kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Ремесла » Пимы катали в Васильках

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Пимы катали в Васильках

Зима на дворе – валенок на ноге. Впрочем, если мороз не сильно лютует, то вряд ли теперь заставишь наших соотечественников, особенно молодых, надеть валенки. Ведь в избытке и прочей зимней обуви – из кожи и меха, разных моделей, на любой вкус и кошелек. А вот у наших предков выбор был поскромнее, и валенки в зимнее время пользовались большим спросом. Удовлетворить этот спрос призваны были чаще всего местные кустари-ремесленники, а позднее ремесленные артели.

Валенки, катанки в сибирском населении более привычно назывались пимами, а мастера-изготовители соответственно – пимокатами. Название было позаимствовано у народов Крайнего Севера, причем «перекочевало» с меховой обуви на валяную обувь из овечьей шерсти.

О пимокатном промысле в прошлом на территории, занятой теперь Варгашинским районом, данных сохранилось не так много. Это касается и бывшего Курганского уезда в целом. На рубеже 19-20 вв. сведения о крестьянских промыслах Тобольской губернии обобщил губернский агроном Н.Л. Скалозубов в двух выпусках «Опыты обзора» подобных промыслов. В частности, в них весьма скупо отмечается, что в Марайской волости один пимокат вырабатывал в год до 200 пар пимов. А в Моревской волости их изготовлением занимались 4 семьи, чей общий годовой заработок составлял 280 руб.

Более подробная информация о пимокатном ремесле крестьян в конце 19 в. содержится в «Сведениях о ветеринарно-санитарном состоянии Тобольской губернии». Такие сведения собирались ветеринарными врачами при обследовании в уездах заведений, обрабатывавших сырые животные продукты, в том числе овечью шерсть.

Пимокатные заведения относились к кустарному ремеслу, поскольку в них применялся только ручной труд. Чаще всего трудился сам хозяин заведения (мастерской) с кем-нибудь из родственников, отчего промысел носил еще семейный характер. Иногда привлекались наемные работники со стороны.

Били, катали, варили…

Нелишним, думается, будет привести описание, каким же способом изготовлялись пимы. «Шерсть, разбитую на луке особой струной, расстилают на тряпицу слоем в 2 вершка толщины, навертывают, слегка смачивая водой, на валек и, при помощи последнего, катают на полке (возвышение, лавка). Полученную таким образом кошму складывают, придавая ей форму пима и покрывая спайки свежим слоем шерсти. Пим внутри набивается тряпьем и катается руками, после чего опускается на 1 час в чан с кипящей водой и по вынутии катается руками на четырехгранном железном пруте длиной 10 вершков, толщиной ¼ дюйма. Остывая, пим делается жестким, поэтому во время катания его несколько раз спускают в горячую воду. Внутрь пима затем вкладывают колодку с выемкой посередине и снова  «откатывают», чтобы сделать углубление между пяткой и носком. Для окончательной отделки пим катается на рубанке (деревянный брус с полукруглыми зарубками), в последний раз опускается в горячую воду, после чего выглаживается на колодке литовкой, чистится пемзой и сушится».

Сведения ветеринарных врачей позволяют выяснить, где и кто именно в Моревской волости занимался  катанием пимов. Всего отмечено  три заведения, причем они  сосредоточились в одном селении. Это была деревня Васильки (старые документы сохранили также написание без мягкого знака – Василки). Она насчитывала до 600 жителей, существует до сих пор, но число жителей теперь не превышает и трех десятков.

Пимокатные заведения в Васильках принадлежали крестьянам Маркелу Иванову, Корнею Полонникову и Зиновию Доронину. Они располагались во дворах владельцев и занимали отдельные помещения размером в 6 квадратных аршин (чуть больше16 кв. метров). Эти помещения отстояли на 100-130 саженей (213-277 метров) от озера, водой которого пользовались люди и пили домашние животные.

Заведение Маркела Иванова существовало с1878 г. Работали в нем 2 человека. По столько же работало и в двух других пимокатнях. Только у М. Иванова и К. Полонникова работали «круглый год», а у З. Доронина «временами». Общим при этом являлось то, что пимокаты особого помещения  для себя, отдельного от рабочего помещения, не имели. Варка пимов производилась в чанах. Отбросы вывозились либо сваливались в яму.

Относительно пимокатных мастерских М. Иванова и З. Доронина указывалось, что они появились «без разрешения». Очевидно, имелось в виду прежде всего разрешение   со стороны ветеринарной службы. Но фраза «Санитарное состояние неудовлетворительно», надо полагать, относилась ко всем трем заведениям.

Шерсть владельцы закупали в Кургане по 10 руб. за пуд. До 200 пар пимов в год изготавливалось в мастерской З. Доронина, по 150 – М. Иванова и по 100 – К. Полонникова. Продажная цена за пару составляла 1 руб. 50 коп.

Следует упомянуть, что кроме Васильков в пределах современного Варгашинского района имелся еще один очаг пимокатного дела. Он находился в д. Песьяной (она же Старопесьяное) Арлагульской волости, соседствовавшей с Моревской. В этом селении действовало 6 заведений. Число работающих в них колебалось от 1 до 4 человек. В остальных условиях производства особых отличий с Васильками не наблюдалось. Все песьянские пимокатни появились без разрешения. За год в каждой из них каталось от 60 до 200 пар пимов.

Хозяин или работник?

В обследованиях ветеринарных врачей ничего не сообщалось о сбыте готовых изделий Васильковскими пимокатами. Можно предположить, что сельские ремесленники отчасти работали на заказ, катая валенки для вполне конкретных лиц из числа своих односельчан или жителей соседних селений. В то же время очень возможно, что львиная доля пимов поступала на рынок, продавалась на базарах и ярмарках.

Имелся еще и другой канал сбыта. Из тех же сведений относительно владельцев пимокатных заведений в Васильках нельзя выяснить, являлись ли они самостоятельными хозяевами, самолично решая вопрос о сбыте своих пимов, либо они уже целиком работали на скупщиков, городских или деревенских, и зависели от них. К примеру, в ближайших к Кургану селениях пимокаты в конце 19 в. работали уже на городских торговцев. «В г. Кургане есть 3-4 торговца (наиболее крупный А.П. Калинин) пимами местной работы. Торговцы эти покупают киргизскую шерсть и раздают ее по деревням пимокатам  для изготовления пимов. Пимокаты есть в Новой деревне (Рябковой) Малочаусовской волости – 15 чел, Зайковой Введенской вол. – 10 чел., Большечаусовой – 6 чел., Малочаусовой – 2 чел. Сдают им шерсть пудами, из пуда выходит крупных пимов пар 8. Платят за работу за сотню 40 руб. Шерсть покупают в Петропавловске по 7 руб. 50 коп. за пуд. Прежде дело было шире развито, ныне меньше. Всего на Курган вырабатывается  около 10 тыс. пар пимов. Кроме городских есть и деревенские скупщики этого товара».

Следовательно, подгородные пимокаты хотя и оставались еще владельцами ремесленных заведений, но уже не распоряжались трудом своих рук и превращались в наемных работников, зависимых от снабжающих их шерстью торговцев, которые  и  устанавливали плату за готовые валенки. Очевидно, подобной участи не избежали и пимокаты из более удаленных селений. О двух заведениях в Песьяной, Никиты Высоких и Тимофея Толстикова, сообщалось определенно, что для них не только шерсть закупалась в Кургане, но туда же сбывались и сами пимы.

Нельзя уверенно утверждать, что в Васильках пимокаты еще не попали в зависимость от капиталиста. Ведь шерсть закупалась ими, вернее всего, у тех же курганских торговцев, которые приобретали ее в Петропавловске и везли потом в Курган. Здесь же пимокатам отдаленных селений торговцы не раздавали, а продавали шерсть, зная наперед, что большая часть этой шерсти, но уже в виде готовых валенок, вернется опять к ним для продажи.

Подспорье для селян

Чем больше размеры ремесленного производства, тем больше их доход, заработок. Но только у немногих владельцев пимокатных заведений была реальная возможность развить свое производство, став настоящим сельским предпринимателем. Для них такой промысел, становясь прибыльным делом, мог превратиться из побочного даже в основной вид деятельности. Большинство же пимокатов вынужденно ограничивалось достаточно скромным размером производства. Именно они зачастую попадали в подчинение к скупщикам, торговцам.

За вычетом затрат на шерсть (из расчета, что на 8 пар пимов требовался пуд шерсти по 10 руб., а пара пимов продавалась за 1,5 руб.) выделка 100 пар пимов приносила дохода 25 руб., 150 пар – 35 руб., 200 пар – 50 руб. Как оценить этот доход, исходя из условий столетней давности? Если учесть, что годовой наемный работник в той же Моревской волости получал 50 рублей, то ни размер пимокатного производства, ни получаемый доход нельзя признать значительным.

Таким образом, занятие васильковских, песьянских и многих иных сельских жителей пимокатным промыслом доставляло им дополнительный к земледелию источник дохода, служило подспорьем для хозяйства крестьянских семей.

Николай Толстых, историк-краевед (р/п Варгаши).

Первая публикация: Новый мир. – 2008. – 12 янв. – С.3.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites