kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Олег Винокуров. Гражданская война в России. Боевые действия на территории современной Курганской области в августе 1919 года » Выводы по результатам боевых действий на территории современной Курганской области в августе 1919 года

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Выводы по результатам боевых действий на территории современной Курганской области в августе 1919 года

Основные силы белой 3-й армии генерала Сахарова, которым предстояло задержать наступающие красные войска на реке Тобол не превышали 9-10 тыс. штыков, 5 тыс. сабель, 350 пулеметов и 74 орудий. Таким образом, превосходя своего противника в коннице и сравнявшись с ним по количеству орудий, белые войска серьезно уступали красной армии Тухачевского по двум основным параметрам – по количеству штыков и пулеметов. Но именно эти показатели определяли исход полевого противостояния войск. Полками в 200 штыков на такой сложной для пехоты местности как зауральская равнина, имеющей массу перелесков и закрытых пространств, справиться с наступающими красными было невозможно. Самые сильные белые полки едва напоминали по численности батальоны. Катастрофически не хватало солдат, роты снизились до 20-40 штыков. Кроме того, сама группировка частей белой армии на Тоболе таила в себе один серьезный недостаток. Наиболее сильные пехотные части были расположены в районе железной дороги. При этом значительные фланговые промежутки, прикрывались по сути лишь охранительно-наблюдательными конными соединениями. Особенно это было заметно на юге, где от д.Нагорское и до ст.Звериноголовской образовался огромный в несколько десятков верст, не прикрытый войсками промежуток, куда с запада двигались целых две красные бригады.

Такое расположение войск, делало невозможным длительное удержание рубежа реки Тобол. Даже не знакомому с военным делом человеку становилось ясно, что обороняющихся в курганской излучине белых бойцов противник рано или поздно обойдет с юга, через открытые фланговые промежутки, создав им угрозу окружения. Вместе с тем, возможности усилить оборону у белого командования были. На юг можно было перебросить части 13-й Сибирской дивизии, не имевшие на своем участке активного противника, а также стоявшие в ближайшем тылу полки 12-й Уральской дивизии. Ничего этого сделано не было. В результате, хотя план генерала Дитерихса и предусматривал ведение активной обороны на реке Тобол с нанесением мощных контрударов, однако его реализация имеющимися силами была попросту невозможна. Это было одним из первых факторов, обусловивших неудачу белого наступления.

События на фронте сразу же подтвердили все эти опасения. Уже через три дня после форсирования Тобола на неприкрытом промежутке к югу от д.Нагорской, полки 2-й и 3-й бригад красной 27-й дивизии двигаясь на северо-восток обошли левый фланг обороняющейся в полосе железной дороги белой 12-й Уральской дивизии, нанеся ей тяжелые потери и заставив сдать сразу две крупные станции – Варгаши и Лебяжье. После падения станции Варгаши, белые войска начали безостановочный отход по всей линии фронта к реке Ишим. Таким образом, задержать наступавшие красные дивизии под Курганом им удалось лишь на неделю. Этого времени было мало для подготовки белых войск к новому наступлению.

Однако это было еще не все. Охват с выходом в полосу железной дороги частей 5-й красной армии оказался намного глубже и теперь, к станциям Макушино и Петухово, с юго-запада приближались полки красных 1-й бригады 27-й и 3-й бригады 26-й дивизий.

Вечером 23 августа командарм Тухачевский принял решение развивать главный удар в полосе движения частей 3-й бригады 26-й дивизии. Двигаясь по южному краю Курганского уезда, через села Башкирское, Сухмень, Курейное и Лопатки, они должны были выйти на железную дорогу в районе станции Петухово и села Теплодубровного, откуда произвести решающий бросок на Петропавловск. Что бы усилить это направление, стоявшие в станице Пресногорьковка части 1-й бригады 26-й дивизии, получили приказ форсированным маршем перейти севернее тракта в район дд.Яровое, Батырево, Носково и Казенная, где они должны были при необходимости подкрепить натиск 3-й бригады. Такое решение являлось охватывающим сражающихся в полосе железной дороги белых маневром. Такой последовательный выход красных полков в полосу железной дороги, с постоянным фланговым охватом обороняющихся здесь частей белых, был особенностью первого этапа Петропавловской операции.

Это тактическое решение оказалось в большей степени спонтанным. Но именно оно позволило быстро и без кровопролитных боев сбить белые арьергарды и захватить всю территорию от станции Варгаши до станции Петухово. Хотя такой маневр никогда не ставился штабом армии в качестве самостоятельной задачи красным дивизиям.

Последовательный выход 27-й и 26-й красных дивизий с юго-запада на основное операционное направление – железную дорогу, был классикой охватывающего маневра. Успех его обеспечивался постепенным развитием охвата из глубины. При этом даже задержка в одном месте не давала белым частям выигрыша. В таком случае, другие красные части, еще не скованные боем, попросту забирали дальше в сторону, и все так же угрожали тылу противника. Любая оборона белых становилась бесполезной и могла привести лишь к охвату и окружению обороняющихся. Это наглядно продемонстрировал печальный опыт 12-й Уральской дивизии, потерявшей за несколько дней значительную часть своего личного состава.

Вместе с тем, уже через два дня 25 августа, тот же командарм Тухачевский совершил ошибку, едва не ставшую для его армии роковой. Им была отдана директива №1386, в которой частям 26-й дивизии ставилась задача выйти к 1 сентября на линию ст.Становая – с.Беловское, имея резерв в районе станицы Пресновка. Начдиву 35-й дивизии Верману, было приказано перебросить свою 2-ю бригаду из Кустанайского района к ст.Звериноголовской, казачьему поселку Песчанка и озеру Тюрюкуль, выставив постоянное наблюдение на юг к озеру Канды-койа и поселку Воскресенскому.

Этот приказ имел далеко идущие последствия. Красной 2-й бригаде 35-й дивизии была поставлена задача охраны правого фланга армии. Фактически же, полки 35-й дивизии были оставлены в глубоком тылу, почти в ста километрах от линии фронта, пребывая там в полном бездействии. Эта ошибка, на первый взгляд, как будто трудно уловимая, уже через неделю выросла в грозную опасность. Командарм проигнорировал добытые разведкой сведения о сосредоточении крупных сил противника на реке Ишим, хотя донесения такого рода поступали в штаб армии.

Не стал тайной для красного командования и отвод белыми с фронта в тыл к городу Петропавловску четырех стрелковых дивизий. Со слов опрошенного в штабе 26-й дивизии казака-перебежчика из 13-го Сибирского казачьего полка, стало известно о формировании Сибирского казачьего корпуса из восьми новых казачьих полков. Все казаки в сибирских станицах от 17 до 55 лет, были мобилизованы и отправлялись в город Петропавловск.

26 августа в оперативной сводке штаба 5-й армии, даже высказывалось предположение о возможном намерении противника предпринять новое наступление на правом фланге армии. Однако сам командарм и штаб Восточного фронта, были глухи к этим тревожным сообщениям. Правый фланг армии, с его широкими бескрайними степями, открытыми для движения крупных конных масс во все стороны, был оставлен фактически без прикрытия. Наступление здесь вела лишь 2-я бригада 26-й дивизии, которая вскоре должна была лишиться даже столь необходимой ей в степях конницы.

По приказу командарма от 30 августа, единственная конная часть – штаб 3-й Отдельной кавбригады и 2-й Петроградский кавполк, отводились в город Курган, где на их основе предполагалось сформировать новую конную дивизию. В итоге, весь правый фланг 26-й дивизии оставался неприкрытым. Подошедшая 2-я бригада 35-й дивизии находилась глубоко в тылу в районе ст.Звериноголовской в трех переходах от линии фронта. Выделенный в качестве бокового охранения батальон 230-го Старорусского полка был слабой и скорее формальной мерой, чем реальным заслоном. Вместо него, сюда следовало направить все три полка 35-й дивизии и всю имевшуюся конницу. Передвигаясь по линии лежащих южнее тракта переселенческих сел, они могли бы вести разведку уходящих на юго-восток степных дорог и надежно обеспечить это направление. Однако ничего этого сделано не было.

Это был крупный просчет командарма Тухачевского в развертывании сил 5-й армии, который предопределил будущий разгром ее правого фланга. Вина в этой ошибке лежала и на штабе Восточного фронта. Комвостфронта фактически поддержал пренебрежительное отношение командарма-5 к обеспечению правого фланга своей армии. Так 28 августа, вриокомфронта Гарф потребовал от штаба 5-й армии «…направить главные силы на овладение узлами Петухово и Частоозерье…». При этом все прикрытие правого фланга, по предложению штаба фронта должно было свестись:

1) к направлению бокового отряда «…для овладения районом станицы Новорыбинская»;

2) наблюдению конными частями за степными дорогами, ведущими «… от железной дороги на Атбасар и Кокчетав, опасаясь удара во фланг, со стороны казачьих станиц расположенных в этом районе»;

3) обеспечению правофланговой группой района Кустанай – Троицк – отрог Полтавский.

Этого было явно недостаточно. Тем более что сколько-нибудь сильной конницы в распоряжении армейского командования просто не было. «Прозрачность» фронта в степях доходила до того, что когда части 26-й дивизии уже вышли к станице Пресновка, в их глубоком тылу в селе Анновка, отряд оренбургских казаков и милиции еще проводил мобилизацию местного населения.

Источники: РГВА ф.1372, оп.2, д.28, л.48, д.92, л.л.450-453, 458, д.91, л.416-417, ф.1317, оп.2, д.890, л.л.48, 51, д.86, л.163, д.54, л.78-79, «Директивы… с.736.

***

Августовские бои 1919 года сыграли не просто важную роль в Петропавловской операции, а предопределили провальные результаты последнего наступления белых войск в Сибири. Первоначальной целью белого командования в оборонительных боях за излучину Тобола было выиграть как можно больше времени для сосредоточения отведенных в тыл войск и подготовки их к переходу в наступление. Эти планы не увенчались успехом. Выиграть время за исключением нескольких дней фактически не удалось. Вывод с фронта в тыл четырех белых стрелковых дивизий (7-я и 11-я Уральские, 13-я Казанская и 4-я Уфимская) привел к тому, что у оставшихся на фронте частей оказался чрезмерно широкий фронт обороны, не отвечавший имеющимся силам. В результате огромные, в несколько десятков верст промежутки линии фронта, оказались не занятыми. Это делало упорную оборону излучины Тобола бессмысленной. Выигрыш времени при таком положении, мог составить только два-три дня, после чего фактически открытый левый фланг, давал красным шанс окружить и уничтожить всю белую армию в полосе железной дороги. Это принуждало белые части к стремительному отходу, с целью избежать окружения.

Тяжелые бои в условиях постоянных обходов и полуокружений, быстро истрепали немногие относительно свежие арьергарды, как 12-ю Уральскую дивизию. За время тяжелейшего отхода, ее полки понесли большие потери в личном составе, растеряли материальную часть. Быстрота же продвижения линии фронта привела к тому, что выведенные чуть позже из боевой линии Ижевская и 8-я Камская дивизии, все предназначенное им для отдыха и подготовки к наступлению время, провели в непрерывном движении в район сосредоточения. А ведь на эти части возлагалась важнейшая задача прорыва фронта противника и необходимо было дать спокойный отдых измученным людям, хотя бы неделю спокойного сна. Вместо этого, солдаты и офицеры провели все время в беспрерывном движении. Причем пополнения эти части не получили совсем.

Еще хуже обстояло дело на участке 2-й белой армии генерала Лохвицкого. Там с 24 августа начался общий откат белых войск на восток по всей линии фронта. При этом белое командование рассчитывало во время этого отступления, успеть вывести в тыл и пополнить предназначенные для наступления дивизии. Северная группа должна была вывести в район села Пеганово и деревни Истошная 3-ю Иркутскую и 15-ю Сибирскую дивизии, а в село Армизонское – кавбригаду из состава 1-й кавалерийской дивизии.

Конная группа генерала Волкова, оставив на линии фронта в прикрытие две конных дивизии сибирских казаков, должна была отвести в тыл в дд.Середкино, Отставная и Старопершино – Красноуфимско-Златоустовскую партизанскую бригаду, в Частоозерскую волость – Легкий стрелковый батальон, в с.Частоозерское, дд.Денисово, Акульская, с.Долгое и д.Сивково – 2-ю Уфимскую кавдивизию. Южная группа отводилась в тыл целиком. При этом Сводной и 4-й Сибирским дивизиям ставилась задача перейти в район сел Куртан и Могильное, куда они прибыли 26 августа, следуя в двух переходах впереди преследующих красных.

Ранее, в глубокий тыл на восток в район дд.Яровая и Новоалександровка (севернее оз.Акуш) были отведены снятые с фронта остатки Сибирского Ударного корпуса, из которых спешно формировали 1-ю Екатеринбургскую дивизию. Через дд.Крутиха, Дураково, Зимовье Кызакское, Армизонское, Гагарино и Бердюжье в район дд.Окунево (северо-восточнее с.Уктуз), Травное, Грачи и Кушлук следовали полки 18-й Сибирской дивизии.

Из-за стремительного наступления красных войск к вечеру 25 августа штаб Красноуфимской бригады и 2-й Кыштымский полк отошли через д.Осеева в д.Лапушная, 1-й Красноуфимский полк остановился в д.Бол.Каменное, откуда на следующий день выступили в д.Сивково и с.Лиханово.

Фактически, белым войскам ставилась задача резко отскочить от противника на восток на несколько переходов, пополниться и вновь перейти в наступление. Линию фронта в это время должны были удерживать конные казачьи части. Штаб генерала Лохвицкого координировал отвод войск. В это время его посетил с инспекционной поездкой по фронту адмирал Колчак. Едва прибыл Верховный Правитель, как внезапно исчезла всякая связь с командованием фронтом.

По свидетельству военного министра барона Будберга, с захватом красными железнодорожной станции Лебяжье «…штаб 2-й армии и находящийся в нем адмирал Колчак очутились вне всякой связи с соседними штабами армий и со ставкой. Вся связь штаба 2-й армии шла через станцию Лебяжья. Хорошо еще, что в течение всей ночи, красные не догадались перерезать телефонные провода и нам удалось кое-что передать». Такой массовый вывод войск с линии фронта, не мог не остаться незамеченным красным командованием. Но еще хуже было другое. Оставленных на фронте конных частей было явно недостаточно для прочного сдерживания наступающего противника. В результате предназначенные для наступления 4-ю Сибирскую и Сводную Сибирскую дивизии удалось вывести с линии фронта лишь на 1-2 перехода впереди преследующих их красных.

Пополняться и готовиться к наступлению им пришлось на ходу без какого-либо отдыха для бойцов. А отведенную в тыл слабую 18-ю Сибирскую дивизию, из-за организационных ошибок не удалось пополнить и своевременно подготовить к наступлению.

Источники: РГВА ф.39630, оп.1, д.21, л.л.59, 61, д.3, л.л.87, 100, 103, 97, д.33, л.л.105, 102, 99, ф.39872, оп.1, д.2, л.л.115, 121, ф.40016, оп.1, д.5, л.24, ф.40004, оп.1, д.1, л.л.17-18, Будберг, указ.соч., с.253-255.

***

Стремительность продвижения красных войск вперед привела к тому, что контрнаступление белых должно было начаться не из движения вперед, а из оборонительных боев, которые белое командование было вынуждено начать, чтобы остановить красных и не дать им выйти непосредственно на линию готовящихся резервов. Это серьезно ослабляло силу контрудара. Также при общем дефиците пополнений потери, понесенные белыми частями в боях на Тоболе были несоизмеримы с достигнутым ими результатом.

Таким образом, в целом исход августовских боев 1919 года на западносибирской равнине, следует признать неудачным для армий Временного Сибирского Правительства.

***

Из книги Олега Винокурова «Гражданская война в России. Боевые действия на территории современной Курганской области в августе 1919 года». Курган, 2019.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites