kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Закон и порядок » СВ. Карпук. ОСОБЕННОСТИ ОБУЧЕНИЯ ЧИНОВ ОТДЕЛЬНОГО КОРПУСА ЖАНДАРМОВ (ОКЖ) КУРГАНСКОГО УЕЗДА В КОНЦЕ XIX- НАЧАЛЕ XX ВЕКА

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




СВ. Карпук. ОСОБЕННОСТИ ОБУЧЕНИЯ ЧИНОВ ОТДЕЛЬНОГО КОРПУСА ЖАНДАРМОВ (ОКЖ) КУРГАНСКОГО УЕЗДА В КОНЦЕ XIX- НАЧАЛЕ XX ВЕКА

(Из материалов Всероссийской научно-практической конференции VI Зыряновские чтения, Курган, 11-12 декабря 2008г. Издательство КГУ, 2008, с. 45 – 46)

В конце XIX, начале XX в. в Кургане размещались территориальное жандармское отделение Тобольского губернского жандармского управления и отделение жандармского полицейского управление (далее - ЖПУ) Сибирской железной дороги.

Функции ОКЖ в городе и уезде: проверка и выдача документа о политической благонадёжности, надзор и наблюдение за неблагонадёжными, за высланными и ссыльными, за иностранцами, за военнопленными, за населением, за рабочими на фабриках и заводах, их профессиональными организациями, страховыми кассами, за настроением крестьян и крестьянским движением, за кооперативными организациями, за легальными просветительскими, благотворительными обществами, библиотеками, за общественными организациями, за религиозными организациями, за евреями, за рядовыми солдатами, выяснение личности, учёт лиц, прибывающих в город, сбор сведений на различных лиц и об отношении к самодержавию, розыск «неблагонадёжных лиц», дознание, выявление лиц, подозреваемых в «революционной деятельности», в «противоправительственной деятельности», «причастных к революционному движению», принимавших участие в революционной деятельности, «обвиняемых в различного рода антигосударственной деятельности», негласная проверка, негласное расследование.

Таким образом, нижние чины ОКЖ должны были многое знать и уметь. Но в конце XIX века их обучение находилось на очень низком уровне.

Основными и единственными учителями нижних чинов должны были быть офицеры. В начале XX в. по сравнению с предыдущими десятилетиями подготовка жандармских офицеров значительно улучшилась. Если в первой половине XIX в. зачисленные в ОКЖ проходили лишь двухмесячную стажировку при его штабе, то теперь их готовили на специальных курсах в Петербурге, куда прибывали офицеры армии и флота, прошедшие тщательный отбор и выдержавшие предварительные испытания. Курсы Штаба ОКЖ готовили офицеров к их будущей служебной деятельности, давали определённые навыки и знания в их будущей профессии. Обучение продолжалось разные сроки, в среднем от 3 до 6 месяцев. Программа была рассчитана так, чтобы число учебных часов было не менее 100. Лекторы читали будущим жандармам уголовное право, курс по производству дознаний и расследованию политических преступлений, железнодорожный устав. Позднее к ним добавились лекции по программам политических партий, их истории. Будущих жандармов знакомили с техникой фотографии, дактилоскопии и другими навыками, которые могли пригодиться офицеру розыска. Уделялось внимание практическим курсам по владению оружием, приемам самозащиты. После выпускного экзамена окончившие курсы указом царя переводились на службу в корпус и получали назначение в различные жандармские управления и в армейские части. От офицеров армии и флота, поступающих в жандармы, требовалось окончание военного или юнкерского училища по первому разряду и пробыть в строю не менее 6 лет[1].

«К офицерскому составу, основной силе, которая обеспечивала режим специфическими методами, предъявлялись особые требования. Так, инструкция требовала, чтобы «унтер-офицеры наблюдательного состава должны быть ...непременно настолько грамотные, чтобы могли свободно написать краткое донесение о происшествии и вообще, обо всем ими замеченном». Существовали «подготовительные школы», где унтер-офицеры ...проходили стажировку. На 3-6-месячных курсах изучались история корпуса, теория розыска, давались общие сведения о революционном движении. К подбору кадров подходили весьма требовательно. ...Кандидатов на эти должности всегда было достаточно: заработная плата жандарма была значительно выше, чем у простого военного»[2].

Исходя из некоторых циркуляров ЖПУ №2624 от 268.1904 г., можно сделать вывод, что в дальнейшем офицеров ОКЖ учили на расстоянии «циркулярным» методом[3]. Во всяком случае, ни в архивах, ни в воспоминаниях жандармов никаких упоминаний о командировании офицеров и унтер-офицеров на какие-либо учебные сборы или курсы не обнаружено.

Жандармские унтер-офицеры набирались из армейских унтер-офицеров, подлежащих увольнению со службы. Поэтому основную боевую подготовку они проходили в войсках.

Принимаемые на службу в ОКЖ унтер-офицеры проходили «испытание» по «программе»:

  • диктант – не менее 1 страницы;

  • письменная автобиография;

 
  •  знание 4-х правил арифметики «с отвлечёнными и именованными числами: как то вычисление рублей, копеек, пудов и фунтов»;

 
  •  знание общевоинских уставов;

 
  •  владение ручным огнестрельным оружием[4].

Находясь на отдельных пунктах, иногда отстоящих от штаб-квартиры ближайших их жандармских начальников на несколько десятков верст, унтер-офицеры далеко не всегда в своей наблюдательной деятельности имели возможность воспользоваться их соответствующими указаниями: заочное определение значения того или другого факта, без достаточных о нём сведений, а тем более указание на тот или другой способ наблюдения — немыслимы. Сверх того бывали случаи, когда в интересах службы являлась необходимость безотлагательно предпринять то или другое действие.

Такое положение требовало, чтобы жандармский унтер-офицер был не только сметлив и благоразумен, но и имел бы достаточное понятие как о лицах, проявляющих политические преступные деяния, так и способах проявления последних, а равно и о той среде, на которую стараются воздействовать названные лица. Познания эти должны служить для каждого унтер-офицера руководящею нитью при выборе лиц и мест, на которых главным образом должна сосредоточиться наблюдательная его деятельность.

Процесс обучения в Курганских территориальном и железнодорожном отделениях организовывали в основном циркулярами – Тобольское ГЖУ, Томское и Омское ЖПУ Сибирской ж.д.

Циркуляр Томского ЖПУ №10844 от 4.10.1912г.: «о боевой подготовке и владении шашкой» требовал от начальников отделений ежемесячно составлять расписание занятий, в котором предусматривалось:

  •  составление протоколов;

 
  •  первая медицинская помощь;

 
  •  проверка знаний по ст. Общего Устава российских ж.д.;

 
  •  проверка знаний статей Устава о наказаниях;

 
  •  проверка знаний обязанностей членов ЖПУ по охране императорских поездов;

 
  •  практическая сборка и разборка пистолета «браунинг»;

 
  •  проверка знаний и умений телеграфного дела;

 
  •  порядок действий в чрезвычайной ситуации;

 
  •  ознакомление вкратце с русскими политическими партиями;

 
  •  устройство и вождение паровоза;

 
  •  строевая, топография, фехтование и др.[5]

Согласно Табелю срочных и внесрочных донесений они были также обязаны ежемесячно к 5 числу предоставлять выписки из журналов занятий с унтер-офицерами.[6]

Только в «обязанности старшего в суточной смене унтер-офицера» в §8 вменено учить и руководить службой молодых жандармов, которых вызывали с их разъездов и станций для несения службы в отделение. «Необходимо знать старшему, что своими занятиями он проливает свой свет в деятельность молодого жандарма, а потому должен разумно вести занятия с обучаемыми».[7]

Основными формами занятий являлись:

  •  тактико-строевое занятие;

 
  •  тактико-специальное занятие;

 
  •  решение летучек и ситуационных задач на местности;

 
  •  практическое обучение при подготовке к службе;

 
  •  самостоятельная подготовка.

Многообразие форм обучения позволяло осуществлять одиночную подготовку жандармов.

К основным методам относятся:

устное изложение учебного материала (лекция, рассказ, объяснение, инструктаж);

практический показ (демонстрация) с пояснением;

упражнение (тренировка);

самостоятельная работа;

практическая работа по выполнению обучаемыми функциональных обязанностей.

В основном жандармов и филёров учили практически на службе, а также они занимались самостоятельно.

Начальники отделений ЖПУ обязаны были ежемесячно объезжать свой район, проверять несение унтер-офицерами полицейской службы, их знания и поведение, что чаще всего претворялось в разносы[8].

Вот, например, как должна производиться подготовка к проверке знаний и умений унтер-офицерами, согласно циркуляру ЖПУ от 1914 г.: «Установить порядок укладки вещей...: на разостланной простыне в 1 м и ближайшем ряду к унтер-офицеру укладываются в порядке канцелярские дела и переписка унтер-офицеров; в следующем ряду мундирные вещи вновь построенные, но не проклеймённые. В третьем ряду – тёплые вещи как-то: полушубок, папаха, валенки и башлыки клеймами вверх. В четвёртом ряду – считая справа налево со стороны унтер-офицеров мундиры клеймами вверх один на другом и по срокам, причём наверху должен лежать мундир 2-го срока, а на нём записная книжка. Рядом и левее их в таком же порядке шаровары клеймами вверх. Рядом с шинелями зимняя фуражка. За зимней фуражкой укладываются в один ряд летние рубахи клеймами вверх, летняя фуражка, перчатки, накидка и, наконец, амуниция».[9]

Основным недостатком в обучении являлось то, что офицеры проведение занятий с нижними чинами перекладывали на вахмистров и дежурных унтер-офицеров. А многие обер-офицеры и сами владели жандармской «наукой», оружием и методикой проведения занятий крайне слабо.

В итоге подобных особенностей обучения чинов ОКЖ в Курганском уезде проявлялись следующие недостатки:

  • неудовлетворительное знание законодательства России, своих прав и обязанностей;

 
  • неумение правильно оформить рапорт и документы на задержанных правонарушителей;


 
  • плохая строевая выправка, неопрятный внешний вид;


 
  • низкие знания санитарии и гигиены (так, циркуляром Томского ЖПУ от 20.2.1905г. отмечалось заболевание значительной части унтер-офицеров ЖПУ венерическими болезнями);[10]


 
  • низкая грамотность унтер-офицеров.[11]


Есть о чём подумать и в наше время.

СВ. Карпук, Курганский пограничный институт.



[1] Спиридович А. Записки жандарма. - М., 1991, с. 30.

[2] Галвазин С. Охранные структуры Российской империи. - М., 2002, с. 96.

[3] ГАОО, Ф. 271. Оп.1. Д. 14. Л. 67.

[4] ГАОО, Ф. 270. On. 1. Д. 1. Л. 99.

[5] ГАОО, Ф. 270. On. 1. Д. 1. Л. 48-51.

[6] ГАОО, Ф. 271. Оп.1. Д. 14. Л. 143.

[7] ГАОО, Ф. 271. Оп.1. Д. 14. Л. 63, 27-32об.

[8] ГАОО, Ф. 270. On. 1. Д. 1. Л. 33.

[9] ГАОО, Ф. 270. On. 1. Д. 1. Л. 76.

[10] ГАОО, Ф. 271. Оп.1. Д. 14. Л. 129

[11] ГАОО, Ф 272. On. 1. Д. 263 Л. 4, 8. Спиридович А. Записки жандарма. - М., 1991, с. 30.

 
 



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites