kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Гражданская война в Зауралье » Олег Винокуров. Роковая ошибка

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Олег Винокуров. Роковая ошибка

(случай на станции Варгаши)

Шел август сурового 1919 год, в России второй год бушевала гражданская война. От берегов Волги, перевалив Урал, шли на восток полки Красной Армии. Еще ждали их впереди кровопролитные бои, еще предстояло им вынести, на зауральской земле, - последнее, самое ожесточенное и отчаянное наступление белых армий. Сотням боевых товарищей, еще было суждено, в ближайшие дни и недели, навсегда лечь в зауральской земле. Ну, это все еще ждало красных бойцов впереди, а пока полки двигались вперед, подходя уже к очередной зауральской станции - Варгаши. Вдоль линии железной дороги продвигались на восток, части 5-й Пензенской красной дивизии.

В тот день, о котором пойдет наш рассказ, впереди наступающих частей дивизии, двигался красный 37-й стрелковый полк. Поскольку именно его бойцам и суждено стать главными героями нашего рассказа, то стоит сказать несколько слов о том, что это была за часть. Полк был сформирован в октябре 1918 года, в городе Глазове Вятской губернии, как сказано в истории 5-й дивизии, «из мобилизованных Глазовского, Орловского, Малмыжского, Яранского, Котельничевского уездов и Пермской губернии». В течении прошедшего 1918 года, бойцы полка, выдержали множество тяжелейших боев. Позади, остались сотни километров трудных переходов. В день, описываемый в нашем рассказе, в полку насчитывалось девять стрелковых рот, объединенных в три батальона, в которых было 90 командиров и 569 стрелков. Огневую поддержку бойцам, могли оказать 17 пулеметов и 3 бомбомета. Всего, вместе с нестроевыми, в списках полка числилось 1779 человек.

Утром 22 августа, 37-й полк выбил из деревни Старо-Марково белый аръергард, в составе трех сотен Эткульского оренбургского пешего казачьего полка. Не принимая серьезного боя, казаки отошли на село Дубровное. Казалось, можно было бы развивать наступление и продолжать преследование отходящих белых частей. Однако, командовавший красным полком товарищ Горев, принял другое решение – повернуть полк на север и нанести удар в тыл белым частям, занявшим оборону у железнодорожной станции Варгаши. По замыслу красного командира, 37-й полк должен был, наступая через деревню Варгаши, выйти к железнодорожной станции. Этим маневром красные перехватывали железную дорогу, в тылу занявших оборону западнее станции Варгаши белых частей, облегчая тем самым, наступление вдоль линии железной дороги, бойцов соседнего 38-го полка. Весь день 22 августа 37-й полк продвигался к линии железной дороги.

В это время, оборону у станции Варгаши, занимал белый 48-й Туринский стрелковый полк. Его командир полковник Украинцев, расположил своих бойцов, на позиции в трех верстах западнее станции. На самой станции, заняла позицию 3-я легкая батарея, из состава 12-го Уральского артиллерийского дивизиона. Здесь же находился, уже знакомый нашим читателям, белый бронепоезд «Кондор». Для прикрытия батареи, белым командованием был назначен стрелковый взвод в количестве 15 солдат. Его командир прапорщик Нейков, позднее писал в своем рапорте, что трехдюймовые орудия, были поставлены командиром батареи, на позиции между озером и станцией Варгаши, в 500 метрах от станции.

Между тем, двигавшийся лесными тропами на север красный 37-й полк, в ночь с 22 на 23 августа вышел к деревне Варгаши. Впереди шли разведчики. Они первыми и наткнулись на белые заставы. Началась перестрелка. Попав под сильный ружейно-пулеметный огонь, красные разведчики отошли. Однако ушли отнюдь не все. Как затем отмечало красное командование, боец 5-й роты 37-го полка Порфирий Ермолаевич Попов «остался, и один, в темноте, разведал расположение белых застав, после чего, будучи замеченным ими, вернулся под огнем к своим». Фактически красноармеец Попов, выполнил один, задачу всей разведки – установил, где расположены передовые заставы белых. За свое геройство, приказом по армии, он был впоследствии награжден именными часами. Утром 23 августа, комполка Горев, развернув своих бойцов в цепь, двинул полк вперед. Зная, со слов Попова расположение белых застав, красная цепь незаметно подошла и открыла по ним огонь. Внезапно обстрелянные, находящиеся в передовых заставах белые солдаты отошли столь стремительно, что находящийся в деревне Варгаши третий батальон 47-го Тагильского полка, не успел даже занять боевой порядок. Его солдаты, услышав в предрассветной темноте выстрелы, в панике разбежались. Не надеясь на стойкость своих бойцов, командир отвел батальон на станцию Варгаши, под прикрытие бронепоезда «Кондор». Таким образом, путь на станцию, где стояли орудия, был открыт. Едва забрезжил рассвет, как прапорщик Нейков, заметил в шестистах метрах от позиции батареи цепь неизвестной пехоты, которая подходила к батарее с тыла, со стороны деревни Варгаши. «Кто это? Чьи это солдаты?» От ответа на этот вопрос зависела жизнь всех солдат-батарейцев. В бинокли, офицеры батареи могли четко видеть, что появившиеся в тылу, неизвестные бойцы, были одеты в шинели английского образца. Было сделано предположение, что это солдаты, недавно получившего подобную форму, 46-го Исетского полка. Это роковая ошибка и решила судьбу батареи. Никто даже не подозревал, что в захваченные английские шинели, красное командование одело, незадолго перед этим, своих бойцов. Дело еще усугубилось утренним туманом, в котором то появлялась, то скрывались неизвестные солдаты. Белые офицеры промедлили какое то время и упустили, столь ценные в боевой обстановке минуты. Пока офицеры раздумывали, стрелки неизвестной пехотной цепи, подойдя на несколько сот метров, внезапно открыли по артиллеристам, огонь из винтовок. От неожиданности, на батарее началась паника. Часть стрелков бросилась бежать по направлению к станции, прапорщик Нейков бросился их останавливать. В этой сложной ситуации, младший офицер батареи поручик Арапов не растерялся, а вместе с несколькими бывалыми солдатами-артиллеристами развернул, навстречу наступающей красной цепи, стоящее крайним слева четвертое орудие и успел выпустить подбегающей красной цепи девять снарядов. Другой офицер батареи - прапорщик Н.Суханов, спешно пытался организовать вывоз орудий с позиции. Однако, подошедшие уже вплотную красноармейцы, открыв огонь из винтовок, убили лошадей в двух заехавших на батарею передках. Видя это, другие два передка, с бойцами-батарейцами, бросились бежать за станцию. Положение стало безнадежным. Вынув под огнем прицелы, немногие не растерявшиеся артиллеристы, бросив орудия, стали отходить к станции. Несомненно, находившиеся «на плечах» отходивших красноармейцы, могли бы легко перестрелять бежавших по открытой местности белых солдат, но тут на выручку находившимся в отчаянном положении артиллеристам, внезапно пришел бронепоезд «Кондор». Его командир, разобравшись в обстановке, открыл огонь из двух орудий и пулеметов, прикрывая отход артиллеристов. Именно огонь бронепоезда и дал возможность батарейцам, без серьезных потерь перейти железную дорогу и уйти из под обстрела. По опубликованным в 20-е годы, в книге об истории 5-й дивизии, воспоминаниям бывшего красноармейца Буторина, именно огнем бронепоезда были убиты и ранены несколько красноармейцев, а красные цепи не только не смогли преследовать отходящих артиллеристов, но даже вынуждены были залечь. По свидетельству Буторина, на открытом месте, огонь бронепоезда грозил им полным уничтожением. Тогда Буторин, с уже упоминавшимся красноармейцем 5 роты Поповым, бросились к захваченным орудиям и повернув одно из них, открыл прямой наводкой огонь по бронепоезду. Ни Буторин, ни Попов, не были обучены основам артиллерийской стрельбы. Выпустив почти два ящика снарядов, они так и не смогли поразить прямым попаданием бронепоезд. Лишь несколько осколков пробили тендер паровоза. Однако беспорядочный, но частый огонь, заставил железную махину отойти, после чего красная цепь вступила на станцию. Согласно докладов офицеров, с батареи удалось спасти только два орудийных передка предназначенных для перевозки орудий и несколько повозок. Четыре легких трехдюймовых орудия и два зарядных ящика попали в руки красных. При этом, по мнению командира батареи Козмина, реальная возможность спасти орудия была. Дело в том, что отведенный с позиции у д. Варгаши 3-й батальон 47-го Тагильского полка, ночевал в казарме в 100-150 метрах от разъезда, на котором стоял бронепоезд «Кондор». При захвате красными орудий, этот батальон мог атаковать и отбить батарею, но его командир в очередной раз растерялся и дал приказ своим бойцам отходить.

Давно прошли те времена. Лишь безмолвный свидетель тех событий – маленькая пирамида на пристанционной площади, хранит память о них. Стоит она на братской могиле красноармейцев 37-го полка, сраженных огнем бронепоезда при атаке на станцию. Архивные документы 5-й красной дивизии донесли до нас их имена. Это санитар 6-й роты Семенов Дмитрий Яковлевич, уроженец пермского завода Мотовилиха и пулеметчик Гладких Михаил, уроженец Вятской губернии, Каминского уезда, Васильевской волости, поселка Беляковский. Наверно, это один из тех немногих случаев, тех давних лет, когда мы можем сказать, что никто не забыт.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites