kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Закон и порядок » Николай Толстых. ОБУЗДАТЬ КОНОКРАДА

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Николай Толстых. ОБУЗДАТЬ КОНОКРАДА

Против вора - караул

Сто лет назад, когда в Кургане и уезде автомобили еще являлись роскошью, и их можно было пересчитать по пальцам, желанными объектами для краж были лошади, служившие основной тягловой силой и самым массовым средством передвижения. Еще на исходе 19-го века сычевский волостной писарь Кузьма Степанович Мякинин в качестве действительного члена местного отдела Московского общества сельского хозяйства выступил на его заседании с докладом «О конокрадстве и мерах против него», который позже был даже опубликован. Шли годы. И то ли предложенные меры не оказали положительного эффекта, то ли, скорее всего, их власти просто не стали претворять в жизнь, но проблема конокрадства не становилась менее насущной. Служить доказательством этому может, в частности, такой любопытный факт. 19 декабря 1907 г., как сообщила газета «Курганские известия», в с. Макушинском поутру произошла кража лошади «вместе с дровнями и коробом». Пострадавшим оказался никто иной, как  К. С. Мякинин, к тому времени уже бывший волостной писарь.

Крестьяне пперед отъездом на покос+  

Косцы перед отъездом на заготовку сена, фото А. Кочешева, 1896г.

Распространенность случаев конокрадства проистекала уже из наличия большого конского поголовья. Под воздействием разных причин оно могло то уменьшаться, то возрастать, но всегда в Курганском уезде исчислялось десятками и сотнями тысяч.  К примеру, в 1916 г. в 58737 переписанных хозяйствах находилось 182976 лошадей. В сельской местности на 100 душ населения приходилось по 59 лошадей. Иным словом, для воров-конокрадов поживы хватало.

В царском законодательстве имелась специальная глава «О пресечении конокрадства», содержавшаяся в Уставе о предупреждении и пресечении преступлений. В ней отдельное внимание уделялось пресечению конокрадства в Западной Сибири, в которую входила и Тобольская губерния с Курганским уездом. Предписываемые меры, конечно, не обеспечивали сельским жителям полной безопасности от краж их лошадей и носили упредительный, профилактический характер. «Всем сельским обществам в Западной Сибири поставляется в обязанность лошадей без присмотра в поле не оставлять, а иметь при них благонадежных пастухов из крестьян, по найму за умеренную плату, и сверх того в ночное время наряжать по очереди особых караульщиков, внушив крестьянам, чрез исправников, что при соблюдении сих предосторожностей, которые не могут быть тягостными для обществ, они если и не будут совершенно безопасны от конокрадов, то по крайней мере всегда будут иметь возможность, в случае покражи из их табунов лошади, преследовать вора по горячим следам». Полиция обязана была по получении сведений о конокрадстве «приступить немедленно, по горячим следам, к надлежащим розыскам», а по задержании виновных или подозреваемых следовало передать их для разбирательства и определения наказания судебным властям. Кроме того, в целях более успешной борьбы с конокрадством предусматривалась выдача денежного вознаграждения из казны полицейским служителям, представителям сельского управления и лицам низших сословий, которые способствовали поимке конокрадов и изобличению их сообщников.

Принять все меры

Несмотря на законодательные предписания, не только искоренить, но и уменьшить число краж лошадей не удалось. К примеру, в Курганском уезде в 1907 г. было зафиксировано 199 случаев конокрадства с 311 уворованными лошадьми. Из них число разысканных и возвращенных владельцам лошадей составило 82 (26,3%). В 1909 г. уже было отмечено 272 случая конокрадства с 471 уворованной лошадью. Число найденных составило 136 лошадей (28,9%). Кстати, раскрываемость краж в Кургане была гораздо выше, чем в сельской местности, зато и конокрадство случалось в городе реже. В 1907 из 33 уворованных в Кургане лошадей 20 были разысканы, а в 1909 г. из 17 украденных удалось отыскать 13. Всего же за три года (1907-1909) было зафиксировано в Курганском уезде 665 случаев конокрадства. Из 1085 украденных лошадей вновь обрели своих прежних хозяев 304 лошади (28%).

Пожалуй, ради любопытства стоит еще привести и современную полицейскую статистику по нашей Курганской области. Так, в 2012 г. было совершено 368 угонов транспортных средств разных видов, из них оказались раскрытыми 261 (71%); из 130 краж были раскрыты 53 (41%). Итого общая раскрываемость угонов и краж автотранспортных средств составила 63%. Почти половину такого рода преступлений пришлась на Курган, где автотранспорт наиболее многочислен.

Ситуация, когда почти три четверти похищенных лошадей, так и оставались не разысканными, не могла не беспокоить местные курганские власти. Она и послужила одной из побудительных причин для проведения 25 сентября (8 октября по нов. ст.) 1910 г. совещания в Курганском полицейском управлении. В нем помимо полицейских чинов – исправника, его помощника, приставов, урядников – участвовали также товарищи (помощники) прокурора, лесной ревизор и лесничий Курганского лесничества. В целях противодействия и борьбы с конокрадством в протоколе совещания отмечалось: «В качестве мер необходимо выяснить всех лиц, занимающихся конокрадством, переводом, сбытом их, так или иначе причастных к этой преступной организации. Наблюдать неупустительно за ними; не допускать кочевания цыган, обращать внимание на киргиз; при краже лошадей все наличные чины полиции должны принимать все меры к розыску похищенных лошадей, устраивая с этой целью погони, через верховых нарочных быстро оповещать соседние селения, полицейских властей для наблюдения, не появятся ли у кого-либо из подозрительных лиц покраденные лошади; обратить строгое внимание на продажу лошадей и документы на них на базарах, торжках и проч. О каждом случае кражи лошадей помимо направления дознаний в установленном порядке подробно доносить исправнику с указанием всех мер, принятых к розыску похищенного и похитителей».

Энергичный урядник

Совсем скоро реальная жизнь напомнила о себе и заставила из упомянутых мер прибегнуть, в частности, к погоне. Через два дня после совещания, в селе Макушино у местного торговца Лазаря Александровича Гребенщикова, ночной порой «посредством взлома и разборки ограды проникли неизвестные злоумышленники и, взломав у конюшни 4 замка, похитили  2-х лошадей, телегу, три хомута и разные принадлежности для упряжки лошадей всего на сумму 575 рублей. Своевременно принятыми мерами злоумышленники задержаны с лошадьми и похищенными вещами в городе Петропавловске и оказались черкесом Хаджи Оглы и крестьянином Иваном Петренко. Дознание по этому делу приставом направлено мировому судье 3 участка Курганского уезда, которым обвиняемые заключены под стражу в Курганский тюремный замок».

Курганский уездный исправник Иконников, изложив об этом случае в рапорте тобольскому губернатору, добавил, что «особую энергию в преследовании и задержании злоумышленников проявил полицейский урядник 9 участка Носков, который напал на свежий след, отправился верхом в погоню и благодаря его распорядительности лошади были обнаружены и похитители арестованы. Вследствие изложенного считаю своим долгом ходатайствовать пред Вашим Превосходительством о поощрении урядника Носкова».

Следует отметить, что в 1909 г. сенатским указом в Уложение о наказаниях за совершение конокрадства и укрывательство краденых лошадей были серьезно ужесточены и усилены меры наказания. Если раньше подобные дела рассматривались в мировых судах, то теперь они стали подсудны окружным судам. Очевидно, в отношении похитителей лошадей у макушинского торговца разбирательство у мирового судьи 3 участка носило предварительный характер. Если прежде за конокрадство грозил тюремный срок от 3 до 6 месяцев, а за укрывательство полтора месяца, то после изменения виновный в этом преступлении подвергался «лишению всех особенных, лично и по состоянию присвоенных, прав и преимуществ и отдаче в исправительные арестантские отделения на срок от пяти до шести лет или от четырех до пяти лет». Поскольку в совершении конокрадства в Макушино обвинялись двое, то их могло ожидать даже более суровое наказание. «В случае же участия в сем преступном деянии нескольких лиц, хотя бы и не составивших шайки, виновные подвергаются: лишению всех прав состояния и ссылке в каторжные работы на время от четырех до шести лет».

А как все-таки обернулось дело с отличившимся при розыске и задержании конокрадов полицейским урядником Носковым? Был ли он как-то отмечен начальством, удовлетворил ли губернатор ходатайство исправника о его поощрении? Да, так и получилось. Губернатор распорядился выслать через курганское казначейство в распоряжение уездного исправника 15 рублей, предназначавшихся для вручения уряднику. Что и было исполнено.

Конь  с  микрочипом (вместо послесловия)

В современной жизни лошадей увидишь нечасто. Такие встречи случаются разве что в цирке и на ипподроме. На селе иногда можно узреть пасущиеся табуны лошадей. Остаются еще племенные конские заводы, как, к примеру, единственный в нашей области Шадринский завод. Недавно довелось прочесть информацию о том, что лошадям этого завода вживили микрочипы, в которые занесены все подробные данные о них. Играя роль «электронного паспорта» на каждую лошадь, подобные микрочипы призваны также предотвратить конокрадство. А уж если кого-то бес попутает, и он совершит кражу, то микрочип поможет доказать принадлежность украденной лошади Шадринскому конезаводу.

Николай Толстых

Опубликовано: Зауралье. – 2013. – 18 апр. – С. 4.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites