kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Олег Винокуров. Гражданская война в России. Боевые действия на территории современной Курганской области в августе 1919 года » Боевые действия на территории современного Притобольного района Курганской области в августе 1919 года

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Боевые действия на территории современного Притобольного района Курганской области в августе 1919 года

Южнее Кургана, широким фронтом от села Утяцкого до деревни Толстоверетено, к реке Тобол с запада вышли полки красной 27-й дивизии. Путь был легок. Население в основном благожелательно встречало, навстречу группами выходили перебежчики. Только на участке красной 3-й бригады, за один день 15 августа, вышло и сдалось 142 бывших солдата белой армии. На следующий день, штабы 2-й и 3-й бригад зарегистрировали еще 45 беглецов. С 16 августа, все красные полки повели усиленные разведки берегов Тобола. Уже на следующий день, штаб красного начдива Павлова остановившийся в с.Кипель, определил участки форсирования и наступления для каждой из трех бригад. Днем начала операции, было намечено 19 августа. В своем приказе, начдив смело ставил частям задачи сразу на несколько дней вперед, как будто противника не существовало. 18 августа части 27-й дивизии стали занимать исходные рубежи, готовясь к форсированию Тобола.

На левом фланге наступала красная 3-я бригада под командованием Хаханьяна. 17 августа ее полки сосредоточились в с.Меньшиково. Штаб комбрига остановился в с.Шмаково. По данным разведки, удобных для переправы мест на участке бригады было два – у деревень Предеино-Вавилково и у села Утяцкое.

Обследовав первый район, разведчики 242-го полка увидели медленно текущую реку, шириной около30 метров, с вязким дном. От имевшийся на берегу мельничной плотины, на другой берег реки был перекинут свайный мост, уничтоженный противником. Недалеко имелся брод глубиной до2,5 метров. Все подходы к переправе представляли собой открытую на три-четыре километра равнину. Едва появившись, разведчики были сразу же обстреляны с другого берега.

Осмотр местности в районе села Утяцкого дал более благоприятные результаты. Оказалось, что в этом районе раньше имелось два моста. Один из них был построен еще до войны по ригельно-подкосной системе на высоких наращенных устоях. Он был разрушен совершенно и восстановить его быстро было невозможно. Другой мост был построен белыми при отступлении, по две сваи в устое с пролетами по две сажени. Этот мост при отходе сожгли и от него, остались лишь торчащие из воды остатки обгорелых свай. Но самое главное – недалеко от разрушенных мостов был обнаружен отличный брод глубиной около метра с твердым каменистым дном.

Ознакомившись с результатами разведки, начдив Павлов приказал комбригу Хаханьяну, переправлять все три своих полка у с.Утяцкого. Была поставлена задача к 21 августа выйти к деревням Резинга и Байдары.

С утра 17 августа, наблюдатели из несущего здесь охранение по берегу реки белого Самарского уланского полка, заметили красную конную разведку, скопившуюся за лесом у с.Утяцкое. По их указаниям, Волжская конная батарея быстро рассеяла красную конницу беглым огнем.

На следующий день 18 августа, с утра, красные 241-й Крестьянский и 242-й Волжский полки с двумя бронеавтомобилями 3-го Социалистического автобронеотряда, выступили из с.Меньшиково по дороге на с.Утяцкое. В резерве комбрига в д.Галишево был оставлен 243-й Петроградский полк. Конная разведка двинулась на север по дороге на с.Черемуховское. Ее задачей было установить связь с соседями из 5-й красной дивизии ведущими бои у Кургана.

Первыми к реке вышли четыре роты красного 241-го Крестьянского полка, чьей задачей было захватить переправу. Около пяти утра, они без боя вошли в раскинувшееся на западном берегу реки село Утяцкое. Однако едва бойцы попытались спуститься к воде, как по ним ударили орудия Волжской конной батареи. Спешившиеся с коней самарские уланы открыли сильный огонь из окопов, идущих по западной окраине Нагорского и с возвышенностей на восточном берегу Тобола, простреливали все подходы к реке.

Красные роты замешкались. На помощь им к переправе двинулись два батальона 241-го и весь 242-й Волжские полки. Два красных бронеавтомобиля выехали прямо на берег реки и открыли огонь по позициям белых из пушки и пулеметов. Увидев, что красные начали форсирование реки, белый комбриг Нечаев перебросил к месту атаки еще два эскадрона своей бригады.

По свидетельству знавших его современников, Константин Петрович Нечаев отличался особым умением быстро ориентироваться в бою на незнакомой ему местности. Благодаря этому, его бригада не раз счастливо выходила из самых тяжелых ситуаций. Он четко выбрал момент усилить оборону. Прибывшие галопом эскадроны спешились и с ходу открыли огонь по переправе, пользуясь высоким правым берегом. Беглым огнем их поддерживала беспрерывно стреляющая Волжская конная батарея.

Долгий и трудный путь был за плечами волжских ветеранов, но этот бой врезался им в память. Несмотря на почти десятикратное превосходство красных, уланы вели обстрел настолько удачно, что оба красных полка остановились и не смогли даже приступить к переправе. Под градом сыпавшихся с другого берега выстрелов, красноармейцы не решались спускаться к реке.

Необходимо было срочно подкрепить части. Вскоре, к остановившимся полкам подошли 4-я Вяземская и 5-я Смоленская легкие батареи. Их встретил лично комиссар 241-го полка Серкин, обрисовавший обстановку. С командирами батарей договорились быстро и все вместе наметили места для установки орудий. Комиссар указал цели, которые прежде всего, следовало накрыть огнем. Условились о начале артподготовки, сверили часы.

Шесть трехдюймовых орудий встали на позицию и вскоре все вокруг загрохотало. Огненный шквал накрыл окопы белых улан-кавалеристов. Три часа гремели орудия. Затем красноармейцы 241-го полка бросились к реке. Переправа началась. Частью бродом, частью на нескольких найденных в селе Утяцком лодках и сколоченных плотах, бойцы форсировали Тобол под сильным огнем противника. Волжская конница была буквально отброшена от берега.

Позднее, с легкой руки бывшего красноармейца-батарейца Краснопольского, в литературе утвердилась версия о захвате у белых на переправе одной 45-мм американской пушки. Но документально этот трофей никак не подтвержден.

К 15 часам пополудни, развивая наступление от переправы, красный 241-й Крестьянский полк с боем занял с.Нагорское, где взял 11 пленных. Переправившийся за ним следом 242-й Волжский полк, стал наступать на северо-восток и вскоре занял д.Заборское.

Отброшенные со своих позиций самарские уланы отошли к д.Обухово, направив один эскадрон из своих эскадронов на д.Темляково. Туда же на д.Темляково из д.Заборское двинулся один из батальонов 242-го Волжского полка. Сбив отходящий эскадрон улан, красноармейцы захватили 1 пленного и заняли деревню. Белые уланы отошли к д.Новозатобольной.

Тем временем, в с.Утяцкое и д.Новая, подошел находившийся в резерве красный 243-й Петроградский полк. Полки заночевали на занятых ими позициях. Штаб комбрига Хаханьяна остановился в с.Меньшиково.

два на землю опустились сумерки, как из занятых деревень, во все стороны веером вынеслись красные разведки. Одна из них, по дороге на д.Обухово, столкнулась в 1,5 верстах от д.Нагорское с белой заставой, которую и сбила лихим натиском.

Пока полки отдыхали, красные саперы, не теряя времени, приступили к строительству переправы. По воспоминаниям Шперка, их дорожно-мостовая рота, должна была построить мост для переправы обозов и легкой артиллерии. Для ускорения переброски, одновременно, надо было сделать паром для переправы обозов и конницы. Ситуация осложнялась тем, что материала для моста в селе не было. После краткого совещания, решили разобрать остатки разрушенной белыми переправы, а для парома, в селе Утяцком, были найдены две большие лодки.

Вечером 18 августа 1919 года, саперы прибыли на место. Уже темнело, а потому строительство моста, пришлось проводить при свете костров. Из-за стоявшей ниже по течению реки у д.Темляково плотины для мельницы, река в месте переправы полков разливалась до80 метровв ширину и до8 метровв глубину. Но после разрушения белыми темляковской плотины, уровень воды в реке упал, обнажив над поверхностью, обгоревшие остатки свай сожженного моста. На них то и было решено, настилать новое покрытие.

Немедленно по прибытии, дорожно-мостовая рота была разделена на три части. Два взвода, были брошены на разборку и доставку материала с большого, довоенной постройки моста, а еще один взвод стал отпиливать обгоревшие концы свай и строить паром. Строительство моста начали сразу с двух берегов, навстречу друг другу. В ремонте охотно приняло участие все местное население.

Оставшиеся в устоях и торчащие из воды сваи, из-за большой глубины и малой забивки, стояли, наклонившись по течению реки так, что из воды торчали лишь их обгорелые верхушки. Саперам пришлось сначала выпрямлять сваи, сбивая их досками «крест-накрест» для придания жесткости и лишь затем уже спиливать концы.

Самым сложным, было разыскать сваи в воде. Это пришлось делать в темноте, при свете костров. При этом одну из свай, так и не нашли. К счастью, в с.Утяцком, во дворе одного из домов, были обнаружены два десятиметровых бревна, почти полуметровой толщины. Одно из них оказалось кривым, зато другое, перекрыло сразу два четырехметровых пролета.

По словам участника той стройки Шперка: «…оставшаяся свая была выпрямлена, на нее положена насадка и крепко привязана другим своим концом к уже проложенной переводине, остальные переводины, перекрывавшие пролет в 2 сажени (4 метра), клались на эту подвязанную насадку, так как более длинных бревен не было, и сверху был положен настил. Сверху настила было положено вместо пажилины, другое бревно горбинкой кверху, затем было просверлено отверстие сквозь него, переводину и насадку, имевшую в этом случае значение помочного бруса, и болтом были скреплены все три части моста, а с боков были забиты еще по две скобы. Для придания большей жесткости мосту, каждый устой предварительно был укреплен еще боковыми жердями, вбитыми в дно под углом. К 9 часам утра мост был готов. Длина его оказалась 42,66 саженей (89,5 метров), ширина 1,66 саженей (3,5 метра), при 20 пролетах».

Пока волжские кавалеристы напрягали все силы, стремясь удержать за собой переправу, позади них в деревню Обухово стягивались основные силы сосредотачивающейся здесь группы Ромерова – белые 3-й Ставропольский и 12-й Икский полки, с двумя легкими батареями по 4 трехдюймовых (76-мм) орудия в каждой.

Неясно по какой причине, но полковник Ромеров не отдал приказа атаковать красных с ходу, пока их полки еще не успели закрепиться на занятом плацдарме. К вечеру в д.Обухово прибыла и отступившая Волжская кавбригада со своей легкой батареей. С рассветом, все эти части должны были вместе ударить по переправившимся красным, сбросив их в реку.

Одновременно, прибывший из д.Воинково в с.Барабу Эткульский казачий пеший и 9-й Симбирский полки, должны были атаковать красных с фланга, вверх по течению реки, прорываясь к Нагорскому и отрезая противника от переправ.

Едва забрезжил рассвет 19 августа, как в 5 часов утра белый 3-й Ставропольский полк (400 штыков и 12 пулеметов), развернув свои боевые порядки, двинулся по дороге на с.Нагорское. На его флангах колыхалась волжская конница, а позади в резерве двигался 12-й Икский полк (200 штыков, 5 пулеметов).

Через два часа после выступления, западнее д.Обухово, белые стрелки-ставропольцы наткнулись на высланные в разведку две роты красноармейцев 242-го Волжского полка, которые ведя перестрелку стали отходить к с.Нагорскому. Здесь, укрепившись на поскотине, занял позицию весь красный 241-й Крестьянский полк и два батальона 242-го Волжского полка.

По численности, красноармейцы почти в два раза превосходили наступавших на них белых. Тем не менее, в 8 часов утра начался бой. Перед началом атаки белый стрелок-ставрополец Марк Рачев вызвался добровольно пойти в разведку. Подобравшись скрытно по опушке леса на близкое расстояние к позициям красных, он выяснил их численность и расположение. После этого, развернувшись в цепи белые стрелки-ставропольцы двинулись в атаку. Не успели они пройти и несколько сот шагов, как шедшие впереди разведчики донесли, что впереди видна стрелковая цепь противника в окопах.

Первым в атаку бросился, увлекая за собой солдат своего взвода, младший унтер-офицер 3-го Ставропольского полка Бакшеев Александр. В полный рост, не залегая и не пригибаясь, роты белых стрелков-ставропольцев частыми перебежками продвигались вперед. Был ранен, но остался в строю стрелок-ставрополец Перевалов Селиверст.

В это время, переправившись по уже наведенному красными саперами мосту, к месту боя на помощь подошел батальон 243-го Петроградского полка. С прибытием подкрепления красноармейцы поднялись в контратаку. Под их ударом белые стрелки-ставропольцы попятились. Открытое поле не давало им никакой возможности укрыться и занять оборону.

В этот момент, белый ставрополец-пулеметчик Михаил Головкин под огнем выдвинул свой пулемет вперед. Метким огнем ему удалось задержать обходящих справа красных. Это дало возможность всему полку отойти в полном порядке. Лишь два тяжелых пулеметных станка были брошены при отходе. Цепи белых стрелков-ставропольцев остановились на опушке леса, который пересекал дорогу на д.Обухово.

Тем временем, чтобы задержать наступавших красных, на левом фланге разворачивался в атаку белый Самарский уланский полк. Прибежав туда под огнем, стрелок-ставрополец Николай Меньшиков доставил кавалеристам донесение. Полковник Фельдман выехал впереди раскинувшихся по полю веером эскадронов. Строй двинулся вперед.

Встав на позицию два орудия Волжской конной батареи активно поддержали атаку огнем по красным. Над наступающими по полю красными цепями, в небесной синеве стали таять клубки шрапнельных разрывов. Эскадроны перевели коней на галоп. С командного пункта полковнику Ромерову было видно, как мчались вперед конные эскадроны, как встреченные плотным пулеметно-ружейным огнем останавливались и поворачивали назад. Так было отбито несколько конных атак. И хотя довести дело до рубки не удалось, свою задачу волжане-кавалеристы выполнили, они задержали продвижение красных.

Тем временем, приведя роты в порядок, белые стрелки-ставропольцы вновь перешли в наступление. При этом солдат Иван Сорокин и ефрейтор Иван Николаевич Назаров, вызвались добровольно и с явной опасностью для себя успешно провели разведку левого фланга красных.

Чтобы задержать наступавших красноармейцев, белые пулеметчики Герасим Орлов и Иван Вагонов, выдвинули под огнем вперед свои пулеметы и открыв огонь по красным привели тех в замешательство. Использовав смятение противника, цепи белых бойцов-ставропольцев увлекаемые вперед старшими унтер-офицерами Василием Ивановичем Поповым и Александром Николаевичем Харьковым, бросились в атаку.

Неожиданно с правого фланга по белым ударили винтовочные залпы. Это часть красноармейцев спешно окопавшись задержала продвижение полка. Тогда два взвода под командованием младшего унтер-офицер Семена Колова и ефрейтора Ефима Бизина, под огнем атаковали эту укрепленную позицию. Первым в атаку бросился рядовой Мефодий Матвеевич Микрюков, за ним поднялись и остальные солдаты.

Красные были выбиты с занимаемой позиции и 3-й Ставропольский полк вновь двинулся вперед. Однако и красноармейцы 241-го полка понимали, что отступление – это гибель: сзади река, нет никакого укрытия и всех бегущих просто перестреляют на переправе.

Красноармейцы стойко держались, отбив несколько атак. Под их огнем белые стрелки-ставропольцы Горковенков Григорий Михайлович и Дворянкин Дмитрий Иванович ползком и перебежками доставляли в передовую цепь патроны.

Наконец передовой белой цепи удалось приблизиться к красным почти вплотную. До противника оставалось несколько десятков шагов, когда наступавшие попали под перекрестный огонь и солдаты смешались. Заметив это, красноармейцы закричали: «бросайте оружие, сдавайтесь!». И тут вся передовая белая цепь внезапно, как по команде прекратила огонь и стала подходить ближе. Никогда, ни в одном бою, еще не было такой сдачи скопом в истории полка.

Из идущей следом второй цепи, по сдающимся солдатам-ставропольцам открыли огонь из пулемета. Одновременно с флангов красной обороны, не зная о намерении белых солдат сдаться, по ним так же открыли пулеметный огонь. Очутившись под перекрестным огнем, поражаемая со всех сторон, сдающаяся цепь солдат-ставропольцев разбежалась в разные стороны. Но свой непоправимый вред они уже успели нанести. Увидев такое замешательство в рядах противника, красноармейцы сами поднялись в контратаку.

Расстроенные порядки 3-го Ставропольского полка, не выдержав контратаки стали отступать. При этом ефрейтор Матвей Петрович Пермяков был со своим взводом отрезан от остальной роты, но первым бросившись в атаку пробился к своему отступающему полку.

Это был перелом в ходе всего боя. Преследуя белых, 241-й Крестьянский и батальон 243-го Петроградского полков продвинулись на5 километровпо дороге на д.Обухово, где, опасаясь за свои открытые фланги остановили продвижение. В этом бою 241-й полк взял 22 пленных, захватил 1 треногу, 2 седла, трофеями 243-го полка стали – 33 перебежчика, 172 винтовки, 11 седел и 11 лошадей.

Потери белых были тяжелейшие. По сведениям штаба Волжской группы, 3-й Ставропольский полк потерял убитыми и раненными 10 офицеров, в том числе погиб помощник командира полка, а также до 300 солдат. Потери красных составили 7 убитых, 48 раненных и 2 пропавших без вести, в том числе 242-й полк потерял – 4 убитых, 31 раненный (из них 5 командиров) и 2 пропавших без вести.

В числе погибших был красноармеец 243-го полка Мустафин Суган. По сведениям штаба Волжской группы, часть красноармейцев 241-го Крестьянского полка попала в плен у д.Камышное, а некоторые бойцы из 242-го красного полка попали в плен у д.Темляково.

К вечеру 241-й Крестьянский полк заночевал в д.Нагорское, а два батальона 243-го Петроградского полка остановились в деревнях Заборское и Темляково. Красный 242-й Волжский полк держал оборону в д.Новозатобольная.

Вечером в бригаду прибыл 2-й Отдельный легкий артиллерийский взвод, сформированный из двух захваченных у белых 37-мм орудий системы «Макклена», под командованием Смирнова.

С утра 20 августа 241-й Крестьянский полк с батальоном 243-го Петроградского полка, выступили из д.Нагорское по дороге на д.Обухово. Понесший накануне наиболее тяжелые потери белый 3-й Ставропольский полк стоял на отдыхе в д.Обухово. На позицию в двух километрах западнее деревни был выведен 12-й Икский полк с одной 4-х орудийной батареей. Севернее д.Обухово, фронтом в сторону дд.Утяцкое и Темляково, развернулся белый 9-й Симбирский полк и еще одна легкая батарея. Левый фланг прикрывал Волжский драгунский кавполк с Волжской конной батареей.

Подходя к деревне, красноармейцы заметили в двух-трех километрах от нее идущие им навстречу белые цепи. Это был 12-й Икский полк. Завидев врага, красные роты быстро приняли боевой порядок и начался бой. Белые стрелки-иксцы не ожидали столкнуться во встречном бою со столь превосходящим противником, в их рядах произошло замешательство, они стали отходить. Цепи красных перешли за ними в контратаку.

Положение надо было срочно спасать. И вновь полковник Константин Нечаев верно оценил ситуацию. С фланга наступавших красноармейцев атаковала лава Волжской кавбригады. Несколько атак белой конницы были отбиты огнем. Ее подпускали, после чего, открывая огонь в упор, рассеивали. При этом из 4-го эскадрона 1-го Самарского уланского кавполка, дезертировали и перешли к красным 18 солдат.

Преследуя отходящий белый 12-й Икский полк, отбивая атаки кавалеристов-волжан, красноармейцы вскоре подошли к западной окраине д.Обухово.

Здесь занял позицию 3-й Ставропольский полк. Белые стрелки-ставропольцы и иксцы залегли на поскотине. Красноармейцы наступают. После пятичасового боя, преодолев упорное сопротивление белых на западной окраине д.Обухово, красный 241-й Крестьянский полк занял начавшую гореть деревню и стоявший рядом с ней выселок Одино, захватив 6 пленных, 6 лошадей и 5 седел.

Сразу же, в сторону деревни Ярославской, была направлена красная конная разведка. Ей сдалось 11 солдат из 3-го Ставропольского полка. В последующие два дня, в д.Обухово вышли и сдались еще 34 перебежчика.

Потрепанный белый отряд Ромерова отступил к д.Дубровной (Малодубровное). Остальные красные полки, утомленные выдержанным накануне тяжелым боем, весь день 20 августа продолжали занимать селения.

Разведка 243-го полка захватила у д.Новоутяцкой пять перебежчиков из 12-го Икского полка. Со слов одного из них, пешего разведчика Степана Комиссарова, уроженца Ишимского уезда, деревни Доставаловой, они были посланы с донесением в штаб белой 3-й Симбирской дивизии в д.Воинково.

242-й Волжский полк занимал лежащие вдоль Тобола деревни Заборскую, Темляково и Новозатобольную, выдвинув свою передовую заставу в с.Бараба. Всего за день, части 3-й бригады приняли 103 перебежчика.

На центральном участке 27-й дивизии наступала 2-я бригада Шеломенцева. По приказу начдива, бригада должна была форсировать Тобол у дд.Толстоверетено и Малососновка. Ей ставилась задача достичь к 21 августа д.Патраки.

Высланная на берега Тобола разведка обнаружила, что мост в д.Нижнесосновке белыми разобран, но его материал остался цел, а мосты у д.Малососновки и д.Толстоверетено сожжены. Из воды торчали только их сваи.

Кроме того, у д.Толстоверетено в400 метрахвыше моста, имелся удобный для переправы на повозках брод. Здесь и решено было форсировать реку.

Вечером 18 августа приданная бригаде саперная рота начала исправлять мост у д.Толстоверетено. На другом берегу реки в д.Раскатиха стояла 1-я сотня 4-го Оренбургского казачьего полка, в д.Чернавское – штаб полка, а в д.Межборная – 4-я сотня. От с.Ялым до д.Художитково раскинула посты 2-я сотня.

Таким образом, на участке от Нагорского до Звериноголовской образовался огромный, практически совершенно не прикрытый войсками промежуток. Именно здесь к Тоболу подходили 1-я и 2-я бригады 27-й дивизии. Заслонить эту брешь белому командованию было просто нечем.

Для наблюдения за этим прорывом сюда 15 августа был направлен еще не бывавший в боях 4-й Оренбургский казачий запасной полк полковника Душенкевича. К 17 августа в 6 сотнях полка насчитывалось 20 офицеров, 820 сабель и 8-12 пулеметов. Выйдя из деревень Патронное и Лукино, оренбужцы двинулись через д.Колесниково на юг в с.Чернавское, где рассыпались жидкой цепью разъездов вдоль берега.

Утром 19 августа красный 240-й Тверской полк форсировал Тобол у д.Толстоверетено, по построенному саперами мосту. Красноармейцы цепями залегли у переправы, дожидаясь подхода остальных полков бригады. Как только показались их колонны, 240-й Тверской полк двинулся дальше вперед и без боя занял д.Межборная, а также лежащую в сотне метров от нее деревушку Одино. Здесь сдались 4 перебежчика.

Красный 238-й Брянский полк перейдя реку двинулся на с.Чернавское. Стоявшая здесь 1-я сотня 4-го Оренбургского казачьего полка без боя отошла. Отстав от нее в плен сдался казак Александр Шулепов.

Население радостно приветствовало красноармейцев. При входе полка в село, около двух тысяч крестьян, одетых во все праздничное, высыпали на улицу с криками: «Да здравствует Советская власть!». У многих в руках были красные знамена. Около церкви священник отслужил молебен. На общем митинге бойцы услышали горячие, от сердца идущие слова людей. Чувствовалась особая гордость, бойцы осознавали себя освободителями. Что может быть для солдата выше и дороже, чем признательность освобожденного им населения!

Красный 239-й полк Курский полк двигаясь от переправы без боя занял д.Раскатиха и слившуюся с нею д.Луговая. Высланная вперед конная разведка была обстреляна из д.Ярославской, но сумела выбить белую заставу, которая отошла в сторону д.Обухово. Еще одна красная разведка была обстреляна из д.Осиновки. А следом за переправившимися полками, в д.Толстоверетено уже подходил штаб 2-й бригады. Позади него в д.Ключики двигался 6-й отряд особого назначения. Наблюдавший за переправами белый 4-й Оренбургский запасной казачий полк без боя отошел к д.Ярославской и с.Давыдовка.

20 августа развивая наступление, красный 238-й Брянский полк с 1-м Отдельным легким артиллерийским взводом, выступил из с.Чернавского и выбив казачью сотню занял с.Давыдовка, д.Одино. По сообщению политотдела дивизии, «…при занятии села Давыдовского, жители, несмотря на еще длящуюся стрельбу, вышли навстречу и угощали всевозможными кушаньями. Один 71-летний старик со слезами на глазах в восторге повторял: «Слава богу, наконец, вас дождались!».

Выяснилось, что крестьяне Глядянской волости, по всем деревням готовят обед ожидая прихода красных. К вечеру авангардный батальон 238-го полка с командами конной и пешей разведки, выбил две казачьих сотни и занял д.Патраки. Вскоре сюда же подошел и весь полк. А за ним в с.Давыдовка вступил двигавшийся в резерве 240-й Тверской полк. Красный 239-й Курский полк с 2-й гаубичной батареей, выйдя из д.Раскатиха к вечеру выбил с боем три казачьих сотни белого 4-го Оренбургского казачьего полка и занял д.Осиновку.

Преследуя отступавших казаков полк остановился в2 километрахвосточнее деревни. Окрестные леса оказались полны дезертиров. В плен сдались 3 сбежавших солдат 12-го Уральского кадрового полка, а также 12 перебежчиков 44-го Кустанайского полка. Кроме того, были взяты ехавшие с патронами и заблудившиеся казаки 5-й сотни 4-го Оренбургского казачьего полка Казанцев Тимофей, Кузьмин Федор, Васильев Михаил и Шубов Николай, все из уроженцев ст.Канышовской. К исходу дня сотни белого 4-го Оренбургского казачьего полка, после перестрелок у д.Осиновки и с.Давыдовского, отступили к д.Байдары.

С утра 21 августа стоявший в д.Патраки красный 238-й Брянский полк принял 8 солдат-перебежчиков, после чего вместе с 1-м Отдельным артвзводом выступил на д.Байдары. 239-й Курский полк с 2-й гаубичной батареей выступил из д.Осиновка, 240-й Тверской полк двинулся из с.Давыдовка. Оба они наступали на д.Малодубровное. Перед ними ведя перестрелку отходил 4-й Оренбургский запасной казачий полк. Скакавшие впереди красные разведчики заметили двигавшиеся по дороге две груженые ящиками повозки. Это оказались два казака из 4-го Оренбургского казачьего полка. Считая, что в д.Осиновке находится их полк, станичники везли туда два воза патронов. Нежданная добыча приятно порадовала бойцов. Всего за день было взято 11 пленных и перебежчиков.

Наступавшая на правом фланге 27-й дивизии 1-я бригада Неймана, должна была форсировать реку Тобол у д.Островка. Ей ставилась задача к 21 августа занять дд.Пищальное, Башкирское и Кудрявцево. Высланная вперед разведка донесла, что река Тобол на всем участке бригады, от д.Березово до д.Островка вброд непроходима. У д.Островка, а также у мельницы между деревнями Березово и Белая имелись мосты охраняемые казачьими заставами. Вероятно, именно во время этой разведки, был убит крестьянин из д.Березовой Иосиф Иванович Емельянов, чье имя записано в метрическую книгу Михайло-Архенгельской церкви с.Глядянского.

К утру 19 августа красный 236-й Оршанский полк с 3-й Крестьянской батареей находился в д.Закоулово, а 237-й Минский полк с 1-й Особой батареей стоял в д.Лебяжье. Красный 235-й Невельский полк со штабом комбрига Неймана и 2-й Оршанской батареей остановился в д.Язево. Около полудня, именно его красноармейцы двинулись в авангарде бригады к переправе у д.Островка. Здесь заняли позицию около 250 казаков из 34-го Оренбургского казачьего полка.

Выйдя на берег реки, красная 2-я Оршанская батарея развернулась на позиции. При поддержке ее огня, передовой красный батальон с командой конной разведки переправились через Тобол, сбил станичников с позиции и занял деревню. При этом к казакам в ходе боя, перебежали несколько красноармейцев-невельцев.

Оттесняя казаков, передовая рота с командой конной разведки вскоре заняла д.Дубровку, где был обнаружен еще один, совершенно целый мост через Тобол. Еще две красные роты заняли д.Вонявино, оттеснив две казачьих сотни на север. К вечеру, красный 235-й Невельский полк остановился в прибрежных деревнях Дубовка и Художиткова. За день его потери составили – 4 раненных.

Едва передовые части переправились за реку, как приданная бригаде саперная рота исправила слегка поврежденный белыми мост у д.Островка. Сразу по нему вслед за авангардом реку перешел 2-й батальон 236-го Оршанского полка. К ночи его красноармейцы заняли с.Ялым. Здесь с лошадью и револьвером, из полка дезертировал красный командир 6-й роты Зубков, уроженец Рязанской губернии, Даньковского уезда, Кудрявской волости, д.Осинские Прудки. Остальные батальоны 236-го Оршанского полка, перейдя реку по настеленному саперами мосту остановились в д.Вонявино.

Наиболее сложной выдалась переправа на участке 237-го Минского полка. С утра он выступил к д.Лебяжье. В шести километрах восточнее нее имелся хороший мост годный для прохода даже артиллерии и грузовиков. Однако под пулеметным огнем уже вышедших на берег красноармейцев, казак Жужгин сумел поджечь мост. Пламя быстро охватило деревянную конструкцию, уничтожив единственную в этих местах переправу. Других переправ и бродов в этом месте не было. Кроме того, сотня 4-го Оренбургского казачьего полка с 4 пулеметами, заняв позиции по берегу реки западнее с.Глядянского, сильным огнем отбивала все попытки красноармейцев приблизиться к срезу воды. При этом, по сообщениям белых, казак Пятков убил 5 красноармейцев из переправившейся через реку красной разведки, после чего, вместе с казаком Поповым и еще 7 станичниками, переправился на другой берег и под огнем весь день наблюдал за красными, взяв одного пленного.

По сообщению штаба полка, один из комиссаров попытался идейно воздействовать на противника, предлагая казакам сдаться. В ответ на его речи, казак Захаров метким выстрелом через реку поразил говорившего.

Оставив один из батальонов вести перестрелку у дд.Лебяжье и Колесово, демонстрируя якобы готовящуюся здесь переправу, остальные два батальона 237-го Минского полка, через д.Язево вышли к д.Островке, где переправились через реку и начали наступать с юга на с.Глядянское. Этим маневром, они выходили в тыл казакам, укрепившимся западнее села. К вечеру 237-й Минский полк занял дд.Худяково, Полусальская и с.Глядянское. По воспоминаниям А.Д.Лазарева, глядянские крестьяне радостно встретили пришедших красноармейцев. На берегу речки Глядянки был поставлен стол с хлебом-солью и проведен митинг.

20 августа развивая наступление 237-й Минский полк выступил из с.Глядянское по дороге на дд.Художитково и Поздняково. За ним двигались колонны 235-го Невельского полка. Белых не видно. Короткий бой вспыхнул лишь у д.Поздняково, где заняла оборону сотня 4-го Оренбургского казачьего полка. Под огнем спешившихся казаков, красная пехота развернулась в цепи. Тем временем, конная разведка обошла деревню и с боем ворвались в нее, зарубив 5 казаков и взяв 2 лошади с седлами.

Одновременно 236-й Оршанский полк выступил с утра из с.Ялым. Вскоре колонна его бойцов прошла д.Обрядовку, где им сдались 5 солдат с 5 винтовками и 5 патронами. К вечеру двигаясь за отходившими на его участке около 250 казаками из 34-го Оренбургского казачьего полка, 236-й Оршанский полк без боя занял дд.Банщиково, Гладковское и Ершовку.

По южной части современного Притобольного района наступали полки красной 3-й бригады 26-й дивизии. С утра 19 августа, используя захваченные мосты, два батальона 234-го Маловишерского полка переправились у д.Редуть и начали наступать на д.Моховую. Прикрывая их продвижение, 4-я Смоленская батарея открыла сильный огонь из четырех орудий по д.Верхнеалабугское. Еще один красный батальон повел от переправы наступление на д.Плотниково.

Державшие оборону на данном участке 2-й и 34-й Оренбургские казачьи полки начали отход от переправ у мельницы Югова и д.Березовой к с.Нижнеалабугскому. Казаки несколько раз пытались задержать продвижение красных, но каждый раз были сбиваемы с позиций. На их поддержку к с.Нижнеалабугскому двинулись три пешие сотни 3-го Оренбургского казачьего пластунского батальона, с приказом во что бы то ни стало, задержать красных на линии с.Нижнеалабугское – казачий поселок Отряд-Алабуга.

К полудню 234-й Маловишерский полк занял д.Моховое, где был взят в плен казак 2-го Оренбургского казачьего полка. Узнав с его слов о стягивании белых частей к с.Нижнеалабугскому, комбриг Рахманов двинул туда два батальона 232-го имени Облискомзапа полка с двумя орудиями 5-й Тверской батареи. Однако продвижение вскоре пришлось приостановить. Две роты 232-го полка были выдвинуты к д.Верхнеалабугской, где казаки сдерживали пулеметным огнем любое продвижение. Атаковав с фланга, красноармейцы после незначительной перестрелки заняли деревню, отбросив противника на юго-восток.

Одновременно, 234-й Маловишерский полк двигаясь из д.Моховое и преследуя отходивших казаков занял дд.Мочалово и Плотниково. К ночи, сбив пытавшихся задержаться казаков-оренбужцев, батальон 234-го полка занял д.Отногинскую. На этих рубежах полк и заночевал.

1-й батальон 233-го Казанского полка, при поддержке огня двух орудий 5-й Тверской батареи, с утра 19 августа переправился через Тобол у д.Игнашино. После короткой перестрелки удерживающие переправу казаки были рассеяны, и красноармейцы «с ходу» заняли д.Боровушка и с.Ялым. Оборонявшаяся здесь конная казачья сотня и полусотня пластунов отошли. К ним на помощь была выслана сотня 2-го Оренбургского казачьего полка.

За день потери составили: 234-й полк – 2 ранено, 232-й полк – 1 ранен. Штаб комбрига Рахманова остановился в с.Каминском. К вечеру в него доставили перебежчика из 34-го Оренбургского казачьего полка. С его слов Сводный казачий отряд отошел на позиции по высотам восточного берега речки Алабуги, от казачьего поселка Отряд-Алабуга до села Нижнеалабугское. Штаб генерала Доможирова остановился в казачьем поселке Песчанка. За бои 18 августа 1919 года, в сандив дивизии из всех трех бригад поступило 9 раненных красноармейцев и командиров. Еще 53 раненных, поступило в сандив на следующий день 19 августа 1919 года.

С утра 20 августа 232-й имени Облискомзапа полк выступил на с.Нижнеалабугское. Здесь держал оборону 34-й Оренбургский казачий полк и три сотни 3-го Оренбургского пластунского батальона.

По воспоминаниям нижнеалабугской жительницы Ксении Ивановны Филипповой, ее муж бывший матрос и партизан-«кустарник» Филиппов Алексей Дмитриевич, за два дня до появления красных вышел из леса, где укрывался от мобилизации в белую армию и спрятался в бане во дворе. Жена опасаясь, что мужа найдут, завалила вход в баню дровами. А через село уже отходили конные разъезды белых прикрывавшие отступление.

Внезапно около 15 всадников свернули с дороги и заехали во двор к Филипповым. Дома была лишь Ксения Ивановна с детьми. Командовавший казаками татарин приказал накормить солдат и дать овес лошадям. Осмотрев усадьбу, командир спросил, где все мужчины. Мать обливалась слезами, что-то начала сбивчиво говорить. Не дослушав татарин огрел ее плеткой и сел обедать.

В это время в четырех километрах от села показались наступающие цепи красных и, просвистев, разорвались первые снаряды. Повыскакивав из-за стола, казаки вскочили на коней и поскакали. В спешке один из них даже оставил свою фуражку и винтовку.

Прятавшийся в бане Алексей Дмитриевич выскочил, забрал винтовку и спустившись в овраг бросился навстречу красноармейцам. Около поскотины у кустов за два километра от села, он встретил передовую цепь красных стрелков вместе с которыми и вступил в с.Нижнеалабугское.

Партизан рассказал командирам, что в окрестных лесах скрываются и другие «кустарники». Они даже взяли незадолго перед этим в плен 12 казаков. По свидетельству Филипова, эта невероятная история случилась перед приходом Красной армии.

В один из дней, в воскресенье, он со своим братом Семеном находились на полевом стане. Вскоре Семен уехал в село на разведку. Внезапно к полевому стану подъехал казак в полном вооружении, который крутя над головой шашкой спросил, кто еще здесь находится и попросил еды. Напуганный Алексей Филиппов отдал все, что у него было из продуктов, после чего казак уехал.

Вечером приехал, отец и брат Семен. Не успели они переговорить, как показался все тот же казак. На этот раз он шел пешком и подойдя подсел к их стану. Со слов казака, он вместе с 11 казаками находятся здесь в разъезде. Пятеро из них договорились сдаться красным, скрывая при этом свои намерения от остальных. Алексей предложил казаку встать в определенное время в караул к оружию.

На другой день Алексей Филиппов, вместе со своим братом Семеном, а также односельчанами – Скобелевым Спиридоном, Гавриловым Петром, Евстигнеевым Василием, Голозубовым Ипполитом и Еремеевым Михаилом, на телеге подъехали к лесу, где стояли лагерем казаки. Войдя в чащу партизаны-«кустарники» заметили, что знакомый им казак, как и было условлено стоит на посту возле составленных «в козлы» винтовок, а все другие казаки рассыпались группами по всему лесу и собирают хворост. Быстро подойдя к часовому, партизаны расхватали винтовки. Караульный им не препятствовал.

Увидев это, остальные казаки начали подходить и сдаваться. Были взяты в плен казаки 18-го Оренбургского казачьего полка: из пос.Березовского – Токарев Василий, Печеркин Иван, Попов Дмитрий, из п.Каракумский – Назаров Николай, из п.Варваринский – Овчинников Данил, из Клястицской станицы – Миков Иван, Порошян Федор, Кяряченков Андрей, Артемьев Александр и Сергеев Степан. Руководил ими казак Человеков (?) Иван.

Всех пленных, партизаны-нижнеалабугцы держали в лесу до самого прихода красных, после чего доставили в штаб 232-го полка. Из двенадцати казаков, пятеро заявили о желании вступить в Красную Армию, а остальные семеро были отпущены по домам.

Днем в село Нижнеалабугское из д.Отногинской прибыл 234-й Маловишерский полк. Всего за день, частями 26-й дивизии, были приняты перебежчики: 1 солдат из 41-го Уральского, 1 – из 45-го Сибирского, 1 – из 21-го Челябинского, 10 – из 22-го Златоустовского и 2 – из 3-го Оренбургского казачьего полков.

Источники: РГВА ф.1317, оп.2, д.42, л.94, д.120, л.154, д.89, л.35, д.92, л.л.124, 126-127, 130, 133-134, д.82, л.184, д.100, л.150, д.37, л.108, оп.1, д.108, л.5, ф.1324, оп.2, д.155, л.113, ф.185, оп.3, д.1288 л.л.110-114, д.1025, л.л.393, 548, оп.5, д.802, л.л.91-92, 99, ф.1372, оп.2, д.91, л.л.292-294, 383, д.92, л.л.411-413, д.42, л.л.91-94, ф.39624, оп.1, д.15, л.л.41, 43-44, 46-52, 55-56, д.58, л.л.354-356, ГАКО ф.1670, оп.1, д.37, л.л.1-13, д.45, л.л.7-8, 51-65, д.50, л.л.1-14, д.46, л.л.73, 88, ф.39624, оп.1, д.15, л.л.29, 32, ф.1317, оп.2, д.92, л.л.114-116, 120, 129, д.82, л.л.150, 152, д.37, л.98, д.93, л.50, д.88, л.л.134, 207-208, д.89, л.32, д.67, л.7, д.42, л.87, ф.1372, оп.2, д.90, л.241, д.91, л.л.342-343, 366, ф.39612, оп.1, д.5, л.л.247, 250, 254, ф.185, оп.5, д.802, л.л.91-92, 99, ф.1372, оп.2, д.287, л.6, д.280, л.л.101, 106, ф.37763, оп.1, д.65, л.250, ф.3531, оп.1, д.39, л.223, ф.39500, оп.1, д.32, л.309, ф.1324, оп.2, д.199, л.л.12-13, д.180, л.393, д.219, л.6, ф.1324, оп.2, д.54, л.10, д.529, л.21, д.180, л.л.460, 234, 417, 236, 247, д.530, л.31, д.199, л.12, д.116, л.л.24, 28-29, д.62, л.46, д.219, л.6, ф.185, оп.1, д.230, л.126, оп.2, д.530, л.29, ф.39500, оп.1, д.62, л.209, д.22, л.л.6, 11, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.381-385, 340, ф.39612, оп.1, д.5, л.244, д.3, л.418, ф.3533, оп.1, д.57, л.л.212, 219, ф.39629, оп.1, д.53, л.л.40, 150, 32, 33-38, 40-41, 43, 45-50, 63, 66, д.41, л.л.315, 319, 317, 329, д.26, л.л.480, 488, 493, д.48, л.л.239-242, д.16, л.л.704, 709, ф.39624, оп.1, д.22, л.л.421-424, д.58, л.л.367-369, 343, 354-359, д.180, л.л.324, 346, ф.39998, оп.1, д.2, л.л.90-94, д.5, л.л.322, 333, 340, ф.39499, оп.1, д.368, л.л.5-7, ф.39500, оп.1, д.33, л.л.259-363, 365, ф.185, оп.3, д.1025, л.л.321-322, 324, 326, 344, 561, д.1028, л.86, оп.2, д.530, л.л.20, 361-362, ф.1324, оп.2, д.219, л.6, д.222, л.16, д.180, л.л.319, 326, 336-337, 340, 357, 349, 362, д.62, л.л.32, 36, 39, д.116, л.л.33, 40-41, 35, 37-38, д.199, л.л.13-14, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.432-434, 399, 408, ф.185, оп.3, д.1026, л.л.27, 31, 33, ф.1324, оп.1, д.93, л.л.297-298, 301, д.108, л.48, оп.2, д.116, л.32, д.199, л.л.12-13, д.180, л.л.392, 400, ф.39500, оп.1, д.32, л.309, д.22, л.л.6, 8, 10, ф.39624, оп.1, д.15, л.л.46-52, д.58, л.339, ф.39612, оп.1, д.3, л.400, ф.1372, оп.2, д.92, л.340, ф.1324, оп.1, д.108, л.47, оп.2, д.116, л.л.28-29, д.180, л.л.235, 408, 411, 415, д.199, л.12, д.157, л.л.49-50, д.219, л.18, ф.39500, оп.1, д.22, л.2, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.336-338, ф.185, оп.3, д.1025, л.27, ф.1324, оп.2, д.54, л.10, д.116, л.л.24-25, д.169, л.167, д.180, л.л.236, 401-402, 428, 433, д.62, л.л.33-34, д.199, л.12, ф.185, оп.2, д.530, л.32, оп.3, д.1025, л.47, ф.39612, оп.1, д.5, л.244, д.3, л.418, ф.185, оп.3, д.1025, л.л.13, 24, 38, 43, д.1026, л.л.36, 14-15, 39, ф.39499, оп.1, д.368, л.л.5-7, ф.39500, оп.1, д.22, л.л.5-8, 10, д.33, л.345, д.32, л.309, ф.1324, оп.1, д.93А, л.л.722-723, оп.2, д.116, л.л.32-33, д.199, л.л.12-13, д.180, л.л.370, 385, 404, д.222, л.л.21-24, ф.39629, оп.1, д.16, л.л.671-673, 701, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.339, 354-356, ф.185, оп.3, д.1025, л.л.21-23, 28, 26, 40, 44-45, 55, д.1026, л.38, ф.1324, оп.2, д.180, л.л.401-402, 410-411, д.530, л.27, д.199, л.12, д.594, л.97, ф.39500, оп.1, д.22, л.л.2, 6, д.33, л.л.337, 341, 348, 336, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.336-338, д.121, л.13, д.142, л.231, ф.40213, оп.1, д.1229, л.73, ф.1372, оп.2, д.92, л.340, ф.1327, оп.1, д.91, л.32, ф.3542, оп.1, д.27, л.144, ф.39500, оп.1, д.22, л.12, д.32, л.297, ф.39629, оп.1, д.16, л.л.666, 669, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.328-335, ф.1324, оп.2, д.180, л.л.425-427, 447, 458, 463, 474, д.199, л.12, д.116, л.л.20-22, 24-25, 97, д.117, л.7, д.54, л.10, д.62, л.47, оп.1, д.93А, л.л.720, 722, ф.39500, оп.1, д.22, л.л.11, 334, д.33, л.323, ф.39624, оп.1, д.121, л.12, д.58, л.л.323-327, ф.185, оп.4, д.177, л.455, оп.2, д.530, л.л.30-31, ф.39629, оп.1, д.16, л.661, ГАРФ ф.5881, оп.1, д.416, л.л.1-115, ГАКО ф.235, оп.4, д.482, Краснапольски М.В, Авеяная славой, Минск, 1960, с.52, Тимофеев Е.Д, «Степан Вострецов», М., 1966, с.80-81, Розе К., «Форсирование рек по опыту гражданской войны», М., 1928, «Исторический очерк…», с.71-72, «В боях рожденная», с.156, коллекция музея Глядянской средней школы.

***

Из книги Олега Винокурова «Гражданская война в России. Боевые действия на территории современной Курганской области в августе 1919 года». Курган, 2019.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites