kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Олег Винокуров. Гражданская война в России. Боевые действия на территории современной Курганской области в августе 1919 года » Боевые действия на территории современного Кетовского района Курганской области в августе 1919 года

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Боевые действия на территории современного Кетовского района Курганской области в августе 1919 года

9 августа 1919 года, на территории современного Кетовского района Курганской области белые части 12-й Уральской дивизии переправилась через Тобол и остановились:

  •     45-й полк – д.Старомарково;
  •     46-й полк – д.Щучье (Кетово);
  •     47-й полк – д.Новомарково;
  •     48-й полк, 12-й артдивизион – д.Колесниково;
  •     12-й егерский батальон, 12-й кавдивизион, Челябинская сотня, штаб дивизии – д.Патронное;
  •     инженерный дивизион – д.Санино.

После занятия Сводным кавотрядом Томина Илецко-Иковского завода, 12 августа, получив приказ командующего 3-й белой армией генерала Сахарова об отходе за Тобол, части белой Уральской группы стали отступать:

  •     3-я Оренбургская казачья бригада, 30-й Сибирский полк, 11-й Уральский артдивизион – из д.Медвежье через д.Пименовка к переправам у с.Утятское, откуда должны были перейти в д.Лукино;
  •     13-я Сибирская дивизия с 7-м Уральским артдивизионом – из д.Чинеево через д.Пименовку к переправе у с.Утятское, откуда должны были перейти в д.Щучье (Кетово);
  •     Штаб Уральской группы – со ст.Зырянка двинулся к переправе у с.Утятское;
  •     Части 1-й Самарской дивизии по железной дороге двинулись через раз. Логоушка на раз. Введенка и на подводах в д.Пименовка;
  •     3-я Симбирская дивизия из д.Таловка двинулась в дд.Шмаково, Галишево;
  •     Волжская кавбригада двинулась в д.Степная;

К утру 13 августа, части Волжской группы располагались:

  •     2-й Самарский полк – раз. Логоушка;
  •     1-й Волжский полк – д.Пименовка;
  •     1-й Самарский егерский батальон – д.Сидоровка;
  •     3-й Ставропольский полк – д.Введенка;
  •     12-й Икский полк – д.Шмаково;
  •     11-й Сенгилеевский полк – д.Галишево;
  •     9-й Ставропольский полк – д.Казанцево;
  •     3-й Симбирский егерский батальон и Эткульский казачий пеший полк – д.Галишево;
  •     Волжская кавбригада – д.Степная;
  •     4-й Оренбургский казачий полк – д.Чесноково;
  •     8-я Камская и 6-я Уральская дивизии двигались через д.Сычево в район дд. Большое Чаусово (31-й Стерлитамакский полк), Новая (32-й Прикамский, 29-й Бирский полки, 8-й егерский батальон).

Эти части переправлялись через Тобол по мосту у д.Малое Чаусово.

В этот же день, на территорию современного Кетовского района, первым вступил красный Сводный кавалерийский отряд Томина, который следуя из дд.Банниково и Деулино, 13 августа подошел к д.Зайково и с.Введенское. Красный отряд внезапно атаковал находившийся там 50-й Сибирский полк белых, в котором началась паника. Преследуя отступающих белых по пятам, входивший в состав томинского отряда Нарвский полк Красных гусар атаковал д.Новая, что находилась в 5 километрахсевернее города. Белые занимали здесь два ряда окопов. Их поддерживала 2-х орудийная батарея. Энергичным ударом красные конники выбили белых солдат из окопов. Отступив, те окопались вдоль дороги на д.Чаусово, пытаясь там задержаться. К вечеру красные кавалеристы на плечах отходящих белых ворвались в Курган. Утром 14 августа начальник штаба томинского отряда Лукоянов донес: «энергичным ударом, частей вверенного мне отряда, занят в 24 часа 13 августа, город Курган. … При отступлении, противник старался поджигать мосты, но они почти все сохранены. … В Кургане найден большой запас продовольствия, фуража, как-то: овса, муки, консервов».

По сообщению сотрудников политотдела 30-й дивизии, бой за Курган был слабым, хотя и шел 5 часов. Потери томинского отряда составили лишь 1 убитый.

Оборонять город Курган, лежащий на западном берегу реки Тобол, белое командование не планировало. Основная оборона строилась по восточному берегу реки. Там, за рекой, на несколько верст от берега, тянулись низкие заливные луга, за которыми поднимались покрытые лесом увалы. С них отлично был виден город на высоком берегу, колокольни церквей, фабричные трубы, водонапорные башни. Сам город прикрывали лишь слабые арьергарды отступавших белых. Со стороны Челябинска у станции Логовушка оборону держали 1-й Волжский и 2-й Самарский стрелковые полки с двумя бронепоездами, чьи команды взрывали железнодорожное полотно. Едва над городом взвился красный стяг, как навстречу красноармейцам стали выходить и сдаваться скрывавшиеся перебежчики. Таких набралось до сотни человек. Всех их красное командование распускало по домам, указывая, что в сентябре будет общая мобилизация и их призовут. Почти все население города осталось на месте, с белыми эвакуировались лишь единицы.

Одним из главных результатов рейда Томина на Курган, был захват и сохранение мостов через Тобол. В Кургане их было два, пригодных для прохода даже артиллерии: с Вокзальной улицы на южной окраине города (нынешний Кировский мост) и с Троицкого переулка (ныне улица Ленина) мимо базарной площади. Но особое значение железнодорожный мост. Узкой стальной ниткой он возвышался с севера от города связывая берега реки.

Оба противника прекрасно понимали его значение. Уже к полудню 14 августа, красноармейцы 3-го Уфимского кавдивизиона и 1-го эскадрона Нарвского полка Красных Гусар заняли дер.Чаусово. Решительным натиском красные кавалеристы не дали отступающим белым частям полностью разрушить стальную конструкцию.

Саперы 1-го Самарского инженерного дивизиона до последнего момента ожидали еще остававшиеся на западном берегу реки свои части. Лишь после полудня 14 августа, когда весь город был уже захвачен красными, над берегами Тобола грянул сильный взрыв. Была повреждена береговая ферма, но до конца мост так и не был разрушен. И хотя проход бронепоездов по нему стал невозможен, но пехота могла легко переправиться с одного берега на другой.

Это сразу же попытались сделать распаленные удачей бойцы Томина. Однако попав под сильный артиллерийский огонь, они отошли. Спешившись, кавалеристы в свою очередь метким огнем отбили все попытки белых приблизиться и вновь овладеть мостом. Тогда белые офицеры попытались разрушить мост ударив по многотонной стальной махине из трехдюймовых орудий. Однако причинить каких-либо серьезных повреждений такой огонь не мог.

Закрепив за собой мост, вечером 14 августа, красная пехота на подводах в сопровождении конницы, двинулись на север по дороге из с.Большечаусово на д.Белоярское. Вскоре с окраины деревни красноармейцы открыли через реку интенсивный ружейно-пулеметный огонь по мелькавшим на восточном берегу Тобола разъездам 12-го Оренбургского и 2-го Сибирского казачьих полков. В перестрелке ранили сибирского казака Саникаева Фасхитина, уроженца станицы Становой.

На поддержку красных кавалеристов в город спешили два батальона 270-го Белорецкого полка. Этот марш на Курган широко запомнился в полку. По воспоминаниям Георгия Ивановича Пескова, служившего тогда в 1-м батальоне, красноармейцы проделали один из труднейших в истории полка непрерывных суточных переходов, пройдя из села Бакланского в город Курган. Вступив наконец-то в пределы города, полк едва не подвергся полному моральному разложению. Оказалось, что все население Кургана отмечало смену власти. Спирт выпущенный при отступлении белыми из цистерн, лился рекой. По докладу сотрудников политотдела «… все население было пьяным и, встречая красноармейцев, предлагало водку». Бойцы не отказались и, проходя через город, почти все выпили.

Население встречало красноармейцев очень радушно. Песков вспоминал: «…когда входили в Курган, на крыльце одного из домов стояла старушка и махала красным флагом, это сильно тронуло нас всех». Часть бойцов даже не смогла продолжать путь, хотя в целом пьяных было не много.

Спешно выведя полк из города, командование построило бойцов и обратилось к ним с укоризненной речью. Красноармейцы торжественно обещали, в будущем больше не допускать коллективного пьянства и двинулись на север в дер.Куликова. А гулянка в Кургане продолжалась. Население массово записывалось добровольцами. Уже на следующий день после взятия города, таких было до 600 человек. Даже несколько недель спустя, зашедший в город 2-й эскадрон 2-го Петроградского кавполка, командование было вынуждено спешно вывести, из-за охватившего бойцов повального пьянства.

Источники: РГВА ф.1346, оп.1, д.240, л.л.10, 14, оп.2, д.248, л.4, д.217, л.л.234-236, д.1159, л.623, ф.1324, оп.2, д.180, л.465, ф.185, оп.3, д.1025, л.л.30-33, ГАКО ф.235, оп.4, д.499, д.500, ф.1600, оп.1, д.141, л.1, Ижевский С.Г., «От первого ревкома»//«Молодой ленинец», 14.05.1981г.) (РГВА ф.39500, оп.1, д.32, л.298, ф.1346, оп.2, д.338, л.10, оп.1, д.240, л.л.10, 14, ф.1324, оп.1, д.108, л.49, оп.2, д.180, л.465, ф.39639, оп.1, д.4, л.л.187,193, Ф.39500 оп.1 д.33 л.306, Ф.39500 оп.1 д.33 л.310,  Ф.39629 оп.1 д.41 л.299 ф.39639 оп.1 д.4 л.121, 172 ГАОПДКО ф.5857, оп.1, д.65, л.1, ГАРФ с.723, «Сибирский казак», №12 от 23.09.19г, л.30.

***

В этот же день, с запада к Кургану подходили главные силы красной 5-й стрелковой дивизии. 14 августа в с.Введенское прибыл 43-й полк, в д.Сычево – 44-й и 45-й полки. 15 августа около 16 часов все полки 3-й бригады 5-й дивизии вошли в город. Они сразу же стали занимать позиции сменяя кавалеристов Томина.

То тут, то там, вспыхивали редкие перестрелки. В одной из них, был ранен красноармеец 5-й роты 44-го полка Анатолий Владимиров.

С восточной стороны из-за реки город обстреливался редким орудийным огнем. На станции стояло до 300 вагонов, половина из которых были пустыми. Здесь же было обнаружено 20 негодных паровозов, 5 вагонов муки, 3 автомобиля и 20 телефонов. По воспоминаниям И.П.Торкаленко, при отступлении белые подожгли здание вокзала от которого остались неповрежденными лишь один буфет и кухня. Полностью было сожжено вагонное депо, подорван железнодорожный мостик у разъезда Введенское. На водокачке из насосов были увезены «золотники» в результате чего станция осталась без воды. «На пару» оставался лишь один маневренный паровоз и тот чуть живой.

По приказу начдива, полки 3-й бригады должны были занять участок для форсирования реки Тобол южнее и севернее города, напротив деревень Ильина, Щучье (Санино), Щучье (Кетово) и Шкотской. Одну роту следовало оставить в качестве гарнизона в городе Кургане. Однако осмотрев местность, комбриг Строганов решил произвести форсирование реки у железнодорожного моста, где ровная гладкая низменность с открытыми подступами, казалось обещала легкую переправу.

Пока полки 3-й бригады занимали Курган, шедшие за ними части 1-й бригады стали обходить город с юга. Пройдя станцию Зырянку, 37-й полк свернул на юг и к вечеру 15 августа занял деревни Крутальскую и Новоколмогорскую.

По соседству с ним, в деревню Пименовку подходил 38-й полк, а 39-й полк был оставлен начдивом в резерве на станции Логовушка.

По приказу начдива, бригада Сазонтова должна была форсировать Тобол южнее города Кургана, напротив деревень Темляково, Новозатобольная и Утяцкое.

Источники: РГВА ф.1153, оп.1, д.493, л.л.6-8, д.292, л.л.2-4, д.26, л.79, ф.185, оп.3, д.1013, л.л.1-2, ф.1346, оп.2, д.1159, л.637, ГАКО ф.1670, оп.1, д.51, л.л.1-3, ГАОПДКО ф.5857, оп.1, д.129, л.л.24-26.

***

По южной части современного Кетовского района двигались части 3-й бригады 27-й стрелковой дивизии. В их авангарде шел 242-й Волжский полк. 14 августа, он двигаясь через с.Кипель занял передовым батальоном д.Галаево, а разведка вошла в д.Меньшиково.

На другом берегу Тобола у Кургана занимали позиции части Волжской группы. К моменту захвата красными Кургана, дивизии Волжской группы еще не успели отойти за Тобол, а враг был уже у них в тылу захватив самую удобную переправу.

Повернув корпус на юг генерал Каппель обошел город. Во время этого маневра, 13 августа в части неожиданно приехал Верховный Правитель адмирал Колчак. В деревне Галишево он провел смотр полкам, раздал награды, а затем со своей свитой на семи автомобилях, уехал в штаб корпуса в село Меньшиково.

С 14 по 18 августа штаб группы с состоявшим при нем Отдельным конно-егерский дивизионом ротмистра Языкова остановился в дер.Становая под Курганом.

Участок напротив курганского железнодорожного моста занимали части 1-й Самарской стрелковой дивизии генерал-майора Александра Самуиловича Имшенецкого. 2-й Самарский полк подполковника Калаца занимал оборону у д.Глинки и далее на юг, вплоть до линии железной дороги. По донесениям видевших полк красных агентов в нем было около 200-360 штыков и не более 6-7 пулеметов.

В трех километрах восточнее д.Глинки в дивизионном резерве расположился 3-й Ставропольский полк полковника Ивана Феофановича Ромерова. Это была самая сильная часть в дивизии, получившая накануне в с.Введенское 170 человек пополнения из 13-го Казанского кадрового полка. По сведениям красной разведки, в трех батальонах полка насчитывалось до 360-400 штыков и 17 пулеметов, из которых только 6-9 были в рабочем состоянии.

Южнее железной дороги у д.Смолино по опушке тянущегося восточнее нее леса занимал позиции 1-й Волжский полк капитана Дмитрия Васильевича Меча. Видевшие полк красные агенты оценивали его численность в 200-360 штыков при 14 пулеметах, причем большинство солдат были из башкир-добровольцев. Здесь же в окопах на опушке леса стояла батарея 1-го Самарского артиллерийского дивизиона из 2 трехдюймовых (76-мм) орудий. Левый фланг дивизии у д.Кетово (Щучье) прикрывал трехротный 1-й Самарский егерский батальон капитана В.Я.Белянушкина. Красные агенты оценивали его численность в 500 штыков при 8 пулеметах. При нем находились две батареи 1-го Самарского артиллерийского дивизиона, 5 трехдюймовых (76-мм) орудий.

Штаб дивизии расположился на железнодорожном разъезде №259. С ним находился весьма малочисленный 1-й Самарский конный дивизион есаула Посекина и Самарский инженерный дивизион.

На железной дороге поддержку оказывал бронепоезд «Кондор», состоявший из трех бронированных вагонов с двумя трехдюймовыми орудиями.

Источники: РГВА ф.39624, оп.1, д.135, л.л.616-617, д.88, л.л.246, 248, д.22, л.л.235-236, 246, д.158, л.л.21-31, ф.39500, оп.1, д.33, л.л.312, 317, ф.1317, оп.2, д.129, л.1, д.902, л.8, ф.1324, оп.2, д.155, л.111, д.180, л.447, ф.185, оп.3, д.298, л.л.2-6, д.993, л.72, ф.39624, оп.1, д.22, л.л.235-236, 246, д.155, л.111, д.174, л.95, ф.1317, оп.2, д.129, л.1, д.93, л.86, ф.39500, оп.1, д.33, л.312, ф.185, оп.6, д.52, л.9, оп.3, д.1013, л.л.1-2, д.993, л.72, д.1032, л.51, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.367, 377, ф.1327 оп.1 д.99 л.85, д.91, л.31.

***

Южнее занимали позиции части белой 3-й Симбирской дивизии генерал-майор Кузьмы Тимофеевича Подрядчика. Штаб дивизии под руководством подполковника Гренгагена расположился в д.Воинково.

14 августа в дивизию прибыли две роты пополнения из 3-го Симбирского кадрового полка в количестве 340 человек. К 17 августа, в трех полках дивизии насчитывалось 19 рот, 8 кадровых и 48 офицеров военного времени, 706 штыков, 29 сабель, 33 пулемета, 10 трехдюймовых (76-мм) и 3 сорокавосьмилинейных (122-мм) орудий.

На правом фланге у д.Нижнеутяцкое протягивая свой фланг вправо до позиции самарских егерей занимал оборону 11-й Сенгилеевский полк полковника Якова Викторовича Алышевского. По данным красной разведки он насчитывал около 100-150 штыков и 3 пулемета.

Южнее д.Нижнеутяцкой и вплоть до речки Утяк занимал позиции 3-й Симбирский егерский батальон поручика Ермолова (1-я рота – 67 штыков, 2-я рота – 72 штыка, пулеметная рота – 48 штыков, 4 пулемета системы «Максим», 12 телефонистов).

За речкой Утяк и вплоть до д.Новозатобольной занимал позиции 9-й Симбирский полк капитана Мацкевича. По данным красной разведки он насчитывал около 200 штыков и 2 пулемета. В резерве дивизии в д.Воинково сосредоточился 12-й Икский полк подполковника Александра Ивановича Соловьева. Красные агенты оценивали численность полка в 200-240 штыков при 3-5 пулеметах. Здесь же находился Эткульский казачий пеший полк сотника Болотова. При отходе к Тоболу входившая в его состав 5-я Миасская сотня разбежалась недалеко от станции Мишкино.

3-й Симбирский конный дивизион в начале августа насчитывал в своем составе лишь 4 офицеров и 27 сабель. Для увеличения конницы, в состав дивизии была включена Отдельная оренбургская казачья сотня, 11 урядников, 103 сабли. Осматривавший еегенерал Сахаров отметил хороший вид лошадей и казаков.

Огневую поддержку оказывал 3-й Симбирский артиллерийский дивизион,состоящий из трех легких и одной гаубичной батарей. 1-я Симбирская легкая батарея имела на вооружении 3 легких трехдюймовых (76-мм) орудия, 2-я Симбирская легкая батарея была вооружена 3 трехдюймовыми (76-мм) орудиями, в 3-й Симбирской легкой батареи было 4 трехдюймовых (76-мм) орудия. В состав дивизиона входила гаубичная батарея, вооруженная двумя-тремя 48-линейными (122-мм) гаубицами. Осматривавший дивизион генерал Сахаров отметил в приказе бодрый вид артиллеристов, одетых в английское обмундирование. Технические функции в дивизии выполнял 3-й Симбирский инженерный дивизион.

Левый фланг группы генерала Каппеля прикрывала Волжская кавалерийская бригада генерал-майора Константина Петровича Нечаева. 14 августа ее полки переправились через Тобол у села Утяцкого и заняли оборону у д.Нагорской.

К 17 августа в двух полках бригады насчитывалось 5 кадровых и 55 офицеров военного времени, 585 сабель, 19 пулеметов и две легких батареи – Волжская конная (3 трехдюймовых орудия) и временно приданная 1-я Казанская легкая (4 трехдюймовых орудия).

Самарский уланский кавалерийский полк полковника Фельдмана состоял из 4 эскадронов ротмистра Рождественского (1-й), штаб-ротмистра Антонинина (2-й), штаб-ротмистра Веценевского (3-й) и штаб-ротмистра Гортанова (4-й). Всего полк насчитывал 33 офицера и 701 солдата, в том числе около 140-300 сабель и 3-7 пулеметов системы «Льюис». Волжский драгунский кавалерийский полк ротмистра Лебедева состоял из двух эскадронов, всего около 120-150 сабель, от 2 до 5 пулеметов. Гордостью кавалеристов была Волжская конная батарея подпоручика Иванова. Входивший ранее в состав бригады Волжский конно-егерский дивизион корнета Фортунатова, 15 августа самовольно снялся с фронта и ушел из казачьего поселка Прорывное на юг, в сторону города Кустаная. Фортунатов стремился степями прорваться обратно на Волгу. С ними ушел и конный дивизион Сибирской армии, чей личный состав в значительной степени, состоял из жителей приволжского города Николаевска.

Источники: РГВА ф.1324, оп.2, д.155, л.91, д.180, л.427, ф.1293, оп.2, д.150, л.65, ф.39500, оп.1, д.33, л.312, ф.39624, оп.1, д.22, л.л.235-236, 246, ф.1317, оп.2, д.129, л.1.

***

Понимая всю слабость прикрытия левого фланга своей группы, генерал Каппель решил создать там сводную пехотную группу. Свободных частей для ее формирования не было. Тогда из 1-й Самарской и 3-й Симбирской дивизий были взяты 3-й Ставропольский и 12-й Икский полки. Утром 17 августа, они под общим командованием полковника Ромерова двинулись на юг на дер.Обухово. Это серьезно ослабляло оборону участка напротив города Кургана, но хоть как-то прикрывало открытый левый фланг Волжской группы.

Севернее линии железной дороги у города Кургана занимали позицию части Уфимской группы генерал-майора Сергея Николаевича Войцеховского. Его штаб под командованием подполковника Бодрова с находившейся при нем Долгодеревенской оренбургской казачьей сотней остановился в д.Барашково.

Источники:  РГВА ф.39624, оп.1, д.136, л.188, ф.39998, оп.1, д.2, л.71, «Последний белый генерал», М., 2009, С.127.

***

На левом фланге группы занимала позиции 6-я Уральская дивизия горных стрелков полковника Всеволода Ивановича Кузьмина. Штаб дивизии находился в д.Шепотково, руководил им капитан Григорьев. К 17 августа в дивизии насчитывалось 7 кадровых и 97 офицеров военного времени, 523 штыка, 67 сабель, 23 пулемета, 5 легких трехдюймовых (76-мм) и 1 «Макленовское» орудие.

На левом фланге у д.Челноково оборону держал 22-й Златоустовский полк капитана Пучкова, численностью два батальона, 20 офицеров военного времени, 120 штыков и 2 пулемета.

У д.Шкотской занимал позиции 21-й Челябинский полк Бондарева, численностью четыре батальона, 1 кадровый и 20 офицеров военного времени, 247 штыков, 19 сабель и 6 пулеметов.

В резерве начдива находился 6-й Уральский егерский батальон, численностью 2 кадровых и 14 офицеров военного времени, 156 штыков и 5 пулеметов, а также 6-й Уральский конный дивизион, численностью 2 эскадрона, 1 кадровый и 7 офицеров военного времени, 48 сабель и 4 пулемета. Огневую поддержку оказывал 6-й Уральский артиллерийский дивизион, состоявший из двух легких батарей, в которых насчитывалось 3 кадровых и 16 офицеров военного времени, 270 солдат-артиллеристов и 6 пулеметов.

Источники:  РГВА ф.39624, оп.1, д.22, л.л.234, 239, 241-246, ф.39998, оп.1, д.2, л.71, д.5, л.279.

***

Севернее занимала оборону 8-я Камская имени адмирала Колчака дивизия генерал-майора Федора Абрамовича Пучкова. Ее штаба под командованием ротмистра Соболева остановился в д.Беспалово. Отступив за Тобол, дивизия готовилась к выводу в резерв. К 19 августа в ней насчитывалось 3 кадровых и 387 офицеров военного времени, 2581 штык, 276 сабель, 94 пулемета, 18 трехдюймовых (76-мм), 1 сорокавосьмилинейное (107-мм) и 3 шестидюймовых (152-мм) орудий.

Центральный участок обороны занимал 29-й Бирский полк подполковника Валериана Евгеньевича Сотникова, численностью 12 рот, 68 офицеров военного времени, 693 штыка, 44 сабли и 17 пулеметов. 1-й и 2-й батальоны стрелков-бирцев, находились при штабе полка в д.Грачево, 3-й батальон поручика Князева был выдвинут в передовую линию на позицию у д.Костоусово и протянув свой правый фланг до д.Галкино.

Ночь прошла спокойно. Из бесед с местными жителями выяснилось, что на участке правофланговой 11-й роты в полукилометре от д.Галкино имелся отличный брод через реку, который в данное время был непроходим из-за прилива. Тем не менее, для прикрытия этого опасного направления у брода поставили два пулемета.

Левее к д.Шкодинское с юга подходил 1-й Сибирский казачий Ермака Тимофеевича полк. Его 1-я сотня остановилась в8 километрахк юго-западу от деревни, откуда вела разведку в сторону Илецко-Иковского завода. Однако уже утром 15 августа казаки ушли на север к своим частям.

Для прикрытия участка между деревнями Костоусово и Шкодинское, из села Колташево был выдвинут 30-й Аскинский полк полковника М.Старова, численностью 12 рот, 75 офицеров военного времени, 572 штыка, 46 сабель и 23 пулемета. Два батальона стрелков-аскинцев заняли позиции по берегу Тобола, штаб, резервный батальон и 7-я горная батарея расположились в д.Увальной.

На правом фланге дивизии у д.Галкино раскинув свои посты до устья речки Нижний Утяк занимал позиции 31-й Стерлитамакский полк Воробьева, численностью 12 рот, 1 кадровый и 64 офицера военного времени, 458 штыков, 36 сабель и 17 пулеметов.

У д.Грачево заняли позиции 5-я и 6-я легкие батареи 8-го Камского артиллерийского дивизиона. В дивизионном резерве в с.Колташово стоял 8-й Камский егерский батальон, численностью 4 роты, 18 офицеров военного времени, 263 штыка, 6 сабель и 5 пулеметов системы «Максим».

В д.Бельково в резерве стоял 32-й Прикамский полк полковника Туркова, численностью 12 рот, 1 кадровый и 74 офицера военного времени, 595 штыков, 32 сабли и 20 пулеметов. При штабе дивизии находился Уфимский конно-партизанский отряд Щеголихина. Осмотревший его в период с 3 по 14 августа генерал Сахаров в своем приказе указал, что отряд насчитывает 188 сабель.

При штабе дивизии находился и 8-й Камский конный дивизион, численностью 2 эскадрона, 1 кадровый и 23 офицера военного времени, 112 сабель и 4 пулемета. Огневую поддержку полков осуществлял 8-й Камский артиллерийский дивизион, численностью 7 батарей, 5 кадровых и 65 офицеров военного времени, 1254 солдата-артиллериста, 68 сабель и 8 пулеметов.

Также дивизии был временно придан 1-й Отдельный тяжелый артиллерийский дивизион особого назначения, состоявший из трех батарей, имевших на вооружении девять 6-дюймовых гаубиц.

Поскольку дивизию предполагалось отводить в резерв, то с выходом на Тобол, ее полковые и дивизионные обозы уже начали отход на восток, через деревни Барашково и Песчаное.

Источники: РГВА ф.39639, оп.1, д.2, л.л.49, 56, 95, д.4, л.л.193, 180, 182, 189, 190, ф.39624, оп.1, д.88, л.л.234, 239, 241-246, 248, д.135, л.л.616-617, д.136, л.175, ф.39998, оп.1, д.5, л.279.

***

Правый фланг камцев прикрывала 4-я Оренбургская казачья бригада полковника Овчинникова. По берегу Тобола, раскинувшись разъездами от д.Кошкино до устья небольшой лесной речки Нижний Утяк занимал позиции 12-й Оренбургский казачий полк подъесаула Антонова, численностью 6 сотен, 11 офицеров военного времени, 200 сабель и 3 пулемета. Позади него в д.Новолушниково стоял 18-й Оренбургский казачий полк войскового старшины Алиманова, численностью 6 сотен, 10 офицеров военного времени, 263 сабли и 4 пулемета.

Источники:  РГВА ф.39998, оп.1, д.5, л.279, ф.39624, оп.1, д.88, л.л.234, 239, 241-246, 248, ф.39639, оп.1, д.4, л.193.

***

Едва части 5-й дивизии вышли на берега Тобола, как поздним вечером 15 августа 1919 года, начдив Карпов отдал приказ о форсирования реки на занятых бригадами участках. При этом в дивизионном резерве на станции Логоушка был оставлен 39-й полк. Штаб дивизии остановился в деревне Сычево.

Сам по себе Тобол достаточно неширокая река. Ее восточный берег, хотя и господствует над западным, но невысок и зачастую открыт на 1,5-2 километра. На всем течении реки есть множество переправ, в том числе и вброд.

Местный рельеф затруднял подход наступающих к реке на отдельных участках, суживал переправу на широком фронте и ограничивал свободу маневра. Но прикрыть все удобные для форсирования реки места, можно было лишь при наличии у каждой из переправ достаточно крупных пехотных частей, опирающихся на заранее подготовленные укрепленные позиции.

По оценке красного командования «…тянувшиеся по правому берегу высоты занятые белыми, господствовали над обоими берегами реки, густая растительность правого берега позволяла скрытно сосредоточить части и свободно ими маневрировать, расположить сторожевое охранение, установить наблюдательные посты, а… подход красных частей к реке и переправа, не могли быть произведены скрытно, от белого командования».

Источники: РГВА ф.1372, оп.2, д.92, л.л.352, 356, ф.1293, оп.2, д.150, л.л.63, 96, ф.185, оп.3, д.1013, л.л.1-2, д.1289, л.л.2-3, ф.176, оп.3, д.902, л.61, ф.1324, оп.2, д.155, л.л.90-91, ф.1153, оп.1, д.26, л.80.

***

Утром 16 августа 37-й и 38-й красные полки, переночевавшие в дд.Колмагорская и Пименовка, выступили к переправе через Тобол у с.Бараба. В авангарде шел 37-й полк. Переправившись, он должен был с ходу занять дд.Темляково и Лаптево. Следующему за ним 38-му полку ставилась задача поддержать переправу товарищей огнем, после чего также переправиться и занять участок от д.Лаптево до с.Утяцкого.

Вскоре показалось с.Барабинское. Ныне оно расположено на восточном берегу реки, куда его жители перебрались после наводнения 1947-го года. В те же годы, село располагалось на западной стороне реки, где до сих пор одиноко возвышаются среди поля полуразрушенные стены сельского храма. От села и до опушки видневшегося западнее леса тянулась гладкая ровная поскотина.

Не доходя6 километровдо Барабинского, красные колонны остановились и полки приготовились к бою. Но едва только первые цепи вышли на опушку леса, как сразу попали под огонь батарей белого 3-го Симбирского артдивизиона. Красные командиры оценили его как «ураганный», хотя каких-либо потерь их части в этот день не понесли.

Прорвавшись сквозь разрывы снарядов, передовые группы бойцов обнаружили разрушенный мост. В этом месте оба берега реки связывала плотина, посреди которой, через реку был сделан деревянный настил. Занявшие позиции на восточном берегу реки белые стрелки 9-го Симбирского полка разметали эти доски.

Теперь переправляться с ходу по плотине оказалось нельзя. Недалеко был брод до трех четвертей аршин глубины с песчано-каменистым дном. Рассказал о нем местный 26-летний барабинский крестьянин Василий Яковлевич Мухин.

Но едва вышли к броду, как шедший впереди Мухин был мгновенно убит обрушившимся с другого берега реки плотным ружейно-пулеметным огнем. Замешкавшиеся красноармейцы отхлынули обратно и отошли на 6 верст от села под спасительную сень деревьев. Погибший крестьянин Мухин был погребен на погосте своей родной Успенской церкви.

Источники:  ГАКО ф.235, оп.4, д.478, РГВА ф.1153, оп.1, д.30, л.49, д.493, л.л.7-8.

***

Неудача постигла в этот день и части красной 3-й бригады 5-й дивизии. Ее полки к утру 16 августа сменили части отряда Томина в Кургане и заняли исходную линию для форсирования Тобола. Но едва только колонны бойцов показались у берега, как укрытые в лесу на высотах батареи белого 1-го Самарского артдивизиона открыли огонь из трехдюймовых орудий по району железнодорожного моста и городу Кургану.

Выехав на берег Тобола и осмотрев расстилающуюся перед ним местность, комбриг Строганов решил нанести удар по белым позициям с двух сторон. Основная роль отводилась 43-му полку Чуйкова. Он должен был атаковать д.Санино (Щучье) и обойдя излучину Тобола с юга выйти через дд.Лукино и Патронное к линии железной дороги отрезав белым пути отхода. Одновременно 44-й полк Филатова должен был нанести удар в лоб, наступая вдоль линии железной дороги. В резерве в Кургане был оставлен 45-й полк.

Выйдя на берег реки напротив дд.Санино и Кетово командир 43-го полка Чуйков с сомнением озирал открывшуюся перед ним картину. На восточном берегу перерезанная мелкими озерами и камышовыми старицами лежала плоская низменность без каких-либо видимых дорог.

С ходу сунуться в этот озерно-болотный лабиринт, без тщательной разведки всех подступов было опасно. Высланных на другой берег Тобола разведчиков 43-го полка обстреляли перед опушкой леса. Вернувшись бойцы подтвердили наличие там укреплений противника.

Сосредоточив полк южнее города в д.Курганка, Чуйков сам переправился с бойцами по оставшемуся исправным легкому мосту у мукомольного завода. Но развить наступление полк так и не смог. Его путь перерезали многочисленные озера и старицы с топкими берегами. Карт этого лабиринта не было и сколько впереди проток и затонов, и как они вьются, никто сказать не мог. Тем более, что этот маневр был замечен противником. Расположившийся на разъезде №259 начальник головной телефонной станции прапорщик Олавский, спешно телеграфировал командованию о сосредоточении крупных сил красных в д.Курганка. И когда 43-й полк вышел к очередной протоке на восточной части поймы, бойцы внезапно попали под огонь. Были ранены два красноармейца, а под ехавшим впереди Чуйковым убило лошадь. Запутавшись ногами в стременах он с размаху упал в топкую грязь и был спасен подскочившим конным разведчиком Яковым Бердниковым, буквально вытащившим своего комполка из трясины. В результате, не дойдя около двух верст до Санино и Кетово, полк отошел обратно за реку Тобол.

На участке 44-го полка район предстоящей переправы был у взорванного железнодорожного моста. Противоположенный берег был полог и пустынен. Это была пойма Тобола, большей частью ныне застроенная дачными кооперативами. По ней тянулась высокая 20-метровая насыпь железной дороги. За поймой в 4-5 километрахначинались поросшие лесом высоты, у подножия которых раскинулась д.Глинки. Там впереди на покрытых лесом холмах были позиции белых.

Справа от моста на обрывистом берегу реки виднелась д.Смолино с блестевшим на солнце куполом церкви. По команде Филатова вышедшие на берег красноармейцы 44-го полка заняли позицию напротив д.Смолино и железнодорожного моста. Вскоре, наблюдавший за ними с разъезда №259 начальник головной телефонной станции прапорщик Олавский донес, что красные перешли вброд Тобол и стали скапливаться у д.Смолино. Издалека за ними наблюдали казачьи разъезды.

Несмотря на удачную переправу развить наступление красноармейцам так и не удалось. Стоявшая на опушке леса восточнее д.Смолино батарея 1-го Самарского артдивизиона открыла по ним огонь. Здесь до сих пор под кронами деревьев видны огневые позиции ее орудий. Весь день два трехдюймовых (76-мм) орудия белой батареи бросали снаряды по скапливающимся у д.Смолино красноармейцам. Периодически они переносили огонь и на г.Курган, где одним из разорвавшихся снарядов был убит мещанин Александр Иванович Лоскутов. Здесь же по кромке леса, прикрывая дорогу из д.Смолино в д.Кетово, тянулась траншея полного профиля. Атаковать ее красноармейцам пришлось по открытому полю. При попытках продвинуться вперед, разрывами снарядов были ранены 7 красноармейцев.

Для прикрытия левого фланга бригады, командир 44-го полка Филатов направил 8-ю роту в д.Белый Яр. Войдя без боя в деревню, красноармейцы установили пулеметы на ее окраинах, а также прямо в центре на улице. Около 6 часов утра они беглым огнем обстреляли находящиеся на другом берегу реки посты 2-й роты 1-го батальона белого 29-го Бирского полка.

Командир белой роты заметил хорошо видимый посреди улицы красный пулемет. Он открыл ответный огонь и накрыл красный расчет первыми же очередями ранив 5 красноармейцев-пулеметчиков. Остальные бросили пулемет и поспешно бежали.

Источники: РГВА ф.39639, оп.1, д.4, л.197, ф.1153, оп.1, д.292, л.л.2-4, 25-30, д.30, л.49, ф.1153, оп.1, д.493, л.л.7-8, ф.185, оп.3, д.240, л.54 ф.39624, оп.1, д.16, л.362, ГАКО ф.235, оп.4, д.499, Чуйков В.И., «Закалялась молодость в боях», М., 1978, с.146-155.

***

Первый же день боев показал, что легкой переправы через реку Тобол не будет. Оценив обстановку начдив Карпов решает изменить первоначальный план. 17 августа комбриг Сазонтов получил приказ отвести полки ниже по течению и форсировать реку у д.Черемухово, откуда развивая наступление выйти к дд.Анчутино, Становая и Нестерово.

Комбриг Строганов должен был продолжать вести наступление вдоль линии железной дороги. Основной идеей было сдвинуть части красной 1-й бригады немного на юг и нанести удар выходя в тыл курганской группировке белых.

Сам по себе замысел был неплох. Однако у 5-й дивизии не было достаточного превосходства сил, чтобы сломить оборону противника. Силы сторон на участке у Кургана были практически равны.

В этой ситуации начдиву Карпову следовало отложить наступление на один-два дня, подтянуть отставшую артиллерию и произвести разведку переправ. Необходимо было дождаться подхода к реке основных сил 5-й армии. Иначе все попытки красной 5-й дивизии самостоятельно форсировать Тобол могли привести лишь к еще большим потерям.

Именно такой одновременный удар всеми дивизиями предусматривался директивой, поступившей утром 17 августа из штаба армии. Однако, начдив Карпов решил попытаться еще раз форсировать реку силами своей дивизии. Поспешность и недостаточная техническая подготовленность этого были очевидны. Даже не вся дивизионная артиллерия успела подойти за вырвавшимися вперед полками. А спешивший на помощь красный бронепоезд «Ермак Тимофеевич» был вынужден остановиться у станции Логовушка, где созданные из рабочие депо станции Курган спешно исправляли взорванные белыми железнодорожные пути.

В этот день над Курганом показался белый самолет «Моран». Пилот 6-го авиаотряда заметил стоявший у моста с восточной стороны разъезда в12 километрахзападнее Кургана красный бронепоезд «Ермак Тимофеевич», ожидавший окончания ремонта путей. Здесь же скопились воинские составы около 100 вагонов, а южнее линии стояло от 200 до 300 повозок.

Несмотря на то, что задачей пилота был всего лишь разведывательный полет, пролететь мимо такой заманчивой групповой цели он не смог. В бронепоезд была брошена бомба, которая разорвалась буквально в нескольких шагах от бронированной громады. Другая бомба была брошена в стоящий с южной стороны Логовушки гигантский обоз и разорвалась у водопроводной будки.

Улетая летчик заметил двигающиеся по проселочной дороге в сторону Кургана подводы со стрелками, всего около двух батальонов. Вскоре под крыльями аэроплана показались городские крыши. В самом городе воинских частей заметно не было. Лишь на площади у Троицкого собора стоял небольшой обоз в 30-40 повозок. Осмотрев с воздуха два исправных городских моста, летчик повернул на аэродром. По утверждениям Спирина, за штурвалом аэроплана в этот день сидели французские летчики.

Источники: РГВА ф.39499, оп.1, д.368, л.л.5-7, ф.1317, оп.2, д.54, л.л.48-52, ф.1153, оп.1, д.26, л.81, Воробьев, указ.соч, с.17, «Южное Зауралье в период гражданской войны», с.125, Спирин Л.М., «Разгром армии Колчака» М., 1957 с.225-226.

***

Во второй половине дня 17 августа, красный 38-й полк с прибывшим к нему на усиление 45-м полком и батальоном 37-го полка сосредоточились у д.Черемухово. На противоположенном берегу у самой кромки воды виднелась д.Нечаево. Удобный свайный мост и мелкий брод обещали легкую переправу. Еще два батальона 37-го полка были оставлены в заслоне против сс.Бараба и Утяцкое.

На южной окраине города Кургана заняли позиции только что прибывшие 4-я, 5-я и 6-я батареи 2-го легкого артдивизиона. Вскоре 12 орудий красной артиллерии одновременно открыли огонь по дд.Нечаево и Ильина. Под прикрытием канонады, передовая рота красноармейцев с двумя пулеметами переправилась без боя через Тобол и под обстрелом белых батарей 1-го Самарского артдивизиона заняла д.Нечаево. За ней переправу начали остальные красные полки.

Дорога от д.Нечаево уходила направо, огибала озеро Масляное и заворачивала в д.Ильина. Туда был выдвинут батальон 37-го полка с командой конной разведки. Главные же силы 38-го и 45-го полков, должны были наступать на д.Санино прямо по казавшемуся ровным полю. Развернувшись в цепи красноармейцы двинулись вперед. Перед ними лежала равнинная, низменная, открытая местность, просматривающаяся вперед на два-три километра. Впереди в нескольких километрах виднелись дома д.д.Санино и Кетово.

Это была пойма реки, повышающаяся на восток и переходящая в лесистые высоты. То тут, то там, на ней попадались заболоченные участки с обилием небольших озер в ямах с отвесными берегами. Лавируя между ними, оба красных полка внезапно вышли к расположенной перед дд.Кетово и Санино крупной старице. Ее берег оказался сильно заболочен. Атаковать дальше было нельзя. Попытка обойти внезапно возникшее препятствие левее не удалась.

В этот момент всеобщего замешательства и ударила белая артиллерия. Открытая низменная местность с обилием камышей, сильно изрезанная мелкими протоками и болотцами, прекрасно простреливалась с высот на опушке леса.

Попав под перекрестный артиллерийский огонь и увидев вздымающиеся впереди фонтаны разрывов, оба красных полка, не дожидаясь накрытия градом снарядов отошли обратно за реку. Остаток дня прошел спокойно. Лишь две белые батареи 1-го Самарского артдивизиона, до вечера продолжали обстреливать место переправы и лежащие рядом дд.Ильина и Нечаево.

Красным командирам стало очевидно, что для атаки дд.Кетово и Санино, необходимо сначала захватить лежащую на берегу реки д.Ильина. От нее до самой опушки леса простиралась открытая, хорошо простреливаемая с высот низменность, но зато более сухая, и с наличием полевых дорог. Все это делало д.Ильина важным стратегическим пунктом для захвата укрепленных позиций белых на опушке кетовского леса.

Источники: РГВА ф.1153, оп.1, д.493, л.л.7-8, ф.39629, оп.1, д.16, л.661, ф.39500, оп.1, д.33, л.л.324-325, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.323-327.

***

На участке 3-й бригады Строганова, главный удар у железнодорожного моста наносил красный 44-й полк. Утро 17 августа для его командира Филатова началось с крупной неприятности. 8-я рота, стоявшая в д.Белый Яр была ночью внезапно атакована.

Команда конной разведки 29-го Бирского полка, под руководством прапорщика Кубасова и поручика Каряковцева, а также полусотня 18-го Оренбургского казачьего полка, под командованием хорунжего Николаева, перешли Тобол по броду севернее деревни Галкино и незаметно двинулись к южной окраине д.Белый Яр.

Впереди отряда шел командир 1-й сотни хорунжий Константин Николаевич Николаев. Тихо подкрались к замеченной еще с вечера красной заставе. Внезапно напав, казаки и конные разведчики-бирцы уничтожили красный караул. При этом прапорщик Кубасов бросился вперед и лично захватил пулемет.

Белый отряд ворвался в деревню. Спавшая красная рота была буквально разогнана. Трофеями белых стали 3 подводы, в плен было взято 4 красноармейцев. Погиб командир красной 8-й роты Воробьев Владимир, а также красноармейцы – Сидоров Сергей, Горбунов Лев, Агапов Владимир, Агапов Александр, Добромыслов Алексей и санитар Платонов Иван. Был ранен, но сумел спастись помощник командира роты Харлампий Козлов.

Уцелевшие красноармейцы разбежались по окрестностям. Но радость победы казакам и разведчикам-бирцам омрачила горечь тяжелой утраты. В бою был смертельно ранен и вскоре умер отважный 23-летний хорунжий К.Н.Николаев, а также был ранен еще один казак.

Специальным приказом командарм Сахаров наградил всех участвовавших в смелом налете офицеров, а также приказал выдал пять Георгиевских крестов для награждения особо отличившихся солдат и казаков. Погибший хорунжий Николаев был 17 августа похоронен на погосте села Падеринского.

Обеспокоенный этим набегом начдив Карпов, в тот же день снял красный 45-й полк из резерва. Один из его батальонов был оставлен нести гарнизонную службу в Кургане, а два других направили в дд.Белый Яр и Большечаусово для надежного прикрытия левого фланга красной бригады.

Это перемещение заметили наблюдатели белого 6-го Уральского артиллерийского дивизиона. Они обратили внимание на двигавшиеся из Кургана в д.Большечаусово красные обозы и прикрывавшую их пехотную цепь в 50 штыков. По команде офицеров, одна из белых батарей удачно накрыла красную колонну огнем, заставив ее свернуть с дороги и возвратиться обратно.

Тем временем, к утру 17 августа весь красный 44-й полк сосредоточился на северной окраине Кургана. Получив приказ о наступлении передовой батальон двинулся вперед вдоль линии железной дороги. Вскоре показался железнодорожный мост. Не останавливаясь около 150 красноармейцев перешли по нему на другой берег. Но едва бойцы двинулись дальше, как по ним открыла огонь белая двухорудийная батарея 1-го Самарского артдивизиона. Взметнувшиеся разрывы снарядов заставили красноармейцев рассыпаться по берегу. Против них восточнее д.Смолино у линии железной дороги показались рассыпавшиеся в цепь две роты белой пехоты. Началась перестрелка. В ней были ранены 2 красноармееца. Вскоре белая батарея перенесла огонь на собравшиеся у железнодорожного моста два батальона 44-го полка, периодически кидая беспорядочно снаряды и по городу.

Наткнувшись на такое сопротивление, красноармейцы отказались продолжать наступление и отошли обратно на западный берег. Для наблюдения за противником был оставлен лишь небольшой конный разъезд в д.Смолино.

Ближе к ночи белые разведчики подошли к д.Смолино и выбили из нее после перестрелки оставленный там конный разъезд из 15 красноармейцев, который отошел за Тобол. В этот день случайной пулей в д.Смолино у крестьянина Кузьмы Мироновича Плотникова был убит 12-летний сын Константин, а при обстреле д.Большечаусово у крестьянина Александра Игнатьевича Беличева погибла 12-летняя дочь Елена и был убит крестьянин села Ярославского 33-летний Михаил Иванович Астафьев.

Тем временем, красный 43-й полк Чуйкова выступил из д.Курганка в д.Большечаусово. Заметив идущие над берегом реки длинные колонны бойцов, белая артиллерия открыла по ним ураганный огонь. Накрытия были удачными. Полк потерял убитыми красноармейцев 7-й роты Емелина Григория и Васильева Ивана, оба уроженца Нижегородской губернии, Сергачевского уезда, Юраевской волости, деревни .Курдборово, а также Кузнецова Евлампия, уроженца Уфимской губернии, Мензелинского уезда, села Токмак.

Источники: РГВА ф.185, оп.3, д.1026, л.л.27, 31, 33, ф.1324, оп.1, д.93, л.л.297-298, 301, д.108, л.48, оп.2, д.116, л.32, д.199, л.л.12-13, д.180, л.л.392, 400, ф.39500, оп.1, д.32, л.309, д.22, л.л.6, 8, 10, ф.39624, оп.1, д.15, л.л.46-52, д.58, л.339, ф.39612, оп.1, д.3, л.400.

***

Севернее железной дороги, на участке занимаемым белыми частями 8-й Камской дивизии стояла тишина. Пользуясь затишьем начдив генерал Пучков приказал начать мобилизацию местного населения.

29-й Бирский полк проводил призыв в дд.Белоярской, Костоусово и Грачево, 30-й Аскинский полк – в дд.Увальная, Колташево и Барашково, 31-й Стерлитамакский полк – в дд.Галкино, Падеринское, Старо- и Ново-Лушниково, 32-й Прикамский полк – в дд.Беляково, Беспалово, Кривино и Станичное.

Так в д.Костоусово были мобилизованы молодые 17-летние парни Комарский Михаил Авилович и Кривоногов Евсей Фокич, а также ратники 1-го и 2-го разрядов – Расторгуев Моисий Иванович, Кривоногов Дмитрий Антонович, Попов Иван Моисеевич, Комарский Фирс Федорович, Базанов Матвей Автономович, Чечулин Егор Евтифеевич, Егоров Нерон Козьмич. Всех их зачислили в 29-й Бирский полк.

После полудня 17 августа, ввиду наступления красных в районе железной дороги, начдив Пучков решил усилить левый фланг своей дивизии. По его приказу 32-й Прикамский полк выступил из д.Беляково в с.Колташово.

В эти дни 8-я Камская дивизия постепенно передавала свои позиции казакам, готовясь к отводу в тыл. В ночь на 18 августа, 18-й Оренбургский казачий полк выйдя из д.Новолушниково сменил 31-й Стерлитамакский полк на участке от устья речки Нижний Утяк до д.Галкино. Белые стрелки-стерлитамакцы отошли в д.Новолушниково.

На своих позициях были оставлены лишь 5-я и 6-я легкие Камские батареи, временно переданные в подчинение штабу 4-й Оренбургской казачьей бригады, разместившемуся в д.Новолушниково.

Источники:  РГВА ф.39639, оп.1, д.4, л.л.209, 210, д.2, л.80, ф.185, оп.3, д.1047, л.11, ф.40022, оп.1, д.22, л.л.69, 87, 95.

***

Потерпев очередную неудачу, раздосадованный начдив Карпов приказал на следующий день повторить наступление и во что бы то ни стало форсировать реку Тобол. В кулак были собраны все силы дивизии. На станцию Курган наконец-то прибыл красный бронепоезд №18 «Ермак Тимофеевич». Его два трехдюймовых (76-мм) и два 75-мм орудия, 18 пулеметов «Максим» и 2 пулемета «Кольт», были готовы обрушить на врага шквал смертоносного металла.

Команда стальной машины состояла из 9 командиров и 110 солдат. Мощные обшитые броневыми листами два бронепаровоза тащили за собой две бронепушечных, одну бронепулеметную и одну пушечно-пулеметную площадки. Это был ударный полевой бронепоезд типа «А», применявшийся для борьбы с открыто расположенной живой силой и пулемётами противника, для огневой поддержки своих войск и ведения самостоятельных боевых действий. С ним же прибыл и 26-й ремонтно-железнодорожный отряд, чьей задачей было восстановить взорванный у Кургана мост.

Из резерва начдива был выведен красный 39-й полк, один батальон которого перешел в с.Черемухово и должен был усилить удар 1-й бригады, а два других батальона направились в город Курган для действия на участке 3-й бригады.

С утра 18 августа 4-я, 5-я, 6-я батареи красного 2-го легкого артдивизиона и подошедшая к ним накануне 2-я гаубичная батарея открыли ураганный огонь по дд.Нечаево и Ильина. Давно уже нет тех деревень. Раскинулись на их месте бескрайние пахотные поля, бесследно сравнявшие все следы той междоусобной бойни. Но и сегодня, обследование тех урочищ курганским краеведом-поисковиком Евгением Усачевым, привело к невиданным результатам. Стало очевидно, что в те августовские дни 1919-го года, на д.Ильина обрушился огненный шквал. Поля оказались буквально нашпигованы металлом. Артобстрел красной артиллерией был не просто массированным – это был огненный ураган.

Били в основном шрапнелью – артиллерийскими снарядами, снабженными дистанционными трубками и снаряженные картечными пулями. Применялись они против открытой живой силы противника. Благодаря дистанционной трубке, шрапнель разрывалась в заданной точке траектории в воздухе и поражали укрывшегося противника сверху вниз. Во время разрыва на фоне неба это выглядело как белое облачко. Снаряд 76-мм шрапнели бил на6 кми состоял из 260 пуль.

Такие шрапнельные облака буквально повисли над селением. Даже сегодня, спустя почти сто лет, на не один десяток раз перепаханном поле, Евгением Усачевым были обнаружены: 101 шрапнельная пуля от трехдюймовых снарядов, 12 шрапнельных пуль от снарядов более крупных и мелких калибров, 37 фрагментов ведущих поясков от 76-мм снарядов, 8 фрагментов головных частей от 76-мм шрапнельных снарядов отечественного и 3 английского производства, 2 целых головных части от 76-мм шрапнельных снарядов английского производства и 5 стаканов от 76-мм шрапнельных снарядов. При этом осколков от разрывных снарядов, было найдено всего лишь два.

Локализация головных частей снарядов только на северной части деревни, и рассыпание шрапнельных пуль за этими фрагментами по полю с углублением до200 метров, свидетельствует о том, что это следы действия именно красной артиллерии, бившей по деревне.

Под прикрытием огневого шквала, передовой красный батальон 37-го полка переправился через Тобол у с.Черемухово. Красноармейцы с ходу заняли д.Нечаево и стали сразу же строить легкий мост через реку из связанных между собой плотов.

Остальные два батальона 37-го полка находились в4 километрахзападнее с.Барабы, где все их попытки продвинуться вперед немедленно пресекались огнем батарей белых 3-го Симбирского артдивизиона. Огонь был развит до такой степени, что и сегодня на небольшом участке поля в районе с.Бараба, буквально все утыкано 76-мм и 114-мм шрапнелью, а также деформированными фрагментами головных частей английских снарядов. Их риски дистанции установлены на 90, что составляло дальность стрельбы в4500 метров.

Опасаясь переправы красных у с.Бараба, на этот участок из д.Воинково спешно выдвинулся стоявший в резерве белый 4-й Эткульский пеший казачий полк.

Однако основные события разворачивались у д.Ильина. Завидев успех передового отряда, форсирование реки у д.Нечаево начал весь красный 38-й полк. В резерве в д.Черемухово оставался лишь прибывший накануне батальон 39-го полка.

С началом переправы, красная 2-я гаубичная батарея перенесла огонь на д.Санино, а три батареи легких орудий открыли сосредоточенный огонь по д.Нижнеутяцкое, стремясь не дать белым сосредоточиться для контратаки.

Под прикрытием этого огневого шквала, красноармейцы 38-го полка обошли оз.Масляное и повели наступление на д.Санино. По ним открыли огонь две легких батареи белого 1-го Самарского артдивизиона.

Пять трехдюймовых (76-мм) орудий открыли стрельбу и огненный вал встал на пути наступающих. При попытке его преодолеть были ранены 2 красноармейца. Стало ясно, что перейти равнину под огнем артиллерии без больших потерь будет невозможно. После этого весь красный 38-й полк, так и не достигнув белых позиций на опушке леса, отошел обратно за реку Тобол.К вечеру белые разъезды выбили последние красные заставы из д.Ильина. Но д.Нечаево красноармейцам удалось удержать за собой, и они продолжали строить там легкий сплавной мост. Бой утих, но до самого вечера красная артиллерия продолжала обстрел дд.Санино и Нижнеутяцкой.

Источники: РГВА ф.185, оп.3, д.1670, л.294, д.1680, л.л.302, 350, ф.1324, оп.2, д.155, л.л.111-112, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.362-364, 371, ф.1153, оп.1, д.493, л.8, ф.39629, оп.1, д.16, л.661, ф.39500, оп.1, д.22, л.л.12, 334, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.328-332.

***

На участке 3-й бригады Строганова, главный удар вновь наносил красный 44-й полк, наступавший вдоль линии железной дороги. С рассветом 18 августа, около 6 часов утра, с высокого дерева на склоне холма за д.Глинки, белый наблюдатель заметил, как от реки по дороге к деревне движется большой пеший отряд. Это был авангардный батальон красного 44-го полка, около 300 штыков, только что переправившийся через Тобол по железнодорожному мосту. Еще один батальон соседнего 43-го полка, так же перешел реку по железнодорожному мосту и беспрепятственно занял д.Смолино.

Стоявшая на опушке леса вдоль современной асфальтированной дороги на пос.Керамзитный, батарея 1-го Самарского артдивизиона открыла по ним огонь из двух своих трехдюймовых (76-мм) орудий. Развернувшись в цепь, красноармейцы 44-го полка двинулись вперед по полю на д.Глинки. Когда до позиций белых стрелков-самарцев оставалось уже не более полверсты, перед наступавшей цепью красноармейцев мелькнула водная гладь широкой старицы. На помощь им поспешили основные силы полка.

Около 800 красноармейцев переправились через Тобол по железнодорожному мосту и бегом бросились к месту боя. Одновременно вся артиллерия 5-й дивизии и выехавший прямо на берег реки бронепоезд «Ермак Тимофеевич», сосредоточили свой огонь по белым позициям у д.Глинки. Около двух десятков орудий били одновременно. Позиции белых затянула густая пелена пыли и фонтаны земли, в которых беспрерывно сверкали разрывы снарядов. Красные батареи били по ним гранатами и шрапнелью. Под прикрытием этого огневого вала, красноармейцы с подходом подкрепления вновь поднялись в атаку.

Наступал решающий момент. Белые 2-я и 3-я Самарские легкие батареи, а также Отдельная гаубичная батарея открыли встречный ураганный огонь. Перед его стеной наступавшие замешкались и остановились. Заметив это командиры белых 1-го и 2-го батальонов поручики Гурьев и Купинский, подняли своих солдат в контратаку. Бойцы со штыками наперевес, поднявшись из окопов хлынули вниз по склону грозя перевести бой в кроваво-кромешную рукопашную схватку.

Несмотря на свое четырехкратное превосходство, красный 44-й полк дрогнул. Его бойцы, не слушая своих командиров бросились наутек. Белые висели у них «на плечах». Преследование шло до самой реки. Часть красноармейцев не успевая выйти к мосту бросилась через реку вплавь. Некоторые утонули. Именно здесь, красный 44-й полк понес наибольшие потери – 6 убитых и 78 раненных бойцов и командиров. По сведениям белых, их трофеями стали 2 пулемета и 12 пленных, в том числе был захвачен командир красного батальона Осминин.

У самарцев в атаке был ранен, проявивший особое геройство поручик Купинский. Со слов пленного красного комбата, их 44-й полк должен был занять к вечеру разъезд Утяк и д.Патронное. За эту атаку генерал Сахаров выдал на 2-й Самарский полк для раздачи солдатам пять Георгиевских крестов.

После произошедшего под Глинками перелома, белые батареи 1-го Самарского артдивизиона дружно перенесли свой огонь на д.Смолино. Стоявший там красный 43-й полк почти сразу же накрыло разрывами. Были ранены и контужены 6 красноармейцев. Расстроенный полк спешно отошел за Тобол. В общем замешательстве из него дезертировали еще 2 бойца. Очистив от противника д.Смолино белые батареи открыли огонь по городу.

Севернее Кургана с утра 18 августа, батальон красного 45-го полка, в 250 штыков с 3 пулеметами, был замечен в д.Большечаусово командиром 2-го батальона 29-го Бирского полка поручиком Гладких. По соседству в д.Белый Яр красноармейцы заняли позиции вдоль опушки лежащего западнее деревни леса, прямо вдоль тракта. Их заставы выдвинулись в южную левую часть деревни, куда белая батарея выпустила несколько снарядов.

С рассветом две роты 45-го полка направились на север, по дороге на с.Иковское. Высланная вперед разведка обнаружила там абсолютно целый мост, обложенный облитой керосином соломой и приготовленный к поджогу. Кроме того, один батальон 45-го полка переправившись с рассветом у д.Белый Яр через реку, начал наступать через д.Шкотское на д.Глинки.

По донесению командира, белые бросили в контрнаступление много конницы, заставив бойцов батальона дрогнуть. Подошедшая из резерва рота подбодрила красноармейцев. Они вновь двинулись вперед, но из-за сильного огня белых, двигались медленно и к вечеру, вынуждены были под огнем отойти обратно за реку Тобол. В бою были ранены 3 красноармейца. Стоявший в резерве красный 39-й полк, в этот день в бой не вводился. Руководивший обороной курганского участка штаб генерала Каппеля, к вечеру 18 августа перешел из д.Воинково в д.Старомарково.

Источники: РГВА ф.185 оп.6, д.52, л.9, оп.3, д.240, л.90, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.362-364, 371, 377, ф.39639, оп.1, д.4, л.215, ф.39500, оп.1, д.22, л.л.2, 12, 18-20, д.33, л.333, ф.1153, оп.1, д.30, л.50, д.493, л.8, д.141, л.2, д.292, л.л.2-4, 25-30, ф.39624, оп.1, д.22, л.л.371-373, д.121, л.13, д.20, л.274, д.58, л.л.330-332, ф.39629, оп.1, д.16,  л.л.666, 669, ф.1324, оп.2, д.155, л.л.111-112, Воробьев, указ.соч., с.17.

***

К вечеру этого же дня, к реке Тобол вышли главные силы 5-й красной армии Тухачевского. Весь день 19 августа полки красной 5-й дивизии готовились к новому решающему натиску. Открытые берега Тобола и расположение позиций противника в нескольких километрах от реки по опушке леса, позволяли сравнительно легко произвести форсирование, но затрудняли дальнейшее наступление.

На рассвете, несмотря на сильный огонь белых батарей, все полки 3-й бригады Строганова переправились на правый берег Тобола, где окопались у берега готовясь к дальнейшему наступлению.

43-й полк Чуйкова переправился через реку в5 километрахюжнее города Кургана и занял позиции в двух километрах западнее деревень Санино и Кетово, упираясь флангом в озеро Полой. За день в результате непрерывного обстрела, в нем был ранен лишь 1 красноармеец.

Красный 44-й полк Филатова форсировал реку Тобол и занял д.Смолино протянув свой левый фланг к северу, не доходя двух километров до д.Глинки. Выдвинувшаяся вперед красная разведка была отогнана огнем белых стрелков-самарцев.

У дд. Вороново и Белый Яр сосредоточился красный 45-й полк, две роты которого прикрывали левый фланг бригады у с.Иковского.

Важнейшее значение имела предварительная разведка местности и поиск скрытых подходов к позициям белых. В этом особенно преуспел командир 43-го полка В.И.Чуйков. Переодевшись в форму белого офицера, с ординарцем и конными разведчиками он переправился через Тобол. В3 километрахвосточнее реки разведчики остались в кустах, а молодой комполка со своим ординарцем Петром Якушевым смело пробрались по высохшей протоке и лощине прямо к позициям белых. Прикинувшись пьяным офицером, Чуйков дерзко проехал прямо вдоль линии вражеских окопов, выяснив их расположение на местности. Через4 километрасмельчаки подъехали почти до линии железной дороги, откуда повернули обратно. Главное было выяснено. Конные разведчики 43-го полка спешились и с пулеметом залегли между двумя старицами, отведя коней к броду.

На участке 1-й бригады Сазонтова красный 38-й полк занимал позицию на восточном берегу у д.Нечаево, 37-й полк растянулся побатальонно вдоль западного берега реки от д.Темляково до д.Ильина, а батальон 39-го полка стоял в резерве в3 километрахзападнее д.Черемухово.

В этот же день в дивизию прибыл красный 1-й легкий артиллерийский дивизион. Весь день белые батареи вели обстрел города.  По не подтвержденному документально утверждению советского историка Спирина, днем французские летчики бомбили стоявшие на станции Курган воинские эшелоны.

Помощь начдиву Карпову предложило и командование фронтом. Видя заминку в форсировании, штаб Ольдерогге предложил командарму Алафузову, направить конный отряд Томина в рейд на железную дорогу, атакуя в направлении станции Варгаши. Одновременно части 3-й бригады27-й дивизии должны были содействовать соседям с юга, развивая удар на своем левом фланге.

Однако, как отмечал Воробьев, эти предложения абсолютно не учитывали реальное положение вещей. Части красной 30-й дивизии, в которую входил отряд Томина, находились на значительном удалении от района в котором им предлагалось действовать, а части 27-й дивизии сами встретили стойкое сопротивление противника.

Тем не менее, судьба обороны тобольской излучины была уже решена. В связи с прорывом частей красной 27-й дивизии южнее города Кургана, белый 1-й Волжский полк был спешно снят со своего участка у д.Смолино и двинулся в район дд.Крюково, Воинково, Митино, Новоутяцкое. Его позиции занял 2-й Самарский полк, еще больше растянувший свои и без того немногочисленные воинские порядки. Южнее оборону держал лишь 1-й Самарский егерский батальон.

Источники: РГВА ф.185, оп.3, д.240, л.119, д.129, л.19, ф.1153, оп.1, д.493, л.8, ф.39500, оп.1, д.22, л.2, ГАКО ф.235, оп.4, д.498, д.500, Воробьев, указ.соч., с.18, Чуйков, указ.соч., с.146-155, Спирин, указ.соч., с.225-226.

***

20 августа 1919 года стал решающим днем боев под Курганом. Еще накануне вечером в штабы красных бригад поступил приказ начдива Карпова с требованием «…во что бы то ни стало сломить белых и сбить их с позиций». С утра над городом появился белый самолет. Летчик 6-го авиаотряда покружил над городскими крышами и заметил на Александровской площади стоящий обоз из 150 повозок. Сделав боевой заход, пилот сбросил бомбу. Через квартал у здания духовного училища, было замечено еще одно скопление людей и повозок. Решив, что под ним красный штаб, летчик сбросил вторую бомбу, которая упала и разорвалась в саду у угла дома. Заметив деревянную переправу на южной окраине города, пилот бросил в нее зажигательную бомбу, но порыв ветра отклонил ее от цели. Еще около 100 повозок летчик увидел, возвращаясь обратно на восточной окраине города.

Источники:  РГВА ф.39499, оп.1, д.354, л.259, д.368, л.л.5-7, ф.1153, оп.1, д.26, л.84.

***

Решающие события развернулись в этот день южнее города. Они определили весь итог боев под Курганом.

После неудачного боя под с.Нагорским, белые части отряда Ромерова стали отходить на северо-восток к д.Становая, открыв фланги белой 3-й Симбирской дивизии для обхода с юга.

Опасаясь охвата находившиеся у с.Бараба 11-й Сенгилеевский и 4-й Эткульский пеший казачий полки оставили свои позиции по берегам Тобола и стали отходить через дд.Лукино и Воинково на д.Колесниково, а 9-й Симбирский полк отступил от д.Бараба через дд.Воинково и Митино на д.Становая.

Штаб 3-й Симбирской дивизии перешел из д.Становой в д.Новомарково. Находившийся при нем 1-й Волжский полк, к исходу дня отошел к сс.Митино и Новоутяцкое.

По всем дорогам южнее Кургана, от реки Тобол отступала на восток белая пехота. Преследуя белых на рассвете 20 августа красноармейцы 37-го полка переправились через Тобол у с.Бараба, опрокинув белые арьергарды с боем заняли д.Лаптево и развивая наступление к полудню с боем заняли д.Нижнеутятское, выйдя с юга во фланг оборонявшимся у дд.Кетово и Санино белым самарским егерям.

Одновременно красный 38-й полк двинулся из д.Нечаево в обход озера Масляное и атаковал д.Ильина. Как точно развивались события неизвестно. Судя по обнаруженному на месте деревни массовому настрелу гильз, включая пистолетные системы «Наган» и «Браунинг», бой принял близкий и весьма ожесточенный характер. Было обнаружено большое количество винтовочных гильз к винтовкам системы Мосина и к использовавшимися белыми солдатами английским винтовкам Ли-Энфильд и Лебель.

Со слов пахавших землю трактористов, на поле где стояла когда-то деревня, находили несколько штыков и полусгнившую винтовку системы «Мосина». Немыми свидетелями того боя стали обнаруженные пряжки и кнопки от деталей солдатской амуниции английского образца, пуговицы от английской и русской военной униформы, а также пряжка от военного ремня артиллериста. Заняв деревню, красные 38-й и 37-й полки двинулись дальше заняв к ночи: 37-й полк – в д.Становое, 38-й полк – в д.Колесниково.

Источники: РГВА ф.1153, оп.1, д.493, л.8, д.30, л.50, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.381-385, ф.39500, оп.1, д.22, л.л.3, 5-6, 8, 10, д.33, л.345, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.339-342, ф.185, оп.3, д.240, л.л.121, 134, оп.1, д.53, л.338.

***

Перелом в этот день произошел и на участке напротив Кургана. Как вспоминал позднее маршал Василий Иванович Чуйков, в ночь с 19 на 20 августа, его 1-й и 3-й батальоны 43-го полка, всего в количестве около 700 человек, переправились через Тобол. Красноармейцы рассыпались в цепь и тихо пошли к разведанным накануне Чуйковым белым окопам в районе с.Кетово. Двигались медленно около двух часов, без курений и разговоров. Ночь выдалась теплая и на редкость тихая. Луна закуталась в небольшие облачка, как в легкое покрывало, но идти было довольно светло. А когда рассвет тронул верхушки деревьев, красноармейцы залегли и поползли по-пластунски. Им повезло – белое охранение их не заметило. В нескольких сотнях метров от вражеских брустверов цепи остановились. Около 15 минут бойцы лежали отдыхая, а затем одним броском преодолев за пару минут последние метры, без выстрелов ворвались в окопы и встав на брустверы, направили оружие вниз на еще не пришедших в себя белых солдат. Сопротивление в таких условиях было бесполезным и 328 егерей-самарцев с двумя юнкерами Челябинской военной школы подняли вверх руки. По сведениям штаба белой Волжской группы, вместе с самарскими егерями в плен попали еще 3 офицера, однако по документам красного командования в число пленных они не вошли. Что произошло с этими командирами можно лишь догадываться. Кроме того, бойцами Чуйкова был взят один пулемет и 36 трехдюймовых снарядов. Оборона белых была прорвана.

Не теряя времени, Чуйков двинул 1-й батальон своего полка через лес на разъезд Утяк, чтобы обойти с фланга белые позиции у д.Глинки, а 3-й батальон своего полка развернул на северо-восток, прикрыв левый фланг. К 10 часам утра, красный 43-й полк прошел лес, вышел на восточную опушку и к вечеру занял побатальонно дд.Лукино и Патронное. За день его потери составили – 5 убитых, 14 раненных и 2 пропавших без вести. Отступавшие перед ним остатки 1-го Самарского егерского батальона отошли к д.Нестерово, а в сторону с.Колесниково была выслана для разведки сотня казаков.

Этот прорыв в корне изменил всю обстановку под Курганом. Теперь удерживать позиции у д.Глинки оказалось невозможным, хотя здесь развернулся самый ожесточенный бой. С утра в распоряжение комбрига Строганова прибыл из резерва свежий красный 39-й полк. Уже несколько дней его бойцы проводили время в безделье, напряженно прислушиваясь к доносившемуся со стороны Тобола грохоту канонады.

По воспоминаниям начальника штаба Федорова, приехав в полк он увидел, что «…на улицах села было оживленно, как на большой ярмарке. Всюду, куда ни взглянешь, толпы веселых, сияющих красноармейцев, разгуливающих в обнимку. Звонкий смех, дружный хохот сливается с татарскими песнями под визгливую гармонь. Ничто не напоминало, что они на фронте, что через день или час они же будут биться насмерть с врагами».

На рассвете 20 августа, 1-й батальон 39-го полка переправился через Тобол по железнодорожному мосту. Пройдя через д.Смолино, колонна бойцов быстро двинулась на д.Глинки. Сопротивления им никто не оказывал. Занимавший ранее позиции на опушке леса восточнее д.Смолино белый 1-й Волжский полк был переброшен на другой участок. Оставшиеся у д.Глинки стрелки-самарцы, из-за своей малочисленности, смогли выставить в этом направлении лишь наблюдательные посты.

Быстро продвигаясь красноармейцы поднялись на холмы и как отмечалось в журнале боевых действий дивизии «…достигли расположения белых, не дав возможности белой артиллерии открыть огонь». Белый бронепоезд «Кондор», на который была возложена оборона этого участка, попал под огонь красной артиллерии и отошел на разъезд №270 (сейчас №2370 у пос.Керамзитный), расположенный сразу по выходу железной дороги с речной поймы на высоты восточного берега.

Обойдя лежащие у холмов старицы, красный батальон свернул у изгиба железной дороги на север. Это был маневр во фланг белым позициям у д.Глинки, что сразу решило судьбу обороны этого участка. Передовые окопы по склону холма за д.Глинки, где еще сутки назад белые стрелки-самарцы доблестно отбивали натиск красных, были очевидно просто брошены. Красные в любую минуту могли обойти их с тыла. Об этом сообщили, прибежавшие от железной дороги запыхавшиеся дозорные.

Снявшись с позиций белые стрелки-самарцы спешно откатились за развилку дорог ведущих на разъезды №270 и Утяк, где заняли вторую линию обороны по опушке леса вдоль дороги, идущей на раз.Утяк.

Выйдя от железной дороги к этому участку, красноармейцы 39-го полка обнаружили перед собой обширное поле за которым виднелась уходящая на восток дорога и кромка леса. Там среди деревьев были видны перебегавшие одиночные фигурки. Справа и слева поле, по которому предстояло атаковать, огибали небольшие перелески. Прикрываясь ими цепи красных бойцов бросились вперед. Когда до противника оставалось около ста шагов, белые стрелки-самарцы практически в упор открыли ураганный ружейно-пулеметный огонь.

Впереди залегшего под огнем красного батальона бросился его комиссар Потеряхин. Завидев вновь поднявшиеся красные цепи, белые стрелки-самарцы стали покидать передовую линию стрелковых ячеек, отползая под огнем вглубь леса, где в нескольких десятках метров чернели буграми новые позиции. Земля до сих пор сохранила отчетливые следы того яростного боя.

Летом 2008 года автор, обследуя совместно с Усачевым Е., эти окопы, обнаружил позади одного из них, вытянутые по земле в линию заклепки, пряжки и крепления. И тут же, картина боя словно встала перед глазами. Отползая под огнем на вторую линию позиций, волок за собой по земле белый боец, свою походную амуницию английского образца. Но то ли ремень зацепился за куст, то ли следовало спешить, однако бросил солдат эту ременно-подсумочную конструкцию, открывшуюся перед нашими взорами спустя сто лет.

Кто он был, тот безымянный белый самарец? Все, что мы можем сказать о нем – сражался он стойко. Сбоку от занимаемого им одиночного окопа, на земле были обнаружены множественные остатки патронных цинков, а сам бруствер был сплошь завален стреляными гильзами.

Преодолев последние несколько десятков метров, несмотря на сильный огонь, красноармейцы ворвались на первую линию белых позиций. Судя по находкам, сделанным в наши дни, даже достигнув края леса красноармейцам далеко не сразу удалось выбить белых с позиции. Все крупные деревья на опушке леса, буквально завалены кучками «мосинских» гильз производства Питерского патронного завода и обоймами к ним. Именно такими патронами снабжались красные части на фронте, а за стволами деревьев укрывались красные бойцы. Медленно, зачастую ползком, они продвигались цепью от окопа к окопу.

Дружными залпами красноармейцы постепенно оттесняли малочисленный белый 2-й Самарский полк на север и восток, вплоть до идущей через лес на восток проселочной дороги. Они и сейчас лежат на земле эти «питерские» гильзы, в ряд в метре друг от друга. Именно так, как стреляла залпами давно прошедшая здесь красная цепь. Специальными бронебойными пулями, бойцы били по позициям белых пулеметчиков. Утяжеленный стальной сердечник такой пули, не давал шансов пулеметному расчету укрыться за щитком «Максима».

Лес до сих пор бережно хранит это наследие той давней войны. При этом на громадных окопах полного профиля, обращенных у развилки дорог бруствером в сторону д.Глинки, в ходе обследования практически не оказалось следов боя. Те же, что обращены на юг, в сторону линии железной дороги, буквально завалены некогда смертоносным и бытовым металлом. Возможно, их создавали в спешке, так как большинство из этих окопов, являются одиночными стрелковыми ячейками для стрельбы лежа. Именно в них и вокруг них, обнаруживается наибольшие количество пуль, гильз, осколков, обойм и шрапнели. Именно здесь кипел бой. Только тут, попадаются пуговицы от униформы, обломки ложек и вилок, ножи и детали амуниции. По одному виду, этого изрытого окопами леса, можно судить о силе и жестокости гремевшего здесь сражения.

Итак, несмотря на упорное сопротивление, белые стрелки-самарцы медленно сдавали свои позиции. И неудивительно. Весь их полк не мог сравняться по численности даже с одним красным батальоном. На помощь им были срочно переброшены белые 21-й Челябинский и 22-й Златоустовский полки, а также 6-й Уральский егерский батальон. Сосредоточившись в д.Челноково они перешли в контрнаступление. Бой разгорался. Атака белых стрелков-уральцев ломает цепи красных, и они отступают. Особое геройство проявил белый рядовой Абразумов Павел. Под сильным огнем он перебегал вдоль наступающей цепи егерского батальона и передавал стрелкам приказы командира.

Внезапно над полем боя показался белый аэроплан. Пристально всматривавшийся вниз летчик заметил, как наступавшие с востока и севера цепи белой пехоты, уже теснят красноармейцев от тракта к линии железной дороге. Вскоре белые уральские горнострелки уже заняли д.Глинки. В этот-то момент, когда исход боя казался уже практически решенным, на помощь прибыл переправившийся по железнодорожному мосту красный 44-й полк Филатова. Его бойцы с ходу вступили в бой.

Под ливнем свинца, красный 1-й батальон 39-го и весь 44-й полки продвигались вперед, неся потери. Чтобы поддержать своих бойцов, по приказу начдива весь 1-й и 2-й артдивизионы, гаубичная батарея и бронепоезд «Ермак Тимофеевич», открыли непрерывный беглый огонь. Три десятка орудий громыхало непрерывно. Постепенно красный батальон 39-го полка все дальше и дальше оттеснял белых горнострелков-уральцев на север. Рядом с ним, красноармейцы 44-го полка теснили белых стрелков-самарцев на восток. От дерева к дереву, выпуская пулю за пулей, продвигались бойцы. По донесению красных командиров, в захваченных ими окопах были обнаружены трупы белых солдат убитых ружейно-пулеметным огнем. Вскоре красноармейцы 1-го батальона 39-го полка с боем заняли дер.Челноково. За день красный 39-й полк потерял 2 убитых и 27 раненных.

Тем временем пришли известия, что красный 43-й полк Чуйкова уже вышел к разъезду Утяк. Это в корне меняло всю обстановку, угрожая окружением, сражавшимся у д.Глинки белым частям. Противостоять этому обходу штаб белой Волжской группы не мог, у него просто не было свободных для этого сил. Правда чуть севернее стояла в бездействии 13-я Сибирская дивизия, находившаяся в распоряжении командующего Уфимской группой. На ее участке было спокойно. Не ясно почему, но штаб армии генерала Сахарова не бросил солдат-сибиряков в бой. Так они и простояли, пока рядом умирали в бою их товарищи.

Узнав о выходе красных к разъезду Утяк и опасаясь охвата, офицеры скомандовали своим стрелкам отходить. К полудню, двигаясь вдоль Тобола, красный батальон 39-го полка занял д.Шкотское, взяв за день 39 пленных и один пулемет системы «Кольта». Прекратив дальнейшее продвижение, красноармейцы окопались на занятой ими линии деревень Глинки, Челноково и Шкотское.

Отступавшие перед ними с боем белые стрелки 6-й Уральской дивизии горных стрелков, отошли на укрепленные позиции в двух верстах восточнее с.Колташово. Здесь они заняли оборону по северо-восточному берегу речки Средний Утяк, протянув левый фланг до д.Уфина.

На помощь им пришел стоявший в д.Колташово белый 32-й Прикамский полк. Его командир срочно направил один из своих батальонов к д.Уфина, для связи с отошедшими в тот район частями 1-й Самарской дивизии. Однако подойдя к деревне, белые стрелки-камцы были встречены ударившими им навстречу с окраины винтовочными выстрелами. Стало ясно, что д.Уфина уже занята красными.

Ввиду столь стремительного прорыва противника, было решено задержать уже снимающиеся с фронта для выхода в резерв части белой 8-й Камской дивизии. Тем более что прибытие им на смену полков 12-й Уральской дивизии задерживалось. Для парирования возможного прорыва, стоявший в д.Новолушниково белый 31-й Стерлитамакский полк с легкой батареей, был спешно переброшен в д.Грачево. Там он сменил 30-й Сибирский Чернореченский полк, отходивший в д.Станичное, в резерв командующего Уфимской группой. Штаб 8-й Камской дивизии расположился в д.Кривино, а штаб командующего группой остановился в д.Барашково.

Заняв д.Глинки красный 44-й полк стал наступать по дороге на д.Шепотково оттесняя отступавший перед ним белый 2-й Самарский полк. Несмотря на свою малочисленность и насчитывая лишь пару сотен штыков, белые стрелки-самарцы занимали огромный участок. Часть их полка отходила южнее железной дороги, на участке от д.Патронное до стальной магистрали. Другая часть полка, с присоединившийся к ним инструкторской ротой 21-го Челябинского полка, прикрывала дорогу от Глинки на Шепотково.

Такой глубокой эшелонированной линии обороны, здесь в глубине леса, что в 3-4 километрахот развилки дорог у д.Глинки, уже не было. Вдоль дороги по опушке, тянулись лишь одиночные стрелковые ячейки для стрельбы лежа. За ними, в глубине леса, в 20-30 шагах от передовой линии, кое-где с большими промежутками в несколько десятков метров друг от друга, шла вторая линия стрелковых ячеек, смотревших своими брустверами на дорогу. Обследование показало, что бой здесь был минимальным. Возможно этому поспособствовал сильный обстрел этих позиций красной артиллерией. Обилие воронок с грудами осколков и практически полное отсутствие шрапнели, свидетельствует о стрельбе осколочно-фугасными снарядами на предельной дистанции.

Оставив после упорного боя вторую линию окопов у перекрестка дорог, белые стрелки-самарцы ведя редкую перестрелку, отходили по дороге на д.Шепотково, преследуемые артогнем. Окопы им помочь не могли. Развернутые в сторону дороги, они были взяты ударом во фланг. Обследовавший этот район курганский поисковик Усачев, обнаружил здесь в основном гильзы «Питерского патронного завода», чьи патроны использовались красноармейцами. Все они лежали вне окопов возле крупных деревьев. Выстрелы эти, были произведены наступавшими красноармейцами вслед стремительно отходящим белым.

Отступая, белый 2-й Самарский полк к вечеру оставил д.Шепотково и отошел к д.Сычево. Его левый фланг отошел южнее железной дороги, а штаб дивизии остановился в д.Пушкарево. При этом позиции (в основном отдельные стрелковые ячейки) прикрывающие дорогу на станцию Утяк и саму станцию со стороны Кургана, были оставлены без боя.

Инструкторская рота 21-го Челябинского полка, пройдя д.Уфина свернула на д.Барашково для присоединения к своему полку. К вечеру 20 августа красный 44-й полк занял дд.Шепотково и Уфина, где и остановился на ночлег. За день красный 44-й полк потерял 3 убитых, 68 раненных, 1 пропавшим без вести.

Оставленный комбригом Строгановым в резерве красный 45-й полк, к вечеру 20 августа переправил пять рот через Тобол по железнодорожному мосту в д.Глинки. Две роты были оставлены у д.Белый Яр и еще две роты стояли у с.Иковского. К исходу дня, части белой 1-й Самарской дивизии отошли на линию деревень Сычево, Пушкарево и Нестерово, штаб генерала Каппеля перешел в с.Саломатное.

Таким образом в результате боев, к вечеру 20 августа 1919 года, фронт белых у города Кургана был прорван. За эти бои комбриг Строганов и командир красного 43-го полка Чуйков, были награждены ручными часами «Смена», с выгравированной на крышке надписью: «Честному воину РККА от ВЦИК».

Еще гремели выстрелы на высотах Увала, а 26-й головной железнодорожный отряд уже приступил к ремонту взорванного пролета курганского железнодорожного моста, торопясь пропустить за него первые эшелоны.

Источники: РГВА ф.185, оп.3, д.334, л.л.105, 120, д.377, л.35, д.366, л.38, ф.1153, оп.1, д.493, л.8, д.30, л.50, д.141, л.2, д.307, л.л.251, 253, д.292, л.л.2-12, 25-32, ф.39808, оп.1, д.16, л.275, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.381-385, 388, ф.39499, оп.1, д.368, л.л.5-7, д.354, л.259, ф.39624, оп.1, д.22, л.л.382, 384, д.15, л.л.34-37, д.58, л.д.340-342, ф.39629, оп.1, д.16, л.л.671-673, 701, д.26, л.л.457-458, 461, ф.39998, оп.1, д.5, л.л.288-302, д.2, л.л.76-79, ф.39500, оп.1, д.22, л.л.3, 5-6, 8, 10, 345, д.33, л.345, ф.1317, оп.2, д.89, л.39,  ГАКО ф.235, оп.4, д.499, Чуйков, указ.соч., с.146-155, Федоров, указ.соч., с.225.

***

По замыслу командарма Тухачевского, форсировав Тобол части 5-й красной дивизии должны были наступать на восток, вдоль линии железной дороги. К 25 августа 1919 года, им ставилась задача достичь деревень Песчаная, Крепость и Высокова.

Красные полки еще вели бои за переправы, а конные ординарцы уже развезли по бригадам новый приказ начдива: бригаде Сазонтова – достичь деревень Спорное и Варгаши, бригаде Строганова – захватить станцию Варгаши и село Камышное. 39-й полк оставался в резерве начдива в занятых с таким трудом деревнях Глинки, Челноково и Шкотское.

21 августа наступление продолжалось. С утра красный 37-й полк выступил из д.Становая. Более 1200 бойцов и командиров шли по лесу. На повозках везли 17 пулеметов, подпрыгивали на ухабах два трехдюймовых орудия. Впереди колонны ехали командир полка Горев и комиссар Садаков.

Внезапно северо-восточнее д.Становой, авангардный батальон натолкнулся на главные силы белой 3-й Симбирской дивизии, по своей численности едва равные наступавшему на них красному полку. Бой разгорался стремительно. Расставив пулеметы по флангам белые стрелки 11-го Сенгилеевского (150 штыков и 3 пулемета), 9-го Симбирского (200 штыков и 2 пулемета) и казаки Эткульского пешего (370 штыков) полков, отбили первую атаку. Но вскоре красные цепи снова двинулись вперед и стали медленно оттеснять малочисленных белых симбирцев. Отступление шло с боем.

К вечеру белый 11-й Сенгилеевский полк занял оборону у д.Новомарково. Три сотни казаков-эткульцев расположились цепями по западной окраине соседней д.Старомарково, выдвинув свою заставу в сторону д.Пестерево. С юга от д.Новомарково до дороги из д.Козлово в д.Спорное, оборону держал белый 9-й Симбирский полк. Еще южнее у дд.Могильная и Строево, находились 1-й Волжский полк и 3-й Симбирский егерский батальон.

Источники: РГВА ф.1153, оп.1, д.26, л.87, д.493, л.8, д.297, л.65, д.292, л.л.59-62, ф.1372, оп.2, д.28, л.л.40-42, д.92, л.л.388, 407-410, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.343, 354-356, ф.39500, оп.1, д.33, л.л.259, 355, 360-361.

***

На участке 3-й бригады Строганова, с утра 21 августа красный 43-й полк Чуйкова выступил из д.Патронное к линии железной дороги на дд.Сычево и Уфина. Обходя населенные пункты колонна из 1272 человек с 16 пулеметами, двумя бомбометами и четырехорудийной батареей, двигалась по пустынным полям проселочными дорогами.

44-й полк Филатова выступил из д.Шепотково на север, втягиваясь в лес по дороге на село Колташово. По лесной дороге шагали 742 человека, в том числе свыше 400 штыков. На двуколках за ними везли 7 пулеметов, двигались 4 орудия. На опушке леса передовой батальон остановился. За полем виднелось село Колташово. На его северо-западной окраине по дороге на д.Грачево, занимал оборону белый 30-й Аскинский полк с гаубичной батареей. С юга село прикрывал 21-й Челябинский полк. Силы противников были примерно равны.

Красные роты рассыпавшись в цепь короткими перебежками устремились вперед. Заметив наступающих по ним открыли огонь из винтовок и пулеметов. Первая атака была отбита. Комполка Филатов запросил поддержки у комбрига Строганова. На помощь ему был направлен батальон 45-го полка из д.Глинки. С подходом подкрепления атаку было решено возобновить. При поддержке огня красной батареи густые цепи красноармейцев настойчиво продвигались к селу. Когда оставалось несколько сот шагов до его окраины, белые не выдержали и начали отходить. На их плечах в уже наступавших сумерках, красные цепи ворвались в с.Колташово.

Стоявший в резерве бригады красный 45-й полк, с утра 21 августа выступил из д.Глинки по дороге на д.Шкотское. Колонна в 1221 человек, 11 пулеметов и 4 орудия растянулась по дороге. При подходе к д.Шкотское выяснилось, что стоявший там красный 39-й полк уже выбил с утра белых из д.Увальной. Сдав свои позиции прибывшим, 39-й полк вновь вышел в резерв.

Было решено развивать наступление на д.Костоусово, откуда прямая дорога вела на д.Грачево, позволяя обойти сражавшихся у с.Колташово белых с фланга. Оборонявший этот участок белый 29-й Бирский полк, уже сдавал свои позиции сменявшим его частям 4-й Оренбургской казачьей бригады. В помощь казакам временно оставались на своих позициях 4-я и 5-я легкие батареи 6-го Уральского артдивизиона.

К утру, 18-й Оренбургский казачий полк уже сменил белых стрелков-бирцев у д.Галкино. По приказу его командира, войскового старшины Алиманова, казаки раскинули свои дозоры от д.Галкино до самого устья речки Нижний Утяк. Штаб полка разместился в лесу на высотах по дороге в 2 верстах от деревни. Одновременно 12-й Оренбургский казачий полк подходил к д.Костоусово. Стрелки-бирцы уже оставили эту деревню и ушли в сторону д.Грачево.

Подходя к д.Костоусово, казаки внезапно наткнулись на красных. Развивая наступление два батальона 45-го красного полка с боем заняли д.Костоусово. Не останавливаясь, часть красноармейцев двинулась преследовать отступающих по дороге на дд.Беспалово и Беляково.

Тем временем отходя по лесной дороге, белый 3-й батальон 29-го Бирского полка поручика Князева вышел к холмам речки Нижний Утяк. Переправившись за речку белый батальон развернулся цепями по поскотине у д.Беляково и д.Беспалово, раскинув свои роты вдоль дороги ведущей на д.Кривино.

Вскоре сюда подошла отходившая последней сотня 18-го Оренбургского казачьего полка. Следом за ней на другом берегу речки у брода на юго-западной окраине д.Беляково среди деревьев показались красные.

Красная рота длинной цепью укрываясь за деревьями стала приближаться к речке. Однако русло реки Нижний Утяк, обходя полукругом деревню Белякова, образовало здесь овраг с отвесными берегами. Удобных подходов к воде, за исключением единственного брода, практически не было. А за рекой, по склону холма, на котором раскинулась д.Беляково, протянулись заметные до сих пор белые окопы, смотревшие своими брустверами на юго-запад, запад и северо-запад.

При попытке переправиться, был убит красноармеец Испанский Макар, ранены 3 красноармейцев. Давно уже не существует, этой маленькой деревушки Беляково, стоявшей на поляне посреди соснового леса. Но и сегодня, исследования этой местности позволили обнаружить на юго-западном берегу за речкой, откуда наступали красноармейцы, множественные стрелянные отечественные гильзы и пули импортного производства.

Потерпев неудачу, красные ушли обратно в д.Костоусово. За ними вперед ушла казачья сотня чтобы произвести демонстрацию и разведать расположение неприятеля. Высланная поручиком Князевым в район с.Колташово разведка, к своему удивлению обнаружила, что село уже занято красными.

Решив очистить от красных весь берег Нижнего Утяка, поручик Князев развернул цепями 10-ю и 11-ю роты своего батальона, после чего двинулся с ними по дороге на с.Падеринское. Однако противника там он не встретил. Заняв д.Костоусово и двигаясь дальше, командир красного 45-го полка Матвеев на развилке лесных дорог направил часть сил за отходящими на д.Беляково казаками. Главные же силы его полка (два батальона), продолжали двигаться прямо на д.Грачево. Успех этого маневра грозил прорвать фронт белой 8-й Камской дивизии.

Навстречу наступавшим красным был направлен 2-й батальон 29-го Бирского полка. Поддерживая его огонь открыли четыре белых орудия. Прошедшая несколько километров красная колонна внезапно попала под артиллерийский обстрел, началась паника. Одновременно показались атакующие белые. Красноармейцы не выдержали и потеряв 8 человек раненными бросились бежать обратно в д.Костоусово. Преследуя их белые цепи вышли на опушку леса.

Штаб белой 8-й Камской дивизии остановился в д.Кривина. По соседству в д.Грачево остановился 8-й Камский егерский батальон и 29-й Бирский полк, чуть дальше в д.Барашково расположился резервный 31-й Стерлитамакский полк, а в д.Станичное в резерве командующего группой стоял 30-й Сибирский Чернореченский полк.

Источники: РГВА ф.39624, оп.1, д.22, л.392, д.124, л.1, д.58, л.л.343, 354-356, ф.39629, оп.1, д.48, л.л.225, 228, д.26, л.463, ф.39639, оп.1, д.4, л.л.228, 230-235, 239, д.2, л.80, ф.39998, оп.1, д.5, л.307, д.2, л.83, ф.1153, оп.1, д.297, л.л.65, 76, д.493, л.8, д.292, л.1-32, ф.1317, оп.2, д.89, л.39, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.388, 399, ф.185, оп.3, д.240, л.154.

***

После первого неудачного наступления, командир 45-го красного полка Матвеев решил повторить наступление на д.Грачево, обойдя в этот раз противника с фланга. В ночь на 22 августа батальоны выступили из д.Костоусово по дороге на д.Галкино. Здесь на высотах в двух километрах восточнее деревни заняли оборону 1-я сотня из 12-го и сотня из 18-го Оренбургских казачьих полков.

Первая попытка красноармейцев приблизиться к позициям казаков по дороге из д.Галкино, была без труда отбита. Широкая равнина позволяла казакам расстреливать наступающих красных с господствующих высот. Тогда бросив в бой все резервы, красный комполка Матвеев двинул их по полевой дороге от д.Костоусово на д.Бугры. Это позволяло выйти обороняющимся казакам прямо во фланг.

С приближением красных цепей казаки оставили свои позиции и стали отходить по дороге на д.Белякова. Следуя за ними цепи красноармейцев вышли к холмам, у подножия которых протекала речка Нижний Утяк. Здесь на полянах в смешанном хвойно-березовом лесу, в километре друг от друга по берегам реки, раскинулись две небольшие деревушки – Безпалова и Белякова. У д.Беспалово, где склоны холмов по берегам были относительно пологими, имелся мост. Красноармейцам удалось на плечах отступающих казаков с ходу переправиться через речку и занять деревню. Этот был решающий успех. В бою был убит красноармеец Павел Трунов из Астрахани, похороненный затем в д.Галкино, были ранены еще 2 бойцов.

Теперь менялась вся ситуация на участке белой 8-й Камской дивизии. Под угрозой оказался весь фронт Уфимской группы. Восточнее от несуществующей ныне деревушки Сорокино (между дд.Кривина и Барашково), по оврагу позиции занимал 31-й Стерлитамакский полк, а в двух километрах южнее д.Барашково – 21-й Челябинский полк. Устойчивость их обороны прямо зависела от восстановления положения под д.Беспалово, взятие которой выводило красных во фланг всему Уфимскому корпусу.

Далее на восток в д.Станичной в резерве стоял лишь 30-й Сибирский Чернореченский полк и тяжелая батарея, с охранявшим ее взводом комендантской команды. По плану командующего группой генерала Войцеховского, после прорыва красных под Курганом, белая 8-я Камская дивизия должна была держать оборону по берегам речки Нижний Утяк. Это была единственная в этих местах естественная преграда. Но весь успех этого замысла зависел от ликвидации прорыва красных у д.Беспалово.

План ликвидации прорыва был прост. 4-й Оренбургской казачьей бригаде было приказано продолжать удерживать участок от устья речки Нижний Утяк до д.Беляково, не давая красным распространяться вниз по течению. Главный удар должны были нанести стоявшие в д.Грачево белые 29-й Бирский полк и 8-й Камский егерский батальон. Они должны были разбить прорвавшихся красных у д.Беспалово и отбросить их обратно к Тоболу. Правда при этом, наступавшие с другой стороны, от линии железной дороги красные части, почти неизбежно занимали оставляемые д.Грачево и с.Колташово. Но сейчас, главным было удержать позиции по реке Нижний Утяк, не допустив красных переправиться на ее правый берег, что неизбежно привело бы к краху всей обороны белой Уфимской группы в этом районе.

Первыми из д.Кривино к месту боя подошел 8-й Камский егерский батальон. К этому моменту д.Беспалова уже была занята красными и возле нее шла перестрелка с казаками. Развернувшись в цепи белые егеря стали обходить деревню справа, стремясь выйти в тыл и отрезать красным дорогу на д.Новолушниково.

По левому берегу речки, по дороге из д.Грачево, двигались 1-й и 2-й батальоны 29-го Бирского полка. Они должны были охватить красных с юга, отрезав им пути отхода на запад. В резерве штаба 8-й Камской дивизии в д.Грачево, были оставлены лишь несколько взводов комендантской команды. Других свободных сил у начдива Пучкова в данном районе больше не было.

Подойдя с юга к д.Беспалово, белый 1-й батальон 29-го Бирского полка вышел на опушку леса, где оказался в полуверсте от окраины деревни и сразу же вступил в бой с занимавшими позиции на другом берегу красноармейцами. Ведя на ходу огонь из винтовок, белые стрелки-бирцы продвигаясь в район моста, где были видны перебегающие красноармейцы.

Вскоре наступавший на левом фланге белый 2-й батальон, остановился в300 метрахвпереди плетня на северо-запад от деревни. Внезапно командир самой левофланговой 5-й роты заметил, как красноармейцы стали глубоко обходить его левый фланг со стороны д.Беляково, готовясь одновременно атаковать с фронта 8-ю роту.

На помощь из резерва сюда была выслана 6-я рота. В это время и появились белые егеря 8-го Камского батальона. По команде, длинной цепью, они приблизились на ружейный выстрел. Огонь красных усилился и прижал их к земле. Повзводно, перебежками, егеря стали приближаться для последнего броска, обходя красноармейцев с фланга и медленно продвигаясь вперед.

Когда до деревни оставалось уже около полуверсты и цепи егерей стали выходить на опушку леса, огонь красноармейцев ослаб и те отхлынули с поскотины к домам. С криками «ура-а-а!» егеря бросились в последнюю атаку и ворвались в деревню. Одновременно, перебегая через мостик, на холмы речного берега уже поднимались белые стрелки-бирцы. Рассыпавшись между деревьями, к окраине д.Беляково стремительно отходили красноармейцы. Так же стремительно от красных была очищена и д.Белякова.

Под угрозой окружения красноармейцы отошли в северную часть леса, по дороге между д.Беляково и с.Падеринским. В этом неудачном для себя бою, красный 45-й полк потерял: 2 убитых, 1 умершего от ран, 20 раненных. Несмотря на спешное отступление красноармейцев, их командирам удалось остановить бойцов у с.Падеринское. Преследовавшие белые солдаты-бирцы и егеря-камцы, после горячей перестрелки были отбиты. В этом бою у села Падеринское, были ранены еще 6 красноармейцев.

Приведя свои батальоны в порядок, командир 45-го полка Матвеев, вновь двинул красноармейцев вперед. Теперь часть красного 45-го полка была отправлена через лес, в обход правого фланга белых. К полудню удачным маневром красным удалось обойти правый фланг белого 1-го батальона 29-го Бирского полка. Стоявшая на фланге сотня 18-го Оренбургского казачьего полка, несмотря на приказ отбросить противника отказалась идти вперед. Более того, казаки стали отступать, оголяя весь фланг. Это вызвало общий откат белых бойцов с позиции. Под угрозой охвата с перестрелкой егеря 8-го Камского батальона и две роты 1-го батальона стрелков-бирцев, отступили по дороге на д.Кривино. В этом бою на участке белой 1-й роты был тяжело ранен 19-летний уроженец Казани портупей-юнкер Валериан Иванович Осецинский, скончавшийся на следующий день в полковом перевязочном пункте, а также погиб казак 18-го Оренбургского казачьего полка Алексей Корабельников, уроженец станицы Нижнеувельской Троицкого уезда. Оба были похоронены на кладбище в с.Арлагуль.

Прикрывали отход две роты белого 2-го батальона 29-го Бирского полка. Заметив, что наступающие красные принимают влево, они в свою очередь отошли на позицию в одной версте западнее д.Кривино, упираясь левым флангом в озеро Грачево и протянув правый фланг на полтора километра севернее озера. Всего за день, красный 45-й полк потерял в боях 3 убитых и 27 раненных. Но главный итог был достигнут – оборона 8-й Камской дивизии по речке Нижний Утяк была прорвана, и весь план командующего Уфимской группой летел насмарку. Теперь, генералу Войцеховскому надо было выводить свои части из-под угрозы флангового охвата.

В этот же день, с утра 22 августа красный 44-й полк продолжал начатый накануне бой у с.Колташово. Здесь на позициях восточнее села укрепились 21-й Челябинский и 30-й Аскинский полки. Целый день продолжался огневой бой. Лишь с подходом батальона 45-го полка, белые стали отходить на северо-восток. Отступление совершалось под прикрытием станковых пулеметов. Условия для отхода были трудные. Красные довели огонь до крайнего напряжения. Патроны были на исходе. Выход из боя роты совершали повзводно, перекатами, чередуя отход с огнем.

Преследуя противника красный 44-й полк подошел к д.Грачево. Здесь белые стрелки-камцы вновь попытались задержаться, быстро перестроив боевой порядок. С расстояния в версту с обеих сторон красные и белые ударили друг по другу из пулеметов. После нескольких атак красный 44-й полк прошел с боем д.Грачево и к ночи занял д.Кривина, потеряв за два дня боев под селом Колташово и деревней Грачево 1 убитого и 35 раненных бойцов и командиров.

Источники: РГВА ф.185, оп.1, д.53, л.338, ф.1153, оп.1, д.292, л.л.2-4, 25-32, д.493, л.8, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.414, 416-419, 407-410,  ф.39624, оп.1, д.22, л.л.386, 394-397, д.58, л.л. 347-351-353, 357-362, д.121, л.л.17, 19, д.88, л.л.249-252, ф.39629, оп.1, д.16, л.л.704, 709, д.53, л.л.4-5, 7, 21, 27, 30-31, д.41, л.л.309-310, 312, д.26, л.л.465-466, 476, д.48, л.234, д.48, л.л.234, 236, д.61, л.744, ф.39500, оп.1, д.33, л.л.360-361, 363-365, ф.39998, оп.1, д.5, л.л.312-313, 316- 319, 321, 329, д.2, л.л.85, 87, ф.39639, оп.1, д.4, л.л.238-241, 243-247, д.2, л.л.95, 98, д.493, л.8, ф.39642, оп.1, д.10, л.3, ф.1324, оп.2, д.117, л.12, ф.39808, оп.1, д.16, л.275, ГАКО ф.23, оп.4, д.470, ф.235, оп.4, д.477, д.519, 522.

***

На правом фланге 5-й дивизии южнее железной дороги, в ночь с 21 на 22 августа красный 37-й полк подошел к д.Новомарково. Здесь держал оборону белый 11-й Сенгилеевский полк, сведенный из-за потерь в один батальон. Его силы были невелики. Наступавшей на них мощной силе, белые солдаты-сенгилеевцы могли противопоставить лишь 150-180 штыков. К тому же, начало боя было для них крайне неудачным. Уставшее за день белое сторожевое охранение, прозевало приближение противника, было сбито и в панике бежало.

Расстроенный внезапным ночным нападением, белый 11-й Сенгилеевский полк начал отход. Внезапно, бойцы заметили мчавшийся по дороге мотоцикл. Вокруг него, вздымая серые фонтанчики пыли, по дороге щелкали пули красных. Но казалось, что отважного мотоциклиста нельзя остановить. Это оказался полковой писарь Андрей Игнатьевич Задонский, доставивший в полк приказ об отступлении. Повинуясь ему, 11-й Сенгилеевский полк спешно отошел к д.Еранино, прикрывая правый фланг своей дивизии, чьи основные силы находились южнее у д.Строевая.

Развивая успех, на рассвете этого же дня, красный 37-й полк атаковал д.Старомарково. Не принимая серьезного боя, стоявшие здесь три сотни белого Эткульского пешего казачьего полка отошли на село Дубровное. Буквально чуть-чуть не выдержавшие красного удара станичники разминулись с подходившим к д.Старомарково с востока им на смену 12-м Уральским егерским батальоном. С егерями была и легкая батарея полевых орудий. Однако, подойдя к деревням Старо- и Ново-Марково, белые егеря-уральцы внезапно обнаружили там красных. Где находились части 3-й Симбирской дивизии, которые требовалось здесь сменить, было не известно. На их участках в предутренней темноте шла сплошная ружейно-пулеметная стрельба.

Не вступая в бой, ввиду неясности обстановки, белые егеря заняли позицию северо-восточнее обоих деревень, прикрывая дорогу на станцию Варгаши и дожидаясь рассвета. Для безопасности, обоз батальона и батарея были направлены обратно в деревню Варгаши. Вскоре, командир 12-го Уральского егерского батальона капитан Лагунов обнаружив, что левый фланг его батальона полностью открыт и опасаясь охвата, стал срочно отводить своих бойцов на позицию в3 километрахзападнее дороги из д.Дубровное в д.Варгаши, оставив в прикрытие дороги лишь одну роту.

Эта передислокация уральских егерей привела к тому, что шедший их сменить на позиции 12-й Уральский кавдивизион, по ошибке проскочил мимо и ворвался в д.Старомарково, где уже были красные. Побросав имущество, красноармейцы отхлынули из деревни. На помощь им из соседней д.Новомарково, уже выходила пехотная цепь. Не решаясь тягаться с ними в заведомо проигрышном пехотном бою, 12-й Уральский кавдивизион удачно выскользнул и отошел по дороге на д.Еранино.

Источники: РГВА ф.39629, оп.1, д.27, л.л.90, 106, 94-97, д.53, л.312, д.48, л.л.229-233, д.16, л.л.704, 709, ф.1153, оп.1, д.292, л.л.5-10, д.136, л.1, д.493, л.8, ф.1324, оп.2, д.157, л.89, ф.39624, оп.1, д.22, л.л.386, 395-397, 400, д.58, л.л.347-349, д.32, л.380, ф.39998, оп.1, д.5, л.л.318-319, д.2, л.85, ф.1372, оп.2, д.92, л.л.416-419, ф.39500, оп.1, д.33, л.л.360-362, 364-365, ф.185, оп.2, д.530, л.21, оп.3, д.1025, л.л.333-334, 39, 382-383, 435, 379, ф.40213, оп.1, д.1730Б, л.188.

***

По южной части современного Кетовского района наступала красная 3-я бригада 27-й дивизии. 17 августа ее полки сосредоточились в с.Меньшиково. Штаб комбрига остановился в с.Шмаково. 18 августа с утра красные 241-й Крестьянский и 242-й Волжский полки, с двумя бронеавтомобилями 3-го Социалистического автобронеотряда, выступили из с.Меньшиково по дороге на с.Утяцкое. В резерве комбрига в д.Галишево был оставлен 243-й Петроградский полк. Конная разведка, оторвавшись от колонны двинулась на север по дороге на с.Черемуховское. Ее задачей было установить связь с соседями из 5-й красной дивизии.

К 15 часам пополудни, развивая наступление от переправы, красный 241-й Крестьянский полк с боем занял с.Нагорское, взяв 11 пленных. Переправившийся за ним следом 242-й Волжский полк, стал наступать в другую сторону, на северо-восток и вскоре занял д.Заборское.

Отброшенные со своих позиций, белые самарские уланы отошли к д.Обухово, направив один эскадрон из своих эскадронов на д.Темляково. Туда же, на д.Темляково из д.Заборское, двинулся и один из красных батальонов 242-го Волжского полка. Сбив отходящий эскадрон улан, красноармейцы захватили 1 пленного и заняли деревню. Белые уланы отошли к д.Новозатобольной.

Чтобы задержать переправившихся красных, командовавший всеми силами белых на этом участке полковник Ромеров приказал прибывшим из д.Воинково в с.Барабу Эткульскому казачьему пешему и 9-му Симбирскому полкам атаковать красных во фланг вверх по течению реки, прорываясь к Нагорскому и отрезая противника от переправ.

Источники: РГВА ф.1324, оп.2, д.180, л.л.425-427, 447, 458, 463, 474, д.199, л.12, д.116, л.л.20-22, 24-25, 97, д.117, л.7, д.54, л.10, д.62, л.47, оп.1, д.93А, л.л.720, 722, ф.39500, оп.1, д.22, л.л.11, 334, д.33, л.323, ф.39624, оп.1, д.121, л.12, д.58, л.л.323-327, ф.185, оп.4, д.177, л.455, оп.2, д.530, л.л.30-31, ф.39629, оп.1, д.16, л.661.

***

19 августа начался сильный бой у д.Нагорское. Пытаясь помочь своим товарищам, в 8 часов утра четыре сотни белого 4-го Эткульского пешего казачьего полка (370 штыков) и 9-й Симбирский полк (200 штыков и 2 пулемета), при поддержке огня 3-й Симбирской батареи (2 легких трехдюймовых орудия) и 2 тяжелых орудий, начали наступать из д.Новозатобольной.

Основной удар пришелся на находившийся в д.Темляково красный батальон 242-го Волжского полка. Силы противников были примерно равны. Красноармейцы попытались контратаковать, но, встретив отчаянное сопротивление белых солдат-симбирцев и казаков-эткульцев, под их давлением, из-за неудобной местности, отошли от д.Темляково, потеряв часть бойцов пленными.

На помощь к отступавшим, из д.Нагорское, спешно выступил стоявший в резерве красный батальон 242-го Волжского полка. Теперь, красноармейцы почти в два раза превосходили своего врага. Объединив усилия, оба красных батальона перешли в наступление. Бой развернулся отчаянный. По донесению штаба красной бригады, белые шесть раз переходили в контратаки, но все же красноармейцам удалось сбить противника и занять д.Новозатобольная.

Белые казаки-эткульцы и стрелки-симбирцы отошли на южную окраину д.Мухино Здесь, к ним на помощь прибыл 3-й Симбирский егерский батальон (две роты, 139 штыков, 48 пулеметчиков, 4 пулемета системы «Максим» и 12 телефонистов). Объединив силы белые вновь начали наступать на д.Новозатобольная. Развернулся ожесточенный бой. Общими усилиями, белые стрелки-симбирцы, егеря и казаки-эткульцы, вытеснили красноармейцев 242-го Волжского полка и заняли д.Новозатобольная.

Тогда из д.Нагорской прибыл на помощь последний, третий батальон красноармейцев-волжцев. Их многочисленные цепи вновь оттеснили белых к д.Мухино. Среди погибших на поле у д.Темляково были найдены трупы несколько офицеров, в том числе помощника командира 9-го Симбирского полка.  После этого боя в 3-м Симбирском егерском батальоне осталось лишь 80 штыков и 4 пулемета. В бою, красноармейцы 242-го полка взял 57 пленных и перебежчиков, захватили 8 винтовок и 16 шинелей.

Источники:РГВА ф.185, оп.3, д.1025, л.л.21-23, 28, 26, 40, 44-45, 55, д.1026, л.38, ф.1324, оп.2, д.180, л.л.401-402, 410-411, д.530, л.27, д.199, л.12, д.594, л.97, ф.39500, оп.1, д.22, л.л.2, 6, д.33, л.л.337, 341, 348, 336, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.336-338, д.121, л.13, д.142, л.231, ф.40213, оп.1, д.1229, л.73, ф.1372, оп.2, д.92, л.340.

***

Весь следующий день 20 августа, красный 242-й Волжский полк занимал лежащие вдоль Тобола дд.Заборскую, Темляково и Новозатобольную, выдвинув свою передовую заставу в с.Бараба. На участке полка было тихо. За день вышли и сдались 42 перебежчика.

21 августа наступление продолжилось. С утра красный 241-й Крестьянский полк с четырьмя орудиями 5-й Смоленской батареи и одним двухпулеметным бронеавтомобилем, выступил из д.Обухово по дороге на д.Новоутяцкое (Ровная). Следом шли два батальона 243-го Петроградского полка с двумя орудиями 4-й Вяземской батареи. Еще один батальон красноармейцев-петроградцев, обходил д.Новоутяцкое (Ровная) с юго-запада. В тылу из с.Утяцкого на д.Обухово за ними двигался штаб 3-й бригады и 242-й Волжский полк с двумя орудиями 4-й Вяземской батареи. В случае успеха передовых частей, они должны были развивать дальнейшее наступление.

Пройдя три километра, красные разведчики 241-го полка заметили казачью сотню. Две роты красноармейцев с 4 пулеметами рассыпались в цепь. Ведя с ними перестрелку, казаки медленно отходили. Деревня Новоутяцкое (Ровная), занималась отступавшим в арьергарде белых войск 1-м батальоном 1-го Волжского полка (около 120 штыков) с четырехорудийной батареей и казачьей сотней. Остальные два батальона уже отошли на д.Митино.

Тесня казачьи разъезды, красноармейцы вскоре подошли к окраине деревни, откуда по ним был открыт редкий огонь. Развернувшись в цепи, четыре роты красного 241-го Крестьянского и две роты 243-го Петроградского полков двинулись в атаку. Поддерживая их атаку, позади встала на позиции и открыла огонь 5-я Смоленская батарея. С окраины д.Новоутяцкой их встретили ружейно-пулеметным огнем, и красноармейцы залегли. Больше часа шла взаимная перестрелка. Несмотря на свою малочисленность, белый батальон выполнил свою задачу и задержал наступающего противника.

Внезапно с юго-запада появились цепи батальона красного 243-го Петроградского полка, который обошел деревню. Оставив позиции после 2-часового боя, малочисленный батальон белых солдат-волжан начал отход на д.Митино. При этом оставленная в арьергарде 4-я рота, насчитывавшая всего 47 стрелков, вместе со своим командиром поручиком Александром Артамоновым, уроженцем Самарской губернии, Николаевской волости, д.Хворостьянка, целиком сдалась красным в плен.

Преследуя отступавший белый 1-й Волжский полк, красноармейцы двигавшегося в авангарде батальона 242-го Волжского полка с командой конной разведки, после ожесточенного 2-часового боя заняли д.Митино. Белые отступили к д.Козлово. Вечером, отдохнув в занятой ими деревне, два батальона красного 243-го Петроградского и два батальона 242-го Волжского полков, выступили из д.Новоутяцкой по дороге на д.Малодубровное. По одному батальону обоих полков, было оставлено в резерве в дд.Митино и Новоутяцкой (Ровное).

Бой развернулся в двух-трех километрах северо-восточнее д.Новоутяцкой (Ровное) у д.Могильной (Лиственная). Здесь по буграм окопался белый 1-й Волжский полк (250-300 штыков) имевший 14 пулеметов и поддерживающую его четырехорудийную батарею. После упорного сопротивления, белые солдаты-волжане были сбиты и, преследуемые пехотой и конницей красных, отошли на позиции в трех километрах западнее д.Спорное.

Этот день был особенно тяжелым для 1-го Волжского полка. Только пленными, полк потерял за день 130 солдат и 1 пулемет системы «Кольт». Практически полностью перестали существовать 2-й и 3-й батальоны, в плен попал командир 5-й роты подпоручик Михаил Иванцов. К исходу дня, в 1-м Волжском полку оставалось лишь около 100-120 штыков и 6 исправных пулеметов. Передав позиции 3-му Симбирскому егерскому батальону, он отошел к штабу дивизии, остановившись на западной окраине деревни Строево.

Курган переживал в эти дни все будни прифронтового города. 22 августа сюда перешел из села Кипель штаб 27-й дивизии. Охрану города осуществлял прибывший из деревни Разбегаево 5-й отряд особого назначения. Под городом в деревне Курганка остановился 27-й кавалерийский дивизион.

Источники: РГВА ф.39624, оп.1, д.15, л.л.46-52, д.58, л.343, д.121, л.16, ф.39500, оп.1, д.33, л.л.355, 259, 360-361, ф.39629, оп.1, д.16, л.л.704, 709, ф.1324, оп.2, д.116, л.34, д.62, л.40,  д.180, л.л.369-370, 379, д.199, л.л.12-13, оп.1, д.93А, л.722, ф.1372, оп.2, д.92, л.408, ф.185, оп.3, д.1025, л.л.41, 332, 335, 341-342, 380, 384, 386, д.334, л.129, оп.2, д.530, л.25, д.1026, л.л.32, 34, ф.40022, оп.1, д.2, л.76, ф.185, оп.3, д.1025, л.л.13, 24, 38, 43, д.1026, л.л.36, 14-15, 39, ф.39499, оп.1, д.368, л.л.5-7, ф.39500, оп.1, д.22, л.л.5-8, 10, д.33, л.345, д.32, л.309, ф.1324, оп.1, д.93А, л.л.722-723, оп.2, д.116, л.л.32-33, д.199, л.л.12-13, д.180, л.л.370, 385, 404, д.222, л.л.21-24, ф.39629, оп.1, д.16, л.л.671-673, 701, ф.39624, оп.1, д.58, л.л.339, 354-356.

***

Из книги Олега Винокурова «Гражданская война в России. Боевые действия на территории современной Курганской области в августе 1919 года». Курган, 2019.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites