kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Власть » ЗИМНИЙ ОБЗОР ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВА

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




ЗИМНИЙ ОБЗОР ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВА

Через волости и сёла

В конце 1910 г. тобольский губернатор Дмитрий Федорович Гагман совершил поездку по вверенной ему губернии. С момента назначения в 1908 г. в Тобольскую губернию это была, видимо, уже вторая по счету его поездка по губернии, а первая, ознакомительная, состоялась в 1909 г.

Губернаторский путь сначала лежал из Тобольска на юг губернии. С 1 по 7 декабря 1910 г. Гагман побывал в Ялуторовском, Курганском и Ишимском уездах. Сопровождавший его в дороге старший чиновник особых поручений делал заметки в ходе посещения и  проверки губернатором деятельности различных учреждений. Поскольку тогда еще никаких пресс-служб не было, то, собственно, благодаря этим сохранившимся кратким заметкам мы теперь можем поведать некоторые подробности губернаторского делового вояжа 102-летней давности.

Первым из принадлежащих ныне Курганской области селений, куда заглянул губернатор, было волостное село Верх-Суерское Ялуторовского уезда (теперь с. Верхнесуерское Варгашинского района). Главное внимание он уделил волостному правлению, состоянию его делопроизводства и, в частности, бумаг волостного суда. По завершению их просмотра выяснилось: «В делах, заканчивающихся примирением, не имеется о том заявлений сторон, расписки (от примиряющихся лиц – Н.Т.) не отбираются и лишь делаются отметки по книгам. Других замечаний не было. Старшина и писарь толковы и, видимо, знают свое дело».

Посетил ли начальник губернии сельское училище в Верх-Суерском, в заметках ничего не сказано. Возможно, он спешил. Известно только, что по пути в Курганский уезд он осмотрел в трех деревнях Верх-Суерской волости хлебозапасные магазины. Так назывались хранилища (амбары), создававшиеся по указанию властей для хранения зерновых в качестве непременного запаса на случай неурожая. Оказалось, что в Терпугово и Сосновке хранившийся хлеб  губернатор Гагман оценил как хороший, а в Шестаково отметил «некоторую затхлость». Сделанное же им общее замечание после минования Ялуторовского уезда, адресовалось местным полицейским властям, сфера обязанностей которых была гораздо шире современной полиции. «Чины полиции Ялуторовского уезда редко посещают поселения местности. В одном селении, например, где имеется волостное правление, исправник не был десять лет. Вообще усмотрена нераспорядительность чинов полиции, плохая подготовка к делу и отсутствие энергии».

Волостные села Мостовское и Марайское стали первыми  в череде поселений Курганского уезда, куда направился губернатор. Чтобы у читателей не возникло путаницы, сразу поясним: ныне село Марайское именуется Мостовским и входит в состав Варгашинского района, а прежнее село Мостовское теперь прозывается Малым Мостовским и относится к соседнему Мокроусовскому району.

Побывав в Мостовском волостном правлении, губернатор никаких замечаний не сделал. Затем отправился в школу. Там он, в частности, проверил у учащихся не только знание молитв, но и пытался убедиться, насколько они им понятны. Оказалось, «учащиеся плохо объясняют молитвы, в общем же впечатление хорошее». Выяснилось, что учительница недавно, только с октября, приступила к преподаванию в данной школе. В ходе осмотра хлебозапасных магазинов губернатор обнаружил, что «большая часть хлеба хорошая; в двух же магазинах следует освежить. Предложено крестьянскому начальнику обратить внимание».

В Марайском волостном правлении  никаких бумаг волостных властей губернатор ревизовать не пожелал. Зато встретился с собравшимися в правлении сельскими старостами сел и деревень, входивших в состав Марайской волости (Барнаул, Заложное, Малое Заложное, Нюхалово, Обменово, Рямово и др.) «Происходила беседа со старостами об урожаях хлеба и сена и о нуждах населения», - так кратко занес в свои заметки суть встречи старший чиновник особых поручений.

Но в Марайском губернатор заглянул еще и в школу, находившуюся в ведении Министерства народного просвещения, отчего такие школы назывались министерскими.

 Марайская вол. Министерское училище (кон. 19 в.)

Марайское волостное министерское училище. Конец 19 века.

В школе губернатор опять примерил на себя роль учителя и стал спрашивать учеников. Ученики же, вероятно, впервые видели столь высокого начальника воочию, но не оробели. «Учащиеся отвечали на все вопросы хорошо». Так что губернатор остался доволен и поехал в волостное село Шмаковское (Шмаково). Здесь он вновь побеседовал со старостами, но уже селений Шмаковской волости об урожаях хлеба и сена и спрашивал о нуждах крестьянского населения. Успел даже заглянуть в волостное делопроизводство и найти  его в порядке, потом проверить хлебозапасный магазин, где хлеб им был оценен как хороший.

 Шмаковское волостное правление (кон. 19 в.)

Шмаковское волостное правление. Конец 19 века.

Наконец, завершил он свое пребывание  в Шмаковском посещением двухклассной министерской школы с ремесленными классами при ней. Лаконичным слогом в заметки занесено о произведенном впечатлении: ученики «отвечали хорошо, замечаний не было». Кстати, каменное здание Шмаковской министерской школы сохранилось до сих пор. Целое столетие оно использовалось по прямому назначению, а сейчас в нем размещена сельская библиотека с музеем.

 Шмаково 2008

Здание министерского училища в Шмаково. Фото 2008 года.

В момент, когда губернатор посетил школу, Шмаковским училищем заведовал Алексей Степанович Перов. Пройдут годы, и он о своем учительском пути напишет воспоминания. В них визиту губернатора уделено не более двух строк в связи с рассказом о ремесленном отделении в составе двух мастерских (классов) – столярной и кузнечно-слесарной. Их-то губернатор не преминул осмотреть. «В мастерских были токарные станки, - вспоминал Перов, - в движение они приводились ногами. Вот губернатор в свой приезд и обратил на это внимание и обещал приобрести для школы двигатель; выполнил он свое обещание, сказать не могу, так как вскоре я оставил эту школу». И хотя в заметках о поездке об этом обещании ничего не сообщается, хочется думать, что двигатель все-таки для ремесленного отделения был приобретен и доставлен.

 04

Заведующий Шмаковским министерским училищем Алексей Степанович Перов.

Остановка в Кургане

Дальнейший губернаторский путь пролегал через Белозерское и вдоль по Тоболу в уездный центр. 4 декабря губернатор весь день находился в Кургане. Разумеется, местный чиновный люд знал о предпринятой им инспекционной поездке и ожидал его прибытия. Какие-либо подробности общения начальника губернии с курганским чиновничеством в записках не отражены. Зато благодаря им известно, что первым, кто из простых граждан смог поговорить с высоким начальником, был крестьянин д. Лаптевой Александр Калашников. Понятно, он делал это не из чистого любопытства, а пытался решить насущную для себя проблему. В чем же она заключалась? Калашников жаловался на бездействие полицейского пристава 4 стана «за неприведение в исполнение приговора окружного суда по взысканию имущества с Василия Калашникова». Между тем исполнительный лист из суда был передан еще два года назад. Как видно, те функции, что сейчас возложены на судебных приставов, столетие назад осуществляли приставы полицейские. Губернатор в ответ на жалобу распорядился сделать запрос.

Из уст местных властей Гагман узнал о сделанных курганским купцом Ф.Д. Смолиным пожертвованиях. В благодарность благотворителю губернатор решил доложить о нем в Петербург. И тут дело не ограничивалось, так сказать, заботой об одном моральном поощрении Смолина, пусть и от высочайшего имени. Речь зашла «о представлении его к следующему чину. Из орденов имеет он 2-й степени Анну». А вот городской голова Ф.В. Шветов еще в 1909 г. должен был быть представлен к чину надворного советника. Гагман отдал распоряжение выяснить, что в этом отношении было сделано.

Особым пунктом в программе пребывания губернатора в Кургане стало посещение 5 декабря тюремного замка. При осмотре его им были сделаны такие замечания: «При входе в кухню очень темно и от сырости сильное испарение. Хлеб недостаточно пропечен и в одном хлебе оказался песок». Потом последовали просьбы от некоторых арестантов при обходе камер. В частности, бывший городовой Никифор Лучегов просил «перевести его в г. Туринск, где находится его жена. Исправник и начальник тюрьмы доложили о его хорошем поведении (прилагается справка начальника тюрьмы»). Поскольку такое перемещение губернатор собственной властью разрешить не мог, он обещал содействие в этом вопросе путем обращения к губернскому тюремному инспектору. Наоборот, арестант Тимофей Израйлов «просил заставить жену его жить при родителях». Здесь уже губернатор обещал содействие через крестьянского начальника. Опять же пришлось запрашивать тюремного инспектора на предмет, «разрешается ли в тюрьмах отпускать арестантам книги из журнала «Русское богатство». Собственно, речь шла о журнальных номерах. А поскольку сам журнал относился тогда к числу наиболее прогрессивных периодических изданий России, то тюремный смотритель (начальник) опасался допустить промах, отчего и понадобилось разъяснение со стороны вышестоящего начальства. Правда, от кого именно из арестантов исходила просьба насчет «Русского богатства», в записках умалчивается.

Снова в пути

5 декабря 1910 г., по окончании осмотра тюремного замка и опроса арестантов, губернский начальник отправился в волостное село Сычевское (Сычево). Здесь он в первую очередь опять же направился в волостное правление. По ознакомлении с состоянием волостного делопроизводства губернатор никаких упущений не усмотрел, однако, как выяснилось, сычевский волостной старшина был «совершенно незнаком с опекунскими делами», т. е. замечания касались порядка ведения дел о крестьянских детях-сиротах и их опекунах.

 Вид села Сычевского (кон. 19 в.)

Вид села Сычевского. Конец 19 века.

Следующим пунктом для посещения явилась Сычевская министерская школа. Впечатление, вынесенное губернатором оттуда, осталось очень похвальным и весьма положительным: «Учащиеся отвечают бойко и хорошо. Держат себя прекрасно. Заметно внимательное и добросовестное отношение к делу учительницы».

Довольно благоприятное впечатление произвело и Моревское сельское училище в волостном селе Моревском, куда прибыл губернатор после отъезда из Сычевского. «Учащиеся отвечают хорошо. Учительница с сентября месяца и, видимо, относится к делу внимательно». Завершилось пребывание в Моревском посещением волостного правления. Опять же в тамошнем делопроизводстве «никаких упущений не усмотрено. Старшина относится к делу внимательно».

После Моревского губернатор направился уже, собственно, за границы современного Варгашинского района – на восток Курганского уезда, а потом устремился в Ишимский уезд. Там, как обычно, он посещал волостные правления и осматривал хлебозапасные магазины. Проверял также имевшиеся немногочисленные сельские лечебницы. И если в городах на учебные заведения он времени не тратил, то на селе  непременно их посещал, уделяя обустройству школьного быта и постановке обучения большое внимание. Было очевидно, что положение школьного дела на селе его серьезно заботит. В ту пору немалая часть расходов на содержание школ падала на самих крестьян. Это касалось зачастую помещений, поскольку правительством отпускалось недостаточно средств на строительство школьных зданий. Вот поэтому губернатор, когда видел явную тесноту, заставлял в первую очередь крестьянское общество и попечителей школ позаботиться о расширении учебной площади тем или иным способом. Так, в Красинской министерской школе (теперь территория Лебяжьевского района) «помещение настолько мало, что с трудом помещается 15-20 учеников. Многим ученикам поэтому отказывают. Попечитель и само общество совершенно не заботятся о расширении училища. Между тем класс можно значительно увеличить, сняв перегородку, отделявшую комнату учительницы, предоставив последней квартиру в другом помещении». Но даже в таких стесненных условиях результаты обучения порадовали высокого гостя. «Ученики отвечают бойко и выразительно. Видно заботливое отношение учительницы».

В Моршихинской министерской школе (ныне на территории Макушинского района) губернаторское око узрело следующее: «Далеко недостаточно помещения для учащихся. Занятия происходят в двух зданиях, тогда как в главном, уничтожив помещение учительницы, можно увеличить класс. Г. Начальник губернии предложил попечителю внести это вопрос на обсуждение общества. Ученики на все вопросы отвечают слабо».

7 декабря, губернатор посетил в Частоозерье два учебных учреждения. В церковноприходской школе «на вопросы ученики отвечают с некоторой неуверенностью». Выяснилась особенность этой школы. В ней преподавалась «военная гимнастика», на уроках которой мальчиками разучивались строевые упражнения. «Ученики к этому, видимо, относятся с большим интересом, но учитель гимнастики сам слабо знаком с нею. В общем, учительский персонал добросовестно относится к делу». Об этом губернатор и собирался довести до сведения епархиального владыки, поскольку такие школы находились в подчинении духовного ведомства. Картина, увиденная в двухклассной министерской школе, надо полагать, только усилила  положительное впечатление и настроила губернского начальника на самый благодушный лад. «Учащиеся на все вопросы прекрасно отвечают. Заметно общее развитие детей. Все безукоризненно себя держат. Девочки под руководством учительниц занимаются рукодельем. Показаны работы: шитья, вышивки, вязанья и т.п. Учительницы проявляют особенное внимание и любовь к делу».

Весьма примечательный случай произошел в стенах Частоозерской школы, умолчать о котором просто нельзя. «Ученик названной школы из крестьян дер. Казанцевой Увар Иванов Ландышев 13-14 лет обратился с просьбою заместить его в более высшую школу, т. е. фельдшерскую, учительскую и т. п. В школе он находится второй год. Сведения о нем получены самые хорошие. Его Превосходительство обещал сделать возможное». Неизвестно, как сложилась дальнейшая жизнь Увара Ивановича Ландышева. Но хочется думать, что его стремление получить профессиональное образование после перевода из начальной школы в среднее учебное заведение (например, в учительскую семинарию) с успехом осуществилось не без содействия начальника губернии.

Таким образом, помимо работы органов крестьянского самоуправления – волостных правлений, тобольский губернатор в ходе своей поездки почти всегда проявлял интерес к местной школе. И, как можно убедиться, проверка знаний учащихся во многих школах произвела на него отрадное впечатление. Если даже допустить, что молва о прибытии такого высокого начальника намного опережала его появление и в тех же школах ждали и готовились к вероятному посещению губернатора, тем не менее это не умаляет заслуг и стараний учителей в деле обучения крестьянских детей. Благоприятные отзывы вместе с критическими замечаниями о школах и педагогах от имени губернатора были доведены до сведения директора народных училищ Тобольской губернии Г.Я. Маляревского. По результатам губернаторской проверки  им принимались меры и, надо полагать, последовали выражения благодарности в адрес вполне конкретных учителей

Николай Толстых

Напечатано: Зауралье. – 2012. – 22 нояб. – С.9. – (Страницы истории). 



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites