kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Гражданская война в Зауралье » Олег Винокуров. Забытый бой под станицей Пресногорьковской

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Олег Винокуров. Забытый бой под станицей Пресногорьковской

С каждым годом, неумолимое время, все дальше и дальше, отдаляет нас, от событий гражданской войны. Уже ушло из жизни, поколение людей, участвовавших в этой войне, бывших ее очевидцами и современниками. И хотя в двадцатом веке, история страны была «богата» целым рядом трагедий, приведших к гибели десятков миллионов наших соотечественников, все же гражданской войне 1918-1922 годов, отводится в народном сознании особая роль. Именно эти события, впервые, столь радикально, маштабно и надолго, разделили все общество. Устные семейные предания, все еще передают из поколения в поколение, рассказы о том, как в смертельных врагов внезапно превратились, бывшие до сих пор добрые соседи и односельчане, а зачастую и родственники. Это еще раз свидетельствует о том, насколько еще глубоки в нашем сознании и, по меркам всемирной истории, – свежи еще раны, нанесенные нашему обществу в те годы.

Немногие знают, что территория Северного Казахстана, стала в 1919 году местом, одного из самых кровавых и жестоких сражений, братоубийственной Гражданской войны, получившим в истории название – «Петропавловская операция».

Описанные мной ниже события, целиком взяты из документов красных и белых воинских частей, которые хранятся в Российском государственном военном архиве в городе Москве.

К началу августа 1919 года, красные полки, пылили уже по Зауралью. Остались позади, обильно политые кровью, скалистые уральские хребты, с темным, полукрасным от пожаров небом. По огромной пустынной степи, мимо бесчисленных озер, шли полки к Тоболу. 5-я Красная армия, под командованием известного впоследствии маршала Михаила Николаевича Тухачевского, наступала от города Челябинск, в общем направлении на Петропавловск.

17 августа 1919 года, ей было приказано, наступать главными силами, вдоль линии железной дороги от Кургана на Петропавловск, а боковой отряд направить южнее, вдоль старого тракта Троицк-Петропавловск. Так же, предусматривалось нанесение удара на Кустанай, с целью оказания содействия войскам 1-й Красной армии наступавшим на Орск.

На правом фланге 5-й Красной армии, по территории современного Узынкольского района, наступали части 1-й и 2-й бригад 26-й стрелковой дивизии. По своему составу, эта дивизия являлась одной из лучших частей Красной Армии. Ее полки, были сформированы из добровольческих отрядов, прибывших в 1918 году под Казань.

Противостоял красным войскам в этом районе, спешно созданный Сводный казачий отряд, состоящий из оренбургских казаков, под командованием генерал-майора Л.Н. Доможирова.

Бой под Крутоярским

Первыми на территорию казачьей «Горькой Линии», вступил красный 227-й Владимирский полк. Он представлял собой внушительную силу. В двух батальонах насчитывалось 1385 солдат и командиров, в том числе 705 штыков и 52 сабли. Огневую поддержку бойцам, могли оказать 19 пулеметов. За ощетинившимися штыками колоннами, легко катились два трехдюймовых орудия 6-й батареи. История создания Владимирского полка, была типична для того времени. Он был сформирован в 1918 году, из Владимирского народного отряда и первоначально, назывался 1-м Владимирским полком. Кадр полка, составили Александровская, Ковровская и Гусь-Хрустальная караульные роты, состоявшие из рабочих-текстильщиков Владимирской губернии.

Выйдя вечером 1919 года, из поселка Отряд-Алабуга, колонна владимирцев двинулась по тракту, на казачий поселок Песчаный. Впереди, в начинающих сгущаться сумерках, лежали земли Сибирского казачьего войска. Пройдя пять верст, авангардный батальон наткнулся на казачий разъезд. Ведя с мелькающими в отдалении казаками редкую перестрелку, бойцы продвигались вперед. Серьезного сопротивления не было. Командовавший белыми частями на этом участке генерал Доможиров, счел позиции неудобными для обороны и приказал своим частям отходить. В полночь, владимирцы без боя прошли казачий поселок Сибирский и через час, остановились на ночлег в казачьем поселке Песчаном.

Утром следующего дня, один из батальонов полка, двинулся дальше по тракту. Впереди за озером, виднелись крыши казачьего поселка Богоявленка (ныне Октябрьское). Узкая дорога, шла по открытой степи, вдоль берега озера Большое. Слева в нескольких километрах зубчатилась каемка леса. Едва колонна бойцов обогнула озеро, как по ней хлестко ударил залп. В одиночных окопах, на перешейке у озера Здорное, заняли позицию казаки 2-й Оренбургской бригады. Это была крепкая часть. Входившие в состав бригады 2-й и 5-й казачьи полки, были сформированы еще в августе 1918 года, во втором отделе Оренбургского казачьего войска, из мобилизованных 21-22 летних казаков. К лету 1919 года, за плечами этих ребят остались тяжелые бои под Уфой и в уральских теснинах. Командовал ими полковник Панов. В рассказах пожилых богоявленцев, до сих пор бытуют предания их отцов и бабушек, как забравшись на крыши, смотрели местные жители на разыгравшийся за озером бой.

Попав под внезапный обстрел, красноармейцы не растерялись. Не тот был у них для этого боевой путь. Развернувшись в цепи, батальон владимирцев не задерживаясь, продолжал наступать. Оттесняя казаков, к 11 часам красноармейцы заняли поселок. Еще несколько раз, казаки пытались перейти в атаку, но плотный ружейно-пулеметный огонь и открытая местность западнее поселка, не давали им никаких шансов приблизиться. Дабы не нести напрасные потери, командиры отвели сотни на казачий поселок Крутоярский. В Богоявленке, к красным вышел и добровольно сдался в плен и первый сибирский казак – уроженец поселка Песчаного, отпущенный в кратковременный отпуск из 10-го Сибирского казачьего полка, тридцатидевятилетний Петр Степанович Таранов.

Не задерживаясь в Богоявленке, оба батальона Владимирского полка развернулись в цепи и двинулись трактом на казачий поселок Крутоярский. Пройдя обширное поле, красноармейцы стали подходить к стоящему, по обеим сторонам тракта лесу. С его опушки, по ним вновь хлестанул дружный залп. Здесь держали оборону, арьергардные сотни 2-й Оренбургской бригады.

Весь путь до Крутоярки, прошел с непрерывным боем. Теснимые к поселку, укрываясь за деревьями и кустарником, казаки яростно обстреливали наступавшие цепи красноармейцев. Но оттесняемые, отходили все дальше и дальше на восток.

Внезапно, лес закончился. Впереди лежало обширное поле, за которым виднелись крыши поселка. Едва выйдя из за спасительной тени деревьев, красноармейцы попали под усиленный ружейно-пулеметный огонь. С шуршанием, пронеслись над головой и первые снаряды. Позицию у Крутоярки, занимали оренбургские казаки-пластуны. Несмотря на внушительный внешне состав, это была слабая сила. Как докладывал генерал Доможиров в штаб армии, пластунские батальоны были «… составлены из мобилизованных, старых до 55 лет казаков, в весьма плохом состоянии, не организованы, в летней домашней одежде, у многих рваная плохая обувь, утомлены физически ежедневными боями и переходами, часто без хлеба… плохо питаются…». Пластунов поддерживало единственное оставшееся в строю орудие 6-й Оренбургской казачьей батареи. Под сильным огнем, красные цепи остановились и залегли. Наступала кульминация боя. Заметив колебание противника, пластуны сами поднялись в атаку.

Однако, силы были слишком неравны. Несколько сотен пожилых казаков, разумеется ничего не могли сделать, с вдвое сильнейшим противником. Наткнувшись, на встречный плотный ружейно-пулеметный огонь, они остановились. В это время, выйдя во фланг, несколько сотен 2-й Оренбургской бригады, рассыпавшись в лаву, внезапно бросились в атаку. Видя стремительно приближающихся всадников, со сверкавшими на солнце клинками, красноармейцы запаниковали и бросились бежать. Видимо, какая то часть владимирцев, была при этом настигнута и изрублена. Опасность истребления, нависла над всем полком. Положение спас, рядовой боец пулеметной команды Буткевич Виктор Андреевич. Не поддавшись панике и не бросив свой пулемет, он, оставшись фактически один и видя убегающих красноармейцев, открыл огонь в упор по приближающимся казакам. Вообще, пулемет «максим» образца 1910 года, помимо отличных стрелковых качеств, был не менее славен, своими частыми задержками в стрельбе. Любой перекос гильзы, выводил его из строя. В этот день, первая же задержка огня, стоила бы отважному пулеметчику жизни. Но видно, судьба благоволила Буткевичу. Испытанное оружие не подвело своего хозяина и шквальный огонь стальной машины не умолк ни на минуту. Перед ливнем несущихся пуль, казаки отхлынули обратно.

Еще несколько раз, офицеры перестраивали сотни и пытались широкими лавами зайти с фланга. Однако, пришедшие в себя красноармейцы, уже перестроили боевой порядок и выдвинув вперед пулеметы отбивали огнем все атаки. Им в помощь гремели и два трехдюймовых орудия. Вскоре, в самый разгар боя, у казаков вышло из строя единственное орудие. Заметив замешательство противника и почувствовав ослабление огня, цепи владимирцев вновь поднялись в атаку. Пластуны стали отступать, оставляя свою позицию. Преследуя их буквально «на плечах», красноармейцы ворвались в поселок. Их трофеями стали: пулеметная повозка с заседланной лошадью, пулеметом системы «кольт» с четырьмя лентами, 8 гранат, 4 ящика патронов и 4 ящика картечи. К 15 часам, над поселком уже развивалось красное знамя. Однако, были чувствительны и потери. В этом бою, полк потерял убитыми 15 бойцов. Вероятно, именно эти погибшие бойцы-владимирцы и похоронены в центре Крутоярского в братской могиле.

Поселок поразил красноармейцев своей пустотой. Он словно вымер. Практически все жители покинули его, над дворами расплескалась тишина, закрылись ставни. По хранящимся в Северо-Казахстанском областном музее воспоминаниям участника тех событий красноармейца Федора Церахто, оставшиеся старики и казачки, отогнали скот и с ужасом ожидали прихода Красной армии.

Впрочем, все их волнения были напрасны. 26-я дивизия, отличалась строгой дисциплиной. Уже немыслимы были, те массовые грабежи и насилия, которые допускались при занятии Вятского, Пермского и Уфимского районов. Приказом по армии, №683 от 07 августа 1919 года, красноармейцам были категорически запрещены самовольные реквизиции у населения. Ряд приказов, был направлен на борьбу с раздеванием красноармейцами пленных и перебежчиков. И, наконец, отдельным приказом, красноармейцам было категорически запрещено, устраивать самовольные расправы над взятыми в плен казаками и офицерами. Приказ гарантировал сохранение за перебежчиками-казаками их земель и хозяйств, а так же предоставлял им временный отпуск, вплоть до призыва  в армию. При этом перебежчикам предписывалось оставлять все снаряжение, включая лошадей, сбрую, седла и телеги.

 11

Фото: братская могила в поселке Крутоярском (снимок автора,  2009г).

Пресногорьковское несчастье

Однако настоящая трагедия, произошла вечером этого же дня, под станицей Пресногорьковкой.

Еще утром 21 августа 1919 года, двигавшийся по южному краю современной Курганской области, 232-й имени Облискомзапа (Областного исполнительного комитета Западных областей) полк, занял деревню Орловка. Полк, был сформирован в 1918 году из жителей Смоленского района и первоначально носил название 1-го Революционного имени Областного исполнительного комитета Западных областей полка. К середине августа 1919 года, в трех его батальонах, насчитывалось 1345 солдат и командиров, в том числе 855 штыков и 57 сабель. Огневую поддержку бойцов, осуществляли 17 пулеметов. Располагая, столь внушительной силой, командир полка Арсений Николаевич Баткунов, внезапно решил изменить путь движения и повернуть на юг, что бы нанести удар на станицу Пресногорьковку, в тыл оборонявшего его Сводного казачьего отряда. К 18 часам, полк подошел к Пресногорьковской. Большая по местным меркам станица, насчитывала около 250 дворов. Через нее лежал большой тракт. На прогоне, узлом сходились дороги с поселков и украинских деревень. После короткой перестрелки, с застигнутыми врасплох штабом Сводного отряда и прикрывавшей его казачьей сотней, смоленцы заняли Пресногорьковку. Здесь, красноармейцам достался богатый трофей – целый склад новых сапог. Для поизносившихся в беспрерывных переходах бойцов, это было настоящим подарком.

 12

Схема боевых действий 19-21 августа 1919 года в районе станицы Пресногорьковка.

В «мгновение ока», обстановка на участке Сводного казачьего отряда резко переменилась. Своим решительным маневром, полк Баткунова вышел в тыл казакам, державшим оборону у Крутоярского. Ударь сейчас красноармейцы на запад и под угрозой окружения и разгрома, оказалась бы самая боеспособная часть генерала Доможирова – 2-я Оренбургская казачья бригада. Даже удар на юг, на деревню Пилкино, мог иметь для казаков самые печальные последствия. Ведь именно здесь, в это время отходили беззащитные обозы Сводного казачьего отряда. Но вот здесь то и допустил Баткунов свою роковую ошибку. Не выяснив обстановки, он послал навстречу наступавшим от Крутоярского красным полкам, одного из своих конных ординарцев, с донесением о занятии станицы. Сам же тем временем, двинул передовые части полка на восток, на казачий поселок Кабаний. Вскоре разведка смоленцев уже заняла, лежащую в семи километрах восточнее Пресногорьковской, деревню Перевалово. Одновременно с запада, на Пресногорьковскую двигались основные силы 26-й дивизии. Заняв поселок Крутоярский, 227-й Владимирский полк передал свой участок, подошедшему форсированным маршем, на мобилизованных у населения подводах, 229-му Новгородскому полку.

Смена была вполне достойной. Новгородский полк, был сформирован из 4-го Копорского полка старой армии. В 1917 году, при общем развале фронта, солдаты-копорцы не разошлись по домам, подобно своим сотоварищам из других полков, а пробились с оружием в город Порхов Новгородской губернии. Здесь остатки полка были переформированы в 1-й батальон 10-го Новгородского полка, который еще полгода охранял установленную Брестским миром демаркационную линию. Затем, батальон был направлен на фронт под Казань, где в октябре-ноябре 1918 года он был пополнен мобилизованными казанцами, владимирцами, новгородцами и развернут в полк. С полком следовали и два орудия 7-й Ленинской легкой батареи.

Соскочив с подвод и развернувшись в цепи, новгородцы стали продвигаться вперед по тракту на станицу Пресногорьковскую. Вся местность от Крутоярки до Пресногорьковки, представляла собой равнину, с рядами невысоких грив и увалов, что придавало поверхности слабоволнистый вид. Отступающие казачьи сотни, маяча в отдалении, обстреливали наступавших красноармейцев беглым огнем. Высланный навстречу конный ординарец 232-го полка, так и не доехал до своих, пропал без вести, и видимо, попал в плен. В результате, части 229-го полка продвигались вперед, ничего не зная, о занявших Пресногорьковку смоленцах. Уже в темноте около 23 часов, отходящие от Крутоярского казаки вышли к западной окраине станицы, где по ним открыло огонь сторожевое охранение 232-го полка. Ночь озарилась яркими вспышками выстрелов. Только тут казачьим офицерам стало ясно, в какое положение они попали. Красные были и с фронта и с тыла. И если конные сотни оренбужцев, еще могли рассеяться по ночной степи, то пластунам и артиллеристам, угрожал полный разгром. Решение надо было принимать мгновенно, ведь стоило смоленцам перейти в наступление, как казаки оказывались в плотных «клещах». Надо сказать, что и в этой сложной ситуации, казачьи офицеры не подвели своих бойцов. По их приказу, часть конных сотен стала активно обстреливать сторожевое охранение смоленцев, демонстрируя якобы начинающееся наступление на станицу. В результате, весь 232-й полк быстро занял боевые позиции на западной окраине Пресногорьковской. Вспышками выстрелов, топотом лошадей в темноте, криками «ура» и гиканьем невидимых бойцов, красноармейцы, занявшие позиции у Пресногорьковской, были доведены до крайнего напряжения, а у командира полка Баткунова сложилось впечатление, что казаки хотят прорваться через боевые позиции его полка на восток. Одновременно, в темноте, под прикрытием всей этой шумихи, 650 пластунов с орудием и тремя сотнями конных казаков, незаметно обошли Пресногорьковскую с юго-востока. Выйдя на так и не занятую красными деревню Пилкино, они отошли затем к украинскому поселку Макарьевка.

А у Пресногорьковской полным ходом шел финал этого своеобразного представления. 1-й батальон 229-го Новгородского полка развернувшись в две одноротных цепи, медленно продвигался по тракту. Впереди шла пешая разведка. Сзади резервной колонной двигался 2-й батальон. Цепи шли очень медленно. То тут то там, в темноте мелькали тени всадников, ночь озаряли яркие вспышки выстрелов. Конные разъезды казаков, буквально кружили вокруг полка, не давая красноармейцам ускорить шаг. Вдобавок, начала портиться погода, в наступившей темноте пошел сильный дождь. По размытой дороге, идущей прямо по степи, бойцы с трудом шли вперед. В кромешной темноте, полк миновал небольшой лесок, за которым, буквально в километре через поле, призывно светились огни пресногорьковских домов. Местность здесь была равнинная, с легким повышением в сторону станицы. В этот момент дождь окончился, стало немного светлее и занявшие позицию по окраине станицы бойцы 232-го полка, внезапно увидели вышедшие на опушку леса густые пехотные цепи. Баткунов принял их, за перешедших в очередную атаку белых и по его команде, смоленцы открыли по темневшей в ночи массе пехоты, сильный ружейно-пулеметный огонь. Решив, что противник наконец-то принимает бой, наступающие цепи новгородцев, в ответ так же открыли огонь со всех имеющихся стволов. Ночь закипела вспышками выстрелов, роями летящих навстречу друг другу огненных смерчей. В дело вступила и артиллерия. В темноте было невозможно взять точный прицел и артиллеристы, с обоих сторон, стреляли наводя орудия прямо в сверкающие впереди вспышки выстрелов.

По преданиям пресногорьковских старожилов, пройдя под сильным огнем чуть севернее тракта, по опушке леса и т.н. «Пьяному логу», цепи новгородцев приблизились к окраине станицы. Навстречу им поднялась волна обороняющихся. Расстреливая друг друга в упор из винтовок, обе цепи сошлись вплотную и бросились в штыки. В темноте вспыхнула яростная схватка. И вот, уже несколько человек было  поднято на штыки, когда к своему ужасу смоляне и новгородцы рассмотрели, что бой то, идет между своими. Это был шок, первые же подсчеты потерь просто ужасали. В этом несчастном бою, 232-й полк потерял 13 убитых и 38 раненных, 229-й полк недосчитался 4 убитых и 27 раненных.

Оба полка остановились на ночлег в станице. Погибших красноармейцев, видимо похоронили на старом пресногорьковском кладбище, могила эта до настоящего времени не сохранилась.

Их противники - 2-й и 5-й Оренбургские казачьи полки, оставив в окрестностях Пресногорьковской передовые разъезды, отошли на ночлег в казачий поселка Кабаний и поселок Исаевский (Чапаевка).

Так завершились августовские бои в окрестностях казачьей станицы Пресногорьковской. Впереди, еще были трудный сентябрь и октябрь 1919 года, добавившие братских и одиночных могил в степях и перелесках.

 13

Фото: экспонаты музея Пресногорьковской школы  (снимок автора, май 2010г.).



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites