kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Традиции » Своеобразие устных рассказов о свадьбе жителей Среднего Притоболья

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Своеобразие устных рассказов о свадьбе жителей Среднего Притоболья

(Из материалов Всероссийской научно-практической конференции «VII Зыряновские чтения», Курган, 10-11 декабря 2009г. Издательство КГУ, 2009)

Проблему жанровой специфики устных рассказов поставил Ю.М. Соколов. Характеризуя жанровую систему несказочной прозы, он назвал в ее составе устные рассказы («повествования о самих себе, о своей жизни, о событиях, в которых был участником, о замечательных людях, с которыми приходилось встречаться или работать») (9, 507). Признаком фольклорности устных рассказов Ю.М. Соколов считал обобщающее начало личной судьбы. В результате устные рассказы, «касающиеся, на первый взгляд личной жизни отдельного, незаметного человека, в действительности – прекрасные документы нашей эпохи» (9, 510). Им названы жанровые признаки: реальность событий, личностное осмысление произошедших с ним или хорошо известных ему событий, отмечены повествование от первого лица, установка на достоверность. Эти качества позволили ученому назвать устные рассказы жизненными документами.

Объектом исследования данной статьи является своеобразие устных рассказов о свадьбе жителей Среднего Притоболья.

Г.Р. Шарипова в диссертации «Фольклор в просветительской и краеведческой деятельности И.М. Первушина» выделяет исторические, социальные и бытовые рассказы (10,142), в основу которых положена отраженная в произведениях грань действительности. На наш взгляд, рассказы жителей Среднего Притоболья можно отнести к социально-бытовым устным рассказам, так как брак воспринимался не только как внутрисемейное дело, но и как общественное праздничное событие, торжественный акт, утверждающий рождение новой семьи и обеспечивающий естественное продолжение рода. Вступление в брак было одним из наиболее важных событий жизни семьи и общества, определявшее поведение и отношения между молодежью, родителями и детьми, молодоженами. По В.И. Далю, «брак» – это «законный союз мужчины и женщины, порождающий их права и обязанности по отношению друг к другу и к детям» (6, 122). Для крестьянина семья имела исключительное значение. От нее зависело его экономическое и духовно-культурное состояние. Свадьба как один из самых значительных обрядов играла огромную роль не только в жизни личности, отдельной семьи, но и в жизни общества.

Все устные рассказы объединяют два качества. Во-первых, они отображают реальный факт, свидетелем которого был рассказчик, во-вторых, имеют единую функцию, призванную показать человека в реальных, но необычных обстоятельствах. Это константные видовые признаки устных рассказов. В устных рассказах утверждается, что происходящее или произошедшее есть факт, достоверность которого подчеркивается личным участием рассказчика или ссылкой на свидетелей: «Клавдия Николаевна рассказывала нам, что она вышла замуж "убегом"» (3, 24). Отмечено место происшедшего события (в данном случае Среднее Притоболье) и время (конец 20-х – 30-х гг. XIX века).

Рассказчиками свадьбы Среднего Притоболья являются пожилые женщины, которые были героями свадебного обряда 20 – 30-х годов XIX века, носителями свадебных традиций: «В Крещенье просим у тяти лошадь запрягчи, ехать на воду: женихам показаться и женихов посмотреть. Съезжаются со всех деревень: из Ялыма ездили, из Березово, из Подгорки, Островки; чернавские ездили сюда же, межборцы, и расейцы приезжали, у кого родня... Сотни коней наставят – сколько съезжаются. Думаешь, только Глядянку подломит. Много, много съезжались < ... > все знали, что в Крещенье съезжаются на воду. Весь район знал. Неуж не знали?» (7,41).

Необходимо отметить, что «устным рассказам свойственны формы речи, близкие к разговорной практике. Общий строй речи, пословично-поговорочный комплекс, интонации – всё в устном рассказе < ... > соотнесено с традициями языка фольклора» (5, 129). По своей форме, стилю и языку устный рассказ о свадьбе жителей Среднего Притоболья – это живая разговорная речь, включающая быструю смену ситуаций, динамичный диалог, эмоциональную напряженность, яркие интонации: « ... Меня приехали сватать, дак я сразу к печке встала и вышла. Девки потом говорят: - Чо ты, к печке-то зачем встала? Приехали свататься, дак сразу тебя просватают. А я ничо не знала, дак встала к печке» (7, 56) или, например, «Говорили загадками ишшо[1]: «Вот у вас, говорят, телушичка есть продажная, а у нас бычок» (7, 56); «Миша, прем[2] матки садись» (7, 53).

В рассказах о свадьбе собеседников М.Г. Екимова отражено их отношение ко всем звеньям обряда, типам брака. События в устных рассказах о свадьбе предстают как объективная реальность, которой дается субъективная оценка рассказчика. Так, обилие земли и нужда в рабочих руках, демографическая ситуация удерживали в регионе традицию «убёга»: «Раньше невесту выбирали родители, а уж мы – сами. Были и «убёгом» свадьбы, если родители не согласны» (7, 44). «Убегом свадьба была, если родители не согласны или если нужно было обойтись без расходов на свадьбу» (4, 113). «Собралась одна замуж, а родители не разрешали. И тогда решила Дуня выйти замуж убегом» (2. 21). Снисходительное отношение общественного мнения к «убёгу» свидетельствует о нем не только как о средстве сокращения расходов на свадьбу, но и о прочности местной традиции, идущей из глубины веков. Она не прекращалась, не исчезала, изменяясь в веках.

Устным рассказам о свадьбе жителей Среднего Притоболья свойственна вариативность. Варианты отличаются друг от друга, но они в главных компонентах своего содержания и формы имеют гораздо больше существенного сходства, чем отличий. Вопрос о вариантах фольклорного произведения предполагает прежде всего учет конкретно-исторических факторов и конкретных локально-хронологических условий, которые вызывают вариативность, влияют на творческий процесс.

Так, знаток обряда с. Глядянского Притобольного района Н.А. Конышева (1901 г.р.) вспоминает обряд рукобитья: «Рукобитье вот как проходило < ... >. Мать выносит полотенца, ложит себе на руку, отец кладет руку к матери и перекладывает ее полотенцем, невеста кладет руку к отцу и тоже перекладывает, жених кладет на невестину руку, затем руки кладут свекор и свекровка, значит, и это полотенце < ... >. Все  – запросватали» (7, 60).

Об устойчивости главных компонентов обряда и о появлении разночтений говорит сопоставление поздних текстов с более ранней записью. Так, в собрании А.И. Мякутина: «Предварительно помолившись, все усаживаются за накрытые столы. Как рассядутся, сватовщик просит отца невесты дать руку отцу жениха, и берутся все за руки, а сватовшик разнимает руки, как бы свидетель согласия той и другой стороны» (8, 237).

К.Л. Иванова (1909 г.р.) из д. Разломайки, например, в 70-х гг. XX века уже не помнила, как проходило рукобитье: «Как рукобитье проходило, точно я не помню < ... > руками перехватываются, < ... > кладут полотенцы, что-то еще кладут» (7, 59). Следует отметить, что вариативность характерна для всех этапов свадебного обряда, а не только для обряда рукобития.

Таким образом, «каждая запись фольклорного произведения чем-то отличается от другой. Отличия появляются под влиянием разных обстоятельств: от кого произведена запись, насколько талантлив исполнитель, от кого и когда он перенял устное произведение, что при этой устной передаче поразило человека, что он запомнил, что опустил, чем дополнил свой текст» (1, 64). Жители Среднего Притоболья, собеседники М.Г. Екимова, являются не просто знатоками свадьбы. Их рассказы личностны и касаются их собственных судеб. Хорошо запоминается всегда то, что дорого человеку.

А.Б. Григорьева, Курганский государственный университет.

Список источников и литературы:

1. Аникин ВЛ. Русский фольклор. М: Высшая школа, 1987. 285 с.

2. Архив кафедры истории литературы и фольклора Курганского государственного университета. Коллекция «Давыдовское81».

3. Архив кафедры истории литературы и фольклора Курганского государственного университета. Коллекция «Звериноголовское90».

4. Архив кафедры истории литературы и фольклора Курганского государственного университета. Коллекция «Казак-Кочердык81».

5. Гончарова А.В. Устные рассказы Великой Отечественной войны // Русская народная проза. Русский фольклор. П: Изд-во «Наука». Ленинградское отделение, 1972. Т.ХIII. 316 с.

6. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М: Русский язык, 1999. Т1. А-3. 699 с.

7. Екимов М.Г. Русская свадьба сибиряков Среднего Притоболья (Курганская область). Курган; Куртамыш, 2002. 481 с.

8. Мякутин А.И. Песни оренбургских казаков: В 4 т. Т.IV. Песни обрядовые, духовные стихи, апокрифы, заговоры, очерки обрядов. Оренбург, 1904. 362 с.

9. Соколов Ю.М. Русский фольклор. М: Государственное учебно-педагогическое издательство Наркомпроса РСФСР, 1941. 560 с.

10. Шарипова Г.Р. Фольклор в просветительской и краеведческой деятельности И.М. Первушина: Дис. … канд. фuлол. наук. Курган, 2009. 191 с.


[1] Ишшо – еще.

[2] Прем – под, перед (предлог).



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites