kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Поляки в Зауралье » Тершукова Екатерина. Поляки в г. Кургане в XIX – начале ХХ веков: постановка проблемы, анализ источниковой базы

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Тершукова Екатерина. Поляки в г. Кургане в XIX – начале ХХ веков: постановка проблемы, анализ источниковой базы


Статья впервые была опубликована в сборнике «Зыряновские чтения: Материалы межрегиональной научно-практической конференции» в 2003 году.

История поляков в Кургане первоначально связана с политической ссылкой и охватывает несколько больших периодов.

Польская ссылка в Сибирь началась в XVIII в. Правительство выделяло неблагонадежных поляков в особую группу ссыльных – «политических преступников», отличную от «государственных преступников». За исключением единичных случаев мы не можем обозначить конкретные фамилии поляков, отбывавших наказание в уездных городах Тобольской губернии до 1830 г. Вместе с тем уже в 1829 г., т. е. до репрессий 1830-1831 гг., городничий Ишима Стотчен в донесении генерал-губернатору упоминает поляков, как обособленную группу политических ссыльных.[1] Первым ссыльным польского происхождения в Кургане следует считать Ивана Соколова. О дружбе с ним в 1800 г. упоминает опальный немецкий драматург Август Коцебу в автобиографической книге «Достопамятный год моей жизни».

После подавления восстания 1830-1831 гг. в Польше начинается массовая ссылка поляков в Сибирь, что привело к появлению нового этнического образования в этом регионе вообще, и в Кургане в частности. Увеличение количества ссыльных польского происхождения, относительная длительность их пребывания в Кургане привели к формированию польской общины в середине 30-х годов XIX в. Такой вывод позволяет сделать анализ документов Государственного архива Курганской области. В облгосархиве сведения о «мятежниках Царства Польского» в первой половине XIX в. носят отрывочный характер. Они упоминаются в исповедных росписях, метрических книгах, брачных обысках Троицкой церкви и Богородице-Рождественского собора. Выявить конкретные фамилии, определить материальное положение отдельных персоналий и пр. позволяет фонд Курганского окружного казначейства.[2] В делах этого фонда содержатся сведения об отпуске средств на прогоны возвращающихся на Родину поляков, на содержание политических ссыльных. Интересные подробности о привычках, характере, занятиях поляков в Кургане содержатся в воспоминаниях и письмах декабристов А. Е. Розена, Н. И. Лорера, А. Ф. Бриггена, М. А. Назимова.

К началу 1830-х гг. в Сибири находились декабристы. Сложилась их колония и в Кургане. На сегодняшний день в исторической и краеведческой литературе о них даны исчерпывающие сведения. Однако участники декабристского движения не единственные ссыльные, пребывавшие в городе в первой половине XIX в. Своеобразный колорит в провинциальную городскую жизнь внесли и «мятежники Царства Польского». В 1830-е – 1840-е годы численность поляков превосходила численности декабристов и составляла 18 человек, при этом не учтены рядовые Курганской инвалидной команды. С 1830 по 1837 гг. в Кургане находилось 7 декабристов, из них двое с женами и детьми (с 1830 по 1857 гг. в разное время проживало 13 человек.).

Многочисленные примеры свидетельствуют о том, что поляки жили автономно. Языковое и религиозное отличия, и вытекающие из этого особенности национальные традиций явились главным препятствием для сближения с местным населением. Не имея возможности посещать в Кургане костел, поляки ходили на службу в православные храмы, но при этом в исповедных росписях обозначали свою принадлежность к католической вере. Брачные союзы они заключали в городе крайне редко и, как правило, только с католиками. В отличие от декабристов, которые, как и большинство поляков, принадлежали к дворянскому сословию и являлись носителями прогрессивной культуры, ссыльные поляки не оказали заметного влияния на развитие курганского общества. В конце 40-х – начале 50-х годов XIX в. получив возможность покинуть Сибирь, они навсегда расстаются с городом Курганом. Исключением является семейство И. Воротынского, дети и внуки которого жили в городе до 30-х годов XX в.

Вторая волна польской ссылки в Сибирь, в т. ч. в Курган, связана с подавлением восстания в Польше 1864 г. По этому периоду в облгосархиве есть дело, в котором находятся списки и краткие характеристики ссыльных в Кургане в 1860-1870-х гг.[3] Анализ данного архивного материала позволяет сделать вывод, что в 1860-е гг. подавляющее большинство ссыльных в городе были участниками антиправительственных выступлений в Польше. Для объективного освещения количества ссыльных в Кургане и их влияния на городскую жизнь недостаточно ориентироваться на официальные списки. По указам Тобольской казенной палаты ссыльные поляки числились мещанами г. Кургана. Однако наблюдается тенденция, когда причисленные к одному населенному пункту, ссыльные в нем не находились, а проживали в другой местности. Вместе с тем в середине 1860-х гг. в Кургане и Курганском округе приблизительно проживало около ста ссыльных польского происхождения. После окончания срока наказания большинство ссыльных поляков покинули город. Вместе с тем экономические и семейные отношение, сложившиеся у ссыльных поляков (например, у Д. Карчевского, Л. Дзенгелевского, А. Горбачевского) за несколько лет пребывания в Сибири, заставили их навсегда остаться в Кургане.

Долгое время польский след в истории Сибири связывали только с польским освободительным движением и ссылкой его участников. Однако есть и другой аспект проблемы. Это добровольное переселение поляков. Наиболее заметным и интенсивным оно было в последней четверти  XIX в. Этническую принадлежность переселенцев установить на данный момент является сложным, поскольку в архивных документах не зафиксирована их национальная принадлежность. Причины, заставляющие покидать жителей западных губерний России родные места, были разные: нехватка земли, неурожаи, вынужденное батрачество, плотная заселенность и пр.

В конце  XIX – начале  XX вв. в Кургане сложилась устойчивая польская диаспора, которая явилась основой для формирования в городе римско-католической общины. В 1860 г. ее численность составляла 68 человек, в 1899– 145, 1913– 120.[4]

В Государственном архиве Курганской области имеются метрические книги Курганского римско-католического костела[5] начала ХХ в., позволяющие выявить семейства польского происхождения, которые длительное время проживали в городе.

Еще одна причина миграции в Курган представителей польской и других национальностей (белорусов, украинцев, и пр.) из западных губерний России связана с военными событиями 1914-1918 гг. С 1914 г. в Кургане наблюдается большой приток беженцев и военнопленных с запада страны. В это время появились общественные национальные организации. В городе действовала польская школа, существовал Польский военный комитет, Польское землячество (Гмина), проводились акции в пользу раненных польских солдат. Общественная деятельность поляков отражена на страницах местной печати 1914-1920 гг.: «Курганский вестник», «Народная газета», «Свободное слово» и др.

В 1920 г. в Кургане значилось 1151 человек польской национальности (0,8 % от общего числа горожан), в 1925 – 192, в 1928 – 220.[6] В 1920-1930-е гг. периодически заявляло о себе Курганское Римско-Католическое общество. Однако количество прихожан римско-католического костела к 1930-м гг. сокращалось. В 1926 г. в обществе состояло 191 человек, в 1931 – 85.[7] На сокращение численности поляков в Кургане очень сильно повлияли политические репрессии 1937-1938 гг. Многие курганские поляки были обвинены в антисоветской деятельности, в причастности к польским контрреволюционным организациям.

Таким образом, можно выделить следующие этапы переселения поляков за Урал, в т. ч. и в уездный город Курган Тобольской губернии:

1. Политическая ссылка: Периоды: А. 1830-е г. Б. 1860-е гг.

2. Добровольное переселение: Периоды: А. Конец  XIX в. Б. 1914-1918 гг.

Документы Государственного архива Курганской области по истории польской ссылки и переселения несмотря на отрывочный характер и разбросанность сведений по различным фондам позволяют проследить, как формирование и деятельность римско-католической общины, так и общую этнодемографическую ситуацию в г. Кургане и Курганском округе в  XIX – начале ХХ вв.



[1] Ишим далекий-близкий: Научно-популярные очерки. Ишим. 1997. С. 40.

[2] ГАКО. Ф. и-175.

[3] ГАКО. Ф и-8. Оп. 1.Д. 207.

[4] РГИА. Ф. 1290. Оп. 4.Д. 557. Л. 9 об. С. 115; Обзор Тобольской губернии за 1899 г. – Тобольск, - 1900; Обзор Тобольской губернии за 1913 г. – Тобольск, - 1915.

[5] ГАКО. Ф. и-305.

[6] ГАКО. Ф. р-465. Оп. 1.Д. 16.Л. 43; Д. 34. Л. 1 об.

[7] ГАКО. Ф.р-567. Оп. 3. Д. 6.Л. 33-40; Л. 51-58.




Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites