kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Личности в истории Зауралья » СЕКРЕТНЫЙ УЗНИК

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




СЕКРЕТНЫЙ УЗНИК

(Из материалов Всероссийской научно-практической конференции «VII Зыряновские чтения», Курган, 10-11 декабря 2009г.).

Герой моего рассказа генерал-лейтенант граф Петр Федорович Апраксин (1728-1813) – участник Семилетней войны, представитель знатного рода военачальников. За свою долгую жизнь он был невольным участником и свидетелем многих драматических событий русской истории второй половины XVIII века: бездарных затяжных войн, дворцовых переворотов, страшных пыток и изгнаний близких людей. Вот что мне удалось о нем узнать, используя не только архивные документы, старинные книги, но и современные данные Интернета.

6 сентября 1775 года унтер-офицер лейб-гвардии Московского батальона Прокопий Прутков с тремя солдатами доставили в Далматовский Успенский монастырь, как записано в рапорте «одного арестанта». Звание, имя и фамилия того арестанта не были указаны. Кто он такой, конвойные не знали, да и не стремились узнать за все время длинного пути с 30 июля. У сопровождающих был письменный приказ Московского главнокомандующего генерал-аншефа князя М. В. Волконского, по которому им, а тем более посторонним было «воспрещено входить с арестантом в разговоры, давать ему письма, бумагу, чернила, перо и все то, чем только писать можно». Оный арестант постоянно должен находиться под строжайшим контролем, чтобы «с дороги побег учинить не мог».

 Далматовский монастырь

Далматовский Успенский монастырь в наши дни.

Прибыв в монастырь «без неприятных приключений в дороге», унтер-офицер передал арестанта архимандриту Иакинфу, отметив в рапорте, что тот «с Казани и поныне здоровьем совсем слаб».

В монастыре арестанту была отведена отдельностоящая келья, которая с восточной стороны примыкала к надвратной северной церкви. В середине XX века при строительстве [на территории монастыря] завода «Молмашстрой» келью ту разобрали и на этом месте в монастырской стене пробили большие ворота для проезда автомашин. В тесном преддверии кельи помещались унтер-офицер и рядовые.

Отлучаться из кельи куда-либо, кроме церкви, принимать посетителей, писать письма, арестанту было запрещено. В церковь на богослужение он ходил под надзором двух конвоиров. На столовые припасы денег отпускалось в размере 50 копеек в день. Так продолжалось более двух лет, до 8 января 1778 года.

Как вы, наверное, уже догадались, секретным узником тем был граф Петр Федорович Апраксин. Из рода Апраксиных в истории наиболее известен генерал-адмирал Федор Матвеевич, сподвижник Петра I.. Под его руководством русский флот одержал первые важные победы над шведами в Балтийском море, громил персов в Каспийском море. Умер Федор Матвеевич бездетным.

Другой дядя его по дворянской линии генерал-фельдмаршал Степан Федорович Апраксин в начале Семилетней войны (1756-1763) был главнокомандующим русской армией (об этом есть книга В. Пикуля «Пером и шпагой»). В той войне Россия, Австрия, Франция и Швеция воевали против Пруссии и Англии. Русские войска одержали ряд блестящих побед, брали Берлин. Начала войну Елизавета Петровна, пришедшая на престол в результате дворцового переворота, а закончил ее бездарно Петр III, возвратив Пруссии все территории, занятые русскими войсками. Не пройдет и год как сам он тоже будет свергнут женой Екатериной II.

Граф Петр Апраксин от начала до конца участвовал в той войне вначале в конной гвардии поручиком, затем в Нижегородском драгунском, напоследок в Нарвском конно-егерском полках полковником. Он принимал участие в известных сражениях при Грос-Егерсдорфе и при Цорндорфе, за что имел награды. В 1759 году послан был в союзническую Швецию, в следующем году – во французскую армию, в конце войны находился при Русском корпусе в Померании. В 1771 году ему присвоено звание генерал-майор, затем генерал-лейтенант. Перед отставкой (1773 год) имел должность генерал-адъютанта.

Высокий, статный удачливый красавец (недаром имел в свете прозвище «Шишка») лейб-гвардии поручик Апраксин женился в 1754 году. Женой его стала фрейлина императрицы Елизаветы Петровны Ягужинская Анна Павловна (1733-1801) – дочь видного государственного деятеля и дипломата, генерал-прокурора П.И. Ягужинского. Мать ее Анна Гавриловна – придворная статс-дама после смерти мужа вышла за действительного тайного советника графа М.П. Бестужева-Рюмина. Как отмечали современники, она была первой красавицей и лучшей танцовщицей во всем Петербурге.

В 1743 году Анну Бестужеву вместе с подругой – тоже придворной дамой Натальей Лопухиной обвинили в заговоре против императрицы. Приговорили к смертной казни, которую заменили публичным наказанием кнутами, «урезанием языка» и высылкой в Сибирь. Первую жестоко наказали Наталью Лопухину, палач ей вырезал язык. Анна Бестужева успела сунуть в руку палача драгоценный нательный крест и пострадала меньше: тот лишь для вида пустил кровь да и язык только слегка «ужалил». Семью Лопухиных сослали в Селенгинск, Анну Бестужеву – в Якутск, где она и умерла.

Вернемся в Далматовский монастырь, где более двух лет отбывает ссылку П.Ф. Апраксин. Его охране наставления остаются прежние: «смотреть и денно и ночно наблюдать, чтобы арестант тайно или явно из монастыря утечки учинить не мог, быть при его покое неотлучно, чтобы никто к нему ни под каким видом не входил, разговоры не имел». Настоятели монастыря ежемесячно доносили князю Волконскому что «граф Апраксин жребий ему определенный сносит с удивительным великодушием ... и кротким поведением».

Наконец 20 декабря 1777 года Екатерина II пишет генерал-аншефу М.Н. Волконскому следующее послание: «Князь Михайло Никитич! Прикажите графа Апраксина из монастыря, в котором он ныне находится, отпустить с тем, чтобы он ехал для пребывания в Казань. Есмь, впрочем, как и всегда вам доброжелательная Екатерина».

Последний день пребывания графа в Далматово пришёлся на день Благовенья Господня. На литургии в храме и при освящении воды на реке Исети он уже молился не как арестант, а как генерал в мундире и орденах. В Казани П.Ф. Апраксин прожил до смерти императрицы, пока взошедший на престол Павел I не разрешил ему въезд в столицы.

О причинах ссылки в далекий монастырь графа П.Ф. Апраксина Тайная экспедиция не оставила никаких документов. Проследив события тех лет, можно только предполагать, что он стал жертвой очередных дворцовых интриг. Дело в том, что, достигнув совершеннолетия, Павел Петрович, будущий император, высказывал недовольства в адрес своей матери Екатерины II, пришедшей на трон не по закону престолонаследия, а в результате переворота. Проявлял постоянный интерес к причинам смерти своего отца – Петра III. В результате появилось окружение конституционных заговорщиков. А тут еще восставший Пугачев объявил себя царем Петром Федоровичем.

Когда Екатерине все стало известно о заговоре, юный Павел оробел, принес повинную. Царица не стала чинить расправу, но под благовидным предлогом поручила генерал-губернатору М.Н. Волконскому всех удалить или окружить надзором. Возможно, в результате той «зачистки» и пострадал Петр Федорович Апраксин. В пользу этой версии говорит и тот факт, что в первые же дни своего воцарения на престол Павел I вспоминает о графе Апраксине и именным указом реабилитирует его.

Жена П.Ф. Апраксина графиня Анна Павловна постриглась в монахини под именем Августы и кончила дни свои игуменьей Фроловского монастыря в Киеве. Стас-секретарь Екатерины II А.В. Храповицкий в своих записках отмечал, что, посетив девичий монастырь в 1787 году, императрица осталась недовольна холодным приёмом игуменьи Августы. Видимо, было за что.

Второй женой П.Ф. Апраксина стала фрейлина Елизавета Кирилловна Разумовская (1749-1813) – дочь К.Г Разумовского, последнего гетмана Украины, президента Петербургской Академии наук. От первого брака у него был сын граф Фёдор. От второго брака – действительный статский советник Александр Петрович – агент русского правительства при Венском дворе – и две дочери Аделаида и Мария.

Умер П. Ф. Апраксин в 1813 году, став в конце жизни невольным очевидцем ещё одного дворцового переворота и войны с Наполеоном.

Примечанuя

1. ГАШ, ф. 224, оп. 1, д. 944, лл. З,5, 11, 12, 17,22,61,76.

2. Шишонко В.Н. Пермская летопись. 5-й период, ч. 2-я. Пермь, 1987. С. 168-172.

3. История родов русского дворянства. Т.2. М.: «Современник», 1991.

4. Эйдельман Н.Я. Грань веков. М.: Мысль, 1986. С. 43, 100.

5. Памятные записки А. В. Храповицкого. М.: В/О «Союзтеатр», 1990. С. 20, 21.

6. Пушкин А С. Полное собрание сочинений в 10 Т. Л.: Наука, 1977. Т.8. С. 83, 87.

М.З. Теляков, Далматовское общество краеведов.

См. далее: За что был сослан граф Апраксин



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites