kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Гражданская война в Зауралье » Олег Винокуров. Рабочие – за Колчака.

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Олег Винокуров. Рабочие – за Колчака.

Спросив любого, среднестатистического жителя России, какие воинские награды белой армии адмирала Колчака он знает, в ответ наверняка услышим – Георгиевский Крест. Знатоки могут припомнить еще Почетное оружие, да ордена «За освобождение Сибири» и «За Великий Сибирский поход». Но мало кто знает о том, что была у белых армий и совершенно особая воинская награда – Георгиевское знамя. Всего две воинские части, в истории белого движения, были награждены этим высшим воинским отличием. Одно из таких знамен, было вручено на нашей курганской земле.

Получила эту награду, совершенно необычная, даже для тех суровых лет, воинская часть. Это была Ижевская рабочая дивизия. Чем же так прославилась она, что заслужила это почетное воинское отличие? И почему заслуги бойцов и офицеров дивизии, были отмечены именно на курганской земле?

Сформирована дивизия была, из рабочих и служащих Ижевского оружейного завода. Еще летом 1918 года, восстали они, в тылу советских войск. После поражения восстания, несколько десятков тысяч ижевцев, с присоединившимися к ним рабочими Воткинского завода и крестьянами окрестных деревень, отступили за реку Каму, где влились в ряды белой армии. Командовал дивизией, молодой 33-летний генерал Виктор Михайлович Молчанов. Большинство рабочих в дивизии, были добровольцами. Как писал советский историк Спирин, они редко сдавались в плен. В отличии, от других полков и дивизий армии Колчака, ижевцы носили необычную форму. Их отличительным знаком, стали синего цвета погоны, с буквами «Иж» и белым кантом. Синий цвет у рабочих – был цветом стали, символом их родных заводов.

Отход на восток

К началу боев на реке Тоболе, Ижевская дивизия, была выведена в резерв. В предстоящем наступлении белых войск, ей была отведена выдающаяся роль. По планам белого командования, ижевцы должны были стать, одной из основных дивизий ударного кулака. А потому, к середине августа 1919 года, полки были выведены на отдых: 1-й Ижевский полк в дер.Песчаная, артдивизион и егерский батальон в дер.Высоково, 2-й Ижевский полк – в деревни Большая и Малая Моховая, а 3-й и 4-й Ижевские полки в дер.Щетниково. Штаб дивизии с инженерным и конным дивизионами, расположился в селе Арлагульском. Стоя на отдыхе, части дивизии усиленно пополнялись, мобилизованными Бирского уезда Уфимской губернии.

22 августа 1919 года, в село Арлагульское, прибыл Верховный Правитель адмирал Колчак. Он произвел смотр дивизии. После церемониального марша, адмирал Колчак, выступил перед ижевцами и обратился к ним с речью. Благодарил за славные ратные дела и самоотверженную службу Родине, старался объяснить цель борьбы с большевиками.

Тем временем, белые войска отходили от реки Тобол. Время вступить в бой, для ижевцев еще не пришло, а потому 24 августа, дивизия выступила из села Арлагульского на восток.

На следующий день, полки остановились, на ночлег в селах Большое и Малое Кривино. Здесь спокойный марш ижевцев, внезапно был прерван. Дело в том, что части белой Волжской группы, отходившие южнее линии железной дороги, были изнурены предыдущими боями и очень малочисленны. Не выдержав натиска красных, они отошли очень быстро, сразу на несколько десятков километров. Войдя в образовавшийся прорыв, красные внезапно, оказались прямо у места тылового расположения ижевцев. Узнав об этом, начдив Молчанов, стал спешно выводить полки из занятых сел, стремясь отвести дивизию, дальше на восток. Это практически удалось, но прикрывавший отход 2-й Ижевский полк, по воспоминаниям, начальника штаба Ижевской дивизии полковника Авенира Ефимова, не успел выйти с ночлега и был вынужден начать бой, у села Больше-Кривино. В течении трех часов, находясь в двух километрах от села, на позиции на опушке леса, полк под ураганным артиллерийским огнем, отбивал атаки красного 235-го Невельского полка, потеряв в бою 2 офицеров и 12 солдат раненными. Вскоре пропала связь с соседними частями, стали заканчиваться патроны и командир полка капитан Владимир Ляпунов, отвел своих солдат, к остальным частям дивизии, в село Теплодубровное.

Начало боев

Главной задачей ижевцев, было сосредоточиться в районе станицы Становой. Это был исходный пункт, для дальнейшего перехода в наступление. По замыслу генерала Сахарова, наступая вдоль Петропавловского тракта, Ижевская дивизия, должна была, сломать правый фланг, красной 5-й армии, прорвать ее фронт и дать возможность, войти в прорыв белым конным частям.

Однако, еще только двигаясь к району своего сосредоточения, 28 августа у села Малоприютного, ижевцы вновь столкнулись, с подходившими туда красными.

В этот момент, еще не начав наступления и даже не выйдя в назначенный для развертывания район, Ижевская дивизия, попала в чрезвычайно опасную ситуацию. Пока части дивизии, двигались из села Теплодубровного, наступавшие вдоль Петропавловского тракта, части 2-й красной бригады 26-й дивизии, успели пройти станицу Пресновскую и, к полудню, занять казачий поселок Сенжарский. Таким образом, район через который, должны были пройти ижевцы, оказался занят противником.

Части Ижевской дивизии, оказались фактически в окружении. Путь вперед был закрыт, сзади же, вот-вот, должны были показаться идущие от села Большое Кривино, красные.

В этот сложный момент, начдив Молчанов не растерялся. Первым делом, было необходимо отбить атаку красных на Малоприютное. А наступала, достаточно серьезная сила. 231-й Сводный полк, был сформирован в г.Симбирске, состоял из двух батальонов, значительную часть которых составляли самарские и уральские рабочие. Пройдя утром 28 августа, с боем, казачий поселок Богатый, 231-й полк, двинулся на село Малоприютное. Внезапно, шедшие по дороге красноармейцы, попали под сосредоточенный ружейно-пулеметный огонь, занявших оборону ижевцев. Открыла огонь и артиллерия дивизии. Красноармейцы начали занимать оборону, но в это время, на правом фланге полка, показались несколько сотен 4-го Оренбургского казачьего полка. Опасаясь проникновения казаков, в тыл полка, его командир Кокоулин, начал отводить бойцов, обратно к поселку Богатый. До сего дня, существует в окрестностях села Малоприютное, братская могила погибших в тех междуусобных боях.

Преследуя отходящих, ижевцы заняли и поселок Богатый, заставив 231-й полк, отойти к лежащему южнее, казачьему поселку Новорыбинский. В этом бою, по воспоминаниям Ефимова, был тяжело ранен, командир 3-го батальона 1-го Ижевского полка, поручик Ложкин. Это была тяжелая потеря. Доблестнейший офицер, один из первых участников Ижевского восстания, он прошел весь боевой путь дивизии. Прославился Ложкин, своей необыкновенной доблестью, водя своих бойцов в атаки, с винтовками за спиной и ножами в руках, стремясь любую схватку свести к рукопашному бою. Но и красные понесли большие потери. По захваченным позднее документам, штаба 2-й бригады 26-й дивизии, за этот день 231-й полк потерял 26 убитых, 70 раненных, 58 пропавших без вести. Тем временем, видя успех, начдив Молчанов, не теряя времени даром, поворачивает свои части на восток, стремясь выйти из окружения. Вскоре, следующий в авангарде 2-й Ижевский полк и оренбургские казаки, подходят к казачьему поселку Кладбинскому, где после проведенной разведки, спокойно отдыхал красный эскадрон 26-го конного дивизиона. Появление белых, было как снег на голову. Потеряв четырех человек, эскадрон в панике ушел. Здесь же, ижевцами был захвачен и полевой околоток. Впереди был поселок Сенжарский, в котором находился, уже знакомый нашим читателям, по предыдущим статьям, 230-й Старорусский полк. Предстоял новый серьезный бой. Между тем, поставленная дивизии задача, о выходе в район станицы Становой, так и не была еще выполнена, а потому начдив Молчанов, не став развивать наступление на Сенжарский, обошел поселок. К ночи, усталые ижевцы, остановились в казачьем поселке Дубровном. 

Утро 29 августа, не принесло ижевцам отдыха. По воспоминаниям полковника Ефимова, красноармейцы 230-го Старорусского полка, под прикрытием утреннего тумана, незаметно подошли к поселку Дубровному и атаковали 1-й Ижевский полк. Интересные подробности об этом бое, рассказал Ефимову, командир 1-го полка, капитан Дмитрий Михайлов: «Утром рано, с наступлением рассвета, под покровом густого тумана, красные, близко подошли к окопам и с криком «Ура» бросились в штыки. Окопы занимал 1-й полк. Бойцы выскочили из окопов и приняли удар. Произошел ожесточенный рукопашный бой. Забыли про винтовки. Катались в обнимку по земле, грызли и душили друг друга. Фельдфебель 6-й роты, чуть не был заколот, штыками двух красноармейцев. Изловчившись, он поймал их винтовки под мышки. Фельдфебель, отличался большой физической силой, и красноармейцы, как ни старались, вырвать свои винтовки, не могли этого сделать. Не выпуская винтовок, красноармейцы приблизились к нему вплотную и стали его грызть. Покусали щеки, одно ухо было почти все отгрызено, другое сильно искусано. Фельдфебелъ закричал на помощь. Подоспели двое наших и красных закололи...». Понеся большие потери, 230-й полк вновь отошел в Сенжарский.

На следующий день 30 августа, 230-й Старорусский полк, получив себе в подкрепление, один батальон 229-го Новгородского полка, вновь начал наступать на пос.Дубровный. Первую атаку, ижевцы отбили. Но затем, части дивизии, были отведены в резерв для отдыха, в их позицию у поселка Дубровного, занял 4-й Саткинской егерский полк. В отличии от добровольцев-ижевцев, этот полк, в основной массе своей, был сформирован из мобилизованных. В первом же бою, саткинцы не выдержав удара, отошли из Дубровного. Пришлось белому командованию, вновь спешно вводить ижевцев в бой. По воспоминаниям Ефимова, двинувшись в контратаку, 1-й и 2-й Ижевские полки, вновь, после ожесточенной рукопашной схватки, заняли Дубровный. В этом бою 1-й полк, понес тяжелую утрату. Погиб командир 7-й роты подпоручик Евстафьев. По свидетельству командира полка Михайлова: «Евстафьев всегда, врывался в самую гущу красных и орудовал ножом. Отличаясь необыкновенной смелостью, находчивостью и ловкостью, он приводил своих врагов в оцепенение и заставлял разбегаться. В этом бою, он был поднят на штыки. Семнадцать штыковых ударов, закончили его жизнь». В этот же день, едва не оборвалась жизнь и самого Михайлова. По его воспоминаниям, после занятия ижевцами поселка Дубровного «красные части перепутались, некоторые, застрявшие у нас в тылу, прорывались к своим. Всю ночь, полк стоял в открытом поле, в боевой готовности, выставив охранение. Я пошел проверять заставы и перехожу, от одной к другой. Неожиданно, в перелеске, в кустах, слышу треск ветвей и шум; в тишине ночи, казалось, как будто идет, та6ун лошадей и ломает все, на своем пути. Я остановился. Мимо меня, шагах в тридцати, прошел батальон красных. Они шли очень быстро, в порядке, поддерживая равнение и не проронив ни одного слова. Это было под утро, начинало светать. Я их прекрасно видел, возможно, что и они видели меня. Им было не до меня, они пробирались из нашего тыла и прошли как раз, между нашими заставами. Я ничего не мог предпринять и, пропустив их, отправился на следующую заставу».

Между тем, необходимо было, выдвинуться в район, предназначенный для развертывания к переходу в наступление. А потому, 31 августа, полки Ижевской дивизии, были отведены в станицу Становая. Осторожно, словно не веря об отходе таких грозных врагов, красные полки заняли поселок Дубровный. Весь день прошел спокойно. Утомленные предшествующими боями и красные, и белые полки отдыхали.

Прорыв красного фронта

По воспоминаниям генерала Сахарова, в эти дни стояла чудесная погода. «Ранняя осень. Золотые дни, румяные закаты, только ночи удлинились, и дышат уже холодом, приближающейся зимы. Необозримые поля Западной Сибири, убегают к бледно-голубому горизонту, волнуясь и переливаясь пышными, темно-золотыми колосьями созревших хлебов».

К началу наступления, по свидетельству Ефимова, Ижевская дивизия представляла собой грозную силу. К 31 августа 1919 года, в состав дивизии входили 10 батальонов (31 рота), объединенных в 4 полка и 1 каваллерийский эскадрон. Общее число бойцов в дивизии было - 182 офицера, 1276 штыков, 33 сабли, 8 трехдюймовых орудий, 2 сорокавосьмилинейных гаубицы.

01 сентября 1919 года, белые части, по всему фронту, перешли в наступление. Еще три дня, продолжались ожесточенные бои ижевцев, с частями 2-й красной бригады 26-й дивизии, у поселков Сенжарский и Дубровный. Множество героизма, стойкости и упорства, было проявлено с обеих сторон. Враги были непримеримы. Так, окруженный красноармейцами в одном из боев у Дубровного, подпоручик Красулин Петр Михайлович, застрелился.

Только 03 сентября, обнаружив подход с юга, крупных сил белого Уральского корпуса, красное командование, оттягивает полки 2-й бригады, к поселку Богатый, где ожидает подхода, перебрасываемых на помощь с севера, от линии железной дороги, полков 1-й бригады. Такое усиление, в два раза, воинских сил противника, было бы катастрофичным, для ижевцев. Медлить было нельзя и генерал Молчанов, что бы разбить противника по частям, предпринимает смелый маневр.

В ночь на 04 сентября, удачно обойдя занявшие оборону в поле, юго-восточнее поселка Богатый, части красной 2-й бригады, ижевцы стремительно атакуют поселок Богатый, в котором скопились многочисленные обозы, тыловые службы и штаб бригады. Это был сокрушительный удар. Все обозы, канцелярия, отделы снабжения, попали в руки белых. Сотрудникам штаба 2-й красной бригады и комбригу Васильеву, едва удалось спастись, но штаб, полностью потерял связь, со своими полками и контроль над ситуацией. Растерянность была такова, что по воспоминаниям Ефимова, один из чинов красного штаба, даже бросил у дороги, свой орден Красного Знамени. Продолжая развивать наступление, ижевцы вскоре заняли села Большое и Малое Приютное, а так же Стрелецкое и Теплодубровное.

Именно этот прорыв красного фронта и обеспечил, весь успех белого наступления. В результате удачного удара ижевцев, весь правый фланг 26-й дивизии, фактически перестал существовать. Находившиеся здесь 229-й Новгородский, 230-й Старорусский, 231-й Сводный, красные полки, отдельными группами пробирались на запад, выходя из окружения. По мнению военных историков, если бы именно в этот момент, в созданный ижевцами прорыв, был введен, сформированный белым командованием, Сибирский казачий корпус, победа армии генерала Сахарова, была бы обеспечена. Но белое командование промедлило, блестящая возможность, созданная ижевцами, так и не была использована. Так был упущен последний шанс на победу белого движения.

Тем не менее, заслуги ижевцев, были оценены по достоинству. Именно за этот прорыв красного фронта, с учетом всего предшествующего безупречного боевого пути, приказом командующего армией, Ижевская дивизия и была представлена к награждению высшей воинской наградой - Георгиевским знаменем. Это была высшая степень воинского почета.

Однако рядовым бойцам и офицерам, думать об этом в то время, было некогда. Едва справившись, с одним противником, части Ижевской дивизии, сразу же столкнулись, у села Теплодубровного, с наступавшими с севера тремя полками 1-й красной бригады, из состава той же 26-й дивизии.

По свидетельству Ефимова, бой разгорелся утром 05 сентября, у села Теплодубровного. Первая атака красных, была отбита. Пока красная пехота, отойдя, готовилась к новому наступлению, их артиллерия, открыла огонь по Теплодубровному. В этот то момент, едва и не погиб весь штаб Ижевской дивизии. По свидетельству Ефимова, во время артиллерийского обстрела села, генерал Молчанов, принимал доклад, от командира 1-го Ижевского полка, капитана Михайлова. И сам начальник дивизии, и чины его штаба, стояли у ворот крестьянского двора. Капитан Михайлов, осмотревшись по сторонам, попросил всех встать за избу. Кто-то сказал: «Какая разница?» — «Плохая защита», — ответил Михайлов, указывая на ветхие доски ворот. Только офицеры отошли от ворот за избу, как во дворе разорвался снаряд и осколками разбил ворота в щепки. Промедли они минуту и весь штаб Ижевской дивизии, перестал бы существовать.

Тем временем, красные полки 1-й бригады, перешли во вторую атаку. Видя густые цепи противника, капитан Михайлов, поставил на правом фланге два пулемета, которые скрытно расположились в южной части села. После этого, цепи 1-го Ижевского полка, стали медленно отходить. В результате, оставленные два пулемета, оказались прямо на открытом фланге наступавших красных цепей. Внезапно открыв огонь, они создали сильное замешательство у красных. Одновременно, генерал Молчанов, видя отходящих бойцов, сам бросился в цепь и увлек солдат в атаку. Наступавшая впереди красная цепь, была сбита и опрокинута, на шедших за ней. Произошло замешательство и полки 1-й красной бригады, вновь отошли. Однако и потери ижевцев были большими. По воспоминаниям Ефимова, во 2-м Ижевском полку был убит командир батальона Куликов, а в 3-м Ижевском полку погиб командир батальона Михеев.

К исходу боя, подошли 1-я Самарская и 13-я Казанская дивизии. Преследуя красных, к вечеру 05 сентября, Ижевская дивизия, вышла к линии железной дороги, заняв деревни Каравашкино и Монастырское. Здесь частям дивизии, был дан, наконец то, долгожданный отдых.

Бои у села Лопатинского

Однако покой продолжался не долго. Стремясь переломить ситуацию на фронте, в свою пользу, красный командарм Михаил Тухачевский, ввел в бой, свежие части 35-й и 5-й красных дивизий. Это была серьезная сила. Девять свежих красных полков, наступали по южным районам современной Курганской области.

Осложнившаяся ситуация на фронте, заставила белое командование, вновь вспомнить об ижевцах. Уже утром 10 сентября, Ижевской дивизии, было приказано выступить в район Мартино. К полудню, полки стали подходить, в указанный район. Разведка установила, что деревни Большое и Малое Мартино, занимали 37-й и 39-й красные полки. По воспоминаниям Ефимова, красные командиры, выбрали очень удобную позицию. Открытая местность, не позволяла даже подойти. Все попытки ижевцев атаковать, легко отбивались красными пулеметами. При этом, в ходе одной из атак, был убит командир 1-й батареи, поручик Николай Иванович Бабушкин, бывший одним из старейших офицеров дивизии. Начдив Молчанов, решил дождаться темноты и уже тогда атаковать. Однако чуть стемнело, как красные полки, сами оставили Мартино и отошли на село Большекурейное.

К этому времени, красное командование, решило задержать белых на линии: село Лопатинское – деревня Песьяное – деревня Баксары. Части 1-й красной бригады 26-й дивизии, были сосредоточены у Лопатинского. Туда же и направлялись теперь ижевцы.

По документам белого командования, к 13 сентября, состав полков дивизии, был отнюдь небольшим. Так, 1-й Ижевский полк, в своих рядах насчитывал - 219 штыков в ротах, 188 штыков в командах, 9 пулеметов, 40 офицеров. Численность полка, соответствовала по сути, батальону. Чуть сильнее, был 2-й Ижевский полк, насчитывавший в своем составе 423 штыков в ротах, 173 штыков в командах, 8 пулеметов, 49 офицеров. Зато боевой состав других полков Ижевской дивизии, не достигал по силе и состава нормальной роты. Так, в 3-м Ижевском полку было 59 штыков в ротах, 126 штыков в командах, 5 пулеметов, 21 офицер, в 4-м Ижевском полку было 70 штыков в ротах, 158 штыков в командах, 5 пулеметов, 24 офицера. Кроме того, при дивизии действовал конный дивизион в составе 33 сабель, под командой 2 офицеров и артиллерийский дивизион, в составе 4 легких и 2 тяжелых орудий. По сути, вся Ижевская дивизия, по своей численности, представляла собой полк нормального состава.

Вместе с тем, численность противостоящих ей красных частей, была несоезмеримо выше. Так например, к 01 сентября, только 226-й Петроградский полк, насчитывал в своих рядах 1221 солдата. Еще больше был боевой состав 227-го Владимирского полка – 1415 солдат. Фактически, силы красных превосходили ижевцев, чуть ли не в три раза. Остается только удивляться мужеству солдат и офицеров, сумевших даже в таких тяжелейших условиях, одерживать нелегкие победы.

12 сентября 1919 года, по воспоминаниям Ефимова, части Ижевской дивизии, атаковали село Лопатинское. Атака проходила по открытой, слегка взхолмленной местности. Даже приехавший накануне, в штаб дивизии, английский генерал Нокс, не удержался и на автомобиле, поехал прямо за атакующими цепями. Вскоре, после небольшого боя, село Лопатки, было взято. Красные 226-й Петроградский и 228-й Карельский полки, отошли к соседней деревне Худяково.

Однако, следующий день, выдался для ижевцев, поистенне тяжелым. По воспоминаниям Гайлита, с утра, полки подчиненной ему 1-й бригады, располагались в лесу, к западу от деревни Худяково. Утром, из штаба 26-й дивизии, пришел приказ, о переходе в наступление. Одновременно, красными разведчиками, был захвачен пленный, с пакетом, в котором содержался план белого наступления. Это изменило планы комбрига. Решив измотать белых в обороне, Гайлит расположил два батальона 228-го Карельского полка и весь 226-й Петроградский полк, с двумя артиллерийскими батареями, у деревни Худяково, фронтом в сторону с.Лопатинское. Один батальон 228-го полка, прикрывал правый фланг, а 227-й Владимирский полк, занял оборону от возможного удара белых, со стороны деревни Калашная. В резерве комбрига, был оставлен прибывший 65-й Петроградский кавполк.

В 14 часов, со стороны села Лопатинское, показались наступающие цепи ижевцев. Это были 1-й и 2-й Ижевские полки. Встреченные интенсивным огнем, подготовившихся к обороне красных полков, белые солдаты залегли. Однако постепенно продвигаясь вперед, к полудню, ижевцам удалось вытеснить красных из Худяково. Казалось победа была достигнута. Однако внезапно, дальнейшее наступление застопорилось. Ураганным огнем винтовок и пулеметов, ижевцы были прижаты к опушке леса. В это то время и сыграл свою выдающуюся роль, красный 65-й Петроградский полк. Это была славная часть. Полк был сформирован из солдат старого Лейб-гвардии Конного полка. Уж они то умели и рубить и командовать. Обойдя фланг ижевцев, полк пробрался к ним в тыл и напал на обозы. Поднялась паника, часть белых обозов, стремительно помчалась в тыл. Видя это, начдив ижевцев, генерал Молчанов, даже не взяв, обязательного в таких случаях конвоя, спешно поехал к передовым полкам. Внезапно, он наткнулся на нескольких конных красноармейцев. Более получаса, продолжалась бешанная скачка по перелескам, но генералу, все же удалось, уйти от преследователей.

Чувствуя успех, комбриг Гайлит, поднимает 226-й и 227-й полки в наступление. Впереди цепей 226-го полка, верхом на коне выезжает лично, его командир Дмитрий Косич. Видя его, бойцы поднимаются в атаку. Внезапно, рядом с лошадью командира, разрывается снаряд. Тяжело раненный Косич, падает на землю. Но бойцов уже не остановить. Они стремительно наступают, заставляя залегших ижевцев, пятиться к Лопатинскому. Одновременно, 228-й Карельский полк обходит фланг Ижевской дивизии и занимает у нее в тылу, село Лопатинское. Отходящих белых солдат, встречает с тыла, ураганный ружейно-пулеметный огонь. Однако, даже в таких условиях, ижевцы не растерялись. Несмотря, на бравурные донесения, красного командования, о возникшей среди белых панике, о брошенных солдатами массе оружия, трофеи красных, в итоговых сводках, были поразительно малы – всего два пулемета. Сохраняя порядок, полки Ижевской дивизии, отходят к деревне Моховой. В этом бою, в плен к красным, едва не попал и весь штаб дивизии. По воспоминаниям Ефимова, штаб находился в деревне Худяково. Внезапно, прервалась связь с полками. Один из офицеров штаба, решил залесть на крышу дома, для ориентировки. Не успел он подняться, как заметил, уже входящие в деревню красные цепи. Особенно растерялись, находившиеся при штабе французские офицеры - Марто и Франсуа, чье пленение красными, могло вызвать международный скандал. Тем не менее, и штабу, и его французским гостям, удалось быстро уйти из Худякова.

14 сентября, части Ижевской дивизии, были сосредоточены в окрестностях села Большекурейного. Полки приводили себя в порядок, после тяжелого боя. Не проявляли активности и красные. Наступившая в эти дни непогода и проливные дожди, заставляли противников, укрываться под крышами домов населенных пунктов. В этот же день, в дивизию пришло и долгожданное пополнение – 400 мобилизованных из Курганского уезда. С их приходом, дивизия стала насчитывать около 1200 штыков.

Тем не менее, поставленную командармом Сахаровым задачу, по овладению селом Лопатинским, необходимо было, как то выполнять. Начдив Молчанов, решает предпринять обходное движение с юга. 15 сентября, ижевцы, с приданной им Усть-уйской казачьей сотней, переходят через деревню Бородино в деревню Сухмень. Теперь дивизия, могла нанести, сокрушительный удар в тыл, удерживающим позиции у Худяково, полкам 1-й красной бригады.

И ижевцы не подвели. По воспоминаниям Ефимова, пройдя деревню Чистое, к ночи полки дивизии, подошли с тыла, к деревне Худяково. Ночная атака, вызвала среди расположившихся на отдых красноармейцев панику. Они метались по деревне, выпрыгивали из окон. К утру 18 сентября, Худяково было занято. Обнаружив белых у себя в тылу, полки 1-й красной бригады оставили село Лопатинское.

Однако уже днем 18 сентября, перейдя в контрнаступление, полки 1-й красной бригады, вновь вытесняют ижевцев из Худяково. По воспоминаниям Ефимова, этому способствовала крайне негативная ситуация, сложившаяся в дравшейся по соседству 11-й Уральской дивизии. Дело в том, что командовавший дивизией, боевой генерал Круглевский, был в это время, снят с должности, за разгром учиненный его солдатами в селе Большекурейном. На его место, был назначен, бывший инспектор артиллерии генерал Беляев. Будучи по образованию артиллеристом и занимая ранее, в основном, административные посты, он, по свидетельству Ефимова, совершенно не умел управлять дивизией в бою. Не зная, что ему делать, в ежечасно меняющейся боевой обстановке, генерал Беляев, вносил много путаницы, своими распоряжениями, совершенно терялся в незнакомом ему деле. В результате, даже удачные бои, приводили к бесплодным результатам и отступлениям, а части 11-й Уральской дивизии, стали легко уступать свои позиции, наступающим красным. Однако, даже в таких условиях, ижевцы продолжали драться стойко.

20 сентября, разведка ижевцев выяснила, что красные, занимают удобную для обороны позицию, в трех километрах западнее Худяково. Атака этой позиции, успеха не принесла, при чем, по воспоминаниям Ефимова, часть приданного ижевцам, для усиления удара 44-го Кустанайского полка, перешла на сторону красных. Однако к вечеру, 2-му Оренбургскому казачьему полку, удалось зайти в тыл красным у Худяково и измотанные беспрерывными боями, полки 1-й красной бригады, не оказав сопротивления, отошли на деревню Хутора.

Бои у деревни Хутора

И вновь, предстояли тяжелые бои. Дубровный, Сенжарский, Мартино, Лопатки, - казалось не будет конца и края, все новым и новым укрепленным позициям, с которых ижевцам, необходимо выбивать красных. А сил оставалось все меньше. Выбывали из строя солдаты и офицеры. Ежедневные беспрерывные бои, потеря товарищей, тяжело сказывались на моральном состоянии бойцов. Как вспоминал, офицер 7-й Уральской дивизии, Каликин Е., «…эти бои, вымотали из нас офицеров, все силы и нервы. … Кошмарный месяц, ужасное наступление, хуже всякого поражения. … К концу наступления, мне окончательно безразлично стало, что еще, со мной, случится в жизни. То же было и с другими офицерами».

21 сентября, полки Ижевской дивизии, совместно с бойцами 11-й Уральской дивизии, стали наступать на красных, занявших оборону в семи километрах, к востоку и юго-востоку от дер.Хутора. Весь день шел ожесточенный бой. К концу дня, обе дивизии, оттеснив красных, вышли на ближайшие подступы к деревне. Этот бой, стоил больших потерь ижевцам. Хранящиеся в архиве Курганской области, метрические книги Богородице-Казанской церкви села Лопатки, рассказывают, что 22-24 сентября, на церковном погосте, были похоронены: 17-летний рядовой 1-й роты 2-го Ижевского полка Федор Степанович Черемных, уроженец Вятской губернии, Сарапульского уезда, Юринской волости, починка Старо-поповского, а так же прапорщик той же роты Степан Пименович Сутягин, уроженец Вятской губернии, Сарапульского уезда, Киясовской волости, починка Медвежьевскаго. Тот же архивный источник сообщает о похоронах, еще нескольких ижевцев - офицеров Николая Якимова, Черемисова, рядового Ивана Пиманова. В этом же бою погиб житель села Лопатинского, 23-летний Федор Иванович Грулев.

Несмотря на потери, на следующий день, 22 сентября, ижевцы продолжили наступление, на дер.Хутора. По донесениям, командования 1-й красной бригады, оборонявшие деревню 228-й Карельский и 227-й Владимирский полки, удачной атакой ижевцев были смяты и понеся большие потери, отошли на окраину деревни. Развивая наступение, к ночи ижевцы занимают и саму деревню. 1-я красная бригада, отходит на линию, село Дундино – дер.Байдары. Казалось бы, успех налицо. Но вновь тяжелые потери. Погост церкви села Лопатинского, снова принимает постояльцев – рядовых 41-го Уральского полка Иосифа Менкова и Георгия Попова, 2-го Ижевского полка Якова Марканова, 42-го Троицкого полка Александра Ивановича Гришаева, 25-летнего казака 5-го Оренбургского казачьего полка Софония Ивановича Гладышева. Серьезно потрепаны и красные. По донесениям командования 1-й бригады, за 22 сентября, ее части потеряли 4 убитых, 14 раненных, 323 пропавших без вести, 1 пулемет «максим», 352 винтовки, 5 лошадей с седлами, 3 обозных лошадей, 12000 патрон и 15 пулеметных лент.

Однако и красное командование, видя успешное наступление ижевцев, спешно предпринимает меры противодействия. Действующие южнее, у села Батырево, 37-й и 39-й красные полки 5-й Пензенской дивизии, были двинуты на север и стали наступать, во фланг ижевцам, на дер.Хутора. Это была серьезная сила. Так только 37-й полк насчитывал 1150 человек и 12 пулеметов. Не меньшим был и 39-й полк – 980 человек и 8 пулеметов. Состав же ижевцев, был значительно меньшим. Так, к 01 октября, 1-й Ижевский полк, насчитывал 37 офицеров и 596 солдат, 2-й Ижевский полк, насчитывал 32 офицера и 275 солдат, 3-й Ижевский полк имел в своих рядах 32 офицеров и 375 солдат, а 4-й Ижевский полк состоял из 18 офицеров и 146 солдат. Еще меньшим был состав егерского батальона - 8 офицеров и 45 солдат, а так же конного дивизиона - 1 офицер и 33 солдата. Неудивительно, что после боя, ижевцы вынуждены были, оставить деревню Хутора и отойти по дороге на Худяково.

И вновь начались тяжелые бои. Несмотря на мужество солдат и офицеров, превосходство красных частей в силах давало о себе знать. Ижевцы никак не могли прорвать красный фронт. Лишь 27 сентября, сосредоточенным ударом, ижевцам и двум дивизиям уральцев, удается занять деревню Хутора. Уральцы начинают развивать наступление дальше, а совершенно измотанные части Ижевской дивизии, выводятся белым командованием в резерв. Наступление для них закончилось. 

А через несколько дней, подошло к концу и это, самое последнее и тяжелое, наступление белых армий. Красные полки отходили за Тобол. Время было подвести итоги. По свидетельству полковника Ефимова, эти бои, в междуречье Тобола и Ишима, дорого стоили ижевцам. Убитыми и раненными, было потеряно, около 500 человек, то есть почти половина состава дивизии. Сложили свои головы, многие испытанные бойцы. А в скором времени, впереди, ждали их еще не менее тяжелые бои и походы. Но об этом в следующем очерке.

Бой под Ялымом

Медленно несет свои воды Тобол, по западно-сибирской равнине. Плавен и нетороплив его бег. По свидетельству Ефимова, вышедшие на берега реки, части Ижевской дивизии, в октябре 1919 года, никаких пополнений так и не получили. Весь состав дивизии, не был равен и полноценному полку, насчитывая около 800 штыков. 2-й Ижевский полк занимал линию деревня Островная – село Глядяднское, 1-й Ижевский полк, находился на участке у села Ялым, штаб дивизии расположился в селе Глядянском, а 3-й и 4-й Ижевские полки стояли в резерве, в селе Давыдовском. По воспоминаниям Ефимова, наступили сравнительно спокойные дни. На отдых, ижевцы расположились просторно в деревнях, где сибирские крестьяне жили в большом достатке и хорошо относились к ним. Гостеприимные хозяйки, угощали вкусными шанешками. Ижевцы, в свободное время от сторожевой службы, занимались новей раков, которые водились в большом количестве, в многочисленных рукавах реки.

Напротив них, на другом берегу реки, на участке село Каминское – деревня Закаулова, сосредоточились полки красной 5-й Пензенской дивизии, общей численностью 3342 штыка, 338 сабель, 48 пулеметов, 14 орудий. Противники усиленно готовились к наступлению. В отличии от ижевцев, красные непрерывно получали пополнения. Еще 05 октября, начала свою работу мобилизационная комиссия 5-й дивизии. Согласно приказу по дивизии, в 1-ю бригаду мобилизовавыли население из Каменской, Камышенской, Гагаринской, Закомалдинской и Таловской волостей, а в 3 бригаду зачисляли мобилизованных из Обанинской, Ножновской, Куртамышской, Космыловской, Домовской и Коровинской волостей. Кроме того, прибывало пополнение и из запасных частей. Так 02 октября в полки 3-й бригады были зачислены прибывшие из запасного полка 496 солдат, 12 октября зачислены прибывшие 55 командиров и 842 красноармейца, а так же 299 местных мобилизованных, а 15 октября, в дивизию прибыло еще 1000 человек пополнения. Не отставал и комсомол. По воспоминаниям будущего маршала Василия Константиновича Чуйкова, в его 43-й полк прибыло 22 комсомольца из Петрограда и 10 комсомольцев из Иваново. В результате, к началу наступления, красные полки стали значительно превосходить, противостоящих им ижевцев.

По плану красного командарма Тухачевского, основной удар, должен был бы быть, нанесен частями 26-й и 5-й красных дивизий. Таким образом, впереди ижевцев ждали нелегкие дни. Вскоре закончилась короткая передышка. Утром 14 октября, красные полки перешли в наступление. Главный удар, полками 5-й дивизии, наносился у села Ялым. По воспоминаниям полковника Ефимова, село защищал 3-й Ижевский полк. Его командир, капитан Ольховский, проявил беспечность и прозевал наступление. В результате, переправившиеся 38-й и 39-й красные полки, наступая, один с юго-запада, другой с северо-запада, после упорного боя, заняли село Ялым. По донесению командования красных, потери красных, при этом составили 5 убитых и 16 раненных. Развивая наступление, оба полка с боем заняли высоты, расположенные в трех километрах, северо-восточнее Ялыма, где остановились под ураганным артиллерийским огнем белых. Возникала угроза прорыва всего белого фронта.

Начдив Молчанов, стал спешно готовить контр удар. В ночь на 15 октября, белая артиллерия открыла сильный огонь, по позициям 38-го и 39-го полков. Утром, 1-й и 2-й Ижевские полки, при поддержке 2-й Оренбургской казачьей бригады, повели наступление на Ялым, с севера и северо-востока. Находившееся в селе, два батальона 37-го полка отошли и ижевцы зайдя с тыла, атаковали главные силы дивизии. Начался ожесточенный бой. В ходе него, оренбургским казакам, удается удачно атаковать и порубить, один из батальонов 39-го полка. По хранящимся в Архиве Гуверовского Института в США, воспоминаниям помощника командира 2-й Оренбургской казачьей бригады, полковника Воротовова, во время одной из атак под Ялымом, ему удалось с сотней, захватить 35 пленных, которые все оказались мобилизованными курганскими крестьянами. В бою, был тяжело ранен комиссар 3-й красной бригады Стругацкий. Однако, красный начдив Карпов, перебрасывает против ижевцев, все силы своей дивизии – шесть полков пехоты и два полка конницы. Теперь уже для ижевцев, наступает угроза окружения и полки, отбивая атаки красной конницы, начинают отходить на село Давыдовское. В этом бою, ижевцы понесли тяжелую потерю. Был тяжело ранен, командир 2-го Ижевского полка, капитан Владимир Ляпунов. Вечером на следующий день он умер и был похоронен на кладбище, при Михайло-Архангельской церкви, в селе Плоском. Потери понесли и красные. Так, в боях под с.Ялым, только 39-й полк потерял 8 убитых и около 100 раненных. А ведь еще были потери у 37-го и 38-го полков.

Бой под селом Давыдовским

Пока ижевцы, вели бой у села Ялым, соседние части Уральского корпуса, несколько отошли и двигавшиеся на село Давыдовское, части Ижевской дивизии, внезапно обнаружили у себя в тылу красные полки. Бой начался на рассвете 17 октября 1919 года. Двинувшись в атаку, цепи ижевцев с ходу сбили красные заставы и стали подходить к селу. Там находился, уже знакомый ижевцам, красный 231-й Сводный полк. Его 1-й батальон, под командованием Рундукова, занял боевой порядок. Цепи ижевцев, несмотря на открытый по ним, ураганный ружейно-пулеметный огонь, стремительно приближались. Комиссар батальона Васильев, поднимает бойцов в контратаку. Однако ижевцы не только отбивают ее, но тесня красных, занимают Давыдовское. 

При этом, по свидетельству Ефимова, на церковной колокольне, в селе, был замечен, не успевший скрыться красный наблюдатель. На предложение слезать вниз и сдаваться, он отказался. Тогда молодой юнкер из 1-го полка, сам полез наверх и после борьбы, скинул красного наблюдателя вниз с колокольни. Казалось бы, победа одержана. Но в это время, на помощь к отошедшему батальону Рундукова, подходит 2-й батальон, под командой Ширяева. 231-й полк, вновь переходит в наступление. Начинается ожесточенный бой, местами переходящий в штыковые схватки. По свидетельствам очевидцев, около десяти раз, переходит поле боя, из рук в руки. В одной из атак, красные начинают теснить бойцов Ижевской дивизии. Тогда, в атаку устремляются казаки 2-й Оренбургской казачьей бригады и рубят, продвинувшуюся вперед, красную цепь. Видя это, красные командиры выдвигают вперед пулеметы и отбивают сплошным огнем атаку казаков. При этом погибает, командир шедшей впереди сотни. Упорный бой продолжается до вечера. Ни одна из сторон не желает уступить. Однако, к вечеру, с левого фланга, на ижевцев начинает наступать, подошедший красный 229-й Новгородский полк и батальон 230-го Старорусского полка. По тыловой дороге, стал заметен подход новых красных полков - 185-й Шуйского, 186-й Владимирского и 187-й имени Володарского. Их появление решает исход боя. Опасаясь окружения, ижевцы начинают отходить на юго-восток, на деревню Александровку. Изнуренные боем красные их не преследуют. В дальнейшем, за этот бой, командир 231-го полка И.Е. Соколов, был представлен к ордену Красного Знамени. Этот бой, был одним из тяжелейших, в истории Ижевской дивизии. Несмотря на победу, трофеи красных в нем удивительно малы – 1 пулемет, 80 винтовок, 15 пленных. Зато впечатляют потери. По подсчету комендантской команды штаба 2-й красной бригады, давыдовскими крестьянами было собрано и похоронено 113 трупов, в том числе 1 полковник, 1 штабс-капитан и 2 поручика. У красных, наибольшие потери понес 231-й Сводный полк, оставивший на месте боя 36 убитых, 144 раненных и 58 пропавших без вести. Одного убитого и семь раненных потеряли 229-й и 230-й полки. Но бои еще не окончились.

Бой под Меньшиково

Отходя на деревню Александровку, ижевцы обнаружили, что соседнюю деревню Меньшиково, занимает красный 37-й полк и конница. По воспоминаниям полковника Ефимова: «…красные нас опередили, и Меньшиково, была занята их полками — одним пехотным и одним каналерийским. Наши соседи, с которыми мы с утра 16 октября потеряли связь, отступали быстрее, и мы оказались в тылу красного фронта. Необходимо было торопиться, чтобы не оказаться, в тесном кольце окружения, превосходящих сил врага. Вести упорные бои, не имело смысла. Командир 3-го Ижевского полка, донес генералу Молчанову, что противник успел у Меньшикова укрепиться, вырыть окопы и имеет отличный обстрел. Атака головного отряда, была отбита сильным ружейным и пулеметным огнем. Генерал Молчанов, выехал сам на рекогносцировку, вместе с командиром 2-й Оренбургской бригады генералом Пановым. Действительно, красные успели приготовиться к встрече с нами, проолжали рыть окопы, подступы к деревне были совершенно открыты на 1, 5—2 версты, и только с севера от деревни, в полуверсте, находился небольшой лесок. Чтобы взять деревню, надо было потерять время и понести большие потери. У нас в обозе уже было много раненых. Приближался вечер. Генерал Молчанов, решил обойти деревню с севера, где, по сведениям проводника, была полевая дорога на деревни Ново-Байдарскую и Марайскую. Дорога эта, проходила в 2 - 3 верстах от Меньшикова, среди небольших лесных групп, но часть ее, была видна, от занятой красными деревни. 3-му Ижевскому и примкнувшему к нам, во время отхода 42-му Уральскому полкам, было приказано оставаться перед деревней Меньшиково и привлекать внимание противника. Остальная колонна, свернула на полевую дорогу.

Красные зорко следили за нами, и наши разведчики донесли, что эскадроны противника начинают выстраиваться и выслали разьезды в небольшой лесок, что к северу от деревни. Было очевидно, что красная кавалерия, собирается преградить нам путь, по северной дороге. Надо было, не только отбросить конного врага, с нашего пути, но по возможности уничтожить, чтобы он не мог и в дальнейшем мешать нашему движению. Генерал Молчанов наметил план действий. Движение казачьих полков, было приостановлено. Казаки собрались в лесу, не выходя на восточную опушку. Перед ними обширное поле. По полевой дороге двинулись обозы, выходя на открытое место. Первым двигался обоз штаба дивизии, а на передней повозке, сидела жена начальника дивизии Наталия Константиновна Молчанова, показывая пример самообладания другим женам офицеров и солдат. Обозники были предупреждены, что на них, предполагается нападение неприятельской кавалерии, которую казаки атакуют и отбросят прежде, чем те доскачут до обоза. Когда обоз вьпянулся на поляну, красные действительно двинулись в атаку. Послышались громкие выкрики команд, засверкали шашки, раздался торжествующий крик «Ура!». Несмотря на предупреждение, некоторые обозники и крестьянские подводчики, не выдержали грозного зрелища, несущейся на них кавалерии и бросились бежать. Можно представить себе, как чувствовали себя, сидевшие на повозках обозники и семьи бойцов.

Но не успели красные доскакать до обоза, как на них обрушились казаки. Отчаянная схватка продолжалась недолго. От неожиданности, красная конница смешалась и бросились назад и в разные стороны. В то время, как часть казаков, рубила опешившего врага, другие бросились, отрезать им путь отступления на Меньшиково. Кавалерийский полк красных, погиб на три четверти. Казаки же, понесли незначительные потери. Это было лихое кавалерийское дело.

На поляне, осталось много убитых, красных всадников, были взяты пленные, лошади, оружие. 37 -й красный полк, так и не вьшел из деревни, на помощь своей коннице». Этим боем и завершился прорыв Ижевской дивизии из окружения. Впоследствии, все советские историки и военные аналитики, не могли не признать то исскуство, с каким начдив ижевцев, генерал Молчанов, вывел свои полки, из казалось бы, безнадежной ситуации.

Бои в Половинском районе

18 октября, около 4 часов утра, части Ижевской дивизии, вышли к деревням Ново-байдарской и Марайской, где встали на отдых. Однако, недолгой была передашка. Уже в 09 часов появились красные. Под их огнем, дивизия стала отходить к деревне Васильевка. В этом бою, был тяжело ранен, командир красного 39-го полка Домолазов и преследовать ижевцев, красные не стали. На следующий день, 19 октября, ижевцы, совместно с подошедшими, им на помощь сибирскими казаками, атаковали деревню Жилино. После упорного боя, красные были выбиты, но 2-й Ижевский полк, потерял в этом бою, убитыми и раненными - 6 офицеров и 95 солдат.

20 октября, 38-й и 43-й красные полки, после упорного боя с конными арьергардами белых, заняли деревню Васильевскую. Части Ижевской дивизии, к этому времени, уже отошли в деревню Казенное. Согласно записям метрических книг церкви села Лопатинского, в этот день в бою погибает рядовой 3-го Ижевского полка Петр Леонтьевич Зеленкин, уроженец Пермской губернии, Осинского уезда, Аспинской волости, деревни Зувилиши. К вечеру, красные полки подошли к Казенной, но атаковать не стали, а расположились на ночлег, в поле у деревни. На рассвете 21 октября, 38-й полк атаковал деревню Казенное. По свидетельству Ефимова, части Ижевской дивизии, отойдя на 4 км от Казенной, в упорном бою остановили, дальнейшее продвижение красных. По донесениям красного командования потери 38-го полка составили 46 убитых и раненных. Однако к вечеру, из за отхода соседних частей, части дивизии, отводятся, в столь знакомое им, село Лопатинское. Преследуя отходящих ижевцев, 38-й красный полк, после полудня 22 октября, атакует село Лопатинское. Согласно записям в журнале боевых действий 5-й дивизии, «белые, благодаря выгодным позициям, упорно обороняются, нанося полку тяжелые потери артиллерийским огнем».

Несмотря на удачную оборону, в этот же день Ижевской дивизии, приходит приказ, усиленными переходами двинуться к городу Петропавловску, где переправиться на восточный берег реки и занять для обороны участок, в районе казачьего поселка Бишкуль. По свидетельству Ефимова, 22 октября, части дивизии, выходят из Лопатинского и после четырехдневного марша, выходят на берега реки Ишим. Петропавловская операция для них завершилась.

Еще ждали впереди ижевцев – и тяжелый бой у поселка Бишкуль, и изнурительное отступление через Щегловскую тайгу, и ужасный переход через озеро Байкал, бои в Забайкалье и Приморье. Но никогда, ни рядовые бойцы, ни офицеры, не забывали о тех тяжелых, но славных днях, осени 1919 года, которые принесли им на земле Зауралья, высший воинский почет и уважение – воинское Георгиевское знамя. Будем знать и помнить об этом и мы.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites