kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Сибирское маслоделие » Николай Толстых. Печатня артельщиков

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Николай Толстых. Печатня артельщиков

И вышел Курган на большую дорогу

С постройкой Транссибирской железной дороги уездный город Курган претерпевает значительные изменения. Территориальные границы его расширяются, возрастает население, увеличивается число промышленных, торговых, культурно-просветительных и иных заведений. С возникновением за Уралом новой перерабатывающей отрасли – промышленного маслоделия – Курган превращается в ее признанный центр. Более того, он становится центром кооперативного маслоделия с той самой поры, как артельные заводы принялись теснить заводы частные. Здесь родилось их славное объединение – Союз сибирских маслодельных артелей, здесь проживали руководящие деятели Союза, его, так сказать, мозговой штаб.

Задачи, которые ставили перед собой организаторы Союза, не сводились исключительно к одному экономическому развитию и подъему сибирского крестьянства. Через кооперацию они стремились поднять и общий культурный уровень крестьян, обеспечить прочную опору для такого подъема.

Потрудится газета на благо мужика

Претворению в жизнь как экономических, так и культурных задач должна была всемерно содействовать газета. Ее даже не пришлось особо искать или создавать с нуля. Еще до образования в ноябре 1907 года Союза сибирских маслодельных артелей два года в Кургане выходила «Народная газета». Ее издатели и редакторы – отец и сын Александр Николаевич и Андрей Александрович Балакшины – стояли и у истоков Союза, являлись его вдохновителями. Ведь А.Н.Балакшин перед этим несколько лет возглавлял «Организацию по устройству кооперативных маслоделен в Сибири», заложив тем самым основу для будущего Союза.

Правда, «Народная газета», возникнув в период первой русской революции, вынуждена была выходить в трудных условиях. Ее прогрессивное, демократическое направление  вряд ли могло устроить власти, поэтому не исключено, что именно под их давлением ее выпуск вынужденно приостанавливался. Перерывы в издании газеты наводят на такое предположение. Так, всего 39 еженедельных номеров вышло в1906 г. – с 27 января по 30 сентября. И лишь 12 номеров вышло в1907 г., уже после поражения революции, с 9 июля по 29 сентября. На пути бесперебойного выпуска газеты, конечно, могли возникнуть финансовые осложнения, но реальное наличие таких осложнений представляется все же менее вероятным, нежели административное, чиновничье вмешательство.

Повторное возобновление «Народной газеты» произошло в 1908 году с 14 марта. И в этом же году с 13-го номера она становится официально печатным органом Союза сибирских маслодельных артелей, открытым проводником его целей и задач, экономического и идейного курса. В объявлении о подписке подчеркивается, что «Народная газета» главное внимание уделяет интересам сибирской кооперации всех видов, крестьянской жизни вообще, сельскому хозяйству и, как орган Союза сибирских маслодельных артелей, отражает жизнь и деятельность Союза и объединяемых им кооперативных организаций».

«Столкнулись две силы»

В качестве союзного, кооперативного органа «Народная газета» с самого начала вызвала резкую неприязнь у торгово-промышленного класса, извлекавшего капиталистическую прибыль в том числе за счет экономического закабаления крестьянства. Частные торговцы и артельщики исходили из совершенно противоположных идейных установок, поэтому борьба между ними становилась неизбежной. А поскольку «Народная газета» отстаивала кооперативные принципы, на которые опирался Союз, то нападки на нее отражали враждебное отношение к деятельности Союза в целом, который подрывал прежнее господство частника. Особенно чувствительно это сказывалось в области торговли.

23 марта1913 г. по инициативе Курганского биржевого комитета в Кургане состоялось совещание торгово-промышленных кругов города с кооперативными деятелями из руководства Союза. На нем предпринималась попытка выработать соглашение, учитывающее интересы обеих сторон. Однако совещание на поверку обратилось в острое столкновение «двух течений, двух сил», соглашение между которыми делалось призрачным.

С яростными нападками на Союз обрушился представитель частных предпринимателей и торговцев К.А.Югов. Он обвинил кооператоров в том, что те настраивают и направляют мужиков против торговцев. Самый говорливый, он практически один из капиталистов выступал в словесных схватках с кооператорами. Тем не менее его речи на этом бурном совещании выявили отнюдь не только его личную позицию. Они, по сути, отразили мнение и защищали интересы всего торгово-промышленного класса. Хорошо понимая, что кооперация окрепла и уже «заполняет отдаленные уголки деревни», Кузьма Югов опасался, что она, потеснив мелкого торговца, «окажет свое влияние и на крупные торговые предприятия». Поэтому, поневоле терпя и вынужденно мирясь с кооперацией, он желал бы видеть ее подчиненной по отношению к частному капиталу. Сокровенную мысль свою он изложил следующим образом: «Я не против кооперативного движения, но стою на том, чтобы оно было поставлено в рамки, безобидные для почтенного сословия коммерсантов».

Досталось от него и «Народной газете», которая воспринимается им как «сплошные нападки» на дорогое ему сословие. «Мой сынишка получает эту газету. Я читаю ее и не нашел ни одной статьи, отрадной для торговца. Ни у одного автора нет намерения указать, чтобы население шло на соглашение с торговцем. Вот я и предлагаю обсудить вопрос, как воздействовать на газету, чтобы она содействовала мирному разрешению кризиса». Тут довольно неожиданно из, казалось бы, строго делового источника – протокола совещания – возникает фигура не названного по имени подростка Алеши Югова, нашего земляка, который в будущем станет известным писателем Алексеем Кузьмичом Юговым, творцом «Ратоборцев» и «Страшного суда». Свидетельство отца из 1913 года привносит дополнительный штрих в биографию сына. Выясняется, что получателем «Народной газеты» значился именно сын, отец же, очевидно, оплачивал подписку и являлся только следующим читателем газеты.

Представители Союза сибирских маслодельных артелей убежденно отстаивали на совещании свою позицию, умело парируя наскоки и обвинения, звучавшие из уст К.А.Югова. Получили отповедь и нападки на печатный орган  Союза. Так, защищая его, один из кооперативных деятелей, А.С.Флоринский, заявил: «Народная газета», поставившая своей задачей, помимо пропаганды идей кооперации и полезных сельскохозяйственных знаний, отражать в себе все нужды и запросы деревни, естественно, не может отказывать в помещении мужицких корреспонденций, трактующих о несовершенствах деревенской частной торговли и проч.»   

Печатное слово рождалось на Дворянской

С момента появления «Народной газеты» и в первые годы ее существования уже в новом качестве она, за отсутствием у ее издателей и редакторов собственной полиграфической базы, печаталась в частной типографии. Но в связи с увеличением численности артельного Союза и всемерным расширением его деятельности важность информационной, разъяснительной, агитационной работы значительно возрастала. Отсутствие же своей типографии грозило эту работу затормозить. Вот почему назрела насущная необходимость обзавестись Союзу собственной печатней, чтобы не в последнюю очередь обезопасить себя от возможных затруднений и с владельцами типографий. К тому же следует принять во внимание еще одно немаловажное соображение: своя типография удешевляла выпуск «Народной газеты» и других печатных изданий Союза.

«Сибирский торгово-промышленный ежегодник», вышедший в С.-Петербурге в1913 г., зафиксировал в Кургане наличие только двух типографий. Обе они принадлежали частным лицам и располагались на Дворянской (ныне Советской) улице в собственных домах их владельцев: у Алексея Ивановича Кочешева, более известного теперь как фотолетописца уездно-городской жизни, и Федора Ивановича Шубина. И поскольку собранные в ежегоднике сведения относились , скорее всего, к концу1912 г. или к началу1913 г., то вполне объяснимо отсутствие в нем упоминания еще об одной типографии, нашедшей пристанище все на той же Дворянской улице. Именно эта типография и была поставлена на службу сибирской кооперации.

По сравнению с печатнями Шубина и Кочешева печатня Союза по времени возникновения являлась «новичком» в издательском деле. И действительно, разрешение на открытие своей типографии курганскому купцу Ф.И.Шубину было дано тобольским губернатором 27 ноября1884 г. Она, по сути, являлась первым полиграфическим заведением в провинциальном Кургане и по праву заняла положение «старичка». Через двадцать лет после шубинской типографии появилась кочешевская. Губернаторское разрешение на ее открытие датируется 9 марта1904 г. Поначалу она принадлежала товариществу братьев Кочешевых, а с1910 г. стала значиться принадлежащей только одному владельцу – купцу А.И.Кочешеву. Кроме того, в собственности его супруги Веры Ивановны находилась скоропечатня, открытие которой было разрешено 19 июня1910 г. Именно в ней печатался отчет союзных артелей за1910 г. На титульном листе отчета (вышел в1911 г.) она обозначена как общедоступная скоропечатня. Что же касается самой типографии кооператоров, то сохранившиеся документы позволяют проследить ее возникновение и таким образом осветить начальный этап в ее истории

Разрешение

12 июня1912 г. в Тобольское губернское управление поступило прошение от «редактора «Народной газеты», купеческого сына Андрея Александровича Балакшина, живущего в гор. Кургане по Дворянской улице в д. Козловой». Прошение подавалось заведенным порядком на имя губернатора. Оно не потребовало для своего изложения много места и его содержание дословно таково: «Имею честь просить Вас разрешить мне устроить собственную типографию в гор. Кургане под названием «Типография «Народной газеты» с тремя ручными печатными машинами следующих размеров: одна 13520 вершков, другая 12 5/8516 3/6 верш. и третья 8 1/8510 3/8 верш., а также одной бостонки и одной набирной (так в документе – прим. Н.Т.)  машины и выдать соответствующее на этот предмет свидетельство. Ответстенным лицом буду я и обязуюсь в точности исполнять все как существующие, так и могущие впредь последовать по этому предмету постановления и правила. Гербовые марки на сумму 2 рубля 50 коп. при сем прилагаются».

Балакшин Андрей Александрович март 1899  

Андрей Александрович Балакшин

И точно: две гербовые марки по 1 рублю и одна марка по 50 копеек прилагались к прошению. Они составили гербовый сбор, установленный при подаче прошения для получения свидетельства. Подписав каждую марку датой получения прошения – 12 июня 1912 года, губернское управление дало прошению дальнейший ход. И ждать пришлось сосем недолго. 15 июня последовало губернаторское разрешение, и редактору «Народной газеты» А.А.Балакшину было выписано свидетельство за №4530. Текст свидетельства почти дословно воспроизводит текст прошения: с перечислением предполагаемых для установки в типографии печатных машин и с тем обязательством, «1) чтобы ответственным лицом в этом заведении был он, Балакшин, и 2) чтобы им в точности выполнялись  все существующие и впредь могущие последовать законоположения и распоряжения Правительства по содержанию типографии». Следовательно, при составлении прошения Балакшин-младший был прекрасно осведомлен, на каких именно условиях выдавались властями  разрешения для заведения типографий.

В тот же день, 15 июня1912 г., подлинное свидетельство отправилось почтой в Курган, копия же с него осталась в 1-м отделении губернского управления. Но в руки А.А.Балакшина свидетельство сразу не попало. Потому как его сначала направили курганскому уездному исправнику. Последний получил из губернского управления предписание (со ссылкой на приказание начальника губернии) выдать свидетельство Балакшину под расписку с последующей присылкой ее в 1-е отделение. И вот, наконец, 23 июня1912 г. редактор «Народной газеты» А.А.Балакшин дал требовавшуюся расписку в том, «что свидетельство г-на тобольского губернатора от 15 июня сего года за №4530 о разрешении типографии в г. Кургане получил»

С этого момента Союз сибирских маслодельных артелей получил законную возможность открыть свое печатное заведение. Правда, обращает на себя внимание тот факт, что типография регистрировалась на имя редактора «Народной газеты» и в прошении своем тот именовал ее собственной. Тем не менее типография не являлась частной. Редактор тут выступал лишь ответственным лицом, как того  требовало царское законодательство. К тому же нельзя исключить того соображения, что когда Андрей Балакшин назвал ее собственной, то таким способом он стремился затушевать ее истинное предназначение – служить исключительно на благо сибирской кооперации. Ведь не было секретом, что после поражения первой русской революции правительство и местные власти с подозрительной опаской относились к кооперации, поскольку, по их убеждению, в ней осели и активно работали оппозиционные элементы – от либеральных деятелей до социалистов различных мастей, бывших  участников революции. Кстати, когда несколько ранее А.А.Балакшин ходатайствовал о разрешении открыть при редакции «Народной газеты» торговлю книгами, то его на политическую благонадежность «просвечивали», выражаясь по-современному, сразу две силовые службы – жандармерия и полиция.

Открытие и первые успехи

После получения разрешения потребовался год на полное оборудование будущей печатни, включая приобретение, доставку и установку печатных машин, закупку бумаги. Уже годовой отчет Союза за 1913 год издается впервые в собственной типографии. И в этом большом отчете, разумеется, невозможно было обойти такое значительное событие молчанием. «Для печатания «Народной газеты», разных брошюр, бланок, конторских книг для Союза и артельных заводов и лавок Союзом устроена в Кургане типография, оборудованная машинами последнего образца. Типография пущена в ход 15 июня1913 г. и до 19 октября сделала работ всего на сумму 14042 р. 10 коп. Правление вошло в соглашение с фабрикантами бумаги, чтобы получить ее из первых рук… Своя типография дала возможность улучшить качество печати и изменить бумагу, что особенно проявилось на «Народной газете». Спрос на артельную газету увеличивался, и тираж с 4 тысяч экземпляров дошел на конец отчетного1913 г. до 7680 экземпляров. Но существовал еще большой потенциал для ее количественного роста в будущем. «Газета уже заняла определенное место в обиходе сибирской деревни, и требования на нее все растут. Кроме газеты Союз издает отдельные брошюры, листки и плакаты». Например, четвертое издание «Наставления для артельных лавок» А.И.Грудзинского печаталось уже в артельной типографии, там же увидели свет брошюры «О кооперативных мельницах» Алферова, «Какая разница между частным банком и кредитным товариществом» Кильчевского и другие.

Упоминавшийся в прошении Андрея Балакшина дом Козловой по Дворянской улице не следует считать точным адресом артельной типографии. В прошении он указан лишь как место проживания Балакшина в Кургане. По словам авторитетного знатока городской истории А.М.Васильевой, этот дом (он сохранился и ныне имеет двойной номер – Пролетарская, 16 и Советская, 129) некоторое время арендовался Союзом.

 Быв дом Козловой

Дом Козловой в наши дни (фото Павла Варлакова).

Но после покупки в1913 г. Союзом под свою главную контору собственного двухэтажного каменного дома на Троицкой улице туда перебрались его учреждения, в том числе книжный склад и редакция «Народной газеты». Теперь в этом здании по улице Куйбышева (бывшей Троицкой) располагается мебельный торговый центр «Пассаж». А вот союзная печатня разместилась отдельно в другом здании. Она нашла пристанище по близости – в доме на пересечении улицы Дворянской (Советской) и переулка Бакиновского (ул. Володарского). Правда, сам этот дом до наших дней не уцелел даже в измененном виде. Его позднейший, уже советского времени, облик остался запечатленным только на фотографии, сделанной другим нашим маститым краеведом  Б.Н.Карсоновым.

Заведение собственной типографии не было какой-то прихотью для руководства Союза сибирских маслодельных артелей. Оно объяснялось целями и задачами этой организации. Типография призвана была серьезным образом расширить культурно-просветительную деятельность артельщиков. Оповещение через «Народную газету» и печатные отчеты, брошюры о деятельности Союза давало возможность усилить пропаганду кооперативной идеи. Через издания артельной печатни до крестьянства доводились не только рекомендации по ведению разных отраслей сельского хозяйства, по улучшению работы в маслодельных артелях и лавках, но внушалась мысль о важной общекультурной миссии кооперации, призванной стать подспорьем по части устройства библиотек, читален, народных домов (клубов).

Список архивных и печатных источников

  • Государственный архив Курганской области (ГАКО), ф. Р-2287 (ф. А.Е.Новикова), оп. 2, д. 72, фото.
  • Государственный архив (ГА) в Тобольске, ф. 152, оп. 23, д. 229, лл. 42, 92.
  • ГА в Тобольске, ф. 152, оп. 26, д. 94, лл. 11, 32.
  • ГА в Тобольске, ф. 152, оп. 26, д. 105, лл. 1-6.
  • Научная библиотека Тобольского государственного историко-архитектурного музея-заповедника (НБ ТГИАМЗ), рукописный фонд, № 11180,  протокол организованного Курганским биржевым комитетом 29-го марта1913 г. совещания по вопросу о степени развития кооперативного движения в Курганском районе и о влиянии его на торгово-промышленную жизнь района, лл. 2-3, 17, 20.
  • Годовой отчет Союза сибирских маслодельных артелей за 1913 год. С 17 октября 1912 по 19 октября1913 г. - Курган, 1914. - С. 84-85, 120-121.
  • Сибирский торгово-промышленный ежегодник. – Спб., 1913. – С. 245.

Николай Толстых (р/п Варгаши).

Опубликовано: Наука и образование Зауралья. - 2005. – С.80-83.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites