kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Здравоохранение » Тершукова Е.В. УЛИЦА, ФОНАРЬ, АПТЕКА

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Тершукова Е.В. УЛИЦА, ФОНАРЬ, АПТЕКА


Статья впервые была опубликована в газете «Курган и курганцы» 15 июня 2006 года.

Индустрия товаров и услуг на рубеже XIX – ХХ веков пополнилась в уездном городе Кургане нововведением – открытием частных или, как говорили раньше, вольных аптек. Вряд ли стоит говорить о том, насколько важным для «оздоровления» курганцев оказалось развитие аптечного дела. Теперь для того, чтобы поправить свое здоровье городской обыватель, держа в руках заветный листочек рецепта, мог цивилизованно быть обслужен в аптеках Земянского, Рохлина, Фрейберга.

Аптеки и аптекарские магазины

Наряду с аптеками, для открытия которых требовалось пройти сложную процедуру во врачебном отделении Тобольского губернского правления, в городе существовали и аптекарские магазины. Для учреждения аптекарского магазина было достаточно приобрести промысловое свидетельство второго разряда и, пожалуйста, торгуй на общих основаниях сырыми и обработанными аптекарскими товарами, а также розовой и чемеричной водами, дегтем и креолином, душистым французским мылом, одеколоном, духами, кремами и прочими парфюмерно-косметическими штучками. В 1909 г. в Кургане аптекарские магазины содержали Калликст Сигизмундович Земянский во втором корпусе Гостиного двора, что на Троицкой площади, Гилий Вульфович Дубровин на Троицкой улице в доме Бакинова, и на этой же улице в доме Бронниковой размещался магазин Ипполита Ивановича Манушевича. Для 25-тысячного населения города более чем достаточно.

Благие начинания

Однако население города стремительно росло и к началу 1914 г. уже составляло более 33 тысяч человек. В этой ситуации демографического бума городские власти посчитали уместным учредить собственную аптеку, преследуя при этом две очень важные цели. Во-первых, учреждаемая курганская городская аптека имела своим главным направлением «более выгодное приобретение медикаментов для нужд городских лечебных учреждений и возможно дешевый отпуск лекарств городскому населению как по рецептам врачей, так и по ручной продаже». Во-вторых, аптечное дело в начале ХХ столетия было доходным предприятием, поэтому у города появилась реальная возможность пополнить свой скромный бюджет. Курганской городской думой была образована специальная «Исполнительная Городская Аптечная Комиссия» для выработки инструкции управляющему «Курганской Аптекой», а также для формирования материальной части будущей аптеки (приобретения необходимого оборудования, устройство аптечных помещений и пр.).

В эту комиссию под председательством М.Ф. Врачинского вошли гласные думы: Н.М. Козлов, И.Я. Андреев, Г.П. Шубский, В.М. Каргаполов. За исключением И.Я. Андреева, курганского предпринимателя и домовладельца, остальные члены аптечной комиссии имели прямое отношение к медицине и ветеринарии. Для успешного развития этого начинания были выделены значительные ассигнования. Помещение под новую аптеку нашли в Троицком переулке в доме П.И. Меньщикова, которое в спешном порядке начали обустраивать. И даже заказали вывеску, на которой золотыми буквами было означено «Городская Аптека».

Первые шаги с запинкой

Первые шаги городской аптеки по замечанию газеты «Курганский вестник» были, что называется, «с запинкой». Аптека еще не успела открыться, а вокруг нее разгорелся скандал, суть которого по документам, дошедшим до нашего времени, невозможно до конца уяснить. По-видимому, в недоумении пребывали и горожане, которые в апреле 1914 г. наблюдали, как новенькую вывеску аптеки закрывали сначала рогожами, а потом марлей, от дурного глаза или от ярких солнечных лучей, чтобы не выцвела? Вывеска была закрыта по распоряжению городского врача М.В. Малинина. Не совсем понятна реакция членов городской аптечной комиссии, которые сначала заупрямились, а потом подчинились требованию М.В. Малинина и «обезвредили» вывеску. В этой истории непонятно и отношение к аптеке врача М.В. Малинина. Что он лоббировал интересы владельцев частных аптек, боявшихся конкуренции новой аптеки, или противился досрочному афишированию еще не открывшегося учреждения? «Городской аптеке и впредь придется иметь отношение к городовому врачу М.В. Малинину и недружелюбие М.В. Малинина к городской аптеке сулит впереди мало хорошего…», - констатировал «Курганский вестник» и… напророчил. Это был первый, но не последний случай «недружелюбного» отношения к аптеке со стороны курганских врачей.

Открытие городской аптеки состоялось 8 июня 1914 г. На торжественном открытии присутствовали городской голова и члены управы, небольшое число гласных городской думы, курганский исправник, большинство местных врачей и фельдшеров. В помещении аптеки был отслужен молебен, после которого в здании городской управы был устроен завтрак. Открытие прошло очень скромно, без речей.

Спирт по рецептам

Начало работы городской аптеки совпало с новым непростым периодом в жизни Российского государства, а значит, и курганского общества – с началом Первой мировой войны. Условия военного времени требовали ужесточения общественных порядков, что вскоре и последовало – введение «сухого закона». Казалась бы, торговля вино-водочной продукцией не имела прямого отношения к деятельности аптеки. Однако в условиях всеобщего запрета на торговлю «горячительными» напитками (исключение не делалось даже для пива и русских виноградных вин), спиртосодержащие аптечные товары становились предметом вожделения многих горожан. Городская дума не замедлила исправить это несоответствие, и вскоре последовало ее постановление о воспрещении на все время войны продажи из аптек и торговых заведений медицинских препаратов, содержащих спирт, без рецептов врачей.

По поводу доходов городской аптеки в Кургане ходили нехорошие слухи, выразителем которых явился гласный городской думы П.П. Успенский. 5 февраля 1916 г. на заседании думы врач Успенский, имевший прямой и независимый характер, заявил: «Если городская аптека, как предприятие и дает доход, то этот доход получается только от продажи спирта, которым Аптека торгует, как кабачок». Это обвинение в адрес городской аптеки и ее заведующего Б.В. Елькина в стенах городского самоуправления вызвало скандал. Мнения гласных городской думы разделились. Одна часть городских депутатов была склонна разделить позицию исполнительной аптечной комиссии и признать высказывание П.П. Успенского «весьма некорректным, а по существу своему – идущим в разрез интересам города и его обывателей, - так как ни на чем не основанное голосовое обвинение, брошенное с кафедры Городской Думы гласным-врачем, подрывает доверие к аптеке, призванной служить интересам населения». Другая – меньшая часть городской думы – была склонна считать поведение П.П. Успенского нормальной практикой в работе городского самоуправления. Путем закрытой баллотировки выяснили, что 14 голосов высказались за согласие с изложенным мнением аптечной комиссии и 9 голосов – против. После проведения баллотировки гласный П.П. Успенский заявил собранию, что «после создавшегося положения он далее принимать участие в городской общественной работе считает для себя невозможным и из состава гласных Городской Думы выходит».

На страже здоровья горожан

Врач Петр Павлович Успенский достаточно долго занимался проблемами здравоохранения в Курганском уезде, в том числе, не понаслышке знал о существующих недостатках в отпуске лекарственных средств для населения города и уезда. Так, на Первом губернском съезде сельских врачей Тобольской губернии, состоявшемся зимой 1911 г., он отмечал, что имеют факты незаконной продажи сильно действующих лекарств в москательных лавках, носящих громкое название аптекарских магазинов. П.П. Успенский, как выразитель мнения врачей Курганского уезда, указывал, что торгуют такие аптекарские магазины широко и берут со своих клиентов бешеные деньги. «Известно, например, что за 200,о микстуры Лашкевича взимается 2 рубля, а за 10,о цинковых капель 1 рубль. Вред этой бесконтрольной торговле невежественными ротными фельдшерами сильнодействующими медикаментами понятен сам собой. К сожалению, на съезде выяснилось, что борьба с этим злом может вестись только полицейскими мерами. Получается любопытная картина, - отмечал в своем выступлении на съезде П.П. Успенский, - аптеки за малейшее нарушение правил торговли аптекарскими товарами подвергаются суровой каре, а хищническая торговля ничем не предусмотрена».

Справедливости ради отметим, что злоупотреблений в торговле аптекарскими товарами в городах было значительно меньше, чем в сельской местности. И, пожалуй, «аптечные страсти» зимой 1916 г. в курганской думе являются неординарным случаем. Аптечное направление деятельности органов курганского городского самоуправление наряду с ремонтом улиц и их освещением свидетельствовало об общем росте благосостояния города и горожан. И порой повестка дня городской думы заключалась в обсуждении трех насущных проблем – «улица, фонарь, аптека».




Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites