kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Новейшая история » ДОМ КРЕСТЬЯНИНА ИМ. В.И.ЛЕНИНА

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




ДОМ КРЕСТЬЯНИНА ИМ. В.И.ЛЕНИНА

(Из книги Александры Васильевой "Курган. Так было". Опубликовано на сайте "Курганген" с согласия автора).

После установления советской власти Россия оставалась аграрной страной, и от настроения крестьянства зависело очень многое. Власть контролировала ситуацию в деревне и старалась влиять на сознание сельчан. В начале 1920-х гг. по всей России стали создаваться Дома крестьянина.

Постановлением ВЦИК от 18.03.1920г. всем губернским исполкомам предлагалось организовывать Дома крестьянина, которые давали бы приют приезжающим крестьянам, помогали бы разрешить их нужды и запросы.

Для общего руководства в июне 1922г. в Москве возник Центральный Дом крестьянина, который сначала находился в ведении ВЦИК, с 1923г. – в ведении Наркомзема.  По его рекомендации к 1924г. в стране было открыто 116 Домов крестьянина, в 1926г. их было уже 362.

Летом 1920 года Курган готовился праздновать первую годовщину освобождения города от колчаковских войск. Кроме митингов, шествий, собраний было решено приурочить к середине августа событие районного масштаба – открыть Дом крестьянина.  На заседании президиума курганского уездного парткома 27 июля1920 г. постановили  «открыть Дом крестьянина, заведующим которого назначить т. Турецкого» (ГАКО, ф.р-635, оп.1, д.22, л.110).

Уже шла муниципализация и среди отнятых у хозяев усадеб стали искать подходящую для Дома крестьянина. Такая усадьба нашлась на улице К. Маркса, между улицами Володарского и Томина, на нечетной стороне. Ранее она принадлежала ломовому извозчику Ивану Григорьевичу Пузанкову, занимала два соседних участка и стояли там два двухэтажных каменных дома.

«Красный Курган» сообщал 14 августа 1920г.: «Через несколько часов состоится открытие Дома крестьянина. Того дома, где бы каждый приезжий крестьянин мог получить не толкаясь по городу нужную ему справку, пищу духовную и физическую. Сегодня, в день годовщины славного освобождения Кургана Красной армией открывается Дом крестьянина. Он должен быть живой связью города с деревней».

Дом, еще недавно стоявший запущенным, был приведен в порядок, на воротах красовалась большая вывеска, во дворе навесы, конюшня, баня, оборудуется кузница. На первом этаже дома находилась кухня с котлом для кипячения воды, две комнаты для приезжающих, в которых койки с матрацами. На втором этаже – комната заведующего и читальня-библиотека, на столах – газеты, на стенах – плакаты и листовки.

Курганский Дом крестьянина был одним из первых не только в Сибири, но и во всей России. Просуществовал он недолго. Второй дом на усадьбе, который предназначался для столовой, был занят под квартиры партийными работниками, и, несмотря на всю энергию Турецкого, выселить их не могли.  Финансирование было слабым, крестьяне по-прежнему останавливались либо у знакомых, либо на заезжих дворах.

Часто Дом крестьянина становился общежитием для слушателей различных курсов. Кроме того, прежний хозяин Пузанков начал ходатайствовать о возврате ему дома и дом ему возвратили по протоколу межведомственной комиссии от 4 апреля 1922г.

Первый опыт помощи крестьянам в виде организации Дома крестьянина заставил местные власти осенью 1923г. снова поднять вопрос о создании постоянного Дома крестьянина.

В связи со смертью В.И. Ленина Президиум исполкома курганского окружного совета 19 февраля 1924г. принял Постановление об организации в Кургане Дома крестьянина им. В.И.Ленина, и открыть его не позднее 15 марта (ГАКО, ф.р- 315, оп. 1, д.3, л.104).

В марте 1924г. была составлена комиссия из заинтересованных лиц: начальника окружного земельного управления Шкаева, управляющего курганским отделением Сельхозбанка Чебыкина, председателя Правления селькредсоюза Белозерова, председателя Правления потребсоюза Троицкого, заведующего общим отделом окрисполкома Богомолова. Комиссия изыскивала средства, определяла структуру и штат для Дома крестьянина. По всему городу отсматривались подходящие здания, и остановились на бывшей гостинице Баранцева (угол Советской и Пичугина, в будущем – кинотеатр им. Ленинского комсомола). Когда техническая комиссия осмотрела здание, то в нем оказалось много неудобств и требовалось много ремонта. Двор был мал, не имел конюшен и навесов. Осмотрели дом Рыловых (сейчас Советская), но и он оказался несоответствующим. Самым подходящим оказался дом Константина Марковича Дунаева (угол Климова и Володарского, сейчас художественная школа). Деревянный дом из семи комнат общей площадью 402 кв.м., надворные постройки заключались в двух каменных складах с навесами, деревянный амбар с навесом, деревянные конюшни и саманный склад. Под всеми навесами могли поместиться до 50 подвод, что давало возможность сохранять от дождя, как груз, так и лошадей. Начали спешный ремонт. Большое затруднение оказалось с мебелью. Пришлось заимствовать кровати у здравоохранения и тем временем выписали кровати из Москвы.

 17-1-ul-beregovaya-dom-dunaeva-konstantina-markovicha

Дом крестьянина (Дом Константина Марковича Дунаева) на ул. Береговой (Климова).

Торжественное открытие Дома крестьянина состоялось 1 мая 1924г. Представитель окружкома партии Лишутин в своем выступлении сказал: «Дом крестьянина должен стать таким учреждением, которое взяло бы на себя всю заботу о материальном устройстве крестьянина в городе, всю заботу о проведении его дела в советских учреждениях в кратчайший срок и без лишних хлопот самого крестьянина, всю заботу о наиболее выгодным для ходока устройстве его торговых дел в городе» (Крас.Кур. № 49. 6.05.1924).

С первых дней Дом крестьянина стал охотно посещаться. Имея только 40 кроватей, приходилось принимать на ночлег до 50 человек. С постояльцев взималась плата: за сутки постоя 5 коп. с человека и 5 коп. с лошади, пуд сена – 50 коп., пуд овса – 90 коп., обед из одного блюда (суп с мясом и хлеб) – 35 коп., чай бесплатно. Кроме того гарантировалась полнейшая безопасность лошадей и багажа. Багаж принимался специальным сторожем под квитанцию, двор охранялся ночным сторожем. Сам крестьянин мог спать на отдельной кровати с готовым одеялом, матрацем, простыней и подушкой.

Штат Д.К. состоял из заведующего, трех сторожей, двух официанток, одной уборщицы и по договору был нанят человек с лошадью для подвозки воды и уборки двора. Библиотекарь была приписана к штату центральной городской библиотеки. Очень скоро стало очевидно, что Дом крестьянина не может вместить всех желающих.

Было решено отдать под Д.К. каменный торговый дом Марка Марковича Дунаева на той же усадьбе, но на углу улицы Свободы (Куйбышева). В полуподвальном этаже каменного дома устроили столовую, которая готовила обеды на 100 человек, тут же была кладовая для продуктов. Верхний этаж состоял из 6 комнат, из которых три заняли для приезжающих (30 коек), одну комнату отвели для обслуживающего персонала, одну комнату предназначали для радио и его слушателей, большая комната, разделенная аркой, служила для культурно-просветительных целей и показа фильмов кинопередвижкой. В коридоре помещалась библиотека.

 17-2-ul-kujjbysheva-dom-dunaeva-marka-markovicha

Дом крестьянина (Дом Константина Марковича Дунаева) на ул. Свободы (Куйбышева)

Еще до открытия Дома крестьянина Окружное земельное управление (Окрзу) считало, что при нем необходимо иметь библиотеку-читальню с книгами по сельскому хозяйству, иметь сельскохозяйственный музей и обязательно устраивать лекции. Библиотека была организована и ее заведующая ежедневно после обеда устраивала громкие читки, с 6 часов вечера для желающих устраивались лекции по сельскому хозяйству.

Начальник земельного управления Никита Ксенофонтович Шкаев помещает в газете небольшой отчет, в котором приводятся сведения: «…Дом крестьянина посетило с 1 мая 1924г по 1 мая 1925г. – 19 493 чел., с 1 мая 1925 по 1 мая 1926г. – 28 530 чел., лошадей за два года перебывало – 31 233 головы. При Доме крестьянина имеется библиотека с 1 000 экземпляров книг и комната для читальни. Посетило читальню в 1925–1926гг. – 4 373 чел., библиотеку – 968 чел. Выдано книг – 3 048 экземпляров. Книжных выставок сделано – 5. Проведено кампаний и революционных праздников – 9, докладов-бесед с 4.243 слушателями. В Дом крестьянина сделано экскурсий учащимися города 10 с количеством экскурсантов 145 чел. Сделано три экскурсии с крестьянами на электростанцию и молочную ферму. Проведен ряд съездов советскими, профессиональными и кооперативными органами» (Крас. Кур. 5.05.1926).

В 1926г. заведующий Домом крестьянина Иван Илларионович Соболев обратился в Окрзу с предложением утвердить новые ставки за постой: с крестьян – 25 коп., с лошади – 5 коп., со служащих и пр. – 30 коп. В тот год в Доме крестьянина были большие траты – приобретено радиоимущество на 2 590 руб., книг и инвентаря на 450 руб., постельных принадлежностей на 280 руб., сделан ремонт на 100 рублей. 22 января 1926г. в Доме крестьянина состоялось торжественное открытие радиоприемника с громкоговорителем. Слышимость была на 14-15 человек, потому что не успели отладить большой усилитель звука, работали два малых усилителя.

Отладкой радио занялся Алексей Парфенов, местный радиолюбитель и только 18 марта 1927г. радио заговорило громко, слышимость на две комнаты, в которых слушателей вмещалось до 200 человек. Парфенов и кружок радиолюбителей из сотрудников организовал.  Кроме радиосеансов изредка давала сеансы кинопередвижка, были показаны два спектакля.

Стало традицией проводить в ноябре сельскохозяйственные выставки, приуроченные ко Дню урожая. Первая небольшая выставка была в 1926г., ее посетило 250 человек. В 1927г. выставка состояла из 5 отделов – сельскохозяйственного, промышленного, торговли, истории революционного движения и городского хозяйства. Были экспонаты из колхозов, совхозов, машиноторгующих организаций, молочной инспекции, маслосоюза и всех промышленных предприятий города. Земельное управление выделило на выставку 329 руб., райисполком – 75 руб.

Ровно через год в Доме крестьянина была организована районная выставка, на которой были представлены Октябрьский и Каширинский совхозы, совхоз Дома заключения (тюрьмы), сельскохозяйственный техникум, зауральская опытная станция и представители земельных обществ.

В феврале 1929г. окружком комсомола открыл при Доме крестьянина курсы по подготовке пионервожатых для деревни и тут же работали курсы трактористов, на которых обучалось 105 человек.

Постепенно Дом крестьянина стал превращаться в ночлежный дом. Заведующий Соболев обратился в горсовет: «Вот уже четыре зимы Дом крестьянина служит ночлежкой всех приезжающих в город рабочих, безработных и т.п., чем сохраняет тысячи 2-3 денег городскому хозяйству, которое, безусловно, должно было бы ночлежку построить, чтобы в зимние времена приютить те 15-20 бесприютных бедняков, которые бесплатно ночуют в Доме крестьянина. Горсовету хоть чем-нибудь необходимо принять участие в работе Доме крестьянина, в его оборудовании по примеру других городских Советов республики и сложить арендную плату…» (ГАКО, ф. р-712, оп.1, д.270, л.48).

Очередной заведующий, назначенный 10 августа 1929г., Александр Мартынович Ветров в январе 1930г. вселил в Дом крестьянина 35 бессарабских беженцев, о чем стало известно в Московском Центральном Доме крестьянина, который препроводил ВЦИК это сообщение.

ВЦИК 8 февраля запросил курганский Окрисполком, который не торопился с ответом. 27 февраля пришло напоминание от ВЦИК и просьба прислать ответ к 14 марта. Результатом запроса ВЦИК стало обследование работы и состояния Дома крестьянина, его финансового и хозяйственного положения.  Комиссия работала с 21 по 25 мая 1930г. Состояние кассы и ведение отчетности нашли удовлетворительным. В остальном обнаружено много недостатков.

«Общежитие для приезжающих достаточно не оборудовано, нет вентиляторов, отчего сырые стены и на окнах вода. Недостает кроватей и постельных принадлежностей, так что приезжающие располагаются на голом полу… Средняя пропускная способность жилых помещений 200-250 человек, в среднем проходят 300-350 человек, а иногда доходит до 400-450 человек… Столовая в антисанитарном состоянии, не хватает столов и скамеек, многие едят на полу. Кухня не оборудована. Имущество в складах находится в беспорядке. Двор не приспособлен для лошадей и подвод с грузом, недостает навесов. Двор в антисанитарном состоянии – вся площадь завалена навозом до 30-40см. Самый вид Дома крестьянина и его санитарное состояние не располагает крестьян к политпросветительской работе, всюду грязь, висят почерневшие от пыли плакаты и лозунги, которые недостаточно отражают посевную кампанию, коллективизацию, ликвидацию кулачества как класса… Вопросами классового воспитания с крестьянами Дом крестьянина вообще не занимается и сама постановка дела в приеме крестьян на ночлег аполитична…» (ГАКР, ф. р-315, оп.1, д.45, л.68) 1 ноября Ветрова сняли.

С организацией колхозов Дома крестьянина стали называться Домами колхозника.

В 1931г. Уральский областной Дом колхозника им. Ленина вышел с инициативой построить совхоз «Ударник полей» и отпустил на это 500 рублей. Он вызвал все окружные и районные Дома колхозника внести по 100 рублей на создание будущего совхоза. Общее собрание сотрудников курганского Дома колхозника,  в количестве 24 человек, постановило: «избрать комиссию по сбору средств на постройку совхоза « Ударник полей» и завербовать 200 подписчиков на журнал «Ударник полей».

Колхозник Стрельников, работающий при Доме колхозника дворником заявил: «Я являюсь ударником, на постройку совхоза жертвую из своего жалованья 1 рубль и призываю последовать моему примеру завхоза Колташева».  Колташев подписался на 2 рубля и вызвал заведущего Козлова, который подписался на 3 рубля и вызвал в свою очередь служащих конторы. Кассир Жмейко вызвала всех сотрудников внести не менее одного рубля.

Курганский Дом колхозника призвал последовать его примеру райколхозсоюз, райисполком, колхозный институт, зоотехникум и все организации, заинтересованные в развитии и овладении техникой сельского хозяйства, и переведении его на социалистические рельсы» (Крас. Кур. № 244. 31.10.1931).

Осенью 1931г. Центральный московский Дом крестьянина вышел с предложением организовать Всероссийский конкурс на лучший Дом крестьянина. Срок проведения конкурса с 1 ноября 1931г. по 1 января 1932г. Президиум ВЦИК одобрил это начинание. О том, что курганский Дом колхозника примет участие в смотре, не было и речи.

 17-3kursy-traktoristov-dom-krestyanina

Дом крестьянина им. В.И. Ленина в 1933 году

В связи с переводом Высшей Коммунистической Сельскохозяйственной Школы (ВКСХШ) из Перми в Курган, намеченном на 1935г., президиум горсовета принял решение разместить одно из общежитий школы в Доме колхозника, куда предполагалось заселить 200 студентов.

Еще в 1928г. высказывалась мысль приблизить Дом крестьянина к рынку, к кооперативным организациям и лучше всего для этой цели подошел бы дом Петра Смолина, на углу Куйбышева и Савельевой. В начале 1935г. из бывшего дома Смолина выселили многочисленных жильцов и приступили к ремонту. 8 марта Дом колхозника из усадьбы Дунаевых переезжает в бывший  дом Смолина.

Это уже окраина города, далеко от глаз начальства. Пошли слухи, что в Доме колхозника творятся безобразия. Слухи дошли до Челябинска и облисполком  для проверки направил бригаду. Бригада обнаружила, что «заведующий Суворов окружил себя классово чуждыми элементами. Завхоз Предеин – кулак, его жена – сторожиха, дворник – племянник Предеина. Повар Лушникова – кулачка. Заведующий Суворов бесплатно пользуется столовой со всей своей семьей. Дом колхозника имеет растрат около 35 тысяч только за 1935г. Учет и отчетность запущены» (Крас. Кур. №69. 24.03.1936).

Итоги проверки бригада направила в президиум РИКа. Персонал Дома колхозника сменили.

Новый заведующий Наволоков помещает в газете объявление: «Дом колхозника по улице Куйбышева, 60 обслуживает всех приезжающих пеших и конных, а также с автомашинами. Прием круглые сутки. Такса за койки в сутки: с колхозников – 1 руб., с командировочных – 3 руб.50 коп., со всех остльных – 2 руб.50 коп. При Доме колхозника есть столовая, баня с дезокамерой, легковая лошадь, камера хранения» (Крас. Кур. №49. 29.02.1936).

Дом колхозника работал до 1941г. Потом здесь расселили эвакуированных из западных областей страны.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2021 Business Key Top Sites