kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Гражданская война в Зауралье » С.И. Пудовкин. Начало гражданской войны в Зауралье. По «Белым» мемуарам

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




С.И. Пудовкин. Начало гражданской войны в Зауралье. По «Белым» мемуарам

С

(Из материалов Всероссийской научно-практической конференции VI Зыряновские чтения, Курган, 11-12 декабря 2008г. Издательство КГУ, 2008, 218с.).

Реконструкция многих, порой очень значимых исторических событий невозможна без привлечения воспоминаний их непосредственных участников. Особенно это касается воспоминаний о боевых действиях. Скоротечность событий, небольшое количество выживших в боях, порой отсутствие официальных документов усугубляют трагизм ситуации. Действительно, ликвидировать некоторые «белые пятна» нашей истории крайне сложно. Тем более, радуют не многие, но впечатляющие книги, так историк Д. Егоров в монографии «Июнь 1941. Разгром Западного фронта», вовлекший в оборот воспоминания сотен непосредственных участников событий первых дней войны, смог восстановить хронику борьбы за Белостокский выступ.[1]

За 90 лет советская историческая наука, казалось, достаточно детально изучила события Гражданской войны, но «за кадром» остались воспоминания и документы оппонентов большевиков. Публикуемая нынче серия «Россия – забытая и неизвестная» позволяет вовлечь в научный оборот материалы о событиях проходящих на равнинах Зауралья в 1918 году.

В известной монографии П.И. Рощевского «Гражданская война в Зауралье» многие события описывалась неполно и трактовалась достаточно поверхностно. Рощевский писал: «В начале июня развернулись кровавые события в Кургане. К концу мая на станции Курган скопилось несколько тысяч хорошо вооруженных чехословацких легионеров. Они хозяйничали на станции и прилегающей территории. Курганский Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и газета «Известия Курганского Совета» призвали трудящихся быть готовыми к защите Советской республики от поднявшей голову контрреволюции. После кровопролитного боя небольшого гарнизона Кургана с белогвардейскими отрядами белочехи 2 июня 1918 года заняли огород. Захват Кургана позволил интервентам 10 июня соединить сибирскую группу белочехов с челябинской, развернуть наступление к северу, на Тюмень и Екатеринбург». Таким образом, историк оставил за кадром многие важные события.[2]

В серии «Россия забытая и неизвестная. Белое движение. 1918 год на Востоке России» опубликованы интереснейшие воспоминания Бориса Борисовича Филимонова «Поход степных полков летом 1918 года». В своих мемуарах Б.Б. Филимонов описывает встречу с небезызвестным полковником Смолиным: «18 июня в Курган прибыл некий подполковник Смолин, проживавший до этого в городе Туринске и бежавший оттуда из-за преследования большевиков. Подполковник Смолин просил разрешения на сформирование в Кургане хотя бы небольшого партизанского отряда для действий в треугольнике Курган – Тюмень – Камышлов или же для выполнения тех задач, кои командирование найдет более целесообразными. План подполковника Смолина был одобрен, и ему был дан недельный срок для формирования отряда в Кургане. В этих целях курганский воинский начальник должен был выделить в распоряжение подполковника Смолина 40 вооруженных конных и пеших добровольцев, а чешский батальон, стоявший там же, в Кургане, должен был усилить отряд подполковника Смолина 30-40 стрелками (чехами).

Отряду ставилась задача: 1) выдвинувшись из Кургана, занять Исетское, лежащее на пересечении двух трактов: Курган – Тюмень и Ялуторовск – Шадринск, 2) удерживая этот пункт, иметь связь с частями войск, наступающими с одной стороны по линии железной дороги Омск – Ялуторовск – Тюмень, а с другой стороны – Курган – Шадринск, 3) иметь неослабное наблюдение за всем районом Курган – Ялуторовск – Шадринск. В оперативном отношении подполковник Смолин подчинялся начальнику колонны, наступающей на Шадринск».[3]

Далее в своих воспоминаниях Б. Филимонов дает описание первых боев объединенных отрядов чехов и белых против отрядов Красной армии. Автор достаточно подробно описывает сражение за Далматовский монастырь: «После двух часов беспрерывной пальбы красные стали отходить, а цепи добровольцев медленно, но верно стали продвигаться ближе к цели – монастырь перешел в руки белых. Красные отступили на вокзал, куда вслед за противником двинулись курганцы. Перебегающие звенья уже ложились у самого здания вокзала, падение коего ожидалось с минуты на минуту. Правый фланг курганцев уже вышел на полотно железной дороги и занял товарную платформу. В это время вошли в дело красные бронепоезда, находившиеся на вокзале. Они открыли огонь по белым из четырех легких орудий. Бой продолжался. Ни та, ни другая сторона не отступала. Тогда красные решились на хитрость. Красные бронепоезда оставили станцию, делая вид, что начали свой отход на Каменский завод. Опять победное «Ура!» добровольцев, и курганцы на вокзале. Но тут красные бронепоезда вернулись и открыли убийственный огонь по скопившимся на перроне белым бойцам. Откуда-то взялись красные пулеметчики, кои, выйдя во фланг белым, открыли по ним пулеметный огонь. В результате этого огня курганцы отступили, оставив и вокзал, и монастырь, доставшиеся такой недешевой ценой. Белые отступали с огромными потерями, не имея возможности вынести своих раненых. Видя, что резервов у белых нет, красные нажали, и курганцы покатились. Город был ими оставлен...».[4]

Долгое время оставалось неизвестным, как произошел разгром одного из первых добровольческих отрядов Красной армии под командованием Д.Е. Пичугина. Филимонов, как непосредственный участник этих событий, дает описание этого разгрома: «Белые конники подскакали к цепи. Стрельбы нет. Красные стоят, подняв руки, а винтовки их на земле... Ротмистр приказывает им отойти от винтовок на 50 шагов, оставляет около них двух всадников, а с остальными несется дальше. На душе стало сразу легче...

На берегу Гусев, держа коня в поводу, целится из карабина в какого-то человека, стоящего по пояс в воде с сапогами на плечах.

- Это Пичугин, - говорит Гусев. Кубарем скатился с коня в воду Манжетный. Пригрозил пистолетом и за шиворот вытащил на берег «господина с сапогами». Обыскали. По документам действительно Пичугин...

Но тут белым бойцам пришлось пережить несколько жутких минут: речка неширокая, всего шагов сто, поросшая по тому берегу кустарником, в котором ясно видны были люди и винтовки. Берег же, на котором находились белые, был низкий и шагов на двести ни одного кустика.

Подошли к отряду. Пленных стали допрашивать, Пичугин оказался бывшим солдатом лейб-гвардии Преображенского полка. Кроме него, среди пленных оказался один видный большевик – военрук.

Заканчивая описание первых действий Курганского добровольческого отряда в районе родного города, хочется отметить, что данные, на первый взгляд не заслуживающие особого внимания мелочи организационной и боевой работы белых все же характерны. Следя за действиями Курганского добровольческого отряда, мы видим, в какой обстановке и при каких условиях создавались вооруженные силы Белой Сибири, что являлось их кадром и какого рода трения пришлось перебороть на местах отдельным белым отрядам, прежде чем, будучи руководимыми единой волей, устремиться на запад в борьбе за свободу России».[5]

В другой книге серии «Восточный фронт адмирала Колчака» опубликованы воспоминания генерал-лейтенанта Константина Вячеславовича Сахарова о формировании частей белой армии в Курганском военном округе. Сахаров пишет: «По пути я сделал несколько небольших остановок, чтобы познакомиться с ближайшим тылом армии. Первая остановка была в Кургане, где грузились в эшелоны последние части Волжского корпуса и его тыловые учреждения, еще даже не закончившие своего формирования. Части производили хорошее впечатление, чему много содействовал их внешний вид – новенькое английское обмундирование с русскими белыми погонами; люди были хорошо обуты, имели достаточно белья, у всех имелись шинели и исправное оружие. Здесь же мне было доложено, что специалисты, скрытые остатки учредиловцев, пытались за последние две недели организовать в Кургане тайные собрания и митинги, но им это не удалось, так как почти весь офицерский состав не пошел с ними, а солдатские массы после опытов этой партии в 1917 году не поддавались уже на их лживые речи, не прельщались их дешевыми лозунгами».[6]

Таким образом, вовлечение в научный оборот воспоминаний участников Белого движения позволяет восстановить неизвестные страницы гражданского противостояния в Зауралье.

СИ. Пудовкин, НТГСПА, г. И. Тагил



[1] Взоров Д. Июнь 1941. Разгром Западного фронта.- М., 2008.

[2] Рощевский П.И. Гражданская война в Зауралье. вердловск, 1966. -С. 4.

[3] Филимонов Б. Б. Поход степных полков летом 1918// Белое Движение. 1918 год на Востоке России. ., 2003. -С. 294-295.

[4] Филимонов Б. Б. Поход степных полков летом 1918 // Белое Движение. 1918 год на Востоке России. ., 2003. -С. 306-307.

[5] Филимонов Б.Б. Поход степных полков летом 1918 // Белое Движение. 1918 год на Востоке России. ., 2003. -С. 277-281; Курганские хроники. урган, 2002. -С. 121. 6 Сахаров К. Белая Сибирь // Белое движение. Восточный фронт адмирала Колчака. ., 2004. -С. 145.

[6] Сахаров К. Белая Сибирь // Белое движение. Восточный фронт адмирала Колчака. –М., 2004. –С. 145.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites