kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Олег Винокуров. Гражданская война в России. Боевые действия на территории современной Курганской области в августе 1919 года » Боевые действия на территории современного Лебяжьевского района Курганской области в августе 1919 года

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Боевые действия на территории современного Лебяжьевского района Курганской области в августе 1919 года

В середине августа 1919 года через территорию современного Лебяжьевского района отступали на восток части белой армии. 15 августа 1-й Ижевский капитана Дмитрия Михайловича Михайлова двинулся от реки Тобол в д.Песьяное, 2-й Ижевский полк капитана Владимира Ляпунова выступил в дд.Большое и Малое Моховое. Штаб дивизии, инженерный и конный дивизионы прапорщика Якова Богдановича Багиянца, артиллерийский дивизион и егерский батальон отошли в с.Арлагуль и д.Высокова, а вновь формирующиеся 3-й и 4-й Ижевские полки остановились в д.Щетниково. В последнюю же, ввиду переполнения д.Моховой отступающими частями, 19 августа перешел и 2-й Ижевский полк. Командовал ижевцами, генерал-майор Викторин Михайлович Молчанов, начальником штаба дивизии был капитан Авенир Геннадьевич Ефимов.

22 августа в штаб дивизии в с.Арлагуль прибыл совершавший поездку по фронту Верховный Правитель адмирал Колчак. Он произвел смотр полкам. С ним же, прибыло несколько грузовых автомобилей с подарками — папиросы, консервы, варенье, какао и пр. По свидетельству Ефимова, «…после церемониального марша, адмирал Колчак собрал к себе поближе ижевцев и обратился к ним с речью, благодарил за славные ратные дела и самоотверженную службу Родине. Он старался объяснить цель борьбы с большевиками, хотел что-то сказать о положении рабочих, но смешался и смутился. Ижевцы постарались выручить адмирала — послышались голоса: «Не надо говорить», «Мы вам верим», «С вами пойдем до конца» и т.д. Верховный Правитель, был этой встречей с ижевцами очень растроган, а его искренность и желание найти путь к солдатскому сердцу, были понятны и произвели больше впечатления, чем, если бы он произнес, блестящую речь привыкшего говорить опытного оратора».

Источники: РГВА ф.40022, оп.1, д.22, л.10, ф.39624, оп.1, д.22, л.л.370, д.88, л.246, ф.1317, оп.2, д.89, л.л.72-73, д.93, л.л.94-96, Спирин Л.М., «Разгром армии Колчака», М., 1957, с.245-246.

***

Штаб белой 3-й армии остановился на станции Лебяжье. При нем имелся конвойный эскадрон, в который были влиты солдаты распущенного, «ввиду плохого состояния», партизанского отряда Путинцева, находившегося ранее при штабе Уральской группы. 22 августа выведенные в резерв полки 1-й Самарской дивизии отошли в д.Александровку, а в д.Немировка остановился штаб Волжской группы генерала Каппеля. В ночь на 22 августа к д.Хутора от с.Саломатного отступил белый отряд полковника Ромерова (3-й Ставропольский, 12-й Икский полки, Волжская кавбригада). Боями под станцией Варгаши завершилось организованное сопротивление белых на Тоболе. Через территорию современного Лебяжьевского района в августе 1919 года командующий белой армией генерал Сахаров выводил из-под удара свои основные силы, оказывая местами незначительное сопротивление.

23 августа, отступавший по железной дороге белый бронепоезд «Кондор» отошел к озеру Юрахлы, где встретил штаб начдива Бангерского. По его приказу бронепоезд двинулся обратно, чтобы провести разведку и определить где находится противник. В 2 верстах от озера Юрахлы, по стальной обшивке внезапно защелкали пули, а невдалеке ударили несколько разрывов снарядов. Бронепоезд попав под обстрел отошел. Штаба Бангерского на прежнем месте уже не было, он отошел в д.Слободчики. Севернее железной дороги 23-24 августа, через с.Моревское и д.Попово к с.Камышное отступали белые части 6-й Уральской дивизии горных стрелков.

Штаб дивизии перешел из д.Максимовка в д.Камышное, где стоял в резерве 30-й Сибирский Чернореченский полк. Сюда же прибыл вышедший из тыла красных 12-й Уральский кавдивизион, отходивший дальше вместе со штабом уральских горных стрелков. К утру 24 августа, все полки 6-й Уральской дивизии горных стрелков вместе с 12-м Уральским инженерным дивизионом двигались в д.Лебяжье. Севернее к д.Большое Моховое, без какого-либо нажима со стороны красных отступали полки белой 13-й Сибирской дивизии.

4-я Оренбургская казачья бригада, оставив без боя деревни Лихачи и Старопесьяная к вечеру 24 августа отошла в д.Большое Моховое, откуда на следующий день отступила к перекрестку дорог Черешково – Налимово – Светлое – Головное. Преследуя их 25 августа красный 38-й полк достиг деревень Большое и Малое Моховое, где принял 7 перебежчиков из белого 47-го Тагильского полка. С их слов, они все прибыли в полк в составе последнего пополнения из 1-го Троицкого кадрового полка. В этот же день пройдя из д.Лихачи на д.Камышное батальон красного 45-го полка, совместно с подошедшим с юга красным 243-м Петроградским полком из состава 27-й дивизии, после часового боя занял д.Камышное, отбросив отступавшие в арьергарде белый 45-й Урало-Сибирский полк и 6-й Уральский кавдивизион.

На этих рубежах полки 5-й красной дивизии были остановлены и выведены в резерв, ожидая переброски на Южный фронт. Приказ о переброске войск 5-й дивизии на другой фронт, был отдан командармом Тухачевским еще 19 августа 1919 года.

По воспоминаниям Михаила Николаевича, это было сделано по прямому указанию командующего Восточным фронтом Ольдерогге, не учитывавшего «…слабость наших сил и опасность положения на правом фланге». Вывод с линии фронта целой дивизии, в значительной степени менял все оперативные планы штаба 5-й армии. Тухачевский был вынужден начать смещать 26-ю и 27-ю дивизии на северо-восток в полосу железной дороги.

Впоследствии в своих мемуарах, маршал не раз указывал на это обстоятельство, как на одну из главных причин последующего поражения своей армии. Утверждение не совсем верно. Линия железной дороги от Кургана к Петропавловску имеет естественное смещение в юго-восточном направлении. При дальнейшем наступлении по прежним направлениям, это привело бы к выходу наступавших южнее железной дороги частей 26-й и 27-й дивизий на железнодорожную линию. Дальше на восток общая линия фронта сужалась, ограниченная степями на юге и тайгой на севере. Таким образом части красной 27-й дивизии должны были сдвигаться к линии железной дороги, сбивая ударами во фланг противника на участке наступавшей вдоль железнодорожного полотна красной 5-й дивизии. В соответствии с этим планом, начдив Павлов поставил задачу выйти к 25 августа: 1-й бригаде – к с.Большое Кривинское, 2-й бригаде – на линию железной дороги, а 3-й бригаде – к с.Елошное. Таким образом направлением главного удара частей 27-й дивизии стал район станции Лебяжье. Именно здесь, по замыслу начальника штаба Шаранговича, все три бригады должны были выйти к линии железной дороги, сбив опирающиеся на нее части противника.

Источники: РГВА ф.1372, оп.2, д.28, л.л.40-42, ф.1324, оп.2, д.54, л.9, д.117, л.л.12-13, ф.185, оп.6, д.70, л.118.

***

С утра 23 августа, двигавшийся в авангарде красный 241-й Крестьянский полк выступил из д.Строево. Без боя колонна прошла д.Зарубино (Банниково), где сдался сбежавший писарь из штаба Волжской группы. К полудню, впереди уже виднелись крыши домов д.Копай-1.

Внезапно начался артогонь, который принял характер ураганного. Рассыпавшись в цепь красноармейцы перебежками двинулись вперед. На окраине деревни Копай-1 заняла оборону пехота противника.

На помощь красным прибыл бронеавтомобиль. Завидев его белая пехота и артиллерия немедленно снялись с позиции и отошли на дд.Желтики и Плоское. Преследуя их, красноармейцы заняли после небольшой перестрелки дд.Копай-2 и Плоское.

К вечеру 241-й полк подошел к д.Слободчиково. Опасаясь, что линия железной дороги будет перерезана, начдив Бангерский выдвинул сюда бронепоезд «Кондор», открывший с ходу огонь из двух своих орудий.

Следовавшая с 241-м полком 5-я Смоленская батарея спешно развернулась на позиции у д.Плоская и открыла ураганный огонь по железной дороге. Не дожидаясь попаданий командир «Кондора» стал отводить бронепоезд к станции Лебяжье.

На ночь 241-й Крестьянский полк остановился в д.Слободчики. Здесь ему сдались 39 солдат из 12-го Уральского егерского батальона, а всего за день полком было взято 104 пленных из 46-го Исетского полка и 12-го Уральского егерского батальона, а также 57 винтовок, 8 повозок, 11 лошадей, 24 снаряда и 2 кухни.

В этот же день, от д.Медвежье через д.Корнилово к разъезду Кравцово отступили 1-й и 2-й батальоны 46-го Исетского полка. Здесь к командиру белого полка привели отставшего от своего батальона самарского егеря по фамилии Малявка. Со слов солдата, лежащие в тылу дд.Плосская и Слободчики уже заняли красные. Полк оказался окружен.

Спешно сняв стрелков с позиции, полковник Обухов начал отводить 46-й Исетский полк на восток вдоль линии железной дороги. Не доходя двух верст до станции Лебяжье, колонна остановилась. Вперед была выслана разведка. Вернувшись она донесла, что при подходе к станции была обстреляна оттуда красной цепью. При этом из команды разведки, к красным добровольно ушло 5 солдат.

Решив, что вперед не пробиться, полковник Обухов повернул свой полк на север и к ночи вышел в д.Лебяжье (Перво-Лебяжье). Это был один из самых тяжелых дней в истории 46-го Исетского полка, он был неоднократно окружен и лишь с трудом вышел к своим частям. При этом полностью пропал его 3-й батальон, а два оставшихся понесли большие потери.

24 августа стал решающим днем боев за станцию Лебяжье. С утра красный 242-й Волжский полк с батальоном 243-го полка и 5-й Смоленской батарей, выступил из д.Корнилово по дороге на д.Моховая (Кукушкино). В занятой без боя д.Кукушкино сдались отставшие 5 солдат из 48-го Туринского полка. С их слов полк занял оборону у д.Лебяжье. Туда и направились бойцы Вострецова.

Вскоре они наткнулись на арьергард противника, занимавший позиции к северо-востоку от оз.Актабан. С перестрелкой белые стали отходить к д.Лебяжье, где заняли позиции по ее западной окраине. Деревня раскинулась на небольшой возвышенности. Дорога к ней шла от железнодорожного полотна между двух озер. Это была удобная позиция для обороны, подступы к которой были открыты на 6-7 километров.

Осмотрев в бинокль направление атаки, Вострецов разделил свой полк на две части. Один батальон под командованием Е.Полякова, должен был вести демонстративную атаку в лоб, в то время как остальной части полка, во главе с самим Вострецовым, следовало обойти противника с фланга.

По команде Полякова две роты рассыпались цепью. Сам комбат возглавил атаку верхом на коне, видимый каждому бойцу в цепи. По наступающим открыла огонь белая двухорудийная 1-я батарея 6-го Уральского артдивизона. С возвышавшейся на бугре над селом церковной колокольни, рассыпавшиеся по полю красные цепи были видны как на ладони. Короткими перебежками под шрапнельным и ружейным огнем красноармейцы шли вперед, подходя все ближе. Внезапно неподалеку от скакавшего на коне Полякова разорвался снаряд. Очнулся комбат на земле, по лбу заливая глаза, текла густая липкая кровь.

Увидев падение красного командира, белые стрелки-туринцы усилили огонь из винтовок и пулеметов. Цепи красноармейцев, не выдержали этого стального шквала и залегли. Тогда белые сами двинулись вперед в контратаку, заставляя красноармейцев попятиться.

Первая атака красных была отбита. Но очнувшийся и вновь принявший на себя руководство боем красный комбат Поляков был упрям. Бросив в обход с юга роту, он вновь повел свой батальон в наступление. Белая батарея методично била по красной пехоте, мешая ей продвигаться вперед. После трехчасового боя, красноармейцам удалось ворваться на южную окраину деревни. Однако, перейдя второй раз в контратаку, белый 48-й Туринский полк вновь отбросил красных.

В горячей схватке погиб начальник команды пеших разведчиков подпоручик Кузнецов, были ранены командир 3-й роты поручик Вильгельм Владимир Александрович и адъютант 2-го батальона подпоручик Желтышев.

Бой шел уже шесть часов. В это время и появилась в тылу обороняющихся обходная колонна Вострецова. Ситуация сразу же резко изменилась. Вдвое превосходящий противник грозил окружить белый 48-й Туринский полк. Мгновенно оценив обстановку, офицеры стали отводить стрелков на опушку лежащего восточнее леса.

Заметив затихание огня противника, красный комбат Поляков, с криком «ура», поднял свои цепи в третью атаку. Теперь было заметно, как залегшие в канаве на окраине деревни белые стрелки-туринцы, по одному и группами отбегают в село. В двухстах метрах от наступавших красных, в кустах, офицеры пытались остановить бегущих солдат, дабы не превращать отход в панику. Было видно, как командиры хлещут бойцов плетьми, некоторые, выхватив из ножен сабли, угрожают бегущим клинками.

По команде Полякова, около 30 красноармейцев открыли залпами огонь по этой группе. Под градом пуль, всякая попытка сопротивления была оставлена. Солдаты и офицеры стремительно побежали. На их плечах красные роты ворвались на улицы села. Было взято множество пленных. Потери красных составили убитыми – одного командира роты и его помощника, раненными – двух командиров взводов и 25 красноармейцев. По свидетельству Полякова, особенно было жаль погибшего молоденького ротного. Бойцы любили его и некоторые, мстя за смерть, пытались отыграться на пленных, но вовремя прибывший комбат не допустил самосуда.

Белые оставили на месте боя 10 убитых. Были взяты 179 пленных солдат из 48-го Туринского полка, захвачены 139 винтовок, 1 ящик снарядов, 1000 подсумков, 2 шашки, 6 лопат, 2 кирки, 145 подков, 2 чехла,5 фунтовгвоздей, 1 седло, 7 лент, 1 ствол, 27 шинелей, 7 одеял, 3 повозки и 18 лошадей.

Из гражданских лиц, согласно записи, в метрической книге Алесандро-Невской церкви в с.Лебяжье, от полученной раны погибла 55-летняя жительница Гродненской губернии, Слонимского уезда, Шелонченской волости, д.Шепелевой Анастасия Леонтьевна Маркач.

За этот бой комбат Поляков был представлен к Ордену Красного Знамени. Обескровленный потерями белый 48-й Туринский полк отошел в д.Черешково. После столь кровопролитного боя в нем осталось всего лишь 143 штыка. Полк был фактически уничтожен как полноценная боевая единица. Продвинувшись за отступающими, к вечеру 242-й Волжский полк занял д.Нижнеглубокое.

24 августа, два батальона красного 243-го Петроградского полка выступили из д.Медвежье и пройдя д.Моховую (Кукушкино) свернули на север на д.Камышное. С запада к ним шел красный батальон 45-го полка 5-й дивизии.

У д.Камышное на позиции находился белый 45-й Урало-Сибирский полк с приданным ему 6-м Уральским гусарским кавдивизоном в 30 сабель. Левее у оз.Актабан стоял 2-й батальон 48-го Туринского полка, отошедший ночью в д.Камышное и потерявший связь со своим полком, но ближе к полудню он ушел в д.Нижнеглубокую для присоединения к своему полку.

Деревня Камышное стояла на равнине. Красным удалось атаковать ее внезапно. В 45-м Урало-Сибирском полку началась паника и понеся большие потери он с боем отошел на восток. Из бывших в полку перед боем 380 бойцов, вывести удалось 241 штык и 104 бойца саперной и учебной рот. В бою был убит прапорщик Коструба, ранен 1 юнкер и 18 солдат. Еще 1 офицер, 2 юнкера и 180 солдат пропали без вести, в большинстве попав в плен.

Трофеями красных стали 100 винтовок, 2 воза, 100 подков и 500 подсумков. Потери красных составили 1 убитым (Мироненко Порфирий) и 16 раненных.

Потрясенный внезапным нападением и неудачным боем, расстроенный белый 45-й Урало-Сибирский полк стал отходить по дороге на д.Верхнеглубокое. Подходя к д.Лебяжье, он был встречен ураганным ружейно-пулеметным огнем, уже успевших занять деревню красных. Свернув на д.Суерское, белые стрелки-сибиряки к вечеру вышли в с.Елошное. Тем временем, в д.Камышное подошел двигавшийся в резерве красный 241-й Крестьянский полк с 4-й Вяземской батареей и бронеавтомобилем «Интернационал».

Севернее железной дороги без боя отходили на восток части белой 13-й Сибирской дивизии. Утром 24 августа белый 51-й Сибирский полк выступил из д.Малозаложное в с.Старопершино, 50-й Сибирский полк вышел из д.Рямово в с.Арлагуль, а 49-й Сибирский полк двинулся из д.Песчаное в д.Мал.Моховое.

К утру следующего дня, полки 13-й Сибирской дивизии отошли на линию д.Одина – оз.Займище. Позади них, прикрывая отступление, двигалась 3-я Оренбургская казачья бригада. Красных на этом участке не было видно. Лишь к вечеру 24 августа показавшаяся рота красноармейцев заняла д.Травное.

Южнее, отступала 4-я Оренбургская казачья бригада. Оставив без боя дд.Лихачи и Старопесьяная, она к вечеру 24 августа отошла в д.Большое Моховое, откуда на следующий день отступила к перекрестку дорог Черешково – Налимово- Светлое – Головное.

На участке 2-й бригады, с утра 23 августа, красный 238-й Брянский полк с двумя 37-миллиметровыми орудиями 1-го Отдельного легкого артвзвода, выступил из д.Байдары. По дороге, к идущей колонне красноармейцев из леса вышли и сдались 4 солдата-перебежчика. Не встречая противника, полк прошел через деревни Дундино, Хутора и Немирово, войдя вечером в д.Александровку, где ему сдались еще 4 перебежчика.

Отсюда, один красный батальон выдвинулся на дорогу из д.Речное в д.Калашное, перерезав путь отхода белым из д.Речное. Впрочем, это движение запоздало. Со слов крестьян белая 3-я Симбирская дивизия с приданной Отдельной тяжелой батареей из 4 сорокадвухлинейных (107-мм) орудий, уже отошла по дороге на д.Калашное. За ней отступали белые 3-й Ставропольский и 12-й Икский полки из отряда Ромерова.

Южнее, вдоль северной окраины озера Большой Невидим двигалась Волжская кавбригада полковника Нечаева. По словам перебежчика из телеграфной роты, через д.Песьяное в с.Лопатки отходила белая 1-я Самарская дивизия со штабом Волжской группы. По свидетельству офицера-волжца Павловского, «…измотанные за месяцы предыдущих ожесточенных боев, подразделения каппелевцев утратили во многом свои прежние боевые способности».

Этот отход частей Волжской группы сыграл большую роль, нарушив весь план комфронта Дитерихса по развертыванию белых дивизий для наступления и заставив отсрочить его начало для проведения новой перегруппировки сил.

В этот же день, красный 240-й Тверской полк выступил из д.Золотое, без боя прошел с.Саломатное.

Деревню Речное обороняли две роты белой 3-й Симбирской дивизии с двумя кавэскадронами, при поддержке огня одной легкой и одной тяжелой батарей. Белые артиллеристы открыли ураганный огонь по всем подступам к деревне. Первая же попытка красноармейцев выйти на рубеж атаки обернулась потерями, хотя и небольшими. Стало ясно, что преодолеть вставшую на пути стену артиллерийского огня, без серьезного урона будет невозможно.

Пока командир полка размышлял как поступить, по дороге из д.Желтики выходя белым во фланг и обходя их с тыла, внезапно показался батальон красного 239-го полка. Заметив его, белые стрелки-симбирцы сразу же оставили позиции и начали отходить. При этом множество солдат осталось в деревне, спрятавшись по баням и погребам. Всего в плен к красным сдалось 89 человек. В плен сдался даже один офицер – подпоручик обоза 13-й Казанской дивизии Сергей Панкратов, отставший от своей части и скрывавшийся в лесу. От ран полученных в этом бою 24 августа умер красноармеец 240-го полка Алексеев Иван.

Главная тяжесть боев за станцию Лебяжье выпала на долю 239-го Курского полка. Выступив утром 23 августа с двумя орудиями 2-й гаубичной батареи из с.Саломатное, полк двинулся через деревни Банниково, Копай и Плоское и под вечер без боя занял д.Желтики. Следом, через с.Саломатовское в д.Копай, перешел штаб комбригада Шеломенцева с 6-м отрядом особого назначения.

Пока 239-й полк отдыхал в Желтиках, его разведка двинулась к станции Лебяжье. Накануне эвакуация станции задержалась. Лишь днем, буквально за несколько часов до появления красных, ее покинул эшелон штаба командарма генерала Сахарова и самолеты 6-го авиаотряда, перелетевшие на аэродром у станци Петухово. Но на путях еще оставались груженные имуществом эшелоны, не были вывезены продовольственные и артиллерийские склады.

Развернувшись в цепь, красные разведчики залегли в3 километрахот станции. К ним на помощь из д.Слободчики подошел бронеавтомобиль «Интернационал». Вместе они открыли огонь по станции. Там сразу же началась сильная паника.

В это же время, от д.Слободчики на восток отходил головной артиллерийский парк 12-й Уральской дивизии, также попавший под обстрел. Израсходовав боекомплект бронеавтомобиль вышел из боя, чтобы заправиться горючим, взять боеприпасы, да залить водой радиатор броневика и кожух пулемета.

Оставшиеся на позиции красные разведчики заметили показавшийся с запада отходящий бронепоезд «Кондор». С ручными гранатами группа красноармейцев бросились к железнодорожному полотну, пытаясь испортить взрывами путь и не дать бронепоезду отступить.

Заметив опасность «Кондор» увеличил скорость, открыв на ходу сильный пулеметный огонь. Бойцов словно смело с насыпи, а мимо них с лязгом и грохотом, проскочила на восток бронированная громадина.

Отход бронепоезда усилил панику на станции. Решив, что красные вот-вот займут Лебяжье, белые подожгли стоявший там склад с боеприпасами. Огненное зарево поднялось над горизонтом и вскоре, на станции начались взрывы. Закрывая небо, поднимались вверх черные клубы дыма. Полностью сгорели паровая мельница и элеватор, взорвался артиллерийский склад, где хранились 56 трехдюймовых снарядов-гранат, 56 трехдюймовых снарядов-шрапнелей, 6 сорокавосьмимилимитровых снарядов, 15900 трехлинейных патронов, 9256 патронов Льюис, 44 русские ручные гранаты и 42 швейцарские ручные гранаты. При этом 48-миллиметровые снаряды разбросало вокруг всей станции, а все заряды к ним сгорели. От пожара удалось отстоять лишь пакгаузы, где хранились 50 тыс.тонн пшеницы, да несколько небольших железнодорожных составов. В 2 часа ночи, 24 августа, на станцию прибыл начдив Бангерский. К удивлению офицеров его штаба, никаких войск там не было. Кругом было пусто. Было видно, что станция брошена и лишь на путях стояло два состава из нескольких вагонов с хлебом.

На рассвете, красный батальон 239-го Курского полка с полуэскадроном конной и командой пешей разведок, вошел на станцию.

Офицеры штаба 12-й Уральской дивизии спешно отошли в сторону д.Лебяжье. Подходя к д.Якунино, они заметили идущую навстречу воинскую колонну. Это оказался белый 30-й Сибирский Чернореченский полк. Его командир полковник Федоров имел на руках приказ командующего Уфимской группой генерала Войцеховского о передаче полка в распоряжение начдива Бангерского, с целью ликвидации прорвавшегося на ст.Лебяжье противника. В самой д.Лебяжье-1, обнаружился ночевавший там 47-й Тагильский полк. Его командир подполковник Иванов нарушил приказ и не занял утром станцию Лебяжье, что привело к захвату ее противником. Кроме того, в окрестностях деревни обнаружился 46-й Исетский полк. Еще ночью, его 3-я рота решила проверить, кто же все-таки занимает д.Слободчиково. По донесению ротного, в деревне были красные. Решив не затевать ночной бой, командир 46-го Исетского полка остановил своих бойцов на отдых.

На рассвете полковник Обухов двинул 46-й Исетский полк к д.Слободчиково, но не доходя линии железной дороги шедшая впереди разведка попала под обстрел. Тогда Обухов решил обойти топкое озеро и перехватить дорогу на станцию. Но не доходя станции высланная вперед разведка донесла, что противник уже находится и там. Тогда 46-й Исетский полк свернул к д.Лебяжье, где занял позиции западнее и южнее деревни. Здесь его и обнаружил начдив Бангерский.

Тем временем, в самой д.Лебяжье-1, шли последние приготовления к атаке станции. Основной удар должен был наносить 47-й Тагильский полк. 30-му Сибирскому Чернореченскому полку предписывалось находиться в резерве в деревнях Якунино и Нижнеглубокая, выделив несколько рот в поддержку атаки. Командиру 46-го Исетского полка, было приказано вместе с прибывшим в д.Чаешное 12-й Уральским конным дивизионом, перейти южнее линии железной дороги, где занять позицию от станции Лебяжье до оз.Бабье.

Севернее станции, у деревень Лебяжье-1 и Камышное, должны были держать оборону белые 48-й Туринский и 45-й Урало-Сибирский полки. В резерве начдива в д.Черешково, оставались малочисленные полки 6-й Уральской горнострелковой дивизии вместе со 2-й батареей 12-го Уральского артдивизиона. В последних боях под Курганом, они понесли тяжелые потери. Так в 21-м Челябинском полку, из 247 бойцов осталось лишь 50 штыков и 2 пулемета.

Пока белые планировали и готовились к атаке, красноармейцы занявшего станцию батальона 239-го Курского полка расположились на отдых. Бойцы легли кучками на траве у самой линии железной дороги. А с востока к станции Лебяжье медленно подходил белый бронепоезд «Кондор». Не доходя станции ему встретилась группа солдат из батальона охраны железной дороги. С их слов, впереди на станции должен был находиться штаб 12-й Уральской дивизии. Получив эти сведения бронепоезд смело двинулся вперед. Завидев его красноармейцы открыли по бронированной махине ружейно-пулеметный огонь. В ответ два трехдюймовых орудия и шесть пулеметов обрушили шквал огня, отрезав находившихся в поселке красноармейцев от станции.

Одновременно белый 47-й Тагильский полк, выступив из д.Лебяжье-1 и обойдя станцию с запада, уже атаковал ее с тыла, а две роты 30-го Сибирского Чернореченского полка с 1 пулеметом атаковали станцию с фланга со стороны д.Черешково. Еще один батальон стрелков-сибиряков занял д.Верхнеглубокое.

Положение красного батальона было отчаянным. Со всех сторон его охватывал противник. Спастись можно было лишь отойдя на юг, но для этого вначале следовало перебежать под огнем пулеметов бронепоезда через железнодорожные пути. И тут удача улыбнулась красноармейцам. Подойдя к стан.Лебяжье командир «Кондора» не разобрался, кто именно атакует станцию с запада, и обрушил весь огонь своей стальной громадины на цепи белых стрелков-тагильцев.

Пока офицеры установили связь с «Кондором», красноармейцы успели кучками перебежать через железную дорогу. Вскоре весь батальон 239-го полка быстро отошел на полверсты южнее станции, где занял удобную позицию для обороны параллельно линии железной дороги. Следом за ним, цепи 47-го Тагильского полка ворвались на станцию Лебяжье. Команда «Кондора» сразу же стала исправлять поврежденные пути. Бросившийся вдогонку за отступающими 12-й Уральский конный дивизион отбил двух стрелков, взятых ранее красными в плен на станции. Один из них был из авиаотряда, а другой из 4-й Уфимской дивизии.

Но бой еще не закончился. Выйдя на прямую наводку, бронепоезд «Кондор» открыл ураганный огонь по закрепившемуся за станцией батальону 239-го Курского полка. Одновременно, белые стрелки-тагильцы стали наступать, обходя его с фланга и заходя в тыл.

В ходе боя, потеряв раненными 4 стрелков и 1 офицера, белый 47-й Тагильский полк сбил красных и продвинулся вперед, остановившись западнее станции Лебяжье. Его правый фланг упирался в озеро Большое Горькое, а левый фланг протянулся вдоль линии железной дороги. У отступающих красноармейцев было отбито несколько лошадей.

Заняв станцию Лебяжье, командир белого бронепоезда «Кондор» распорядился спешно грузить и вывозить на разъезд Коновалово несгоревшие остатки снарядов и продовольствие.

Однако и красные сдаваться так просто не собирались. Командир 239-го Курского полка Пышкалло, лично выдвинулся из д.Слободчики к месту боя с резервным батальоном и 2-й гаубичной батареей. В4 километрахзападнее станции Лебяжье, они встретили своих отступающих товарищей. Остановив бойцов, здесь и заняли позиции.

Тем временем, к станции Лебяжье подошел белый 46-й Исетский полк. Правда, полком он оставался лишь по названию, представляя собой два неполного состава батальона. Прибывшие сменили на позиции западнее станции 47-й Тагильский полк, который сдвинулся на 3 версты вправо от железной дороги и занял позицию параллельно ей.

Осмотрев местность, полковник М.Е.Обухов, по собственной инициативе начал наступать с 46-м Исетским полком, для занятия железнодорожного полотна к западу от станции Лебяжье. Тем самым, он рассчитывал отрезать отступающим красным путь на д.Слободчиково. Но едва 1-й батальон стрелков-исетцев вышел на линию железной дороги, как внезапно по нему открыл огонь стоявший на станции бронепоезд «Кондор», принявший их за противника. Снаряды рвались до тех пор, пока посланный на бронепоезд ординарец не добрался и не разъяснил обстановку.

А тем временем, красный комполка Пышкалло, остановив отход и приведя отступавших в порядок, двинул весь свой 239-й Курский полк в атаку на станцию. Основной удар пришелся на 47-й Тагильский полк. Красные наступали с фронта и левого фланга, стремясь зайти обороняющимся в тыл. На помощь соседям, командир 46-го полка полковник Обухов, направил единственный имевшийся у него резерв – роту пешей разведки и роту связи.

Со станции за ходом боя следил лично начдив Бангерский. Невдалеке, встав на открытую позицию, 1-я батарея 6-го Уральского артиллерийского дивизиона, едва ли не в упор расстреливала наступающих красных. В ответ, красная артиллерия вела огонь по станции и лежащему при ней поселку.

Огонь артиллерии позволял красной пехоте уверенно двигаться вперед. Стремительно приближаясь, цепи красного 239-го Курского полка сбили белых стрелков-тагильцев с позиции, заставив их начать отход в сторону д.Лебяжье-1. Вскоре, своим левым флангом, наступающие красноармейцы достигли линии железной дороги. Однако, как только их цепи подошли к насыпи, командир «Кондора» дерзко подвел бронепоезд вплотную к противнику и начал расстреливать красноармейцев в упор из орудий и пулеметов. Щелкавшие по броне пули не причиняли ему никакого вреда.

Чтобы не попасть под огонь 122-мм орудий красной 2-й гаубичной батареи, бронепоезд все время маневрировал, ведя огонь на ходу. Красным артиллеристам, удалось лишь незначительно разрушить в нескольких местах железнодорожные пути, но их огонь не давал «Кондору» даже остановиться.

Однако вскоре, снаряды на красной батарее закончились. Отличившиеся накануне разведчики 239-го полка, несколько раз подбираясь к линии и под огнем разбирали железнодорожные пути, но команда бронепоезда быстро исправляла эти незначительные повреждения.

Доблестные действия бронепоезда, позволили еще остававшемуся у станции малочисленному 46-му Исетскому полку, в течение двух часов подряд отбивать атаки красных. Однако, с прибытием из д.Речное на помощь батальона 240-го Тверского полка с двумя 37-ми миллиметровыми орудиями 1-го Отдельного легкого артиллерийского взвода, силы красных стали достигать полутора тысяч штыков. Столько не насчитывала и вся дивизия Бангерского.

С помощью подошедших резервов, красным удалось к вечеру занять станцию. За день, в плен было взято 103 солдата и 1 офицер – поручик 48-го Туринского Калугин. Последними от станции Лебяжье отступили на восток цепи 46-го Исетского полка, который смог удержать позицию до самой ночи. И без того немногочисленный полк, понес в этом бою новые тяжелые потери. В его 1-м батальоне осталось около 100 штыков, был ранен и выбыл из строя комбат. Почти полностью исчез 2-й батальон, выведя из боя лишь 30 штыков. Еще 80 стрелков и офицеров осталось в команде разведки.

Одновременно, командир 12-го Уральского конного дивизиона донес, что под покровом ночи, красные начали обход левого фланга белого 46-го Исетского полка. Медлить было нельзя, так как остатки полка, расположившиеся на позиции на восток за станцией, могли быть легко окружены более многочисленным противником. Уцелевшие стрелки-исетцы запрягли лошадей и стали отходить на деревню Обезьяновка (сейчас д.Ясные Зори). На ночлег колонна остановилась у разъезда №326.

Потери 239-го полка в бою за станцию Лебяжье составили – 4 убитых (командир взвода Смирнов Василий, красноармейцы Аношкин Дмитрий, Егоров Иван, Александров Яков), 43 раненных из которых 3 остались в строю.

Севернее железной дороги, 21-й Челябинский и 22-й Златоустовский полки отходили через д.Чаешное в д.Налимово, 47-й Тагильский полк и 12-й Уральский инженерный дивизион двигались в с.Головное. Отступавший в арьергарде дивизии белый 48-й Туринский полк занял позицию у д.Чаешное. Слева от него, 30-й Сибирский Чернореченский полк отступал из д.Верхнеглубокое в д.Головное.

За спиной отступающих, на оставленной станции Лебяжье, еще неслись к небу клубы черного дыма – это чадили зажженные накануне вечером склады. К вечеру 24 августа, красный 239-й Курский полк отбросил арьергард 30-го Сибирского Чернореченского полка и занял с боем д.Верхнеглубокое. Здесь, в плен сдались 29 солдат 30-го Сибирского полка. Подошедшему позднее сюда же 6-му отряду особого назначения, сдалось еще 24 перебежчика.

Чтобы помешать «Кондору» незаметно подкрасться к биваку, разведчики 239-го полка разобрали пути в 5 верстах восточнее станции Лебяжье. Красный 240-й Тверской полк, выделив один из батальонов на помощь соседям-курянам, штурмовавшим станцию Лебяжье, главными своими силами, с утра 24 августа, выступил из д.Речное на д.Баксары. Противника не было видно. Пройдя д.Баксары и лежащую рядом с ней д.Одино, красноармейцы к вечеру достигли д.Островное, где захватили 3 повозки с хлебом и вещами. Здесь полк остановился на ночлег. Следовавший в резерве красный 238-й Брянский полк, выступил из д.Александровское под командованием своего нового командира Зубова, вместе со штабом 2-й бригады и 6-м отрядом особого назначения, через д.Желтики на станцию Лебяжье. Здесь, в окрестностях станции, было принято 11 перебежчиков.

Источники: РГВА ф.39629, оп.1, д.53, л.л.40, 150, 32, 33-38, 40-41, 43, 45-50, 63, 66, д.41, л.л.315, 319, 317, 329, д.26, л.л.480, 488, 493, д.48, л.л.239-242, д.16, л.л.704, 709, ф.39624, оп.1, д.22, л.л.421-424, д.58, л.л.367-369, 343, 354-359, д.180, л.л.324, 346, ф.39998, оп.1, д.2, л.л.90-94, д.5, л.л.322, 333, 340, ф.39499, оп.1, д.368, л.л.5-7, ф.39500, оп.1, д.33, л.л.259-363, 365, ф.185, оп.3, д.1025, л.л.321-322, 324, 326, 344, 561, д.1028, л.86, оп.2, д.530, л.л.20, 361-362, ф.1324, оп.2, д.219, л.6, д.222, л.16, д.180, л.л.319, 326, 336-337, 340, 357, 349, 362, д.62, л.л.32, 36, 39, д.116, л.л.33, 40-41, 35, 37-38, д.199, л.л.13-14, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.432-434, 399, 408, ф.3540, оп.1, д.111, л.277, ф.3538, оп.1, д.19, л.152-153, д.153, л.167, ф.3542, оп.1, д.27, л.149, ГАРФ ф.5881, оп.1, д.416, л.л.1-115.

***

На участке 1-й бригады 27-й дивизии с утра 24 августа, красный 235-й Невельский полк занял д.Хутора, взяв в плен 1 офицера, 10 солдат и 7 лошадей. Здесь же, линию фронта перешли 26 перебежчиков из Волжского Драгунского кавполка, 5 перебежчиков из 12-го Икского полка и 1 солдат из 1-го Волжского полка.

Развивая наступление, 235-й Невельский полк двинулся по дороге на д.Баксары. На его участке, от озера Большое Горькое (в10 километрахна юго-восток от станции Лебяжье) до дд.Одино и Баксары, занимали позиции белые 11-й Сенгилеевский и Эткульский пеший казачий полки. От д.Баксары до д.Калашное, оборону держали белые 12-й Икский полк и 3-й Симбирский егерский батальон. В с.Лисье в резерве стоял 9-й Симбирский полк.

После нескольких дней отступления стрелки-симбирцы несколько оправились. Правда сил было явно маловато. 12-й Икский полк насчитывал всего лишь 250 штыков. Еще около 350 штыков было у казаков-эткульцев. Стрелки залегли во дворах и прямо у изгородей деревушек Одино и Баксары.

Вскоре вдали увидели двигающиеся красные цепи. По ним открыли ружейно-пулеметный огонь. Встав на позицию, шесть орудий 3-го Симбирского артдивизиона также открыли ураганный огонь. Наступавшие красноармейцы 235-го Невельского полка залегли. Внезапно с фланга, показался идущий в атаку в полный рост, не ложась, красный батальон 240-го Тверского полка. Цепи белых стрелков 11-го Сенгилеевского и Эткульского пешего казачьего полков заколебались и оставив позиции быстро отошли по дороге на с.Лисье, где заняли оборону протянув свои цепи вправо от села.

Южнее у д.Забочная позиции занимали белые 12-й Икский полк с 3-м Симбирским егерским батальоном. Их цепи раскинулись до озера, что южнее деревни. В резерве дивизии в д.Больше-Умрешево остановился белый 9-й Симбирский полк и казачий дивизион сотника Оссовского.

Заняв дд.Баксары и Одино красноармейцы 235-го Невельского полка остановились на дневку. Здесь сдались дезертировавшие из 49-го Казанского полка 5 солдат, а также 9 перебежчиков из 1-го Волжского полка. После дневки 235-й Невельский полк двинулся дальше и в ночь с 24 на 25 августа без боя занял село Лисье. Авангард красных занял д.Забошное. Части белой 3-й Симбирской дивизии отошли на д.Больше-Умрешево.

В резерве из д.Казенная двигался красный 236-й Оршанский полк. К вечеру, два его батальона со штабом комбрига Неймана вошли в с.Лисье, а еще один батальон остановился в д.Баксары.

На правом фланге бригады наступал 237-й Минский полк. На его участке у д.Худяково, занимал позицию белый 1-й Самарский егерский батальон (около 170 штыков). С запада от с.Лопатки раскинулись цепи белого 2-го Самарского полка с 2 трехдюймовыми орудиями. Дорогу от с.Лопатки в д.Сухмень охранял 1-й Волжский полк.

После боя на северной окраине оз.Нивидим, Волжская кавбригада полковника Нечаева отходила через д.Худяково в д.Песьяное. Поредели ее ряды. Около 300 сабель и 5 пулеметов осталось в Волжском уланском полку, и только 120 сабель насчитывал Волжский драгунский кавполк. Едва только прибыли в д.Песьяное, как бригаду сразу же направили прикрыть левый фланг группы у д.Маслово, которая уже была занята красными.

В полдень, красный 237-й Минский полк с 1-й Особой батареей, выступил из д.Батырево по дороге на д.Носково. У д.Носково красноармейцы с боем сбили белый 4-й Оренбургский казачий полк, заставив его отойти в с.Большекурейное. Пройдя д.Носково, красный 237-й Минский полк растянулся по дороге на северо-восток. Ближе к вечеру, впереди показались крыши худяковских домов. Развернувшись в цепи, красноармейцы двинулись в атаку на позиции самарских егерей за деревней.

В это же время, командир приданной полку 1-й Особой батареи Мшар, с комиссаром, начальником связи и 3 красноармейцами, поехали в казавшуюся безлюдной д.Худяково. Они рассчитывали выбрать здесь для батареи наблюдательный пункт. Несмотря на кажущуюся пустынной околицу деревни, не доезжая километра до нее вся конная группа рассыпались в лаву и галопом въехала на улицу. Здесь все бойцы и командиры остановились, придержав лошадей. Лишь двигавшийся впереди всех начальник связи батареи Герасим Николаевич Голованов не заметил, что вся группа остановилась и продолжал ехать вперед.

На одной из улиц д.Худяково он внезапно увидел кухни и повозки. Сидевшие на телегах бойцы в погонах с удивлением смотрели на всадника с красной звездой на фуражке. Но так продолжалось лишь мгновение. Бросившегося на него с шашкой в руках конного, Голованов успел положить наповал пулей из нагана в лоб. Стреляя из револьвера, он ранил еще нескольких соскочивших с телег повозочных. Расстреляв все патроны, отважный боец рванул с убитого винтовку и продолжая стрелять начал отходить по улице.

Постепенно преследователи отстали. Однако внезапно от крайних домов навстречу вышла группа отступавших стрелков противника около 50 человек. Решение надо было принимать мгновенно. Направив коня прямо на солдат, Голованов разразился на них потоком ругательств, разыгрывая из себя взбешенного их отходом офицера. По его команде, стрелки послушно перестроились и двинулись обратно.

Выйдя на крайние дома, одураченные бойцы увидели стремительно приближавшуюся к ним конную лаву. Хорошо был заметен красный штандарт, слышались крики «ура» и видны острия блестящих клинков. Это атаковала конная разведка красного 237-го Минского полка. Часть стрелков бросилась во все стороны, а 30 солдат бросили на землю винтовки. Всего в бою за деревню, было взято в плен 14 казаков и 36 солдат. Позже пришли еще 4 перебежчика из 1-го Самарского егерского батальона.

Не преследуя отступивших к с.Лопатки белых самарских егерей, 237-й Минский полк повернул на д.Песьяное. Здесь оборону держал 3-й Ставропольский полк (220 штыков и 50 сабель). Как признавал штаб белой Волжской группы, находившийся в д.Требушное: «…сдержать наступление красных имеющих главную ударную массу на нашем левом фланге нам нечем». Развивая наступление красный 237-й Минский полк к вечеру с боем занял д.Песьяное, взяв еще 18 пленных и 1 пулемет системы «Льюис». К исходу дня, белая 1-я Самарская дивизия отошла к д.Требушное. Штаб Волжской группы перешел в д.Серебряное.

Источники: РГВА ф.39500, оп.1, д.32, л.224, д.33, л.369, ф.39624, оп.1, д.22, л.402, д.58, л.л.367-369, ф.39629, оп.1, д.29, л.161, ф.39998, оп.1, д.5, л.336, ф.1317, оп.2, д.93, л.72, ф.1324, оп.2, д.180, л.л.309, 319, 337, 376-377, 356, д.219, л.л.6, 9, д.116, л.л.20. 33, 35, 42, д.199, л.л.12-13, ф.185, оп.3, д.1947, л.89, д.334, л.141, д.1028, л.л.82, 86, д.1025, л.л.394-397, 314-315, 432, 400, оп.2, д.530, л.л.21, 24, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.408, 416-419, 429-431, ГАКО ф.25, оп.1, д.76, ф.235, оп.4, д.520.

***

На участке 3-й бригады 27-й дивизии с утра 25 августа, колонна красного 242-го Волжского полка с батальоном 243-го Петроградского полка и 4-й Вяземской батареей, выступила из дд.Лебяжье-1 и Нижнеглубокое по дороге на д.Чаешная. После короткого боя с казаками 4-й Оренбургской бригады деревня была занята. Оренбужцы отошли на5 километровк востоку от д.Чаешной.

Оставив здесь один из батальонов 242-го полка и 4-ю Вяземскую батарею, главные силы красных двинулись дальше. Двигавшийся в авангарде батальон на 200 подводах, свернув на север, выступил по дороге на д.Суерская. При подходе к деревне колонна попала под артобстрел. Бойцы рассыпались в цепь, но при подходе к д.Суерской огонь белой батареи смолк.

Занимавшие здесь оборону казаки 4-й Оренбургской бригады отошли на5 километровк востоку от деревни. Свернувшись вновь в колонну, 242-й Волжский полк продолжил движение и вскоре без боя вошел в д.Менщиково.

Два батальона красноармейцев-волжцев остановились здесь, а батальон 243-го Петроградского полка двинулся дальше. Внезапно впереди заметили отходящий из д.Кузнецово на д.Меньшиково белый обоз. Пулеметчик Василий Кузнецов, уроженец Тверской губернии, выехал с пулеметом вперед и открыл огонь по обозу, наведя в нем панику.

Услышав стрельбу, ехавшая позади пехоты конная разведка стремительно бросилась вперед и не оказывая сопротивления белые обозники быстро сдались. При этом, несколько человек оказали сопротивление и при передвижении Пугачева с пулеметом вперед, ранили его в спину, отчего он тут же умер и похоронен в могиле у д.Меньшиково.

Это оказался артиллерийский парк 3-й батареи белого 13-го Сибирского артдивизиона. Трофеями красноармейцев стали 4 повозки на железном ходу, 2 повозки казенного образца, 6 телег, 20 лошадей, набор кузнечных и слесарных инструментов, 3 телефона, несколько километров кабеля,  4 лошади с седлами, 60 зарядов пороха, 150 трехдюймовых снарядов, 1 кухня, 3 воза с продуктами, 18 лопат, 2 весов, 4 сырые кожи, 58 пленных солдат-обозников и 111 мобилизованных местных жителей, еще не влитых в части.

Вскоре передовой разъезд донес, что противник занимает лежащую впереди д.Кузнецово. Здесь оборонялся белый 49-й Сибирский полк с 1-й батареей 7-го Уральского артдивизиона, прикрывавший отход всей 13-й Сибирской дивизии.

Встав на позицию, красная 4-я Вяземская батарея открыла огонь, а батальон 243-го Петроградского полка развернулся в цепи и двинулся в атаку. Не оказывая особого сопротивления, белые оставили деревню и отошли к с.Елошному.

В д.Кузнецово красноармейцы остановились на ночлег. Лишь выдвинувшаяся вперед красная разведка, уже в темноте подошла к д.Одино (ныне Фрунзе). Вслед за передовыми частями, двигались два батальона 243-го Петроградского и весь 241-й Крестьянский полки с 5-й Смоленской батареей и одним бронеавтомобилем. Выступив с утра из д.Камышное, они без боя прошли дд.Прилогино, Старощетниково, Новощетниково и с.Арлагуль. Дойдя до д.Высокова красный 241-й Крестьянский полк остановился в ней на ночлег, а два батальона 243-го Петроградского полка продолжали свой путь и присоединились к своим товарищам в д.Кузнецово.

Здешние края были полны перебежчиков. За два дня в д.Меньшиково красный 241-й Крестьянский полк принял 181 солдата и захватил 35 винтовок.

Выдвинувшаяся вперед красная разведка рассеяла огнем у д.Большое Моховое белые разъезды. К этому времени, разрыв между левым флангом красной 5-й армии Тухачевского и правым флангом 3-й Красной армии Алафузова достиг50 километров. В этом промежутке, как раз и отступали части белой 13-й Сибирской дивизии. К вечеру 25 августа, ее 49-й Сибирский полк занимал оборону у с.Елошное, протянув свой фланг до оз.Займище.

За его левым флангом расположился 50-й Сибирский полк. Правее на участке от с.Елошное до оз.Топоркова, оборону держал 51-й Сибирский полк. Штаб генерала Зощенко остановился в д.Крысье (Урожайная). Обозы и артиллерийский парк отходили через с.Моршиху, где остановился и штаб Уфимской группы. Правее мимо д.Кабаково, отступала 3-я Оренбургская казачья бригада, оставившая арьергарды на линии оз.Кызак - оз.Каракуль – д.Одино (Фрунзе).

С утра 26 августа, оставленный в д.Чаешной батальон красного 242-го Волжского полка выступил на д.Светлая. Он прикрывал фланг главных сил (два  батальона 242-го, весь 241-й Крестьянский полки, взвод 5-й Смоленской батареи, 1 бронеавтомобиль), двигавшихся из д.Меньшиково через д.Суерское на с.Елошное. Туда же, из д.Кузнецово, двинулся и действовавший на левом фланге бригады красный 243-й Петроградский полк с двумя орудиями 5-й Смоленской батареи и 2-м Отдельным легким артвзводом.

Противника не было видно на всем участке. Красные полки двигались, свернувшись в походные колонны. Сопротивления не встречали, занимая один за другим все населенные пункты без боя.

Как происходили переходы линии фронта белыми солдатами-перебежчиками, ярко рисует в своих воспоминаниях Антонов Андрей Игнатьевич, житель д.Новопершиной Мокроусовского района. Его записи, были обнаружены работниками Мостовской библиотеки примерно в середине 60-х годов. Это повествование рядового участника той грозной эпохи, написанное не всегда складным, но, несомненно, правдивым языком.

В августе 1919 года, вместе со своим земляком Скоковым Афанасием из д.Малоглубокое Лебяжьевского района, он скрывался несколько суток в с.Головное. Затем, оба беглеца решили пойти в д.Черешкову. Линия фронта, в это время проходила между деревнями Черешковой и Малоглубокое. Выйдя утром за околицу села Головное, они сразу же были задержаны белым караулом. Командовавший им прапорщик, проверил имевшиеся у беглецов тифозно-отпускные документы и спросил:

- Зачем вы идете к самому фронту?

Скоков ответил:

- У меня в Черешковой тетя, хочется повидаться с ней, а когда красных прогонят, домой, в Глубокоепойду.

Антонов также соврал:

- Когда освободят Михайловку, пойду домой.

Прапорщик отпустил их и предупредил, чтобы сегодня же вечером, повидав родственников, они вернулись обратно в Головное. По дороге до д.Черешково, у них неоднократно проверяли документы встречные белые караулы. Зайдя в д.Черешково, они переночевали в стоявшем у поскотины обозе, а утром на попутной подводе поехали дальше. Однако, сидевший у калитки дома, где остановился штаб, полковой священник, заметил внезапно появившихся незнакомцев и вскоре, в доме, куда они зашли, появились два вооруженных солдата. Обоих беглецов арестовали ипривели в штаб полка. Начальник штаба с погонами капитана, проверив отпускные документы, с матюгом сказал:

- Вы, такие-сякие, не домой пробираетесь, а под видом дома, к красным думаете перейти. Расстрелять вас, молокососов, надо.

Оба враз перепугавшись, стали упрашивать грозного офицера

- Господин капитан, разрешите нам обратно вернуться в тыловые деревни.

Пожалел ли командир двух молодых парней, либо по другой какой причине, но после обеда, под конвоем двух вооруженных солдат, на подводе, их обоих привезли обратно в с.Головное. Комендант штаба, проверив их документы, матюгнул и пообещал:

- Если вы, сопляки, еще пойдете ближе к фронту, я вас расстреляю. Курганские и ишимские сволочи, - все большевики.

Но не прошло и часа, как от д.Светлое красные перешли в наступление. Началась ружейная и артиллерийская стрельба. Один из снарядов упал и разорвался у самой квартиры коменданта, заставив бывших во дворе солдат, в том числе и караульного, убежать в укрытие. Оба дезертира побежали на огород, за которым сразу начинался лес. Внезапно оттуда, выехал на подводе крестьянин с дочерью. По просьбе парней, он посадил обоих на телегу и повез к себе домой. На окраине улочки, беглецы внезапно наткнулись на несколько повозок и верховых, которые как раз собирались отъезжать. Ситуация сложилась опасная. Обоих беглецов вновь могли арестовать.

В это время, один из фугасных снарядов упал на крышу избы, прямо напротив стоящего обоза. От взрыва обозники в панике разбежались. Это позволило Антонову и Скокову беспрепятственно проехать вперед и укрыться с крестьянином и его семьей до конца боя. Когда все стихло, они вышли и сдались первым же попавшимся красноармейцам, которые отвели обоих беглецов в штаб полка.

На следующий день, всех собранных перебежчиков, которых насчитывалось до двух десятков человек, конный красноармеец отвел в село Елошное, откуда затем, они были направлены в запасной полк. К вечеру 26 августа, разведка 241-го полка вместе с бронеавтомобилем прошли, не встретив противника, к дд.Козлово и Бочаговка.

Подходя к д.Кабаково, разведчики услышали взрывы снарядов за лесом восточнее деревни. Выйдя туда, они обнаружили 80 сгоревших подвод из обоза белого 49-го Сибирского полка со снарядами.

При подходе к селу Дубровное, стоявшие там белый 49-й Сибирский полк, 3-й Курганский местный и железнодорожный батальоны, завидев красный бронеавтомобиль без боя отошли. Здесь в селе в плен сдалось до 30 перебежчиков.

Разведчики 242-го полка дойдя до деревень Крысье (Урожайная) и Старухино (Балакуль), также не обнаружили противника. Всего за день, частями 3-й бригады было взято 270 перебежчиков.

К вечеру, два батальона красного 242-го Волжского полка остановились в д.Светлое. Здесь, в плен сдались 6 солдат с 3 винтовками и 9 лошадьми. Еще один батальон красноармейцев-волжцев, вместе с батальоном красного 241-го Крестьянского полка, остановились в с.Елошное. Два батальона 241-го полка заночевали в д.Кузнецово. Штаб комбрига Хаханьяна, к вечеру перешел из д.Прилогино в д.Суерское. Отходившая на этом участке белая 13-я Сибирская дивизия, к ночи остановилась на линии оз.Травыкуль – с.Моршиха. Правее, 3-я Оренбургская казачья бригада днем занимала линию д.Песчаное – д.Кабаково.

К вечеру, 6-й Оренбургский казачий полк отошел к д.Полой, раскинув свои разъезды до озера западнее д.Стенниково. Рядом, до оз.Травыкуль расположился 3-й Оренбургский казачий полк. Отходившая левее 4-я Оренбургская казачья бригада, к вечеру занимала линию заимка Балыкуль – заимка Масляная.

Весь следующий день 27 августа, полки красной 3-й бригады простояли на месте, в занятых ими населенных пунктах. Село Елошное занимал 241-й Крестьянский полк, а так же здесь стояло по батальону 242-го и 243-го полков. Еще два батальона 242-го Волжского полка продолжали оставаться в д.Светлое, а два батальона 243-го Петроградского полка находились в д.Кузнецово. Лишь выдвинутая вперед команда пешей разведки 242-го полка, пройдя д.Налимово и не обнаружив в там противника, при подходе к с.Моршиха, была обстреляна артиллерийско-пулеметным огнем. Установив, что у белых здесь имеется не менее 6 орудий, разведчики отошли обратно в д.Крысье (Урожайное). Еще две роты красного 241-го Крестьянского полка, были выдвинуты в качестве разведки в деревни Балакуль и Дубровное.

Источники: РГВА ф.1372, оп.2, д.28, л.48, ф.1324, оп.2, д.62, л.л.22, 31, д.116, л.л.40, 44-45, д.219, л.9, д.222, л.л.21-24, д.180, л.л.295, 225, 298, 238, 293, 300, д.199, л.14, оп.1, д.93А, л.л.725-726, ф.185, оп.3, д.334, л.141, д.1028, л.л.86, 97, д.1027, л.72, оп.5, д.802, л.л.80-81, 88, ф.39642, оп.1, д.10, л.5, ф.39998, оп.1, д.5, л.л.335, 341, 344, д.2, л.л.95-97, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.370-371, 373-387, ф.39517, оп.1, д.25, л.69, ф.39872, оп.1, д.2, л.108, ф.39630, оп.1, д.33, л.106, ф.39629, оп.1, д.26, л.499, «Борьба за Урал и Сибирь», М. – Л., 1926, с.381, «Рядовой эпохи роковой»//«Курган и курганцы», 10.11.1999г.

***

На участке красной 2-й бригады Шеломенцева с утра 25 августа 239-й Курский полк с двумя орудиями 2-й гаубичной батареи, 1-м батальоном 238-го Брянского полка и двумя 37-миллиметровыми орудиями 1-го Отдельного легкого артвзвода, выступил со станции Лебяжье. За ними в резерве двигался 2-й батальон 238-го Брянского полка. Не встречая противника, большая красная колонна прошла д.Черешково и без боя заняла с.Головное. Здесь, в плен был взят скакавший с донесением ординарец штаба 12-й Уральской дивизии. С его слов, белые части отходят на д.Коровье.

Двинувшись дальше на восток, красная колонна выбила белый разъезд в 30 сабель, после чего заняла деревни Верхнее и Нижнеголовное, взяв в плен 1 офицера и 57 солдат, захватив 1 кухню и 5 лошадей. Отделившись от общей колонны, батальон 238-го Брянского полка свернул на юг. При переходе линии железной дороги обнаружили, что в нескольких местах разобран железнодорожный путь. Причем с целью маскировки сами рельсы были оставлены нетронутыми, но с них были отвинчены болты и вынуты костыли. Это было сделано в расчете, что красный бронепоезд или эшелон с ходу заедут на неукрепленные участки рельс и потерпят крушение.

Выдвинувшись в сторону д.Малоостровное, батальон 238-го Брянского полка подошел на помощь наступавшему там 240-му Тверскому полку. В это же время, начальник связи красной 2-й бригады Баскаков, на станции Лебяжье включился в необрезанный провод белых. В трубке послышались голоса. Разговаривал командир белого 47-го Тагильского полка полковник Иванов и адъютант штаба 12-й Уральской дивизии. Из их разговора стало ясно, что белые стрелки-тагильцы отходят из с.Головное, а штаб генерала Сахарова переходит в г.Петропавловск.

План созрел мгновенно. Баскаков сам вызвал по проводу штаб 12-й Уральской дивизии и от имени телефониста 47-го полка, паническим голосом сообщил, что красные наступают и находятся уже совсем близко. По телефону было слышно, как после такого сообщения в штабе белых поднялась суматоха. Усиливая панику, Баскаков советовал немедленно все бросать и бежать. Бойцы и командиры весело смеялись над находчивым связистом и его шуткой.

240-й Тверской полк все утро отдыхал в д.Островное. Их было целых три деревни, раскинувшихся в километре-полутора друг от друга – Большое и Малое Островное, и еще Прудоостровное. Выход красных полков с юга в этот район, вновь создавал угрозу окружения для отходивших вдоль железной дороги частей белой 12-й Уральской дивизии.

Около полудня, с запада от д.Островное показались около 4 рот отступавшей белой пехоты. Это был 30-й Сибирский Чернореченский полк. Внезапно обнаружив красных у себя в тылу, комполка полковник Федоров двинул 30-й Сибирский полк в атаку на д.Островное. Когда до атакующих оставалось каких-то200 метров, по ним открыли ружейно-пулеметный огонь. Наступавшие остановились. А по полю, охватив с левого фланга ударила лавой конная разведка 240-го Тверского полка. Смешавшись, атакующие бросились назад. В бою было взято 20 пленных, 14 винтовок и 1 повозка. Еще 27 белых солдат сдались у д.Прудоостровной.

Отброшенный от деревни 30-й Сибирский Чернореченский полк раскололся на две части. Его командир полковник Федоров с 1-м батальоном обошел д.Островное с севера и ушел на станцитю Макушино. 2-й батальон 30-го Сибирского Чернореченского полка отступил мимо оз.Горькое по дороге на д.Малое Кривинское.

Следом за ним двинулся красный 240-й Тверской полк. Штаб комбрига Шеломенцева с 6-м отрядом особого назначения перешел из д.Желтики в д.Большое Островное.

Отступавший от разъезда Баксары белый 46-й Исетский полк с 12-м Уральским конным дивизионом, подходя к д.Островное увидели впереди скачущие от деревни в сторону железной дороги повозки, за которыми торопливо отступали цепи пехоты. По ним с окраины деревни велся интенсивный огонь и были видны выходившие оттуда цепи красноармейцев.

Не вступая в схватку, полковник Обухов отвел 46-й Исетский полк назад к оз.Горькое, откуда повернул на север. Вскоре колонна вышла к линии железной дороги и двинулась прямо вдоль путей. В1,5 километрахот оз.Островное был замечен белый 1-й батальон 30-го Сибирского Чернореченского полка, прикрывавший дорогу на раз.Коновалово. Однако едва колонна белых стрелков-исетцев поравнялась с ним, как батальон снялся с позиции и начал отходить в сторону станции Макушино.

Понимая, что оставлять железную дорогу без прикрытия нельзя, полковник Обухов остановил свой 46-й Исетский полк на разъезде Коновалово. Вскоре, сюда же вышли отступавшие севернее железной дороги 48-й Туринский полк и 6-й Уральский конный дивизион.

45-й Урало-Сибирский полк с утра 25 августа выступил из с.Елошного по тракту через дд.Крысье (Урожайная), Налимово и к вечеру прибыл в д.Большое Коровье, лежащую в5 километрахот станции Макушино у оз.Коровье. Вскоре сюда подошел 12-й Уральский егерский батальон (130 штыков).

Белый 47-й Тагильский полк с частями 6-й Уральской дивизии горных стрелков выступил утром 25 августа из с.Головное и к вечеру прибыл в с.Макушино.

Источники: РГВА ф.1324, оп.2, д.180, л.л.134, 304, 318, 320-321, 331, 338, д.199, л.л.13-14, д.222, л.16, д.62, л.28, д.116, л.л.42, 44, д.219, л.6, ф.185, оп.3, д.1028, л.82, д.298, л.л.2-6, ф.1317, оп.2, д.93, л.92, ф.39629, оп.1, д.41, л.321, д.53, л.л.51-56, 59, 61-62, 64-65, 67, 71, 73, 80-97, д.48, л.л.243-246, 248-251, 322, 324, д.34, л.351, д.26, л.л.456, 499, д.27, л.47, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.370-371, 373-375, д.22, л.л.408, 417, д.88, л.л.249-252, д.121, л.19, д.32, л.л.391, 386, д.58, л.л.376-387, ф.39998, оп.1, д.5, л.л.331-332, 334-336, 343-344, 346-347, д.2, л.л.95-97, ф.39517, оп.1, д.25, л.69, ф.39808, оп.1, д.16, л.158, ф.39500, оп.1, д.33, л.276, ф.176, оп.3, д.449, л.5.

***

На участке наступавшей по южной части Курганского уезда красной 3-й бригады 26-й дивизии, 24 августа 233-й Казанский полк с 5-й Тверской батареей, с утра выступил из д.Сухмень, через д.Маслово по дороге на с.Лопатки. Здесь оборонялась 1-я Самарская дивизия. Лопатки – крупное волостное село, ставшее впоследствии, одно время даже райцентром. В середине августа 1919 года, оно было переполнено санитарными и тыловыми учреждениями Волжской группы.

Тяжело раненные и больные тифом солдаты заполняли здание сельской больницы. В метрической книге Богородице-Казанской церкви села, за неделю с 14 по 22 августа, значатся умершими от тифа фельдшер лазарета 1-й Самарской дивизии 44-летний Егор Максимович Кривелев, уроженец с.Макушино, Курганского уезда, казаки 2-го Оренбургского казачьего полка: 21-летний Сергей Ходюков и 20-летний Сергей Бадюков, скончались от огнестрельных ран беженцы Гродненской губернии, Бельского уезда, д.Козловой: 16-летняя Пелагея Антоновна Маевская и уроженец Гродненской губернии и уезда, Богородской волости, д.Ковали 12-летний Михаил Григорьевич Николайчик, а так же артиллерист 6-й Оренбургской казачьей батареи 42-летний Георгий Кузьмич Уменов. Всех их похоронили на церковном погосте.

Теперь к селу подходили красные. После короткого боя с участием с обеих сторон артиллерии, белые 1-й Волжский и 2-й Самарский полки, 1-й Самарский егерский батальон с батареей из двух орудий отошли на д.Моховое. По дороге на с.Большекурейное отступала Волжской кавбригада Нечаева, а у д.Степной фланг отступающих прикрывал 4-й Оренбургский запасной казачий полк. Южнее у д.Моховик (юго-восточнее д.Покровка) находился Отдельный казачий дивизион подъесаула Иванова.

Красный 233-й Казанский полк потеряв убитым командира отделения Иосифатова Тита занял с.Лопатки, где остановился на ночлег. В плен было взято 37 солдат и 1 офицер-прапорщик, а также захвачен 1 пулемет системы «Кольт».

Источники: РГВА ф.1372, оп.2, д.92, л.л.438-440, 450-453, ф.1317, оп.2, д.92, л.л.140-141, 157, 136-138, 144, 155, д.93, л.68, ф.39500, оп.1, д.33, л.371, ф.185, оп.3, д.298, л.л.2-6, д.1028, л.82, д.1025, л.392, оп.5, д.802, л.л.91-92, 99, оп.4, д.313, л.160, ф.39624, оп.1, д.58, л.д.373-375, ф.39517, оп.1, д.25, л.69, ф.3532, оп.1, д.19, л.30, д.49, л.179, ГАКО ф.235, оп.4, д.501, «Южное Зауралье в период гражданской войны», Курган, 1963, с.147-148.

***

Наступающие красные части покинули территорию современного Лебяжьевского района, чтобы через полмесяца вернуться сюда вновь и вписать в летопись своих полков одни из самых блестящих страниц. Лишь в конце августа, 28-го числа, части 1-й бригады 27-й дивизии, выведенные в резерв, двинулись через лебяжьевские земли:

- Красный 235-й Невельский полк выступил из с.Большое Кривинское через дд.Островная, Головное, Елошное, Козлово в с.Дубровное;

- 237-й Минский полк с 1-й Особой батареей, выйдя из дд.Пеган, Требушинное и Забошное, прошел через с.Лисье, дд.Островная, Головинское, Светлое в с.Елошное;

- 236-й Оршанский полк с 3-й Крестьянской батареей, выступив из дд.Прудоостровная, Большое и Малое Умрешево, прошел через с.Лисье, дд.Островная, Головинская, Крысье (Урожайная), Балакуль (Старухино) в дд.Стенниково и Полой;

- Штаб 1-й бригады переходил из с.Лисье в д.Налимово (Лягушье).

По плану начдива Павлова, 1-й бригаде следовало двигаться в резерве дивизии и к 31 августа сосредоточиться в селе Бутырино. Целых два дня 29 и 30 августа, ее полки отдыхали в занятых населенных пунктах. Такой вывод в резерв целой бригады 27-й дивизии, стал возможен из-за общего сокращения линии фронта на подходе к Петропавловску.

Источники: РГВА ф.1324, оп.2, д.180, л.л.242-243, 251, 253, 261, 271, д.199, л.14, д.62, л.27, д.116, л.48, д.54, л.7, ф.1372, оп.2, д.92, л.494.

***

Из книги Олега Винокурова «Гражданская война в России. Боевые действия на территории современной Курганской области в августе 1919 года». Курган, 2019.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites