kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Олег Винокуров. Гражданская война в России. Боевые действия на территории современной Курганской области в августе 1919 года » Боевые действия на территории современного Петуховского района Курганской области в августе 1919 года

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Боевые действия на территории современного Петуховского района Курганской области в августе 1919 года

К 27-28 августа, вриокомфронта Гарф, поставил перед командармом Тухачевским задачу: «…направить главные силы на овладение узлами Петухово и Частоозерье…». По северной части современного Петуховского района наступали на восток полки красной 27-й дивизии.

30 августа 240-й Тверской полк, проведенный сусловскими подпольщиками после небольшой перестрелки прошел д.Зимовку (ныне не существует) и с боем заняли д.Царево (ныне урочище у оз.Фунтиково), отбросив прикрывавший отход белый 50-й Сибирский полк с двумя конными сотнями 4-й Оренбургской казачьей бригады. Здесь красноармейцы остановились на ночлег. Отходивший в арьергарде 49-й Сибирский полк отошел от оз.Кобылье (у деревни 1-я Новогеоргиевка) в д.Староберезово. Севернее его в д.Гренадерская (южнее с.Утчанское, ныне не существует) остановились две сотни 12-го Оренбургского казачьего полка.

31 августа на участке 2-й бригады 27-й дивизии, с утра, красный 238-й Брянский полк с 2-й Оршанской батареей выступил на восток из д.Зимовка и пройдя деревню 1-ю Новогеоргиевскую, отбросил казаков 12-го Оренбургского полка с боем заняв д.Гренадерскую. Комполка Зубов решил взять д.Новоильинское, что позволяло отрезать путь отхода белым от деревни 2-й Новогеоргиевской. Вскоре 238-й полк прошел д.Кудряшевскую.

Дойдя до северного берега оз.Медвежье, полковые разведчики заметили отходящие от деревни 2-й Новогеоргиевской на восток части и обозы белого 50-го Сибирского полка. Развернувшись в боевой порядок, 238-й Брянский полк атаковал противника. Удар оказался внезапным и белые были не только рассеяны по полю, но и понесли немалые потери. На поле боя были найдены два убитых офицера с погонами полковника и капитана. В плен были взяты 181 солдат, 2 пулемета, обоз, канцелярия, телефоны, кабель, седла, лошади, фураж, повозки. К вечеру красноармейцы заняли д.Новоильинскую, захватив в ней врасплох едва успевший ускакать штаб 4-й Оренбургской казачьей бригады. При этом офицеры отчаянно защищались, не пожелали сдаться и были убиты.

Не ждавшие нападения белые бежали по дороге на д.Орлово и к югу от Новоильинской. За блестящие действия своего полка в этот день его командир Зубов был даже награжден Орденом Красного Знамени.

Расстроенные обходом белые части отошли на2 километравосточнее д.Новоильинской. Красный 239-й Курский полк вместе с 2-й гаубичной батареей выступил из с.Обутковское. Пройдя занятую накануне д.Царево, полк вытянулся по дороге на деревню 2-я Новогеоргиевская. Перед ним на с.Утчанское отступал белый 12-й Оренбургский казачий полк, раскинувший свои арьергарды от деревень 1-я и 2-я Новогеоргиевка до северной окраины оз.Медвежье.

В6 километрахзападнее д.2-я Новогеоргиевска, красная разведка наткнулась на занявших позиции белых. Развернувшись цепями по полю, красноармейцы двинулись в атаку. После 2 часов боя белые стали отступать. Брошенная им вдогон красная конная разведка заняла деревню и окончательно разогнала противника. В плен сдалось 124 солдата из оборонявшегося здесь 50-го Сибирского полка. В этом бою погиб лучший в 239-м Курском полку командир 3-го батальона, коммунист, петроградский рабочий Четвертков Моисей. Где он был похоронен неизвестно.

К ночи 239-й полк занял с.Утчанское. Его обозы медленно тянулись на восток через д.Золотоплехановская. Внезапно со стороны д.Воробьево показалась казачья сотня, которая атаковала обоз и ворвалась в д.Золотоплеханово. По ней из всех имевшихся при обозе винтовок и пулеметов открыли дружный огонь рассеяв казаков.

Красный 240-й Тверской полк с 1-м Отдельным легким артвзводом, с утра 31 августа выступил из д.Царево на д.Воробьи. К полудню, красноармейцы с боем заняли д.Воробьи взяв 23 пленных, в том числе прапорщика 51-го Сибирского полка Василия Федоровича Яговкина. Оборонявшиеся здесь белые 49-й и 51-й Сибирские полки с 2 орудиями отошли на позицию в1,5 километрахвосточнее деревни по опушке леса.

Вскоре к месту боя из д.Волчье подошел 18-й Оренбургский казачий полк. В конной атаке он выбил красных из деревни. Подтянув резервы 240-й полк двинулся в обход деревни с юга мимо оз.Плакуново и опасаясь окружения, казаки отошли. На ночь красноармейцы расположились в д.Воробьи. Здесь к ним вышел местный отряд партизан-«кустарников», скрывавшийся в4 километрахот деревни. Он состоял из 17 бывших советских работников, имевших при себе 16 винтовок, 2 револьвера «наган» и 2 шашки. Штаб комбрига Шеломенцева с 6-м отрядом особого назначения и 1-й саперной ротой, остановился в этот день в д.Царево. Всего за день, полками 2-й бригады было взято более 300 пленных и перебежчиков, в том числе 1 офицер и захвачено 2 пулемета.

Источники: РГВА ф.1324, оп.2, д.607, л.174, д.62, л.л.20, 22, д.180, л.л.201, 218-219, 278, д.222, л.16, д.219, л.3, оп.1, д.108, л.л.50-51, д.93, л.л.299-300, 396, ф.185, оп.3, д.1025, л.л.42, 530, д.335, л.14, ф.39639, оп.1, д.4, л.л.285-286, ф.39630, оп.1, д.33, л.118, ф.39629, оп.1, д.53, л.192, д.48, л.277, д.27, л.48, д.16, л.762, ф.40016, оп.1, д.4, л.1, ф.39998, оп.1, д.3, л.2, ф.3538, оп.1, д.38, д.40, л.л.28, 34, 36, д.19, л.л.153, 159, ф.1327, оп.1, д.100, л.8, Эйхе Г.Х., «Тактические поучения гражданской войны», М., 1931г, с.118, «В боях рожденная» с.345.

***

По южной части современного Петуховского района наступали на восток полки красной 26-й дивизии. 27 августа белая 1-я Самарская дивизия отошла к д.Большегусиное (Курсинская). Здесь же находился и штаб Волжской группы генерала Каппеля. Белый 3-й Ставропольский полк оборонял перекресток дорог Арлагуль – Богданово – Большегусиное, а 1-й Волжский, 2-й Самарский полки и 1-й Самарский егерский батальон, занимали позиции от д.Большегусиной до с.Большеприютное. Из с.Большекурейного через д.Большое Мартино, отступала на восток Волжская кавбригада Нечаева, которая к вечеру развернулась на линии от хутора Силинского до южного берега оз.Арлаколь.

Источники: РГВА ф.1317, оп.2, д.93, л.л.88, 94-96, д.890, л.62, д.92, л.л.159, 161, 175, 177, 181, д.120, л.188, д.88, л.231, д.47, л.л.109-110, 157, д.82, л.207, д.86, л.171, д.37, л.117, д.91, л.л.498, 471, 421-422, ф.1372, оп.2, д.91, л.л.433-435, д.92, л.л.461-469, 481-483, д.34, л.22, д.42, л.129, ф.185, оп.3, д.298, л.л.2-6, д.1025, л.565, д.1028, л.л.81, 86, д.334, л.148, оп.5, д.802, л.л.91-92, 99, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.376-387, д.121, л.19.

***

25 августа 1919 года, командарм Тухачевский отдал войскам 5-й армии директиву №1386, в которой 26-й дивизии ставилась задача выйти к 1 сентября на линию ст.Становое – с.Беловское, имея резерв в районе станицы Пресновка. Начдиву 35-й дивизии Верману было приказано перебросить свою 2-ю бригаду из Кустанайского района к станице Звериноголовской, казачьему поселку Песчанка и озеру Тюрюкуль, выставив постоянное наблюдение на юг, к озеру Канды-койа и поселку Воскресенскому. За будничными строками этого приказа, скрывались далеко идущие последствия. Несмотря на то, что 2-й бригаде 35-й дивизии была поставлена задача охраны правого фланга армии, фактически ее полки были оставлены в глубоком тылу, почти в ста километрах от линии фронта, пребывая там в полном бездействии.

Командарм проигнорировал добытые разведкой сведения о сосредоточении крупных сил противника на реке Ишим. Хотя донесения об этом поступали в штаб армии. Не стал тайной и отвод белыми с фронта в тыл к городу Петропавловску, целых четыре стрелковых дивизии. Со слов опрошенного казака-перебежчика из 13-го Сибирского казачьего полка, стало известно о формировании Сибирского казачьего корпуса из восьми новых казачьих полков, о том, что все казаки в сибирских станицах от 17 до 55 лет мобилизованы и отправлены в г.Петропавловск.

26 августа в ежедневной оперативной сводке штаб 5-й армии даже высказал предположение о возможном намерении противника предпринять новое наступление на правом фланге армии. Однако сам командарм был глух к этим тревожным сообщениям. Правый фланг армии, с его широкими бескрайними степями, открытыми для движения крупных конных масс во все стороны, был оставлен фактически без прикрытия. Более того, действовавшие здесь части 2-й бригады, вскоре должны были лишиться даже конницы. По приказу командарма от 30 августа, единственная конная часть армии – штаб 3-й Отдельной кавбригады и 2-й Петроградский кавполк отводились в город Курган, где на их основе предполагалось создать новую конную дивизию.

В итоге, весь правый фланг 26-й дивизии остался совершенно не прикрыт. Подошедшая туда 2-я бригада 35-й дивизии, была оставлена глубоко в тылу в районе ст.Звериноголовской, в трех переходах от линии фронта. Выделенный в качестве бокового охранения батальон 230-го Старорусского полка, в силу своей слабости, был скорее формальной мерой, чем реальным заслоном. Вместо него, сюда следовало направить все три полка 35-й дивизии и имевшуюся конницу.

Передвигаясь по линии лежащих южнее тракта переселенческих сел, они могли бы вести разведку уходящих на юго-восток степных дорог и надежно обеспечить это направление. Однако ничего сделано не было. Именно этот крупный просчет будущего маршала Тухачевского в развертывании сил армии, а отнюдь не мифические промахи командования фронтом, предопределили будущий разгром правого фланга.

«Прозрачность» фронта в степях дошла до того, что когда части 26-й дивизии уже вышли к ст.Пресновка, в их глубоком тылу в селе Анновка, отряд оренбургских казаков и местной милиции еще проводил мобилизацию местного населения. Об этом в стоявший в Пресногорьковке штаб 1-й бригады 26-й дивизии, сообщил прискакавший 26 августа староста из села Пилкино. Он просил срочно выслать отряд для защиты крестьян (РГВА ф.1317, оп.2, д.890, л.48, ф.1372, оп.2, д.91, л.416-417). К сожалению, помочь ему было нечем. Накануне, все полки 1-й бригады, ушли из станицы на север (РГВА ф.1372, оп.2, д.28, л.48, д.92, л.450-453, 458, ф.1317, оп.2, д.890, л.51, д.86, л.163, д.54, л.л.78-79).

28 августа с утра, 230-й Старорусский полк завязал бой за казачий поселок Сенжарка. К полудню, отбросив 1-й и 3-й Оренбургские казачьи пластунские батальоны с Отдельной оренбургской казачьей сотней, красноармейцы заняли поселок, потеряв раненными 12 красноармейцев. Навстречу им с хлебом-солью вышли крестьяне окрестных хуторов. Из них был создан поселковый Совет.

Преследуя отходящих казаков, 230-й Старорусский и 229-й Новгородский полки стали продвигаться по тракту на п.Дубровное. В этот же день, Ижевская дивизия генерала Молчанова, не зная о том, что путь вперед ей уже отрезан подходила к с.Малоприютному. Внезапно с юга, по дороге от казачьего поселка Богатое, была замечена колонна красного 231-го Сводного полка с двумя орудиями 7-й Ленинской батареи. Путь вперед был закрыт. Сзади же, вот-вот могли показаться преследующие красные части.

Быстро развернув 1-й и 2-й Ижевские полки в боевой порядок, Молчанов придал каждому из них по одной легкой батареи, после чего атаковал красных. Тем временем красный 231-й Сводный полк неторопливо следовал по дороге. Время было к полудню. По воспоминаниям командира 6-й роты Мякишева, впереди шла пешая разведка и рассыпавшийся редкой цепью 2-й батальон под командованием комбата Ширяева.

При подходе к озеру Косому, за которым уже виднелись крыши домов села Малоприютного, с опушки леса в километре юго-западнее села, навстречу красноармейцам внезапно ударили огненные вспышки выстрелов. Попав под сильный огонь на открытой местности, бойцы остановились. Красный 2-й батальон открыл ответный огонь и начал перестрелку.

Тем временем, из-за поворота дороги вытягивался на подводах 1-й батальон, два орудия 7-й Ленинской батареи и полковой обоз. Вдруг над ними, в воздухе разорвались белые комки шрапнельных разрывов. Это открыли огонь два орудия ижевцев. Бойцы стали соскакивать с подвод. Не дожидаясь пока противник опомниться и примет боевой порядок, наблюдавший за боем генерал Молчанов, решил срочно использовать ошибку красных – редкость цепи 2-го батальона и его не широко развернутый фронт. Тем более, что в этот момент, в подчинение Молчанова прибыл вышедший на участок дивизии 4-й Оренбургский казачий запасный полк.

Как вспоминал Ефимов, при первой встрече с начдивом ижевцев, командир казаков полковник Н.И.Душенкевич сразу же доложил о выходе красных им в тыл. С его слов Ижевская дивизия находилась в полном окружении. Это было настолько невероятно, что в штабе ижевцев ему вначале просто не поверили. Тем более что казачий полковник не находился как написано «в полном здоровье». Решив, что дать Душенкевичу какую-либо задачу по разведке сил и расположения противника бесполезно, генерал Молчанов отстранил его на время от командования полком.

По приказу начдива, две-три сотни 4-го Оренбургского казачьего запасного полка двинулись в обход правого фланга красных. Им было придано одно из легких орудий. Вскоре казаки вышли на правый фланг перебегавших по полю красных цепей. Пока все внимание красноармейцев, было приковано к ижевцам, с правого фланга на них внезапно обрушилась конная казачья лава из 300 всадников. Это было настолько неожиданно, что весь 2-й батальон 231-го Сводного полка в панике бросился бежать. Особенно худо пришлось команде пеших разведчиков и 2-й роте, которым казаки вышли в тыл и отрезали путь отступления. Опасность истребления нависла над всем 231-м Сводным полком. Его командир Кокоулин стал спешно ссаживать с подвод и рассыпать в цепь 1-й батальон.

Красноармейцы принимали влево, чтобы спасти атакованную часть полка, но было уже поздно. Казалось, что 2-му батальону уже не уцелеть. В этот критический момент, положение спасли несколько обычных рядовых бойцов. Видя бегущих и падающих под шашками своих товарищей, начальник пулеметной команды полка Петров выехал с тремя пулеметными расчетами впереди цепи и открыл огонь. Одновременно наводчик 4-го орудия 7-й Ленинской батареи Иван Никитич Колесов, не растерявшись и не паникуя, быстро скинул передки и развернув орудие, точным огнем накрыл атаковавших с фланга казаков. Поставив орудие на прямую наводку, он начал стрелять по коннице шрапнельными снарядами, превратив их в грозную картечь.

Ситуация на поле боя изменилась мгновенно. Под ливнем несущегося навстречу свинца казаки отхлынули обратно на опушку леса. Это спасло весь 2-й батальон, а 1-й батальон, благодаря усилиям комбата Муравьева и комиссара Сугробова, сумел привести себя в порядок, развернулся в цепь и начал отходить к поселку Богатое. Множество раненных красноармейцев 2-го батальона было брошено прямо на поле боя.

Несмотря на все утверждения о зверствах, ижевцы раненных не добили, а перевязав отправили в тыл. Преследуя отступающих ижевцы с боем заняли казачий поселок Богатое. Здесь был тяжело ранен в живот, шедший в атаку впереди своих бойцов командир 3-го батальона 1-го Ижевского полка поручик Ложкин, коренной ижевец, доблестный офицер, один из первых участников Ижевского восстания.

По свидетельству Ефимова, прославился Ложкин своей необыкновенной доблестью. Он водил своих бойцов в атаки с винтовками за спиной и ножами в руках, стремясь свести любую схватку к рукопашному бою. Красноармейцы смогли остановиться, лишь потеряв соприкосновение с белыми в4 километрахот казачьего поселка Миролюбово. На поле за с.Малоприютным осталось много сраженных клинками красноармейцев. С красным знаменем в руке, пал смертью героя начальник пешей разведки Сандер, который до последней минуты продолжал отстреливаться. Едва ли не полностью погибла команда пешей разведки 231-го Сводного полка, оказавшаяся при обходе с флангов вся в тылу у белых. Потери 231-го полка составили 26 убитых, 70 раненных и 58 пропавших без вести. Так же было утеряно 184 винтовки, 2 раненных и 2 убитых лошадей. Двое солдат-артиллеристов были ранены в 7-й Ленинской батареи. Все поле у леса было усеяно погибшими. Подбирали и хоронили их местные жители, прямо на поле в братской могиле. С того времени и возвышается за озером Косым, в километре от дороги на Подувальное, посреди поля полуметровой высоты большой округлый холм. Это безымянная братская могила. Местные жители, помнившие со слов своих отцов, рассказы о том страшном бое, установили на его вершине железный крест.

Источники: РГВА ф.1317, оп.2, д.32, л.24, д.120, л.л.217, 210, 172, ф.185, оп.3, д.1288, л.18, д.1944, л.374, д.1969, л.67, ф.39500, оп.1, д.32, л.312, Ефимов, указ.соч., с.168-170.

***

Развивая достигнутый успех генерал Молчанов поворачивает свои части на восток. К 18 часам, двигавшийся в авангарде 2-й Ижевский и 4-й Оренбургский казачий полки подошли к казачьему поселку Кладбинка. Здесь, после проведенной накануне разведки, спокойно отдыхал 1-й эскадрон 26-го кавалерийского дивизиона, а также стояли тыловые части 2-й бригады.

Появление белых было полной неожиданностью. Санитары с лекарями из полевого околотка 230-го полка попыталась спастись и стали на ходу запрыгивать в поскакавшие подводы. Однако уставшие кони никак не могли набрать ход. Подводы не успели разогнаться, как их уже окружили конные казаки. Один лекарский помощник был зарублен, другой лекпом был ранен. Остальные девять писарей и санитаров предпочли поднять вверх руки. Все имущество околотка, в том числе аптека с медикаментами, 13 лошадей, 5 повозок, 10 носилок, 1 телефон,4 километракабеля и 6 катушек было захвачено.

Спастись удалось лишь бежавшему из плена старшему врачу. Здесь же был захвачен обоз перевязочного отряда 26-го кавдивизиона и 14 строевых лошадей, хотя самому врачебному персоналу удалось проулком уйти в степь. Буквально «перед носом» налетевших казаков, из поселка успел уйти обоз 8-й легкой батареи. Пропал без вести, лишь задержавшийся в поселке помощник артельщика Колчин Семен, уроженец Самарской губернии, Бугульминского уезда, села Кучуево. Его судьба так и осталась неизвестной.

Из находившихся в поселке на отдыхе ординарцев, лишь один попытался спастись, но был убит. Остальные ординарцы попали в плен. Единственной частью, которая могла бы оказать хоть какое-то сопротивление, был стоявший здесь на отдыхе 1-й эскадрон 26-го кавдивизиона. Услышав выстрелы, его бойцы повыскакивали из изб, спешно седлая лошадей. Выскочивший на улицу комэск, мгновенно понял сложившуюся обстановку. Выстрелы слышались все ближе и чаще, со стороны степи и с конца широкой улицы. Эскадрон был окружен и лишь по выводящей в степь улице мог вырваться из кольца. Переходя с места в карьер, эскадрон помчал по улице в степь. В ходе прорыва был убит красноармеец Василий Киселев, уроженец Балашовского уезда Саратовской губернии, попал в плен командира взвода Николай Михайлов, уроженец Оренбургской губернии, чей конь был убит, а также были ранены еще 2 красноармейцев.

С занятием белыми Кладбинки, находившиеся дальше по тракту в казачьем поселке Сенжарка красные 230-й Старорусский полк и батальон 229-го Новгородского полка, оказались обойденными с тыла. Но и у Ижевской дивизии положение было не лучше. Красные в любой момент могли показаться как с тыла, так и с фронта. А потому едва заняв Кладбинку, 2-й Ижевский полк начал укреплять поселок, готовя его к обороне.

Между тем, поставленная ижевцам задача выйти в район станицы Становое, так и не была еще выполнена. Со слов, взятых в Кладбинке пленных, впереди в поселке Сенжарка стояло еще как минимум два красных полка. Бой с ними при прорыве по тракту мог затянуться, грозя поставить части Ижевской дивизии под удар с тыла. Генерал Молчанов решил не развивать наступление, а оставить Кладбинку, Богатое и отойти через д.Малоприютное на казачий поселок Михайловку, откуда обойти красных и вновь выйти на тракт к п.Дубровное.

Маневр был более чем рискован. Большая часть дорог проходила в опасной близости от красных частей. Тем временем, в штабе 2-й бригады 26-й дивизии царила необычная суматоха. Комбриг Васильев, встревоженный внезапным выходом в тыл его бригаде, взявшегося, словно из воздуха противника, стал спешно принимать меры для ликвидации прорыва.

Торопливо выстраивался план операции. Было решено ударить с разных сторон по зарвавшимся белым, взять их «в клещи», отрезать все пути отхода. В вечерних сумерках вестовые и ординарцы спешили доставить в полки новый приказ. 231-му Сводному полку, приводившему себя в порядок в7 километрахсеверо-восточнее казачьего поселка Новорыбинка, была дана задача наступать обратно на казачий поселок Богатое.

Стоявшему в Новорыбинке батальону 229-го Новгородского полка, было приказано с только что прибывшим 2-м отрядом особого назначения наступать по тракту на п.Кладбинка.

Одновременно, находившиеся в п.Сенжарка красные 230-й Старорусский полк и батальон 229-го Новгородского полка, должны были ударить на север на казачий поселок Михайловка, охватывая двигавшихся туда ижевцев с северо-востока.

Кроме того, 232-й имени Облискомзапа полк должен был ударить на д.Малоприютное с запада.

Приказ об окружении ижевцев поступил в красные полки немедленно. Однако все части, словно сговорившись, двинулись вперед как-то нерешительно. Буквально перед получением приказа, на участке 231-го полка удалось включиться в протянутый белыми телефонный провод. Из трубки телефона донеслись голоса разговора двух ижевских командиров. Последние сомнения отпали. Стало ясно, что за противник вышел на их участок.

Удалось подслушать состав Ижевской дивизии и ее силы. Враг был грозным. Все знали, кто такие ижевцы и скрестить с ними оружие явно не торопились. Так 231-й Сводный полк подойдя вечером 28 августа к казачьему поселку Богатое, не решился атаковать селение в темноте и остановился восточнее. На помощь ему был отправлен 2-й отряд особого назначения (215 человек, в том числе 155 штыков и 2 пулемета). Это была часть, сформированная из специально отобранных бойцов. Их задачей была очистка тыла действующей армии от враждебных элементов, а также выполнение функций заградительного отряда.

230-й Старорусский полк и 2-й батальон 229-го Новгородского полка двинулись вечером к казачьему поселку Кладбинка, но атаковать селение также не решились. Стоявший в казачьем поселке Новорыбинка 1-й батальон 229-го полка вообще не стал выходить из поселка. И даже внезапный приход солдата-перебежчика из 2-го Ижевского полка, рассказавшего о начавшемся отходе ижевцев из Кладбинки, не придал красным командирам решительности. Эта заминка позволила Ижевской дивизии удачно выскользнуть из кольца в п.Кладбинка. Теперь главным было миновать наиболее угрожаемый участок у д.Малоприютное.

Лишь с утра 29 августа, вышедший из Новорыбинки 1-й батальон 229-го Новгородского полка занял Кладбинку. Туда же из Сенжарки, подошел 230-й Старорусский полк и 26-й кавдивизион.

Удар с двух сторон пришелся по пустому месту. Поселок оказался покинут. Его жители рассказали, что ижевцы и казаки с рассветом ушли по дороге на д.Малоприютное. На другом фланге, 231-й Сводный полк и 2-й отряд особого назначения, ранним утром без боя заняли поселок Богатое. По словам жителей, бывшие здесь казаки ушли по дороге на село Теплодубровное. 231-й Сводный полк двинулся их преследовать, а 2-й отряд особого назначения вернулся обратно в Новорыбинку.

Тем временем, двигавшиеся в авангарде дивизии 2-й Ижевский и 4-й Оренбургский казачий полки подходили к д.Малоприютному. Накануне 28 августа, к нему подошел 232-й Облискомзапа полк. Развернувшись в цепи красноармейцы при поддержке огня двух орудий 4-й Смоленской батареи двинулись в атаку. Не доходя 3-4 километрадо деревни они наткнулись на сторожевое охранение белых, которое с перестрелкой стало отходить. Вскоре открыла огонь белая артиллерия и 232-й полк шел 3-4 километраот села с боем под артогнем.

К вечеру 232-й полк с боем занял дд.Большое и Малое Приютное, перерезав дороги на Кладбинку и Богатое. В д.Малоприютное был найден раненный красноармеец 231-го полка, рассказавший о неудачном утреннем бое. Пройдя еще около4 километровза околицу, красноармейцы заняли оборону вырыв по дороге на п.Кладбинку видимые до сих пор окопы. Выставленное сторожевое охранение стало захватывать едущих по дорогам отдельных солдат, офицеров и ординарцев. Были захвачены 1 офицер и 20 солдат, следовавшие в 3-й Ставропольский полк. При них были 2 пулемета системы «виккерс» с 15 лентами, а также лошадь, запряженная в двуколку. Со слов пленного офицера в 3-м Ставропольском полку осталось около 130-150 штыков и лишь 5 пулеметов.

Сторожевым охранением были задержаны дивизионный священник, прапорщик и подпоручик, 3 стрелка из 1-го Ижевского полка, следовавший с донесением мотоциклист из штаба Волжского корпуса, а также смотритель телефонной линии с телефоном. Таким образом, к утру 29 августа, высланная вперед генералом Молчановым разведка доложила, что д.Малоприютное уже занято красным 232-м Облискомзапа полком. Это серьезно осложняло обстановку. Противник мог ударить по отходящим частям ижевцев с фланга и тыла.

Что бы не допустить этого, генерал Молчанов приказал 1-му Ижевскому полку атаковать дд.Большеприютное и Малоприютное, прикрывая отходившие из Кладбинки части. Со стороны д.Стрельцы, его должны были поддержать подошедшие туда части белой 1-й Самарской дивизии. В 7 часов утра, разведка ижевцев нащупала фланги боевой линии красных. По докладу солдат, укрепившись на небольших высотах за с.Бол.Приютным, красный 232-й имени Облискомзапа полк приготовился к обороне.

В 9 часов, два трехдюймовых и два траншейных орудия открыли короткий, но энергичный огонь по селу Большому Приютному. Одновременно, ударили и по позициям красных. Атаковали вся 1-я Самарская дивизия и 1-й Ижевский полк, при поддержке четырех сотен 4-го Оренбургского казачьего полка. Наступление велось со стороны дорог ведущих на казачий поселок Михайловку и д.Стрельцы.

Постепенно разгорелся яростный бой. С занятых позиций красноармейцы вели сильный огонь из винтовок и пулеметов. Первые две атаки белых были отбиты. В третьей атаке белым удается сблизиться и удачным маневром отрезать красную 5-ю роту, взяв в плен 64 красноармейца с полным вооружением. Прорвав линию обороны красных, цепи солдат с погонами на плечах стали входить в д.Большое Приютное.

Опасаясь окружения, 1-й и 2-й батальоны красного 232-го имени Облискомзапа полка начали спешный отход. Лишь за деревней, командирам и комиссарам удалось остановить бойцов и привести полк в порядок. Было решено контратаковать. На позиции встали два орудия 4-й Смоленской батареи. При поддержке их огня, красные цепи вновь перешли в наступление. К удивлению красноармейцев, на этот раз белые уже не оказывают того яростного сопротивления и с приближением красных цепей, оставляют свои позиции. Красный 232-й имени Облискомзапа полк вновь занимает д.Большеприютное.

В числе убитых, на поле боя обнаружены трупы троих офицеров. Потери 232-го полка составили 5 убитых (Усатов Алексей, Зайков Николай, Серенко Карп, командир отделения Дроздов Андрей, Киселев Александр), 17 раненных и 64 попавших в плен красноармейца. В качестве трофеев взяты в плен 3 офицера и 122 солдата, захвачены 59 винтовок, 10400 патрон, 2 пулемета, 21 лошадь, 18 седел, 1 одноколка, 1 телефон, 1 мотоцикл, 10 шашек и 2 повозки.

Чуть позже в д.Малоприютное прибыл красный 231-й Сводный полк, наступавший с юга из п.Богатое. Вечером, красный 2-й батальон 232-го полка и одна рота 3-го батальона, были направлены за отступавшими белыми по дорогам на с.Теплодубровное и п.Дубровное. Остальные части полка, остановились на ночлег в селах Большое и Малое Приютное. Остальная колонна повернула через д.Уткино.

Бойцы спешили. Видимо ими и был потерян, найденный в 1977 году деревенскими жителями, при вспашке огорода, штык от винтовки. Искать пропажу было некогда. Рядом в нескольких километрах за лесом, гремели раскаты яростного боя. Там их товарищи, в ожесточенной схватке пытались задержать красных. Вероятно, именно спешившими ижевцами был оставлен у д.Уткино, в урочище получившим позднее название «Солдатик», труп умершего от раны в живот молодого бойца. Погибшего нашли уткинские женщины, пошедшие в лес за грибами. Документов на трупе не было и его похоронили в безымянной могиле на опушке леса, у стоящей здесь большой березы. Тогда и закрепилось за этим урочищем название «Солдатик». Считали, что умерший раненный был взятым в плен красноармейцем.

Вскоре, все ижевские полки отошли на казачий поселок Михайловка, откуда вновь вышли на тракт к поселку Дубровное. Здесь штаб дивизии уже дожидался вестовой с приказом генерала Сахарова о переходе к упорной обороне. Итак, ижевцы прорвались. Их появление в корне изменило всю ситуацию на правом фланге армии Тухачевского. Первая же встреча с новым противником показала красным, что беспрепятственное продвижение вперед закончилось. Потрясение от контрудара было настолько велико, что полки 2-й бригады фактически не сделали ничего, чтобы помешать Ижевской дивизии выйти из окружения.

Источники: РГВА ф. 185, оп.3, д.1288, л.18, д.1289, л.5, д.1288, л.34-37, д.316, «Описание Тобольской операции с 15 августа по октября 1919 года», л.л.4-4а, д.209, л.306, д.1026, л.1, оп.2, д.88, л.211, оп.4, д.174, л.1-2, д.313, л.4, ф.1317, оп.2, д.120, л.л.196, 198, 210, 212-213, 222, 233, д.88, л.л.199-203, 215, 225-226, 230-232, 234, 238, д.31, л.49, д.100, л.78, д.89, л.43, д.93, л.87, л.л.90, 94-96, д.1400, л.л.49-61, ф.39624, оп.1, д.22, л.155, ф.39629, оп.1, д.26, л.511, ф.1372, оп.2, д.91, л.449, д.92, л.л.503-507, 476-479, 514-515, ф.39499, оп.1, д.104, л.5, ф.3531, оп.1, д.39, л.226, д.39, л.227, ф.3531, оп.1, д.39, л.л.245-248, 260, 267, 274, 285, 288, 292, 295, 303, 306,308, л.310, 312, 315, 318, 321, Поляк, указ.соч., с.76, ГАРФ, с.723, «Сибирский казак», №20 от 03.10.19г., с.40.

***

Белые части 1-й Самарской дивизии на позиции сменила белая 3-я Симбирская дивизия. По приказу начдива Подрядчика, к утру 29 августа 11-й Сенгилеевский и Эткульский пеший казачий полки с 3-й легкой батареей заняли позицию от оз.Плосское до оз.Гладкое, преградив красным дорогу из д.Большегусиное в с.Теплодубровное. У д.Богданы оборону занял 12-й Икский полк, а в резерве в с.Теплодубровном оставался 9-й Симбирский полк.

28 августа красный 234-й Маловишерский полк Попкова с двумя орудиями 4-й Смоленской батареи, пройдя вслед за 233-м полком д.Слевное (Шишки), двинулся по дороге на д.Большегусиное (Курсинская).

В 4-5 километрахзападнее него, на опушке леса, красноармейцы наткнулись на укрепленные позиции противника. В окопах залегли белые цепи 1-й Самарской дивизии. Две линии окопов прикрывались идущими перед ними рядами колючей проволоки в три кола, а первая и вторая траншеи связывались между собою ходами сообщения. Это была часть той общей линии полевых позиций, с которой белое командование планировало первоначально начать свое наступление. На их строительство, в середине августа 1919 года, были направлены все саперные команды Волжского корпуса.

Четыре легких и два тяжелых орудия создавали плотную завесу огня. Под жестоким огнем красноармейцы никак не могли подойти к белым позициям. Красные разведчики подобрались к проволочному заграждению вплотную, но под сильным ружейно-пулеметным огнем преодолеть его было невозможно. Это задержало наступление всех рот. Трудно было прорвать такую оборону.

И тогда командир 2-го батальона Чистов двинул одну из своих рот в обход позиции белых слева. Угроза охвата заставила белых стрелков 1-й Самарской дивизии оставить позиции и начать отход на с.Теплодубровное.

После 12-ти часового боя противник был сбит и деревня занята. В плен были взяты 52 солдата и подпоручик Малиновкин из 22-го Златоустовского полка. Местные жители рассказали, что восточнее села проходит вторая линия окопов с 5-6 рядами проволочных заграждений. Вероятно, в этом бою и погиб записанный в метрическую книгу Вознесенской церкви с.Дубровное, 27-летний красноармеец 234-го Маловишерского полка Василий Федорович Усачев, уроженец Уфимской губернии и уезда, было ранено не менее 63 бойцов и командиров.

Источники: РГВА ф.1372, оп.2, д.92, л.л.477-479, 503-507, 514-515, 176, 184, д.93, л.87, д.91, л.л.452-458, 450, ф.185, оп.3, д.1288, л.л.110-114, д.1028, л.82, д.1025, л.566, ф.185, оп.5, д.802, л.л.91-92, 99, ф.1317, оп.2, д.120, л.л.212-213, д.93, л.104, 86, д.88, л.л.204, 206, ГАКО ф.235, оп.4, д.485.

***

С утра 29 августа красный 234-й Маловишерский полк выступил из д.Большегусиное по дороге на с.Теплодубровное. В6 километрахзападнее последнего столкнулись с противником. Заняв позицию, два орудия красной 4-й Смоленской батареи, одно из которых, почти сразу же выбыло из строя из-за порчи люльки, удачно накрыли огнем белую цепь. Оттесняемый красноармейцами, белый 11-й Сенгилеевский полк (180 штыков и 4 пулемета), стал отходить от д.Богданы на позицию западнее сел Теплодубровное и Стрельцы. Выдвинутый ему на помощь Эткульский пеший казачий полк (350-370 штыков) так же не смог изменить ситуацию.

Продолжая наступать, после полудня, красные цепи оттеснили белых стрелков-сенгилеевцев и казаков-эткульцев восточнее с.Теплодубровное. В плен здесь был взят недавно прибывший из Иркутского военного училища офицер Кожишев(?).

Внезапно с севера к селу Теплодубровное вышел белый 46-й Исетско-Златоустовский полк, отходивший от д.Каравашки. Мгновенно оценив обстановку, полковник Обухов отдал приказ атаковать красных во фланг. Ситуация осложнялась тем, что белая артиллерия прикрывавшая отход казаков-эткульцев, усиленно била по лесу, через который и предстояло пройти атаковавшим стрелкам 46-го Исетско-Златоустовского полка. Таким образом, наступать им пришлось под огнем своих же снарядов.

Однако, едва цепи белых стрелков-исетцев прошли кустарник и вышли на открытое поле у с.Теплодубровного, как разобравшись в обстановке, артиллеристы-симбирцы мгновенно прекратили огонь. Выйдя на опушку леса, роты белого 46-го полка, увидели стоявшую недалеко от них на поле резервную цепь красных. От нее сразу же отделились двое конных решивших выяснить, что это за часть вышла к ним на фланг. Загрохотавшие навстречу красным разведчикам выстрелы, сразу же разъяснили ситуацию. В ужасе от внезапно появившегося противника, вся красная цепь даже не пытаясь оказать сопротивления бросилась бежать.

Выйдя на поле, офицеры осмотрелись. От опушки куда вышел 46-й полк до села Теплодубровное оставалось около2 километров. Передовые красные цепи, атаковавшие село, в это время уже вошли в Теплодубровное. Командир 234-го полка Нератов, увидев появившегося у него в тылу противника не растерялся. Он спешно направил один из батальонов своего полка, численностью до 300 штыков в обход фланга белых. Это было больше, чем весь 46-й Исетско-Златоустовский полк (250 штыков и 9 пулеметов).

Заметив угрозу, полковник Обухов стал отводить своих бойцов на опушку леса северо-восточнее с.Теплодубровного, где те стали отстреливаться, сковав дальнейшее продвижение красных. К вечеру, оставив занимаемые позиции, белый 46-й Исетско-Златоустовский полк отошел по дороге на станцию Петухово, заняв позиции в двух километрах от с.Теплодубровного.

Белые Эткульский пеший казачий и 11-й Сенгилеевский полки, заняли позицию в восьми километрах от с.Теплодубровного по дороге на казачий поселок Михайловку и д.Матасы, развернувшись фронтом на юго-запад. Красный 234-й Маловишерский полк остановился на ночлег в с.Теплодубровном, потеряв за день убитыми 4 красноармейцев – Ганзузяна Шакирзянова, Григория Бадакина, Никанора Салтыхова и Михаила Мельникова, а также 38 красноармейцев раненными. В белом 11-м Сенгилеевском полку в бою у с.Теплодубровное были убиты стрелки Шинкаренко Степан, Самигуллин Насибулла и Дроздецкий Семен. Следом за частями 3-й бригады двигались полки 1-й бригады которые в этот день перешли в д.Большегусиное (228-й полк) и д.Чебаки (227-й полк).

Источники: РГВА ф.1317, оп.2, д.890, л.56, д.93, л.л.88, 97, д.37, л.117, ф.39629, оп.1, д.53, л.л.144-145, 148-149, 151-154, 156, 158, 160-161, 164, 170-171, д.61, л.л.263, 765-766, д.48, л.л.273, 269, 270-271, д.41, л.л.335-336, 338, д.26, л.511, д.29, л.166, д.32, л.24, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.503-507, ф.185, оп.3, д.1028, л.82, д.1288, л.л.110-114, оп.5, д.802, л.л.91-92, 99, ф.37763, оп.1, д.65, л.260, ф.3524, оп.1, д.37, л.7, ф.39647, оп.1, д.1, л.180, ф.37763, оп.1, д.18, л.л.15, 20, 26, 31.

***

28 августа разъезд из 15 казаков подошел к селу Рождественское. Однако войти в село не удалось. Вооружившись чем попало, крестьяне открыли по казакам огонь. Обстреляв в ответ Рождественское, казаки ушли на село Новотроицкое. Узнав о появлении из глубины степей казачьих разведок, стоявший в казачьем поселке Новорыбинка 1-й батальон 229-го Новгородского полка, направил одну из своих рот на подводах в разведку в сторону реки Ишим.

Не доходя5 километровдо села Новотроицкого, бойцы наткнулись на казачью сотню. Развернувшись в цепь, рота двинулась вперед. Началась перестрелка, казаки стали медленно отходить. В это время с тыла, к месту боя подходил отряд местных партизан под командой Тимофея Лидберга. Слабовооруженные партизаны не рискнули атаковать казаков. Спрятавшись, они дождались прохода отстреливающихся казачьих цепей и высыпали навстречу красноармейцам.

По воспоминаниям бывшего партизана И.М.Литвина, красная рота, числом около 50 штыков, наступала развернувшись в цепь. Позади нее на подводе везли пулемет «Максим», за которым чуть дальше шли порожние подводы. На одной из них, партизаны заметили убитого красноармейца. Быстро разбившись на две группы, отряд Лидберга стал охранять фланги наступавших. Вскоре село Новотроицкое было занято.

Пройдя еще дальше, в4 километрахот села Спасское, красноармейцы заметили белую заставу. Не ожидавшие появления противника казаки, очевидно, не заметили своих врагов. Внезапно напав, разведчики убили одного офицера и взяли в плен 4 казаков из 34-го Оренбургского полка.

Со слов пленных, утром 28 августа, стоявшие в Новотроицком 2-й и 34-й Оренбургские казачьи полки, а также пять пластунских сотен и 1-й Украинский имени гетмана Сагайдачного полк, отошли к селу Николаевскому на Ишиме. Для прикрытия отхода, были оставлены две сотни – по одной из 2-го и 34-го Оренбургских полков с одним орудием 6-й Оренбургской батареи и тремя пулеметами. Пообедав в гостеприимном Новотроицком, красная рота ушла обратно в Новорыбинку.

А в с.Новотроицком по воспоминаниям А.Слепнева буквально за день, из сел Троицкое, Архангельское, Благовещенское и Рождественское собралось более 400 крестьян с подводами, семьями и домашним скотом. Из потайных мест вытаскивалось все имеющееся оружие. Вся эта громада двинулась на Пресновку. Надо было спешить. Казачьи разъезды все ближе и ближе подходили к селениям новоселов. Прибежавшие семипольские крестьяне рассказали о взятых ими в плен трех конных и восьми пеших казаках и двух офицерах. Уже 29 августа, разъезд из 2-го Петроградского кавполка дойдя до с.Семиполки, принял от крестьян одного офицера и двух солдат из зашедшего накануне в село белого разъезда. Правда офицера до штаба бригады так и не довели. По дороге он был убит «при попытке к бегству».

В белых газетах был опубликован рассказ двух земских учителей. С их слов, прибывшие в село Семиполка шесть красноармейцев раздали оружие местным крестьянам. Проезжавший с Орского фронта через село раненный штабс-капитан был зарублен. Ему шашкой снесли череп. Кроме него, были убиты 6 казаков и 1 милиционер, задержанные крестьянами при проезде через село.

Источники: РГВА ф.1317, оп.2, д.88, л.225, ф.185, оп.3, д.995, л.1, ф.1372, оп.2, д.91, л.471, Северо-Казахстанский областной музей, оф.1743/2, 1, ГАРФ В205, «Друг армии и народа», №81 от 24.09.1919г., с.116.

***

Севернее железной дороги, 29 августа отступал белый 48-й Туринский полк, по линии железной дороги отходил 45-й Сибирско-Уральский полк и белый бронепоезд «Кондор». Из д.Рынки через пос.Юдино (сейчас г.Петухово) в д.Матасы двигался 47-й Тагильско-Челябинский полк с 1-й батареей 6-го Уральского артиллерийского дивизиона. В д.Каменное направлялись 12-й Уральский инженерный дивизион и 12-й Уральский егерский батальон. Белый 30-й Чернореченский Сибирский полк отступал через с.Утчанское.

29 августа, с утра, красный 233-й Казанский полк с 5-й Тверской батареей выступил из дд.Чебаки и Братанники в сторону железой дороги. При подходе к железной дороге красноармейцы наткнулись у д.Каравашки (ныне урочище у оз.Баское) на белый 45-й Сибирско-Уральский полк, отходивший на д.Монастырское (ныне урочище у раз.Пьянково).

Не успев занять участок для обороны, белые солдаты оказались под ударом. Они были атакованы прямо на марше, а команда конной разведки красных обошла их правый фланг, где еще не занял позицию 48-й Туринский полк. Несмотря на крайне невыгодные условия боя, лишь преодолев упорное сопротивление, красным удалось взять д.Монастырское захватив 77 пленных.

Опасаясь охвата правого фланга, белый 45-й Сибирско-Уральский полк отходил по дороге на п.Вознесенский, прикрываясь огнем бронепоезда «Кондор», который отошел от раз.Пьянково на3 километра. Начдив Бангерский направил к нему на помощь 6-й Уральский гусарский кавдивизион. После полудня 45-й белый полк остановился у раз.Ворокосово, откуда к ночи отступил к переезду возле д.Новоберезово. Осмотрев позицию, командир полка полковник Капитонов признал ее крайне неудачной для обороны. Сплошные перелески затрудняли ориентировку и было решено выдвинуться вперед, установив связь с отходившим севернее 48-м Туринским полком.

Из-за быстрой сдачи д.Каравашки, отходивший к раз.Пьянково 48-й Туринский полк с двухорудийной трехдюймовой батареей оказался внезапно отрезанным занявшими д.Монастырское красными. Не успел полк пройти разъезд Пьянково, как возле него появились около трех эскадронов красной конницы, попытавшиеся взорвать железнодорожные пути. Отчаянное положение 48-го полка спас бронепоезд «Кондор» и учебная команда 12-й Уральской дивизии, которые открыв огонь не допустили красных к железной дороге и прикрыли отход 48-го Туринского полка. Пройдя севернее железнодорожной насыпи, 48-й Туринский полк отошел к 2-й будке обходчика в4 километрахвосточнее раз.Пьянково, где протянул свой фланг до оз.Песчаного.

Тем временем, мобилизовав у населения подводы, красный 233-й Казанский полк двинулся из д.Монастырское по дороге на станцию Петухово. Заметившие его движение разведчики белых, были поражены видом растянувшегося по дороге и кажущегося бесконечным обоза. Устрашенный видом столь могущественного противника, белый 48-й Туринский полк к ночи отошел на5 километровсевернее железной дороги. Его отход прикрыл бронепоезд «Кондор», который вел непрерывный сильный огонь и сдерживал наступление красных. После небольшой перестрелки с белой конницей, красная пешая и конная разведка 233-го полка заняла раз.Пьянково, взяв пленных. Затем разведчики взорвали железнодорожное полотно в4 километрахвосточнее д.Монастырское, чтобы не дать приблизиться к ним вражескому бронепоезду. Штаб комбрига Рахманова в этот день остановился в д.Слевное.

Источники: РГВА ф.1372, оп.2, д.91, л.472, д.92, л.л.503-507, ф.1317, оп.2, д.93, л.91, д.92, л.л.187, 189-190, 199, 206, д.88, л.230, д.47, л.л.121-122, д.890, л.56, ф.39629, оп.1, д.53, л.л.144-145, 148-149, 152-154, 156, 158, 160-161, 164, 170-171, д.61, л.л.263, 765-766, д.48, л.л.273, 269-271, д.41, л.л.335-336, 338, д.26, л.511, ф.40214, оп.1, д.228, л.л.46-55, ф.185, оп.5, д.802, л.л.91-92, 99, оп.4, д.313, л.162.

***

Успешный выход полков 26-й дивизии с юга в район железной дороги, решил судьбу обороны станции Петухово и прилегающего к ней поселка Юдино. С утра 30 августа, красный 232-й Облискомзапа полк с двумя орудиями 4-й Смоленской батареи сосредоточился в д.Стрельцы. Высланная вперед красная разведка в 4-5 верстах по дороге на п.Юдино наткнулась на заставу противника, встретившую ее огнем. Началась перестрелка.

Двигавшийся в авангарде 232-го полка 1-й батальон развернулся в цепь, остановился и окопался. Против него, прикрывая дороги, идущие от села Теплодубровное на станцию Петухово и д.Матасы, примерно на линии озер Степное и Быково, занимали позиции белые 11-й Сенгилеевский и Эткульский пеший казачий полки. Левее их по дороге на казачий поселок Михайловку держал оборону 9-й Симбирский полк. Штаб начдива Подрядчика, вместе с 12-м Икским полком остановился в д.Матасы.

Под прикрытием симбирцев, через казачий поселок Михайловка на юг спешно отходила вся белая 1-я Самарская дивизия. Севернее нее 46-й Исетско-Златоустовский полк отступал к станции Петухово. К вечеру он заночевал на позиции в лесу в 4-6 километрахюго-западнее пос.Юдино.

Белый 47-й Тагильско-Челябинский полк, в ночь на 30 августа прибыл в д.Матасы где обнаружил, что все селение забито отходящими частями. Полку пришлось разбить свой бивак прямо на улице у церкви и с рассветом перейти в лежащую по соседству д.Гришинское (ныне не существует). Штаб начдива Бангерского остановился на разъезде Горбуново.

В с.Теплодубровном стоял красный 234-й Маловишерский полк. Именно на него была возложена задача по штурму станции Петухово. Руководивший действиями полков комбриг Рахманов, остановившийся со своим штабом в с.Большое Гусиное, задумал смелый маневр: обойти одним из полков оборону противника у станции Петухово с юга, через казачий поселок Михайловку, отрезав пути отхода на восток.

С тыла к линии фронта уже подходили части 1-й бригады. В полдень 30 августа в с.Теплодубровное прибыл 228-й Карельский полк с 3-й Ржевско-Новгородской батареей. За ним в с.Большегусиное вошел 226-й Петроградский полк с 6-й батареей, а к полотну железной дороги в д.Монастырское вышел 227-й Владимирский полк.

Штаб 26-й дивизии вместе с 3-м отрядом особого назначения, оставался далеко в тылу на Тоболе в с.Каминское. 233-й Казанский полк с утра 30 августа, вместе с 5-й Тверской батареей выступил из дд.Каравашки и Монастырское по дороге на д.Староберезово. Здесь от д.Дурасовская до оз.Кобылье занимал оборону 49-й Сибирский полк. Далее до озера Плакуново позиции держал 51-й Сибирский полк. В резерве восточнее д.Староберезово стоял 50-й Сибирский полк.

Днем красноармейцы прошли д.Рынки, вытеснив оттуда казачью заставу. По дороге на д.Новоберезово стояло сторожевое охранение белого Эткульского пешего казачьего полка. После полудня, по дороге из д.Каравашки показался красный разъезд – 5 конных и 4 подводы с пехотой. Заметив белый пост, не подъезжая близко красноармейцы дали несколько залпов. Тогда, бросив винтовки и подняв руки, к ним навстречу вышли и добровольно сдались казаки Русаков Иван, Шулепов Александр, Поздеев Яков и Коркин Зиновий из станицы Кременкульской Челябинского уезда.

Пройдя через сдавшийся пост, поздно вечером, красный 233-й Казанский полк подошел к д.Стероберезово, где раскинул бивак, только что подошедший белый 48-й Туринский полк. Появления красных никто не ожидал. Развернувшись цепями 233-й Казанский полк атаковал белых с севера во фланг и тыл. Белые солдаты заметались, но затем отстреливаясь, белый 48-й Туринский полк с двумя трехдюймовыми орудиями отошел на3 километравосточнее, открыв красным дорогу на д.Староберезово.

Около часа ночи красноармейцы с ходу атаковали д.Староберезово, где стоял батальон белого 49-го Сибирского полка с двухорудийной батареей. Не успели белые солдаты-сибиряки занять позиции, как цепи красноармейцев уже ворвались в деревню. Сразу же вспыхнул уличный бой. Белый батальон был рассеян. Ведя перестрелку, разрозненные группы белых оттеснялись к озеру.

В это время, красные конные разведчики Обрядов Андрей Алексеевич и Нурисламов Нургалей, бывшие в разъезде на правом фланге полка, внезапно заметили позицию белой батареи. С другими 4 красноармейцами, они заехали артиллеристам в тыл и с криком “ура”, внезапно бросились в атаку. Было взято 2 английских трехдюймовых орудия с передками и затворами, но без ударников, которые все-таки успели снять из замков убежавшие офицеры. Весь бой продолжался 4 часа. Трофеями захвачены 2 пулемета системы «Кольт», 100 снарядов, 117 пленных из 48-го Туринского, 49-го и 50-го Сибирских полков, 1 раненный офицер-поручик. Потери 233-го Казанского полка в бою составили 3 убитых и 27 раненных.

Пленные рассказали, что еще два батальона 49-го Сибирского полка с двумя орудиями и двумя конными сотнями 12-го Оренбургского казачьего полка сосредоточились в д.Гренадерское (ныне не существует, находилась южнее с.Утчанского). Так же, где-то в окрестностях д.Староберезово находился 50-й Сибирский полк с четырехорудийной батареей и тремя сотнями 12-го Оренбургского казачьего полка.

Источники: РГВА ф.39629, оп.1, д.29, л.л.168-169, д.16, л.л.360, 742-743, 758, 761-762, д.53, л.л.172-176, 180, 182-193, 197, 207, д.37, л.117, д.48, л.л.274-277, 279-280, 282, д.27, л.48, д.41, л.341, ф.40016, оп.1, д.4, л.1, ф.39998, оп.1, д.3, л.2, ф.39630, оп.1, д.33, л.118, ф.39499, оп.1, д.104, л.12, ф.1317, оп.2, д.93, л.л.104, 110, д.1400, л.л.49-61, д.86, л.л.144, 149-150, 174, д.88, л.л.231, 240, д.92, л.л.226-227, 211, 213, 216, 219, 205-206, 203, 532, д.47, л.л.136, 138, д.67, л.38, д.37, л.117, д.120, л.л.199, 215, ф.1324, оп.2, д.180, л.238, ф.1372, оп.2, д.91, л.л.466-468, 474, 471, 478-482, д.92, л.л.508, 516-519, ф.1293, оп.2, д.73, л.л.31-32, ф.185, оп.5, д.802, л.л.91-92, 99, оп.6, д.70, л.л.117, 119, 123, оп.3, д.334, л.159, д.2277, л.104, д.1026, л.10, д.1025, л.46, д.316, л.л.4-4а.

***

После удара ижевцев, лишь 30 августа полки 2-й бригады 26-й дивизии смогли продолжить дальнейшее наступление по петропавловскому тракту. После полудня, 231-й Сводный полк с двумя орудиями 7-й Ленинской батареи двинулся наступать на д.Большеприютное. Белых нигде не было видно и д.Большеприютное была занята без боя. 230-й Старорусский полк со 2-м батальоном 229-го Новгородского полка, 26-м кавдивизионом и 8-й легкой батареей выступили из казачьего поселка Кладбинки и занял без боя казачий поселок Сенжарку, где остановились на ночлег. 1-й батальон 229-го полка с двумя орудиями 7-й Ленинской легкой батареи, продолжал оставаться в казачьем поселке Новорыбинка.

Ранним утром, двадцать конных бойцов-петроградцев, вышли по дороге на юг из станицы Пресновка. В15 километрахюжнее Кладбинки, они наткнулись на казачий разъезд. Отстреливаясь, казаки стали стремительно отходить. Не доходя3 километровдо с.Новотроицкое, была обнаружена еще одна белая застава, которая присоединилась к отступавшим и так же отошла в село.

Попытавшись «с ходу» ворваться в Новотроицкое, красноармейцы-петроградцы были встречены плотным ружейно-пулеметным огнем с окраины селения. Стало ясно, что село занимает сильная воинская часть противника. Не став испытывать судьбу, разведка отошла обратно.

В этот же день, в ст.Пресновку с юга прибыли крестьяне-партизаны под командованием Лидберга. Их было до 500 человек, со своими семьями. Только баранов они пригнали с собой до 1000 голов. Весь этот табор остановились на ночлег в Пресновке. К удивлению партизан, в станице был обнаружен проживавший у себя дома казак И.Г.Минкин, известный всем по своим прежним карательным акциям. Он был немедленно арестован.

Источники: РГВА ф.1372, оп.2, д.92, л.л.508, 513, д.91, л.л.471, 478-482, д.83, л.278, ф.185, оп.3, д.334, л.159, д.1028, л.82, д.1288, л.19, ф.1317, оп.2, д.57, л.69, д.93, л.94-96, д.88, л.л.217-218, 224, 256, д.92, л.л.205, 226, ф.1293, оп.2, д.73, л.31-32.

***

Итак, к утру 31 августа, частям 5-й красной армии оставался лишь один переход до реки Ишим. Они вплотную подошли к линии, с какой белое командование предполагало начать свое решающее наступление. И хотя по плану белого комфронта генерала Дитерихса, начало операции было запланировано на 1 сентября, уже в этот день в районе петропавловского тракта и железной дороги, фактически начались те бои, получившие в истории название «Тобольская кадриль». Основным узлом белого сопротивления должны были стать станция Петухово и лежащая восточнее нее д.Матасы. Их сдача, означала приближение красных вплотную к той линии, с какой белое командование предполагало начать свое наступление. А потому, на этом рубеже было решено стоять насмерть.

С утра 31 августа, красный 234-й Маловишерский полк с двумя орудиями 4-й Смоленской батареи, выступил на подводах из с.Теплодубровное на пос.Юдино (Петухово). Красные разведчики доложили, что противник занял оборону впереди, на опушке леса в 4-6 километрахюго-западнее п.Юдино. Это были стрелки белого 46-го Исетско-Златоустовского полка. Лишь 250 штыков и 9 пулеметов, насчитывал в этот день их немногочисленный полк. Против них наступал едва ли не вчетверо сильнейший противник, имевший к тому же 19 пулеметов.

Красные артиллеристы заняли позицию и открыли огонь. Видя приближающиеся по всему фронту густые красные цепи, белые стрелки 46-го Исетского полка стали отходить на опушку рощи в3 километрахзападнее п.Юдино. Преследуя их, красноармейцы на подводах рассеялись по всему лесу. Продвигаясь на поселок Юдино, они стали обходить левый фланг белых распространяясь на станцию Петухово и прорываясь к линии железной дороги. Чтобы не попасть в окружение, белый 46-й Исетско-Златоустовский полк стал отходить от п.Юдино и станцию Петухово.

Атака была столь умело спланирована новым командиром красного полка Иваном Дмитриевичем Попковым, что потерь среди красноармейцев почти не было. Вскоре на плечах противника, красные цепи вошли на улицы поселка Юдино (ныне г.Петухово) и подошли к зданию вокзала. В стоящих у станции пакгаузах было обнаружено до 1,5 миллиона пудов хлеба. Однако здесь продвижение застопорилось. С востока подошел бронепоезд «Кондор» из паровоза, пушечной площадки и броневагона с двумя пулеметными башнями. Вышедшие за окраину пос.Юдино цепи красноармейцев, сразу же попали под его прицельный огонь и остановились.

Тогда, белый 46-й Исетско-Златоустовский полк стал атаковать поселок Юдино и станцию Петухово с трех сторон – с юга по дороге из д.Матасы, с севера по дороге из дер.Петухово и вдоль линии железной дороги. В бой были брошены даже солдаты вспомогательных команд. Атака следовала за атакой, но приблизиться к позициям спешно окопавшихся красных так и не удавалось.

Огневой бой затягивался и его результата не было видно. Очень хорошо показал себя белый бронепоезд «Кондор» стрелявший из обоих орудий. После нескольких неудачных атак, белый 46-й Исетско-Златоустовский полк с боем отошел от станции вдоль железной дороги. Позицию заняли влево от насыпи железной дороги, у 2-й, считая от стан.Петухово, будки путевого обходчика.

В это время с востока подошел из д.Гришино белый 47-й Тагильско-Челябинский полк (200 штыков, 7 пулеметов) с 1-й батареей 6-го Уральского артдивизиона. Сдав позиции вновь прибывшим, 46-й Исетско-Златоустовский полк начал отход в д.Маслютово в резерв.

Но бой на этом еще не закончился. 47-й Тагильско-Челябинский полк занял позицию западнее д.Горушка (сейчас не существует) мимо озера, что южнее д.Горушки, до дороги, ведущей от станции Петухово на д.Матасы. Стрелки развернули фронт на юго-запад и запад. В полдень прибыла на их усиление Челябинская казачья сотня.

Тем временем, отступавший с запада к станции Петухово белый 45-й Сибирско-Уральский полк, внезапно обнаружил занявших ее красных. Свернув, командир провел своих стрелков через д.Петухово и вскоре весь полк прибыл в д.Каменное (ныне не существует, южнее д.Горбунешное).

Тем временем, продолжая наступление, красноармейцы 234-го Маловишерского полка двинулись цепями вдоль железнодорожного полотна. Заметив их, бронепоезд устремился навстречу врагу, непрерывно ведя обстрел из всех орудий и пулеметов. Чувствуя его поддержку, с криком «ура», редкая цепь белых стрелков 47-го Тагильско-Челябинского полка поднялась и бросилась в контратаку навстречу красным.

Под этим контрударом, расстреливаемые с левого фланга из орудий и пулеметов бронепоезда, красные командиры решили не нести напрасных потерь и до прибытия артиллерии, не вступать в противоборство с бронированной громадой. Они отвели свои части обратно и заняли позиции в 1-1,5 километрахвосточнее станции Петухово, где и окопались. За время всего этого 10 часового боя у поселка Юдино и станции Петухово, красный 234-й Маловишерский полк потерял 3 человек убитыми (Сагудыва Низамудинова, Алексея Имошина, Николая Иванова), 19 раненными и 4 пропавшими без вести.

Курсировавший по путям белый бронепоезд «Кондор», весь день создавал плотную артиллерийскую завесу, мешавшую продвижению красных вперед. В это время стало известно о выходе красных в тыл к линии железной дороги у д.Матасы. Положение бронепоезда стало опасным. Разрушив железную дорогу у него в тылу, красные могли легко отрезать для бронепоезда пути отхода и «Кондор» двинулся на восток.

Не менее кровопролитный бой, развернулся в этот день и у д.Матасы. По замыслу красного комбрига Рахманова, именно здесь выйдя с юга, части его бригады должны были взять «в клещи», оборонявшихся в полосе железной дороги белых. Исполняя приказ комбрига, еще в темноте в ночь с 30 на 31 августа, красный 232-й Облискомзапа полк с двумя орудиями 4-й Смоленской батареи, выступил из с.Теплодубровного по дороге на д.Матасы. Впереди на коне ехал командир полка Буренков, бывший штабс-капитан вступивший добровольцем в Красную Армию.

Прямо на их пути, в 10 верстах от д.Матасы в кустах залегла застава белых стрелков-симбирцев. После первых же их выстрелов, ехавший впереди красной колонны командир полка Буренков сполз с коня. Он был тяжело ранен в живот и под утро умер. По свидетельству комиссара батальона Терентьева, погибший командир был похоронен за околицей у с.Теплодубровное. Могила его до настоящего времени не сохранилась.

В командование 232-м полком вступил 28-летний помощник командира полка Арсений Николаевич Баткунов, уроженец д.Самсоново, Суетовского сельсовета, Ярцевского района, Смоленской области. Он был потомственным пролетарием-текстильщиком из г.Ярцево, членом РСДРП(б) с 1917 года и участником первых отрядов Красной Гвардии. За выступления против гайдамаков был заключен в Киевскую тюрьму, а затем во главе сформированного им самим рабочего отряда прибыл под г.Казань, где командовал батальоном, был комиссаром, а затем и помощником командира 232-го полка.

Новый комполка рассыпал в цепь шедшую впереди команду пешей разведки и сбив после перестрелки заставу белых стрелков-симбирцев, стал преследовать отходящего противника на д.Матасы. К полудню, развернувшись густыми цепями, красный 232-й Облискомзапа полк начал наступать на д.Матасы и лежащую рядом с нею небольшую деревушку Горушку (ныне не существует). В версте от деревни, оборону держал белый 12-й Икский полк подполковника Соловьева (250 штыков, 5 пулеметов).

Медленно пятясь под натиском 600-700 красноармейцев, белые отходили к деревне. Через полчаса боя, красные цепи под сильным артиллерийским огнем заняли д.Матасы. В этот момент, над деревней появился белый аэроплан «Сопвич», под управлением летчиков Муромцева и Вощило. Пилоты заметили стоявшую на юго-восток от д.Матасов 4-орудийную батарею, а в самой деревне и на станции Петухово увидели множество людей и повозок.

Этот полет имел большее значение. Командующий 3-й армией белых генерал Сахаров, в преддверии наступления хотел удостовериться, что никаких неожиданностей не будет и противник не подтягивает к фронту свежие силы.

На обратном пути над д.Каменной, самолет был по ошибке обстрелян из винтовок собственными же частями. Донесение летчиков об обстановке серьезно встревожило белое командование. Становилось очевидным, что красные вот-вот могли перерезать линию железной дороги, отрезав сражающиеся у станции Петухово белые части. А тем временем цепи 232-го полка уже начали выходить за околицу д.Матасы на открытое степное пространство.

Руководивший боем начдив полковник Подрядчик двинул им навстречу 11-й Сенгилеевский и Эткульский пеший казачий полки, которые атаковали севернее д.Матасы. Одновременно увлекшись наступлением, красный комполка Баткунов совершенно упустил из виду обращенный к железной дороге открытый левый фланг своего полка. А там, у ныне не существующей д.Горушка, находился белый 47-й Тагильско-Челябинский полк.

Заметив переход полков 3-й Симбирской дивизии в контратаку, 6-я и 7-я роты 47-го полка внезапно ударили из д.Горушка прямо в левый фланг красных цепей. Маневр оказался чрезвычайно удачным. Красные оказались под ударом с двух сторон. Вероятнее всего 232-й полк выдержал бы этот натиск, ведь около 1300 бойцов при 17 пулеметах насчитывали его силы.

Противостоящие же белые части, напротив были крайне малы. Один только Эткульский пеший казачий полк насчитывал около 350 штыков, но это были пожилые 45-55 летние казаки, в силу своего возраста, уже не способные на упорный встречный бой, грозивший к тому же перейти в рукопашную схватку. Остальные три белых полка, не насчитывали в общей сложности и 300 бойцов.

Однако в решающий момент с запада со стороны станции Петухово из-за леса выехал белый бронепоезд «Кондор», оказавшийся в тылу занявших оборону красных цепей. Его командир лихо подвел бронесостав вплотную к противнику и шквал пулеметно-артиллерийского огня обрушился с тылу на залегших на открытом поле красноармейцев.

Поражаемые с фронта, фланга и тыла красные бойцы не выдержали. Огонь их винтовок и пулеметов, не причинял никакого вреда бронированной громаде. Пули лишь щелкали по ее стальной обшивке. Красноармейцы в панике заметались и, оставляя на поле убитых и раненных, бросились бежать к опушке ближайшего леса в 3-4 верстах западнее д.Матасы.

Бой был белыми выигран. Завидев отступление красных, 47-й Тагильско-Челябинский полк бросился преследовать противника вдоль линии железной дороги, а белая артиллерия открыла огонь по поселку Юдино и станции Петухово.

Пройдя 1,5 версты, белые стрелки 47-го полка заметили красных окопавшихся в 1-1,5 верстах от станции Петухово и остановились. Белые 11-й Сенгилеевский, 12-й Икский и Эткульский пеший казачий полки двинулись преследовать отходящий на юг 232-й красный полк. Не встречая сопротивления, они подошли на1 километрк казачьему поселку Михайловка. Здесь полки нагнал нарочный с приказом начдива остановиться. Штаб дивизии получил сведения о подходящем к станции Петухово свежем красном полке с 2 орудиями и решил не отпускать далеко свои части.

К ночи, белый 9-й Симбирский полк занял позицию в3 километрахзападнее д.Матасы по дороге на с.Теплодубровское. 12-й Икский полк прикрывал деревню с юга, а 11-й Сенгилеевский и Эткульский пеший казачий полки остановились в резерве в самой д.Матасы. Чуть восточнее в поселке Гришинский расположился штаб начдива Подрядчика.

Высланные разведчики донесли, что по дороге из с.Теплодубровного в сторону д.Матасы, сплошной лентой движутся красные колонны. Это подходили свежие резервы и утром вновь предстоял бой. За день 232-й Облискомзапа полк потерял 1 командира и 16 бойцов убитыми (в том числе умер от ран в 216-м эвакогоспитале Матушкин Федор, убиты командир 4-й роты Подковырин Иван, командир отделения Рудаков Максим, Беликов Федор, Юркин Василий, Сапожников Максим, Чарушников Павел, Фенюшкин Ефим), 7 командиров и 82 бойца раненными, 1 командира и 35 бойцов контуженными, 1 командира и 104 бойца пропавшими без вести, вероятнее всего попавшими в плен.

Еще никогда полк не нес таких крупных потерь. К вечеру, он остановился в 5 верстах западнее д.Матасы. В 11-м Сенгилеевском полку за день в бою были убиты стрелки Сигут Степан, Скорошочатко Сергей и подпоручик Ефимов, которых похоронили на кладбище с.Покровское Ишимского уезда.

Красный 233-й Казанский полк весь день спокойно отдыхал в дд.Рынки и Староберезово. Отброшенные им ночью части белого 48-го Туринского полка отошли на позицию в1 километрезападнее с.Петухово. Справа от них на одной линии остановился 49-й Сибирский полк. К полудню, получив известия о взятии станции Петухово и опасаясь удара во фланг, белые стрелки-сибиряки отошли северо-восточнее деревни, а 48-й Туринский полк оттянулся на 1 версту восточнее с.Петухово по дороге на д.Горбунешное.

Источники: РГВА ф.185, оп.5, д.802, л.91-92, 99, оп.3, д.316, л.л.4-4а, д.1969, л.417, д.335, л.1, д.1025, л.5З0, ф.1317, оп.2, д.86, л.л.144, 149-150, д.120, л.л.206, 215, д.92, л.л.211, 213, 226, 227, 216, 219, д.88, л.л.231, 240, д.47, л.138, д.67, л.38, ф.1372, оп.2, д.91, л.л.466-468, 474, 478-482, д.92, л.л.516-519, ф.39517, оп.1, д.25, л.70, ф 39499, оп.1, д.104, л.12, д.354, л.220, ф.39629, оп.1, д.53, л.л.180, 182-193, 197, 207, д.48, л.л. 276-277, 279-280, 282, д.16, л.л.758, 360, 761, д.41, л.341, д.93, л.104, д.27, л.48, ф.39647, оп.1, д.1, л.л.182, 188, ф.37763, оп.1, д.65, л.261.

***

На участке 2-й бригады 26-й дивизии, 31 августа красный 231-й Сводный полк с двумя орудиями 7-й Ленинской батареи выступил из д.Стрельцы по дороге на казачий поселок Михайловка. Не доходя3 километровдо д.Богданово, навстречу бойцам попался скакавший вестовой. С его слов 232-й Облискомзапа полк, выступил из с.Теплодубровного и через казачий поселок Михайловку ушел на север в сторону железной дороги.

Решив, что спешить нет необходимости, командир 231-го полка Кокоулин остановил колонну и отвел своих бойцов обратно на обед в с.Большеприютное. После обеда, 231-й Сводный полк с двумя орудиями 7-й Ленинской батареи вновь выступил на Михайловку. К ночи, не доходя3 километровдо поселка, колонна красноармейцев остановилась. Бивак разбили прямо в лесу. Вскоре вернулись высланные вперед разведчики. С их слов, отошедшие от с.Малоприютного части белой 1-й Самарской дивизии, окопались на западной окраине Михайловки, сменив занимавший позицию в3 километрахюго-западнее поселка 12-й Икский полк.

Ранним утром 31 августа, красный 230-й Старорусский полк с 8-й легкой батареей выступил из п.Сенжарка по тракту на казачий поселок Дубровное. За ним из Кладбинки в Сенжарку двинулся штаб 2-й бригады с одним из батальонов 229-го Новгородского полка. Позади в казачьем поселке Миролюбово расположился 2-й отряд особого назначения, в казачьем поселке Новорыбинка находился батальон 229-го Новгородского полка и взвод 7-й Ленинской батареи, а в станице Пресновка остановился 2-й Петроградский кавполк. В Кладбинку из Сенжарки двигался 26-й кавдивизион. У казачьего поселка Дубровного в наскоро вырытых стрелковых ячейках занимал позицию белый 1-й Ижевский полк.

Сейчас их уже давно нет тех окопов. Время бесстрастно стерло их следы. Лишь по словам старожилов, их четкая линия некогда тянулась западнее поселка, начинаясь от тракта и уходя далее на север, по опушке вырубленной ныне осиновой рощи «Сухой колок». Еще в 50-60-е годы, местные мальчишки собирали там во множестве нательные кресты, гильзы и даже целые патроны.

Перед окопами в сторону п.Сенжарки местность начинала понижаться, а местами даже была заболочена. Южнее тракта лежало озеро Рыбное. Позиция для обороны была выбрана белыми офицерами с тем расчетом, чтобы задержать противника на подступах к окраинам поселка. И действительно, поднимающиеся из низины красные цепи, должны были быть видны обороняющимся как на ладони.

Однако в то утро, все спутал густой туман. Полковник Ефимов, в своих воспоминаниях передал рассказ капитана Михайлова об этом первом бое за поселок: «…утром рано, с наступлением рассвета, под покровом густого тумана, красные близко подошли к окопам и с криком «Ура», бросились в штыки. Окопы занимал 1-й полк. Бойцы выскочили из окопов и приняли удар. Произошел ожесточенный рукопашный бой. Забывали про винтовки. Катались в обнимку по земле, грызли и душили друг друга. Фельдфебель 6-й роты, чуть не был заколот штыками двух красных. Изловчившись, он поймал их винтовки и прижал подмышки. Он отличался большой физической силой, и красные, как ни старались вырвать свои винтовки, не могли этого сделать. Не выпуская винтовок, красные приблизились к нему вплотную и стали его грызть. Покусали щеки, одно ухо было почти все отгрызено, другое сильно искусано. Фельдфебелъ закричал «На помощь!». Подоспели двое наших и красных закололи... Красные были отброшены с большими потерями...».

Весь бой, отличался большим упорством и озлоблением бойцов. Приведя себя в порядок, красноармейцы вновь атаковали поселок. Подпустив их едва ли не вплотную, по приказу капитана Михайлова стрелки-ижевцы открыли огонь в упор из всех пулеметов. Красноармейцы в панике побежали назад, бросая по дороге свое оружие.

Выскочив из окопов, ижевцы бросились вперед и захватили брошенные красноармейцами на поле боя 4 пулемета. В этом бою 230-й Старорусский полк потерял 3 убитых (Носков Федор, Хольков Василий, Павлов Николай), 12 раненных и 7 пропавших без вести, видимо попавших в плен красноармейцев. После этого боя некоторые из пленных красноармейцев были расстреляны в Дубровном.

Со слов потомственного дубровинского казака В.П.Шабанова, его мама стала невольным свидетелем расстрела двух взятых в плен красноармейцев. После допроса их повели по переулку мимо дома Шабановых. Стоя во дворе женщина увидела, как окруженные конвоем с взятыми наперевес винтовками, шли двое босых пленных. Один из них всю дорогу мелко крестился, что-то беззвучно шепча губами. Оба красноармейца были захоронены прямо на месте расстрела. Эта могила в настоящее время не сохранилась и сейчас на ее месте находятся поселковые огороды.

Красными за день были взяты в плен 4 солдат из 1-го Ижевского полка. Южнее тракта, 2-й отряд особого назначения прибыл в село Новотроицкое. Со слов жителей, накануне 30 августа в село заходил белый разъезд.

Источники: РГВА ф.185, оп.3, д.1288, л.л.18-19, 34-37, д.335, л.1, д.1026, л. 10, д.I025, л.562, ф.39629, оп.1, д.53, л.173-174, д.29, л.168, д.16, л.761, ф.1317, оп.2, д.120, л.л.206, 210, 215, 217 д.92, л.213, д.47, л.137, д.67, л.38, д.88, л.л.220, 231, 240, 259, д.86, л.л.149-150, д.57, л.70, ф.1372, оп.2, д.91, л.474, д.92, л.л.516-519, ф.39499, оп.1, д.104, л.12, ф.39624, оп.1, д.22, л.л.155, 171, ф.39517, оп.1, д.25, л.70, ф.1319, оп.1, д.257, л.л.40-47, ф.1318, оп.1, д.49, л.л.101, 107, 111-113, 119, ф.3531, оп.1, д.39, л.л.245-248, 260, 267, 274, 285, 288, 292, 295, 303, 306,308, л.310, 312, 315, 318, 321, ГАРФ, В205, «Друг армии и народа», №68 от 09.09.1919г., с.104, Ефимов, указ.соч., с.170.

***

Из книги Олега Винокурова «Гражданская война в России. Боевые действия на территории современной Курганской области в августе 1919 года». Курган, 2019.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites