kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Закон и порядок » Николай Толстых. Как курганский исправник полицию подтянул

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Николай Толстых. Как курганский исправник полицию подтянул

Паника в городе

Ох, сколько же пришлось натерпеться страхов-ужасов бедным петропавловским обывателям в преддверии Рождества 1902 года! Небольшой уездный городок, что относился в бытность Российской империи к Акмолинской области Степного края, испытал нашествие разбойного элемента, учинившего в считанные дни целую череду злодейств и преступлений. Некто Любов, посылавший корреспонденции в екатеринбургскую газету «Урал», сообщал о криминальном разгуле в своем городе.

«Праздники проходят в Петропавловске при небывалом унынии и смятении. Ряд грабежей и разбоев, с смертельными исходами жертв преступления, навели на всех обывателей панику. Жители до того перепуганы, что с наступлением вечера не только не выходят на улицу, но и не решаются выглянуть в свой собственный двор».

После этого вступления корреспондент приступил к изложению криминальной хроники.

«Вот краткий перечень изуверств петропавловских разбойников… 14 декабря в своем доме убит с сожительницей мясоторговец, саратовский мещанин, с целью грабежа. 17 декабря убиты два караульных сторожа. 18 декабря на телеграфных чиновников, шедших с вокзала, где они служат, в городе было совершено нападение злоумышленников, которые выстрелом из револьвера ранили одного из чиновников в ногу. В то же число ночью два злоумышленника, взяв извощика, нанесли ему сзади ножом рану в голову и, выбросив из саней,  ускакали и остались необнаруженными.

19 декабря было совершено нападение на кондукторов железнодорожной станции. 20 декабря, в 9 часов вечера, на проходившего в центре города счетовода городского ломбарда С. Мукосеева, получившего в тот день жалованье, набросились три злоумышленника, повалили его на снег и, чтобы заставить его молчать, обрезали ему уши, раскроили череп и ограбили, сняли с него шубу, часы и деньги; по сведениям, требующим еще подтверждения, Мукосеев от ран на днях скончался.

22 декабря на рассвете разбойники напали у самого вокзала на возвращавшегося из города железнодорожного извощика, доставившего в город кондукторов поезда № 12, и, размозжив ему голову, пытались угнать лошадь, но последняя по всегдашней привычке отказалась поворачивать куда-либо в другую сторону и, будучи брошена разбойниками доставила на вокзал лишь труп извощика… Никакие нервы и даже бумага не выдержат описания петропавловских событий… под их впечатлением, конечно, петропавловцам праздник не в праздник и они невольно обращают взоры к Омску, к губернской администрации, ожидая принятия экстренных мер по водворению в городе порядка, обеспечивающего неприкосновенность жизни и имущества обывателя».

Это сообщение, учитывая средства связи и уровень печатного дела вековой давности, появилось в екатеринбургском «Урале» уже в новом, 1903, голу – в воскресном номере за 5 января. Продолжение криминальной темы получило развитие в следующей корреспонденции Любова, напечатанной 8 января.

«29 декабря в городе распространился слух, исходящий будто бы от компетентных сфер, о том, что петропавловцы спасены и могут обратиться к обычному образу жизни, так как шайка разбойников уехала в Ишим (поздравляем ишимцев!)» При этом Любов весьма скептически отнесся к слухам, объяснявшим вспышку преступности в Петропавловске наплывом уголовных личностей из других краев. Нет, уверял он, подобный элемент теперь вполне укоренился на местной почве и встречается нередко среди аборигенного населения. «Таких молодцев постоянно имеет каждый город, каждое село, и деятельность их время от времени разрастается и принимает угрожающий характер… Еще с наступлением осени, как это повсеместно наблюдается, в Петропавловске обнаружилось несколько случаев грабежа на улице в ночное время. Безнаказанность их сообщила злоумышленникам храбрость, напугавшую ныне все 2-тысячное население города. Безнаказанность же грабителей объясняется не только недостаточным составом полицейских чинов, но и халатностью самих жителей Петропавловска».

Поведав затем о попытке разбойного нападения еще задолго до криминального обострения перед Рождеством, Любов отметил, что среди доморощенных преступников имелись владевшие казахским языком. Кстати, язык этот в ту пору назывался киргизским, а говорившие на нем казахи – киргизами. «Об этом случае, как и о других подобных, полиции не было заявлено, между тем полиция хорошо осведомлена, что некоторые известные воры из русских прекрасно говорят по-киргизски, носят для отвода глаз киргизские малахаи и пр.»

Таковский исправник Каковский

Почему же петропавловцы не спешили за помощью в местную полицию? Корреспондент был склонен объяснить это ее малочисленностью. Но только отчасти. Наряду с малочисленностью затрагивался еще другой аспект, а именно – качественный состав полицейских кадров. Вот тут-то как раз Любов для наглядности совершил в своей корреспонденции географическое перемещение из Петропавловска в наши родные палестины.

«Хотя нельзя умолчать об общем ропоте по поводу недостаточного числа в городе (Петропавловске – Н.Т.) полицейских стражников. Наш город велик, разбросан, в штате полиции гораздо меньше курганской, где к тому же существует бдительный надзор уездной жандармской команды».

Однако, как выясняется, и сама по себе курганская полиция была не лыком шита и кое-чего стоила. К примеру, старалась оперативно реагировать на сигналы о помощи, исходившие от граждан. «Насколько деятельна курганская полиция, приведу нижеследующий факт: 23-го декабря из отделения конторы «Урала» был послан разносчик газет Рыбин в Петропавловск получить там по накладной ящик с календарями Романова. Рыбин, получивший деньги на проезд и выкуп багажа, скрылся. Когда по телеграфу стало известным, что Рыбин в Петропавловск не явился, а по частным сведениям установлено, что он кутит в Кургане же, заведывающий курганским отделением газеты 28 декабря в 10 часов утра послал надзирателю  г. Сафонову заявление об этом случае, прося отобрать у Рыбина накладную на предъявителя, которую он мог бы также пропить… В 12 часов того же дня сотрудник газеты уже получил накладную с сообщением, что Рыбин арестован».

Подобная оперативность отличала курганскую полицию не всегда. Подводил кадровый состав, должного внимания правильному подбору полицейских не уделялось. Поэтому кадровый вопрос назрел и обострился к концу 19 века. Нужен был только такой человек на начальственном посту, который бы отчетливо осознавал всю важность кадровой проблемы и, сверх того, проявил бы для ее решения твердость характера, упорство, волю. Иными словами, нужен был чиновник-реформатор, способный совершить в рядах полиции нечто вроде реформы местного значения. И такой чиновник появился в лице Эдуарда-Максимилиана Антоновича Каковского, назначенного курганским уездным исправником на стыке 19-20 столетий. И хотя чином он, как говорится, еще не вышел (всего лишь коллежский регистратор, что соответствовало самому низшему 14-му классу в известной табели о рангах), но зато не спасовал и не дрогнул, приступив по назначении в Курган к кадровой реформе местной полиции. Причем в начинании этом выказал немалую прозорливость, подбирая в полицейский штат и оценивая претендентов по их профессиональной пригодности, способностям. Впрочем, внешний вид и физическое состояние со счетов отнюдь не сбрасывались. Молодцеватость и крепкое здоровье приветствовались.

«Вообще надо отдать полную справедливость умению исправника г. Каковского выбирать людей и внимательному назначению даже полицейских стражников… Приятно смотреть на бодрых, трезвых, исполнительных и всегда на своих постах стражников Кургана. А между тем было время, когда крутые меры г. Каковского вызвали большое неудовольствие среди полицейских служак Кургана».

Но вскоре стало очевидно, что решительность главного курганского администратора в замене полицейских кадров приносит свои плоды. Деятельность полиции становилась эффективнее. «Г. Каковский, вступив два года тому назад в должность курганского исправника и убедившись в невозможных порядках, немедленно уволил весь штат полицейских стражников и всю канцелярию, разослав по всем волостям приглашения на имя отставных и запасных нижних чинов явиться на службу в полицию. Со всех сторон притекли к нему сотни кандидатов, из которых г. Каковский сумел выбрать надежных и достойных подчиненных. Большое душевное спасибо говорят г. Каковскому обыватели, слыша, какие ужасы творятся безнаказанно в соседних городах».

Ну, что тут добавить? Да, был таковский исправник Каковский!

Кург.полиц.  

На фото: личный состав Курганского уездного полицейского управления

Николай Толстых

Напечатано: Курган и курганцы. – Зауралье. - 2010. – 20 мая. – С. 10.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites