kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Поляки в Зауралье » Хлызов М.И. Поляки и казаки

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Хлызов М.И. Поляки и казаки

(Из сборника «Зауральская генеалогия III». Курган, 2009).

Многие жители многонационального села Звериноголовского [Курганской области] и по сей день носят польские фамилии: Беньковские, Бояльские, Скворчевские. Жили в селе и Палуцкие, Пневские, Голявинские, Борковские, Плисецкие, Лещинские и др.

Кто же они, откуда и когда появились в крепости, станице, селе? До наших дней дошла легенда, бытующая и поныне в Звериноголовском: мол, предки наши, пращуры – это повстанцы сподвижников Костюшко. Так ли это в самом деле?

Первые известия о польско-литовских служилых людях под именем «Литва» (иначе «казаки литовского списка») в Сибири уходят к концу XVI в. Следует отметить, что не всегда удается четко определить собственно поляков по национальности от «взятых в бою» литовцев, украинцев и белорусов. Поэтому под словами «Литва» и «поляки» в дальнейшем будем иметь в виду не столько национальность, сколько государственную принадлежность бывших подданных Речи Посполитой [1].

Много «литвы» было поселено как в Западной. Так и в Восточной Сибири. Пленные поляки отправлялись в Сибирь по следующим причинам: освоение Сибири требовалось много служилых людей (грамотных и знающих военное дело) для изучения и освоения новых земель, а также для охраны границ от кочевников, то и дело нападавших на русские поселения; правительству России было опасно держать плененных и недовольных поляков в Европейской части страны.

На протяжении XVII в. в Кузнецкий острог было несколько присылок «литвы»: первая группа поляков прибыла в 1642г., затем после каждого восстания чередом стали поступать другие группы ссыльных.

В дальнейшем же численность поляков в Сибири начала уменьшаться; это было связано с тем, что часть их вернулась к себе на историческую родину. Общая тенденция к сокращению численности «литвы» в Кузнецком остроге сохранялась: многие поляки, особенно в последующих поколениях, уже записывались в «русские» служилые люди и в документах не отделялись от них [1].

По своему социальному происхождению со слов самих служилых в остроге 36 человек были «шляхтой». По местам своего «выхода» эта шляхта в основном была из западно-украинских и белорусских земель, входивших тогда в состав Речи Посполитой.

Различались и обстоятельства, в силу которых они попали в далекую Сибирь. Следует отметить, что часть поляков была сослана в Сибирь, а часть «шляхты» добровольно «отъехали со своих вотчин на государя к Москве». Здесь они принимали православие, верстались в сыны боярские на государеву службу в разные «русские и сибирские городы» [1]. Эту часть поляков нельзя было назвать ссыльными, другая же часть «литвы» были «взяты в бою» во время войны между Россией и Польшей. Но  при обмене пленными многие из них «не похотели идти на размен» и решили остаться в России: перекрестились в православие, и были поверстаны в «сыны боярские». В этом звании они и были присланы в Кузнецкий острог.

Ссылки поляков в Тобольскую губернию были идентичными: те же причины и те же обстоятельства.

Первые польские фамилии, появившиеся в Звериноголовской  крепости, автором найдены в «Духовных росписях» за 1783г. [2] Тобольской епархии, Челябинского заказа. Звериноголовской крепости, Крестовоздвиженской церкви: Звериноголовского пограничного баталиона батальонный командир Георгий Филиппов сын Шкапский, 50 лет; провиант-мейстер Иван Григорьев сын Галявинский, 37 лет; Из первой роты: цирюльник Северский; рядовые Грушевской, Прилуцкой, Дмитрей Иванов сын Павлютской; Вотяховской (2 чел.); Северский. Из пятой роты: сержант Колотинской, рядовые Остовской, Юровской, Чернавской, Брюховской. Их шестой инвалидской роты только один рядовой Колотинской.

После польского восстания 1794г. под предводительством Тадеуша Костюшко в Звериноголовской крепости появляется вторая волна пленных поляков.

23 октября 1794г. русские войска начали штурм Праги, укрепленного предместья Варшавы. В приказе по армии А.В. Суворов писал: «В дома не забегать, неприятеля, просящего пощады, щадить. Безоружных не убивать. С бабами не воевать, малолетков не трогать». Тем не менее, поляки позднее обвиняли русских в непомерной жестокости по отношению к восставшим. При штурме и последовавшей за ним резне погибло 13 000 защитников, более 2000 утонули в Висле. Русские потеряли 580 человек убитыми и 960 ранеными.

Однако, справедливости ради, следует напомнить, что польское восстание началось с уничтожения русских. По всем костелам ударили враз в набат, призывая убивать всех православных без разбора. Только в Варшаве в пасхальную ночь в церкви (на молитве, без оружия) врасплох был захвачен и полностью перебит целый батальон. Тогда погибли 2265 солдат офицеров, а нападения на русские гарнизоны под лозунгом «Бей москалей!» прокатились по всей Польше.

Следует отметить, что в отличие от восставших Суворов никому не мстил и разрешил всем, кто пожелает, покинуть Польшу. Это вызвало некоторое неудовольствие императрицы, но зато один из активных участников восстания, генерал Михал Клеофас Огиньский, успел эмигрировать и написал свой знаменитый полонез ля-минор «Прощание с родиной». За второй раздел Польши полководец А.В. Суворов был награжден прусскими орденами Красного орла и Черного Орла [3].

…А в Звериноголовской крепости 10 февраля 1795г. священнослужители Крестовоздвиженской церкви получили из Челябинского духовного правления Указ Ея Императорского Величества, Самодержицы Всероссийской, в котором предписывалось, что при получении «…того  Указа за покорение Победоносным Ея Императорского Величества оружием Польского столичного города Варшавы… священнослужителям отправить в следующий воскресный или праздничный день…с гражданскими правительствами благодарственный Господу Богу молебен с коленопреклонением и звоном соборным, а перед тем молебствием и прочесть в церкви оную копию, и по исполнении в правление отрепортовать. 1795 года генваря 20 дня. Протоиерей Петр Топорков» [4]. Что и было выполнено.

В Звериноголовской крепости появляется новая волна ссыльных поляков  и появились новые проблемы, как исповедать, причащать  хоронить людей других вероисповеданий. На свой запрос священнослужитель Крестовоздвиженской церкви Милицын получает ответ от протоирея Духовного правления.

В полученном Указе сообщалось: «… Вы просили, надо ли будет находящихся в Звериноголовском баталионе из поляков Униацкой и Католицкой религии солдат по чиноположению веры грекороссийского вероисповедания исповедовать, святых тайн приобщать и умерших христианским погребением погребать, тако писать ли их в духовных росписях, а умерших в метрических книгах резолюций; В Челябинском духовном правлении определено: означенные из поляков солдаты состояли в Католицкой, а часть их в Униатцкой религиях, как исповедовать их по чиноположению веры грекороссийского исповедания, яко другой религии людей, так и святых тайн приобщать, равно  погребать христианским погребением, хотя они и объявляют к тому свои желания, никак не можно; о чем и дать знать Вам священнику Милицыну Указом, которым повелеть, впредь до сего времени навсегда их единственно для того, чтобы они не остались в стороне, так как они настоящие жители Звериноголовской крепости наряду с протчими в духовных росписях писать, означает против них, в самой последней линейке, что такой-то они религии; а будут у них случаться умершие, то их для сего же в метрические книги записывать. 1795 года октября 16 дня. Протоиерей Петр Топорков» [5]. Священнослужители получили указание: поскольку поляки служили в гарнизоне, они являлись жителями крепости, но в связи с тем, что они других религий, то их только надо учитывать, как живых, так и умерших.

Следующие волны поселения поляков в Звериноголовской крепости и отрядах были после польских восстаний 1831 и 1863 гг.

В «Духовных росписях» 1843-1850 г.г. [6] автором найдены новые фамилии католического вероисповедания: Каземир Яков сын Поляк, Матвей Ефимов Зайковский, Максим Павлов Посерб, Благикий Войцехов Новак, Яков Петров Урбанов, Франтишек Благиев Сапея, Юзев Яков Лещинский, Степан Игнатьев Павлючек, Варфоломей Яков Залинберг, Михаил Толмашев Палевской, Михаил Михайлов Пасевка, Ян Гаврилов Демьянов, Марцыл Михайлов Фурлепов, Анисим Ануфриев Дисраланский, Францышек Антонов Цыглярский, Николай Филиппов Филипчик, Юзеф Лаврентьев Хрунзановский, Парфил Григорьев Карпинский, Юзев Юрачев Тарновский, Матвей Осипов Барковский, Лючи Крыштофов Андрюкевич, Марцын Якулов Года, Василй Лаврентьев Регула, Иван Матвеев Прилуцкий, Войцех Томашев Михальский, Александр Юрьев Беньковский.

К тому времени (1838г.) крепость была упразднена, получив статус казачьей станицы. Многие поляки были поверстаны в казаки, приняв православие.

Нередки были в станице  казачьих отрядах случаи женитьбы поляков на русских вдовах. При этом жених давал расписку в том, что если у них народятся дети, то он обязан привести детей в православную веру. В ГАКО найдены несколько расписок, одну из которых приведем полностью: «1846 года ноября 1 дня. Я, нижеподписавшийся Оренбургского казачьего полка Звериноголовской станицы служащий казак Казимир Янов Поляк сей подпиской обязуюсь в том, что если по вступлению моему в брак с вдовой Евдокией Степановой Кузнецовой приживу детей мужеского или женского пола, должен привести их в веру греко-российского православного исповедания. В чем и подписуюсь Звериноголовской станицы казак Казимир Поляк» [7].

Идентичную расписку давал 21.01.1847г. казак отряда Озерного из польских уроженцев Федор Семенов Чайковский, который пожелал бракосочетаться с вдовой Пелагеей Конопковой и брал обязательство привести детей (если родятся) в православную христианскую веру [8]. А «служащий казак отряда Прорывинского Качардыкской станицы из польских уроженцев Антон Иванов сын Козловский» 29.07.1849г. дал такую же расписку [9].

Однако, несмотря на расписки, многие из поляков, даже их русские жены и дети на исповедь и на причастие не ходили.

В ГАКО найден «Список верующих Звериноголовской православной общины» (не моложе 18 лет), подписанный священнослужителем Кривощековым А.И., засвидетельствованный председателем сельсовета Косаревым [10].

Список начат 10.02.1924г., окончен 20.12.1926г. В названном списке указывались различные сведения о каждом верующем: социальное положение (бедняк или середняк); имущественное положение (наличие жилья, лошади, коровы, а также выделена принадлежность к сословию: крестьянин).

Число польских фамилий резко уменьшилось. Вероятно, сказались ряд причин: обмен пленными; исчезновение рода (когда рождаются только девочки); естественная убыль по причине гибели казаков-поляков  на театрах военных действий: японская, германская, гражданская и др. войны; переезды потомков польских уроженцев на другое место жительства в России или на историческую родину.

Дислоцировались полки и батареи Оренбургского казачьего войска в различных местах Росси: на Украине, в Туркестане, в Финляндии  др. 2-й Оренбургский казачий воеводы Нагого полк дислоцировался в городе Варшаве [11]. Вероятно, поэтому поляки в первые годы плена недружелюбно относились к звериноголовским казакам, выражаясь при этом: «Пся кревь!». Однако они вскоре перекрестились и были поверстаны в казаки, с годами обрусели и стали равноправными жителями станицы. У некоторых потомков поляков изменились фамилии: Павлючек на Павлючков, Голявинский на Галявинский, Павлютский на Павлуцких и т.д.

В настоящее время в с. Звериноголовском польских фамилий совсем мало, почти исчезли из употребления. Но следует отдать должное, многие потомки плененных поляков были и стали известными людьми в Звериноголовском крае: это полковники и подполковники Павлуцкие, Голявинские, Беньковские, учитель Барковский Леонид Александрович из с. Бугровое, учитель музыки Скворчевский Юрий Викторович, механизатор-орденоносец Бояльский Анатолий Владимирович. Рядовой Яков Павлуцкий в первой казачьей полусотне уходил на «германскую» войну в 1914г.

Более полное и обширное изучение богатейших материалов ГАКО (фонды №111 – более 100 томов, №244, №464 и др.) позволят исследователям Звериноголовского края провести дополнительные поиски, строить генеалогическое древо (родословную), а так же проводить анализы заселения крепости, станицы, села, хозяйственной и других видов деятельности Крестовоздвиженской церкви.

Примечания:

1. Резун Д.Я. «Литва» Кузнецкого острога XVII в.» // Казаки Урала и Сибири в XVII – XX в. – УО РАН, Екатеринбург, 1993г., - с.37.

2. ГАКО, ф. 111, оп.1, д.2, л. 58 – 69.

3. С.Осипов «Звезда Суворова» // А и Ф № 47, ноябрь 2004г., с. 21.

4. ГАКО, ф. 111, оп.1, д.1, л.356 а.

5. ГАКО, ф. 111, оп.1, д.1, л.361 а.

6. ГАКО, ф. 111, оп.1, д. 43, л.40-70.

7. ГАКО, ф.

8. ГАКО, ф. 244, оп.1, д. 7, л. 3.

9. ГАКО, ф. 244, оп.1, д. 7, л. 7.

10. ГАКО, ф. 244, оп.1, д. 7, л. 1 - 74

11. Ю. Галушко. Казачьи войска России. М., 1993г., с. 139

Хлызов Михаил Иванович.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites