kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Гражданская война в Зауралье » Михаил Суханов. ОБЕЛИСК НА РАЗЪЕЗДЕ

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Михаил Суханов. ОБЕЛИСК НА РАЗЪЕЗДЕ

На перегоне между станциями Мишкино-Юргамыш, Южно-Уральской железной дороги, есть разъезд Сладкое. Если ехать из г. Кургана в западном направлении, справа по ходу поезда, можно увидеть небольшой довольно скромный обелиск, он из вагона хорошо виден. На нем нет ни имен, ни фамилий, но местные жители многие десятилетия хранят память о тех незнакомых им людях, в честь которых он был установлен. Это один из немногих в области памятников, уже далекой для нас братоубийственной гражданской войны.

 

Обелиск у разъезда Сладкое.

О том, что происходило на разъезде в те, далекие годы, рассказал для газеты «Советское Зауралье» Лука Михайлович Суханов.

«Сам я из деревни Сухановой, что неподалеку от станции. Было это в престольный праздник Прокопьев день. Шел мне тогда четырнадцатый год. Рано утром услышали мы со стороны станции стрельбу, а вскоре все затихло. И тогда мы с ватагою сверстников побежали на станцию. Нашим глазам представилась жуткая картина. Сладкинские мужчины и женщины ходили возле Гагаркина болота и сносили в одно место трупы. Женщины плакали, крестились. В толпе слышалось: комиссары, большевики. 22 человека пали от рук белобандитов в то ясное, июльское утро.

Кто они? Почему именно на станции Сладкое была устроена кровавая расправа? Никто об этом не знал. И только многое позднее нам рассказали, что со стороны станции Мишкино шел поезд. В его составе были два вагона с арестованными красногвардейцами. Их везли, видимо в курганскую тюрьму. На перегоне Мишкино – Сладкое узники одного вагона, проломав доски пола, стали один за другим выпрыгивать в пролом. Последний арестант выпрыгнул неудачно и, тяжело раненый, закричал. Поезд подходил к станции Сладкое. Охранники, услышав крики, всполошились. Они остановили поезд, вывели всех узников второго вагона, и началась кровавая расправа, но убиты, оказались не все, некоторые красногвардейцы притворились мертвыми и ждали отхода поезда с карателями. Вскоре паровоз свистнул, и поезд тронулся в сторону Кургана. И тогда раненые стали звать на помощь. Но оказалось, что тронулся грузовой поезд, а тот, в котором ехали арестованные, все еще стоял. Крики раненых услышали каратели. На бегу, заряжая винтовки, они бросились к несчастным и стали добивать. Стоны, крики, выстрелы – все слилось в один гул, каратели неистовствовали. Сделав черное дело, они пересчитали убитых. Их оказалось 21. И тогда белые с винтовками наперевес цепью направились в пшеничное поле. Вскоре оттуда загремели выстрелы. Оказалось, в суматохе один красногвардеец убежал, но спасения не нашел.

Вначале всех красногвардейцев похоронили в братской могиле неподалеку от места расстрела, а после установления Советской власти в Зауралье их останки были перенесены в село Сладкое и погребены в братской могиле возле сельсовета. И никто не знает имен 22 красногвардейцев, документы видимо остались у карателей».

А недавно мне встретились воспоминания об этих событиях очевидца, находящегося в то время на другой стороне конфликта. Это воспоминания уроженца села Мыркай Павла Васильевича Яковлева, который был призван по мобилизации в армию Колчака, и был непосредственным очевидцем происходящего в том далеком для нас 1919 году. Я приведу лишь небольшой отрывок из его воспоминаний.

«15 мая 1919 года меня по мобилизации взяли в армию Колчака. И с 16 мая я в Челябинске, служу в качестве писаря в ординарческом эскадроне при штабе Западной армии Колчака.

В июле 1919 года штаб армии, который базировался на поезде, четыре дня стоял на станции Мишкино. Товарный поезд, на котором я ехал, остановился на разъезде Сладкое, что в десяти верстах от станции Мишкино Курганской области. Стояли часа три, а то и больше. За это время на разъезд подошел эшелон, на котором белые везли пленных красноармейцев, и тоже остановился.

И как только он остановился, из самого заднего вагона, вывели партию красноармейцев в количестве 7-и человек, и офицер, указав направление в сторону северо-запада от эшелона, скомандовал: «идите!». И когда пленные отошли метров 15 – 20 от эшелона, по ним раздался оружейный залп. Все они замертво повалились.

После этого вывели другую партию и тоже из семи человек, судьба их оказалась такой же, как и у первой партии. Вывели третью партию, семь человек, и с ними поступили так же. Но, один из красноармейцев не доходя до места расстрела, побежал. Бежал, насколько хватило сил, бежал дальше в степь. Он уже отбежал не менее 100 метров, как полоснули по нему оружейным залпом… Поднялась из под его ног пыль и он как будто подскочил в верх, а затем упал лицом в низ.

Оставив трупы на месте расстрела, эшелон незамедлительно отправился дальше, на восток. Это бесчеловечное событие, которое от начала и до конца происходило на моих глазах, и за которым со страхом наблюдали мои сослуживцы, я никогда не забуду.

Сейчас на месте расстрела стоит скромный обелиск, поставленный в память погибших. На нем нет ни имен, ни фамилий. Будите проезжать через разъезд Сладкое, обратите внимание в сторону северо-запада, обелиск из вагона хорошо виден. Отдайте должное погибшим…».

Жалко погибших красноармейцев, нельзя забывать жертв этой безумной гражданской войны. С другой стороны сегодня мы знаем, что дело большевиков было далеко не такое правое, как нам внушали ранее, а на стороне белых воевали тоже наши соотечественники, не менее красных желавших Родине добра и процветания. Отличия между ними были кардинальными. Колчак хотел восстановить, прерванный большевиками порядок вещей, а затем через Учредительное собрание определить дальнейшую судьбу страны. Ленин жаждал коммунистического эксперимента, и для осуществления этой цели готов был пожертвовать частью населения, несогласного с ним, что в дальнейшем и было реализовано. Ожесточение в этой борьбе достигло небывалого уровня, и по количеству бессудных расстрелов в результате красные далеко обогнали своих оппонентов. К сожалению, сегодня, у нас установлены памятники только одной стороне конфликта. А сколько россиян, оказавшихся в белой армии по своей воле или по воле судьбы, сколько их полегло, и где они похоронены, одному Богу известно. А хотелось бы, чтобы мы помнили и о них, и долг историков восстанавливать имена погибших жертв гражданской войны с обеих сторон конфликта.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites