского священника вместе с женой и воспитанницей вывели в огород, заставили выкопать могилу и расстреляли.

Одной из первых сожгли усадьбу священника, а затем стали поджигать дома крестьян с двух сторон села. Только Лопаревскому краю удалось немногим уцелеть, а Зыряновский и Кошкин края были сожжены практически до тла. Бабы с детьми бежали к озеру прятаться под лодками. В Зырянском краю пощадили только один пятистенник, потому что дочь хозяина дома была замужем за казаком на хуторе Железном.

Встречавшихся на улице людей хлестали плетьми и расстреливали. Множество местных жителей, включая 12-ти летних детей, было убито прямо на улицах и во дворах своих домов, женщины и девушки предварительно были изнасилованы. Мародеры хватали крестьянское добро. Трупы стаскивали в овраг и кое-как засыпали.

Таким образом, сибирские казаки запятнали себя преступлением против мирных граждан. Оправдывая себя тем, что, по их мнению, ночью спрятавшиеся красноармейцы и местные большевики порубили топорами 60 спящих Уральцев. И в организации избиения участвовал священник, который подговорил нападавших не выпустить начальника дивизии А.В. Круглевского [2].

Кроме того, после событий в селе Большое Курейное 12 сентября 1919 года по 3-й Белой армии вышел приказ № 687 за подписью командующего армией генерала-майора Сахарова расстреливать граждан и сжигать селения дотла в случаях массового выступления жителей против армии [3].

О.Г. Дуров.

Научный руководитель – д-р ист. наук, проф. В.В. Менщиков.

Список литературы

  1.  Федоров А.Ф. «Октябрьские зори» - Москва: Воениздат, 1962.
  2. А. Г. Ефимов. «Ижевцы и воткинцы. Борьба с большевиками. 1918-1920 гг.» - Конкорд, Калифорния, 1975.
  3. Газета «Красный набат», №268, 21 ноября 1919 г.).


Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites