kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Личности в истории Зауралья » Там, где своды сосен вековые. Курганский лесничий Николай Тихомиров, его друзья и сослуживцы

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Там, где своды сосен вековые. Курганский лесничий Николай Тихомиров, его друзья и сослуживцы

Из академии — в институт

О таких людях, как Николай Александрович Тихомиров, принято говорить: сделал себя сам. Он родился 1 января 1872 года в селе Верхняя Шарденьга Велико-Устюжского уезда Вологодской губернии. Его отец служил дьячком в местной Георгиевской церкви. Для молодого человека из сельской глубинки пределом мечтаний было поступить в семинарию и служить в качестве священника в далеком от центров храме.

Николай Тихомиров  в 1891 году окончил Вологодскую духовную семинарию по первому разряду, что давало  ему право на дальнейшее продолжение образования. Молодой человек в этом же году стал студентом Санкт-Петербургской Духовной Академии. Этим для него, хотя и в отдаленной, но перспективе, открывается путь к сану епископа или доктора богословия.

Однако, 13 апреля 1895 года, будучи студентом четвертого, выпускного курса, уже в качестве кандидата богословия, Тихомиров вдруг резко меняет судьбу. Он пишет прошение в Лесной Департамент Министерства государственных имуществ и получает разрешение о зачисление слушателем на первый курс Санкт-Петербургского лесного института без конкурсных испытании. Лесной институт – одно из старейших учебных заведений России, первая в мире высшая лесная школа. К вступительным документам 7 июля будущий лесничий приложил диплом за номером 675 об окончании академии.

Летом следующего года Николай Александрович получил сведения о кончине отца и получил краткосрочный отпуск для поездки на родину. Уже будучи второкурсником, 23 сентября 1896 года он обращается к ректору с просьбой о назначении стипендии: «Мать моя, сельская просвирня, средств содержания меня дать не в состоянии, родственников, которые могли бы дать мне какое-либо вспомоществование, не имею». 5 октября 1898 года студент четвертого курса дает подписку следующего содержания: «Согласно параграфа 37 Санкт-Петербургского лесного института, за полученную мною стипендию лесного ведомства, настоящею подпискою обязываюсь прослужить в лесном ведомстве, по окончании курса в институте, не менее полутора лет за каждый год полученной стипендии».

5 июня 1899 года  Николай Тихомиров окончил курс образования и решением институтского совета удостоен звания ученого лесовода второго разряда, что согласно университетскому уставу, «равносильно званию действительного студента в университете». Согласно аттестату, он выдержал экзамены по дендрологии, зоологии, минералогии и геодезии, химии, почвоведению, метеорологии, статистике, полицейскому праву, лесоводству, лесоустройству, лесному инженерному искусству, лесной таксации, а также немецкому языку, математике, физике, химии, ботанике.

Отрабатывать полученную стипендию молодого специалиста направили в Калужскую губернию.  Приказом по Корпусу лесничих Лесного Департамента Министерства государственных имуществ за № 24 от 24 августа 1899 года он был назначен помощником Лихвинского лесничего. Здесь же преподавал в низшей лесной школе.

В 1907 году обязательный срок службы закончился, и теперь уже зрелый специалист получил назначение в Тобольскую губернию на должность лесничего Курганского лесничества и вместе со своей  семьей переехал в город Курган.  По должности он возглавил и Курганскую низшую лесную школу.

 1

Тихомиров Николай Александрович, чиновник VII класса, надворный советник, Курганский лесничий. Место съемки: г. Курган, ок. 1910г. Фото из архива Бурматовой Веры Георгиевны (г. Калининград).

Лесная школа

Во всей России до 1917 года подобных учебных заведений было немного — всего лишь 23, в каждой занималось около пятнадцати учеников. После двух лет обучения выпускники получали должность лесных кондукторов и помощников лесничих.

29 июля Курганский лесничий Виктор Александрович Энгельфельд, на плечи которого легли хлопоты по открытию школы в Кургане, сообщил в Управление государственных имуществ Западной Сибири: «Наиболее отвечает требованиям найденный мною дом, принадлежащий курганскому мещанину Абраму Митрофановичу Новикову, который находится на одной из главных улиц города. Дом двухэтажный, каменный, новый, укрытый железом, внутри оштукатурен, полы и окна покрашены... Дом со службами окончен постройкой четыре года назад и стоил владельцу около 9 000 рублей. Владелец назначил за дом 6 500 рублей. Назначенную Новиковым суму я нахожу весьма умеренной...» Денежный вопрос решился нескоро, разрешение приобрести его за 6 400 рублей последовало только 29 апреля следующего года. Поэтому первый учебный год будущие специалисты лесного дела провели в доме Н. И. Мякинина на Троицкой улице.

В Кургане лесная школа была открыта 2 сентября 1893 года. К поступлению в нее допускались выпускники уездного или приходского училищ в возрасте до 18 лет. Форменная одежда воспитанников состояла из серого суконного кафтана со стоячим воротником и с зеленой выпушкой по борту и обшлагам. В углах воротника помещалось штампованное посеребренное изображение дубовых листьев. Рубашки были скроены по лекалам гимнастерки и носились с кожаным ремнем под вороненой бляхой. На голове юноши носили фуражку черного сукна с зеленым околышем и выпушкою по верхнему кругу, на тулье красовалась аналогичная эмблема из дубовых листьев. Обувались, как и в других учебных заведениях, в сапоги. Осенью воспитанникам полагался плащ серого сукна с дубовыми листьями на углах отложного воротника. С учетом производственной специфики ведомства учащимся полагался башлык из верблюжьего сукна, обшитый гарусной тесьмой. На летние практические работы юноши надевали рубашки и шаровары из небеленого холста.

 2-12

Здание Лесной школы в Кургане, ул. Дворянская (Советская).

Лесная школа была учебным заведением закрытого типа. Учебные классы использовались и после занятий. В здании имелись отдельные помещения для столовой и спальни. Поддержание чистоты и порядка везде, кроме кухни, столовой и умывальника, возлагалась на учащихся.

Однако эти условия не устраивали ни Лесной департамент, ни заведующего и преподавателей. Из Петербурга в Курган в 1905 году поступил циркуляр, в котором говорилось: «До сего времени низшие лесные школы имели целью подготовлять лесных кондукторов..., деятельность которых настолько сложна, разнообразна и ответственна, что для успешного выполнения ее необходима не только основательная теоретическая подготовка, но и практическая житейская опытность и известная самостоятельность, чего нельзя приобрести в школе и что дается только служебной практикой, поэтому новым законом устанавливается, чтобы лица, успешно окончившие курс в лесных школах, назначались предварительно на низшие технические должности (надзирателей, съемщиков, чинов лесной стражи т. д.)».

В свою очередь Николай Александрович Тихомиров сообщал в свое ведомство в специальной записке: «Перенос лесной школы на постоянное жительство в лес в высшей степени желателен. Пребывание в городе вредно отзывается на учебных занятиях, особенно практических, так как приходится жить в городе часто в такое время, которое могло бы быть использовано с наибольшей пользой при жизни в лесу; город оказывает нежелательное влияние на воспитанников школы, какового не может быть при помещении школы в лесу; содержание школы при переменном месте ее пребывания обходится значительно дороже, чем если бы школа всегда находилась в лесу... Настоящее место летнего помещения школы для постоянного пребывания с своей стороны считаю малопригодным, - отдаленность от города и селений создает большие затруднения в получении продуктов, особенно мяса в летнее время; трудно получать вовремя медицинскую помощь; далеко от церкви».

3  

Учащиеся и учителя лесной школы на практике на Просвете, 1904 год.

Отдельного комментария заслуживает пассаж о нежелательном влиянии города. Можно, конечно, понимать его как искушение цивилизационными соблазнами, а можно — как политическими. Один из первых социал-демократов Кургана Георгий Васильевич Корсаков в своих воспоминаниях в 20-е годы утверждал, что в числе первых идеями борьбы с существующим строем прониклись учащиеся лесной школы. И это при том, что лесной департамент еще при открытии школы рекомендовал: «Школьная библиотека должна состоять исключительно из руководства для учителей и учебников для воспитанников. Получаемые же в дар журналы и газеты общего содержания полезнее совсем не пускать в обращение между учениками». Воистину, запретный плод притягателен!

В 1912 году в Илецко-Иковской даче были выстроено новое постоянное бревенчатое здание для школы длиной в 42 аршина и шириной в 20 аршин, а также дома для заведующего и преподавателей. В 1913 году состоялся переезд. Прежнее здание оставили за школой на случай, если с кем-то из учащихся случится тяжелое заболевание, а также на случай деловых визитов в город.

4  

Лесная школа в Старом Просвете Около вх. двери - Городецкая Т.В. На ступеньках слева - жена Тихомирова Н.А.

Стоят за автомобилем лесничие:

1. Костомаров Ник. Ник. (Введенское лесничество), 2. Ковригин Илья Степан. (Салтосарайское), 3. Тихомиров Ник. Ал. (Курганское), 4. Украинцев (преподаватель Лесной школы), Сидят в автомобиле: 1. Смолин Лев Дмитриевич - владелец имения "Илецко-Иковский завод", 2. Шофер и кучер Смолина Л.Д., 3. Ячинец Владислав Михайлович - лесной ревизор 1-го района, 4. Грибанов Никита Иванович – Управляющий Земельным имуществом Тобольской губернии, 1912 г.

Преподавали в лесной школе Курганский лесничий, и его помощники. Сохранилась смета расходов на содержание лесничества и лесной школы, что дает представление о их хозяйстве. Итак, октябрь 1915 года: Матрене Корепиной за шитье рубашек 10-50. В торговлю Зайцева за топоры 8-00. Ивану Селиванову за починку сапог 9-20. Ему же за шитье новых сапог 42-00». Декабрь 1915 года: «А. Кайгородцеву за вывозку дров – 28-00. Стрельникову за керосин 7-54. Василию Буторину за пшеничную муку 51-00. Григорию Добрецову за шитье шинели ... В торговлю Дунаева за мануфактурные товары 5-49. Кочешеву за чертежные и письменные принадлежности 32-50. Дарье Терентьевой за стирку белья 18-00. Горшенину за  починку часов 2-50. Евгению Хаустову за набивку ледника 4-00. Григорию Кузнецову за переплет книг 3-65».

Курганская лесная школа работала на всю Тобольскую и Томскую губернии. В доказательство приведу приказ по корпусу лесничих от 20 июля 1899 года: “Окончившие курс первой Курганской низшей лесной школы воспитанники: казеннокоштные Николай Карпов, Александр Павлов, Иван Мельников, Илларион Гаврилов и своекоштные Николай Русаков и Михаил Каденацкий определяются лесными кондукторами с окладом жалованья 400 рублей в год с откомандированием в Тобольскую губернию, и Василий Мельцер, Петр Самарин, Иван Губин – в Томскую губернию”.

Соратники

Среди всех чиновников лесного ведомства по заслугам и стажу первое место принадлежит Владиславу Михайловичу Ячиниц. Владислав-Фаддей-Марий Михайлович окончил курс Петровской земледельческой лесной академии и 13 мая 1881 года поступил на службу по Министерству земледелия и государственных имуществ. Много лет, вплоть до крушения империи он служил лесным ревизором 1-го района. Контролировал деятельность всех лесничих Курганского уезда. Одно время по совместительству возглавлял еще и Чаусовское лесничество.

Предшественниками Тихомирова на посту Курганского лесничества были Виктор Александрович Энгельфельд, Григорий Степанович Скрипченко, Сергей Петрович Дешевый.

Введенским лесничеством руководил Николай Николаевич Костомаров, Лебяжьевским (с центром в селе Белозерское) — Дмитрий Васильевич Лучинский, Николай Николаевич Петров, Салтосарайским — Александр Николаевич Кузовлев, Боровлянским — Александр Алексеевич Пьянков, Константин Алексеевич Гаврилов.

В ведении дел Курганскому лесничему содействовали помощники Алексей Александрович Долгий, Илья Степанович Ковригин, Валентин Петрович Украинцев, Николай Васильевич Гамбалевский.

5  

Николай Васильевич Гамбалевский, работал лесничим в лесничестве "Просвет". Фото из архива Бурматовой Веры Георгиевны (г. Калининград).

Следующую ступень в этой иерархии занимали кондукторы. В Курганском лесничестве более всех кондуктором служил Василий Клепиков. Расскажу о нем чуть подробнее.

 6

Василий Александрович Клепиков. 1902

Василий Александрович Клепиков был родом из города Тихвина. Он окончил Спасско-Красносельскую низшую лесную школу, приехал в Курган. Василий Александрович начал работать в Курганском лесничестве с 1902 года под руководством ученого лесовода Сергея Петровича Дешевого. Активно участвовал в создании Просветского дендрария.

В обязанности кондуктора, или помощника лесничего, входили надзор за лесной стражей, соблюдением правил лесопользования, составление протоколов задержания нарушителей и многое другое.

 7

На Просвете. Предположительно крайний слева - Гамбалевский Николай Васильевич, работал лесничим в лесничестве "Просвет". Фото из архива Бурматовой Веры Георгиевны (г. Калининград).

Исполняющий обязанности лесничего В. О. Кафтановский написал 8 декабря 1906 года в рапорте на имя управляющего государственных имуществ Тобольской губернии: «Лесной кондуктор Клепиков, занимая должность кондуктора при Курганском лесничестве с 1 января 1902 года исполнял свои обязанности в продолжение 5 лет с полным знанием дела, а потому покорнейше прошу ваше превосходительство представить его к высшему окладу жалованья. Кроме того, я бы просил Ваше превосходительство, не найдете ли вы возможным назначить ему награду за заведование лесным складом в 1906 году и за фактическое ведение им всей хозяйственной заготовки  с самого ее начала».

Но если бы его жизнь была ограничена только кругом служебных обязанностей. С 1903 года он посещал музыкально-драматическое общество, играл в любительских спектаклях.

Тогда же Василий Александрович увлекся фотографией. Его снимки – настоящая летопись Илецко-Иковского бора. Он запечатлел для нас лесничих, их труд, зауральские пейзажи, улицы Кургана, разливы рек, наводнение 1912 года.

В центре Кургана, на улице Троицкой, 39, стоял двухэтажный дом Екатерины Ивановны Корниловой. Она была вдовой купеческого сына Ивана Петровича Корнилова. Считалось, что основную часть своих капиталов семья нажила на перепродаже масла датским фирмам. Недаром почетное место в его доме занимала картина с изображением Иисуса Христа, подаренная в знак уважения торговыми партнерами. Дочь Корнилова, Софья Ивановна, служила классной надзирательницей в женской гимназии. Она была девушкой характерной, властной, - возможно этим и полюбилась молодому кондуктору. В 1905 году они сыграли свадьбу. Их единственная дочь, Нина Васильевна, по определению знавших ее, - «ангельской души человек», в советское время работала учителем русского языка и литературы.

Василий Александрович был ратником 1-го разряда. Зимой 1916 года он находился в Омске при 27-м Сибирском запасном батальоне и с 14 февраля был зачислен в Омскую школу прапорщиков. С началом гражданской войны добровольно вступил в белую армию.

Газета «Курганская свободная мысль» 17 июня 1919 года сообщала: «29 марта в далеком Семиречье (Самарканде) умер от раны, полученной в бою, полученной под пос. Абакумовским, прапорщик 19-го Петропавловского Сибирского стрелкового полка, помощник лесничего Василий Александрович Клепиков. Пал новой очередной жертвой большевизма за возрождение России. Выражаем сочувствие супруге Софии Ивановне, оплакиваем... кончину незабвенного товарища. Покойный в числе первых встал на защиту Кургана при перевороте памятного всем 1 июня и положил свою жизнь за освобождение России». В семье Клепиковых считали, что Василий Александрович скончался из-за небрежности сестры милосердия: она не вовремя сделала перевязку, и раненый потерял слишком много крови. 5 июня в Курганской лесной школе по Василию Александровичу отслужили панихиду.

Расти, наш лес!

Памятник лесоводам, переживший века, - это, бесспорно, Просветский дендрарий. Заложили его в 1896 году. Ныне, даже при известных потерях, - это уникальная коллекция, которая насчитывает более 50 древесно-кустарниковых и 124 травянистых видов растений. Она  имеет большую научную, экологическую и культурно-эстетическую ценность. Планируя посадки, лесничий и его помощники сохранили несколько вековых сосен, и сейчас они выглядят еще более величественно. Насколько можно судить о замыслах столетней давности, ведущее место в дендрарии занимали насаждения елей, которые чередовались с  липой. Ель сибирская, ель европейская, ель финская, ясень пенсильванский, яблоня ягодная, карагана древовидная прижились, натурализовались и сейчас, после самосева, встречаются и в соседнем бору.

Еще в 1901 году в ответ на ходатайство Курганского отдела московского общества сельского хозяйства перед министерством земледелия и государственных имуществ Лесной департамент предписал Тобольскому губернскому отделу «озаботиться устройством лесных питомников в Курганском уезде» и прислал 500 рублей.

В «Обзоре деятельности КОМОСХ за четырнадцать лет его существования» написано: «Отдел на особом совещании при участии лесного ревизора г. Ячиниц постановил заложить постоянные торговые питомники в селах Марайском, Лебяжьем и в месте пребывания Бело-Иковского лесничего, кроме того, временный питомник шелюги в д. Раскатихе...

В 1910 году согласно ходатайству отдела близ Кургана на Михайло-Давыдовской статье, находящейся в пользовании отдела, устроен торговый лесной питомник. Для этой цели отдел уступил под питомник часть земли 4 десятины. Средства денежные на устройство питомника были ассигнованы Лесным департаментом в распоряжение Курганского лесничего члена отдела Н. А. Тихомирова, согласно составленной им сметы».

Изучая смету расходов Курганского лесничества, я не перестаю удивляться, какой  же сильной была  у нас страна. Казалось бы: лето 1915 года, разгар войны, в моем понимании все должно быть подчинено лозунгу: «Все для фронта, все для победы!» На  какие же цели выделяет государство Курганскому лесничеству? Борьба с вредными насекомыми – 250 рублей.  Сбор и заготовка семян хвойных деревьев – 190 рублей. Производство культур посевом 900 рублей. Производство культур посадкой - 30 рублей. Наем пожарных сторожей – 288 рублей. Расчистка противопожарных полос - 600 рублей.  Подготовка почвы для культур следующего года 430 рублей. Устройство телефонов 60 рублей».

Билет на делянку

Приступив  к своим обязанностям, Николай Александрович был удивлен тем фактом, что лесосеки в Сибири продаются не с торгов, как это принято в Европейской России, а по заранее установленной таксе. И уже в 1908 году он провел торги. Новая система вызвала интерес у покупателей. Участие приняли крестьяне деревни Островной Введенской волости, торгующие крестьяне и мещане Матвей Марков, Евдоким Пучков, Игнатий Ушков.

10 января 1909 года управление государственными имуществами Тобольской губернии направило в Курган письмо следующего содержания: “Лесной департамент 23 декабря 1908 года уведомил управление государственными имуществами, что по Тобольской губернии  торгов  по многим лесничествам не проводится, и лес продается по таксе, без торгов. Между тем, один из лесничих в предстоящей ведомости о торгах объясняет, что назначенные первый раз торги прошли успешно и торговые единицы были проданы с весьма высокою поддачею (до 94 процентов). По этому департамент заключает, что и другим лесничествам возможно ожидать так же успеха по продаже леса с торгов”, то, что было экспериментом, стало обязанностью.

По Курганскому лесничеству общий план устройства Илецко-Иковской дачи насчитывал 21 238 десятин. Покрыто лесом было 18 428 десятин. Исходя из столетнего оборота сосновой рубки, величина годовой лесосеки составляла 153,74 десятины.

Лесничий Тихомиров подал объявление, которое заинтересовало жителей уезда, обладающих предпринимательской жилкой: “Ноября 12 дня 1909 года при Курганском полицейском управлении будут проведены торги по продаже леса из Курганского лесничества. К торгам будет предъявлено 57 единиц на сумму 27 780 рублей по оценке. Рубка сплошная, за оставлением в кварталах 302 и 422 сосны до двух вершков от пня”.Условия для продажи были простыми и понятными. Покупатель обязан был внести десятипроцентный залог, предъявить мирской приговор или ручательство. Покупатель может получить билет и произвести рубку только в течение операционного периода. Невырубленный и невывезенный в срок лес поступает в пользу казны. Если на выкупленном участке произведена самовольная рубка, покупатель не вправе отказываться от лесосеки и делянки. Окраинные деревья должны валиться на купленную лесосеку. Покупатель признается ответственным за возникновение пожара. Прокладка новых дорог в лесу и расширение старых не допускается.

Торги прошли в объявленный срок и заняли два часа двадцать минут. Самыми крупными покупателями оказались доверенный купцов Бакиновых Семен Михалев и доверенный Островинского общества Введенской волости Степан Евргафович Аникиев и доверенный товарищества “Процвет” Семен Васильевич Бородин. Все покупатели обязались заплатить казне 1973 рубля.

Прочие потребности

Однако в 1911 – 1914 годах продажи леса с торгов в лесничестве не проводилось. Сказалась засуха 1911-1912 годов и начавшаяся война. У местного населения возникли и другие неотложные нужды, в которых лесничий как государственный служащий не мог отказать. Вот некоторые из них, самые типичные. В декабре 1910 года Николай Александрович получил прошение крестьянина деревни Болдиной духовщинского уезда Смоленской губернии Осипа Федоровича Бурова: “Переселившись из названной губернии Европейской России в западную Сибирь, ...в 1906 году я водворился на жительство в д. Золотое Байдарской волости Курганского уезда и, согласно приемного приговора, ...с семейством которое состоит из меня, моей жены и несовершеннолетних детей: пяти сыновей и двух дочерей... Ни установленных путевых пособий, ни пособий на хозяйственное устройство я не получал... Получаемые личным трудом средства почти целиком уходят на содержание этой семьи, уплату податей и т.д. До настоящего времени не могу, за недостатком средств, обзавестись усадебными постройками и домом, удовлетворяющим требованиям семьянина-земледельца за неимением еще лесной дачи строевого леса...” К прошению были приложены рапорт волостного правления и приговор сельского схода.

27 июня и 6 августа 1911 года в селе Старо-Митинском произошли пожары, в которых сгорело двенадцать усадеб. Государство в таких случаях не давало всем поровну, а старалось компенсировать потери. Например, самый зажиточный из погорельцев. Григорий Борисович Осипов, потерял имущества на 3 428 рублей, в том числе дом, два амбара, конюшню, навес, 370 пудов зерна, швейную машинку, ружье центрального боя, стенные часы. пять ящиков имущества. Четырех коров и трех из четырех лошадей удалось спасти. Он просил для восполнения утраченного. 100 бревен длиной 20 аршин, толщиной 4 вершка и 30 жердей. Всего же погорельцам из Старо-Митиной по их запросу потребовалось 690 бревен и 580 жердей.

Довольно часто лес требовался на общественные нужды. 10 ноября Рябковский сельский сход составил приговор об отпуске 553 бревен на постройку одноклассного училища министерства народного просвещения. В 1911 году, дабы поддержать пострадавших от засухи крестьян, государство предприняло общественные работы. Предстояло построить и  отремонтировать мосты у деревни Раскатиха по речке Кур, на 16 версте от этой же деревни в пойме, через реку Верхне-Черную в одной версте от с. Чернавского, на коммерческом тракте из Кургана в станицу Звериноголовскую, в восьми верстах от с. Утятского, через вновь образовавшийся овраг в Давыдовской волости, через Камышенский лог, на логу Малая Басманка, в д. Нагорской, в с. Утятском, а также через протоку между озерами Акулинкинским и Щукинским, на Большой Басманке. Всего набралось девятнадцать мостов и переправ!

30 сентября 1911 года заведующий работами А. Басаргин предъявил Курганскому лесничему ведомость на лесные материалы, необходимые для общественных работ по осушке озер Терпигорье и Бошняк в Вокзальном поселке  и на устройство подъездной дороги к станции Курган.

Из него следует, что запланировано было сделать дренажные канавы длиной 1500 саженей, укрепив их фашинами.  Под покрытие дороги необходимо было вырыть 1770 погонных саженей. В них предстояло положить 3220 двухкомельных фашин длиной каждую в две сажени и толщиною в 6-7 вершков. В заболоченных местах запланировано было вырыть колодцы со срубами. Оба озера должна была соединять труба длиной в 180 саженей. Через канавы надлежало устроить десять мостиков шириной 5 саженей и девять – шириной в 3 сажени.

Огонь и пламя

“12 мая 1916 года. Около половины одиннадцатого часа утром дежурный с пожарной вышки дал знать, что в южном направлении лесничества виден дым, засечками с вышки Введенского лесничества определилось, что горит против 201-202 квартала курганского лесничества. Немедленно в указанном направлении отправились: лесничий с одним воспитанником лесной школы, помощник лесничего Суханов, лесники первого и второго обходов и трое пожарных сторожей. Лесничий уехал на кордон лесника шестого обхода и приказал отправиться по направлению пожара  леснику означенного обхода и команде меннонитов. Первым прибыл на пожар лесничий с учеником школы, за ним – помощник лесничего Суханов, и лесники первого и второго обходов. Оказалось, что пожар был в крестьянских наделах и ко времени прибытия лесничего перешел в казенную дачу и ушел вглубь ее более, как саженей на 20 при ширине в 40 саженей. На пожаре уже в то время были объездчик третьего объезда Корюков и двое из команды меннонитов, они на протяжении, по крайней мере, 300 сажен удерживали огонь, не пуская в казенную дачу. Но так как был сильный ветер и жаркая погода, то огонь их опередил, и верхом перебросило в казенную дачу. Казенная дача окопана канавой с десятисаженной ширины просекой, и все же не допустить перехода огня в нее не удалось. Причина – очень сильный ветер и жара 33 градуса по Реомюру в тени и 41 градус на солнце. Пожар почти все время шел верхом. Вскоре на пожар прибыли из Введенского лесничества лесной кондуктор Корепин объездчик, два лесника и трое из команды меннонитов. Видя, что наличными силами пожар не остановить, лесничий послал лесника шестого обхода за рабочими в д. Зайково, Силкино, Островную, а урядника, прибывшего из с. Введенского, в с. Введенское. Народ начал прибывать к пяти часам пополудни. К вечеру, когда ветер немного стих, и жара спала, около восьми часов пожар в его дальнем распространении был остановлен. Около семи часов вечера прибыл на пожар из г. Кургана уездный исправник с лесным ревизором 1-го района Ячиниц; пожар они оставили, когда огонь был остановлен. Пожар захватил около 250 десятин. Пожар почти все время был верховой, так что лес, охваченный огнем, в большинстве мертвый, и погорели почти полностью кварталы 202 и 193, в значительной части квартал 201 и немного кварталы 181 и 203”. Останавливали пожар окапыванием и встречным огнем. Потушить его удалось только 13 мая к вечеру.

Однако это не все испытания, которые выпали на эти дни лесоводам. 12 мая около 1 часа пополудни вспыхнул пожар в Салтосарайском лесничестве. “Оказалось, что пожаром охвачен юго-восточный угол квартала №18 со стороны находившейся здесь наполовину вырубленной  делянки №1 с заготовленными на ней для омской железной дороги дровами. Чрезвычайно жаркая погода и сильнейший ветер способствовали быстрейшему распространению огня в направлении кварталов №4 и 19, окапывание вначале помогало плохо, так как пожар переходил местами в верховой и перебрасываем горящей головней огонь переходил сразу далеко за линию окопки. Кроме того, одновременно проводилась опалка со стороны квартала №4 навстречу огню и все усилия были направлены к тому, чтобы пожар не перешел в соседний квартал №19 и не сгорели бы заготовленные хозспособом дрова, что и удалось сделать к девяти часам вечера того же дня, когда ветер значительно стал утихать и пожар был остановлен. Тогда притуплено было к основательному тушению пожарища с засыпкой землею горящих пней, валежника и т. д. На ночь была оставлена из военнопленных охрана и с ними оставлен только что вернувшийся с другого в этот день пожара в квартале 201-202 лесник второго обхода Ольков. К 9 часам вечера прибыли, вызванные днем на подмогу через Салтосарайское лесничего 12 крестьян из с. Салтосарайского, отстоящего в 20 верстах от места пожара... Распоряжался все время тушением пожара помощник лесничего Гамбалевский”.

На исходе

Дома Николай Александрович был главой большой и дружной семьи. Его супруга занималась ведением домашних дел и воспитанием детей, а их них было пятеро. Ольга родилась 12 июня 1901 года. Александр — 30 сентября 1902 года, и 19 сентября 1913 года он умер от брюшного тифа. Младшие дети - Борис (29 февраля 1904 года), Нина (20 июня 1905 года), Ия (27 июня 1907 года).

8  

Семья Тихомировых Слева направо: стоит за спинкой кресла – сын Тихомирова Н.А., маленькая девочка, сидящая рядом с отцом – Тихомирова Ия (1907 г.р.). Глава семейства – Тихомиров Николай Александрович. Девочка, стоящая справа от отца – старшая дочь Тихомирова Ольга. Рядом с ней ее сестра Нина (с сумочкой). В кресле сидит жена Тихомирова Н.А. Крайний справа стоит Тихомиров Борис (1904 г.р.). Курган, фотоателье А.И. Кочешева, ок. 1916г. Фото из архива Бурматовой Веры Георгиевны (г. Калининград).

К 1916 году Николай Александрович дослужился до коллежского  советника, но революция отменила все прежние чины. Впрочем, несмотря на смену власти, Тихомиров остался при своей должности: лес растет при всех политических режимах, и не кухарке же с ним работать.

7 августа 1919 года Тихомирова по распоряжению колчаковского правительства из Кургана эвакуировали. Вынужденное расставание с семьей продолжалось до 28 мая 1920 года.

В 1921 году Николай Тихомиров подает документы в Сибирскую академию и добивается избрания на должность профессора кафедры лесоводства. Вместе с семьей он переехал в Омск. Уже 24 июня Николай Александрович выехал в учебно-научную экспедицию для обследования Екатериниской дачи в Тарском уезде. За лето были собраны материалы для зимних практических работ студентов; добыты коллекции для лесного музея и лабораторий факультета; установлены типы насаждений. Так закладывались основы нового учебного заведения. В конце 1921 года Тихомирова избрали деканом лесного факультета. В этом учебном заведении он проработал до 1930 года, вплоть до перевода лесного факультета в Красноярск. В эти годы он совершил несколько научных экспедиций, а их результаты обобщил в сборнике «Материалы по изучению Тарского Васюганья», научных работах и популярных статьях.

Умер ученый 5 ноября 1935 года.

Сын Николая Александровича, Борис, поддержал научную славу своего отца. Он преподавал в Сибирском государственном технологическом университете в Красноярске, стал одним  из крупнейших лесоводов Сибири. Опубликовал свыше 40 научных трудов. Тридцать лет изучал качества древесины лиственницы. Этой теме посвящена его докторская диссертация. Давно и настойчиво материалы об истории семьи Тихомировых собирает исследователь из Калининграда Вера Георгиевна Бурматова, благодаря которой и стал возможен этот очерк.

Анатолий Кузьмин.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites