kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Новейшая история » СЛУЧИЛОСЬ-ПРИКЛЮЧИЛОСЬ СТОЛЕТИЕ НАЗАД

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




СЛУЧИЛОСЬ-ПРИКЛЮЧИЛОСЬ СТОЛЕТИЕ НАЗАД

Прошло десять лет с той поры, как появились «Курганские хроники. 1662-2000», подготовленные к печати сотрудниками областного краеведческого музея А.М.Васильевой, Н.Ф.Скородумовой и Е.В.Тершуковой. В обращении к читателям отмечалось, что данное издание являлось первой попыткой создания летописи города. Предполагалось, что в дальнейшем хроники дополнятся новыми сведениями и, как можно надеяться, состоится второе, дополненное и расширенное, издание. Составители, кстати, приглашали внести свою лепту в дополнение хроник тех читателей, которые могут сообщить какие-то «интересные факты, особенно малоизвестные горожанам, но с обязательным указанием источника».

Возможно, события городской жизни, о которых пойдет речь в настоящей статье, как раз послужат небольшим дополнением к «Курганским хроникам», чему автор был бы весьма рад. Его выбор пал на 1912 г. уже по той простой причине, что нас, современников, разделяет от тех времен целое столетие. Главным же документальным источником, запечатлевшим для потомков не лишенные любопытства события, стали рапорты курганского уездного исправника тобольскому губернатору. Стоит только обратить внимание, что все даты в этой статье приводятся по старому стилю.

«Соколята», на старт!

На заре ХХ в. спорт еще только начинал входить в жизнь провинциального города, как и употребление самого слова «спорт». Курганцы тоже стремились не отставать от времени. В воскресный вечер 29 апреля 1912 г. помещение Дамского общества наполнилось людьми. Там состоялось, как сообщал потом в своем рапорте в Тобольск исправник М. В. Иконников, «первое собрание лиц обоего пола, интересующихся гимнастикой и спортом (физическим оздоровлением), для обсуждения вопроса об открытии в городе Кургане гимнастико-спортивного общества «Сокол». Как водится, всякое публичное собрание не обходилось без присутствия полиции. Исправник командировал для наблюдения пристава 1 части г. Кургана М.И.Макарова. Он-то и подтвердил: на собрании «обсуждался исключительно вопрос о выработке устава гимнастического общества «Сокол». Да и трудно допустить, чтобы в противном случае среди собравшихся лиц оказался товарищ прокурора В.И.Чижевский. А ведь он явился не простым участником собрания, а вошел в состав 12 членов-учредителей общества. Больше же всех в числе учредителей оказалось лиц, связанных с медициной. Это были врачи П.П.Успенский и А.А.Папулова, фельдшеры  М.Ф.Врачинский, Е.И.Белоусевич, И.И.Тенигин, Л.П.Розанова. Среди учредителей значились также инженер С. А. Балакшин, директор Сибирского банка И. А. Эллинек, инспектор городского училища К.В.Хавский, преподаватель Т.В.Пальвелев и почтово-телеграфный чиновник И.Д.Федоренко. Не исключено, что «Сокол» явился первой в истории Кургана попыткой основать любительское спортивное общество. Другой вопрос, насколько успешной оказалась эта попытка и насколько деятельно проявило себя это общество.

Ученые-гастролеры

Проведение железной дороги облегчило сообщение Кургана с европейской частью России, со столицами. Оттуда стали наведываться в город ученые и общественные деятели, совершавшие вояж по урало-сибирским городам и выступавшие в них с лекциями. Однако ошибочно будет полагать, что организация подобных выступлений перед курганской публикой было легким делом. Напротив, устройство их требовало приложения усилий со стороны организаторов и преодоления ими различных препятствий бюрократического свойства.

14 июня 1912г. М.К.Костин явился в полицейское управление и подал в руки исправника заявление от профессора психолого-неврологического института Жакова. В нем ученый просил разрешить ему прочитать 15-17 июня три публичные платные лекции на следующие философско-психологические темы: «Мировая скорбь и пессимизм нашего времени», «Бог в природе и человеке» и «Золотое царство прошлого и грядущие идеалы». Ссылаясь на закон 4 марта 1906 г., установивший временные правила о собраниях, исправник Иконников объявил Костину о необходимости выполнения ряда требований, включая подачу заявления за 3 дня до выпуска объявлений о лекциях. Ссылками на те же требования обставил свое согласие и губернатор  А.А.Станкевич в ответной телеграмме исправнику. Но в планы профессора Жакова задержка еще на 3 дня в Кургане не входила, и он 15 июня покинул его, не уплатив даже гербового сбора за поданное заявление. Вскоре в газетах появились заметки, в которых срыв лекций ставился в вину курганскому исправнику. Ему пришлось обратиться в местную прессу о помещении опровержения.

Иной исход получило ходатайство курганца Андрея Александровича Балакшина, хлопотавшего заблаговременно о разрешении 17-19 сентября выступить в Кургане с лекциями Владимиру Александровичу Поссе, доктору медицины, кандидату прав, лектору Петербургского народного университета и редактору беспартийного журнала «Жизнь для всех». Губернатор разрешение дал, но опять же при строгом соблюдении временных правил о собраниях, поручив инспектору народных училищ 2-го района Тобольской губернии Осипову «принять на себя обязанность наблюдающего за означенными лекциями». Начало лекций приходилось на 8 часов вечера. При этом, согласно тех же правил, учащиеся на публичные лекции не допускались. Следить за этим поручалось не только инспектору, но и полиции.

Для подъема пчеловодства

Не только на публичные выступления с лекциями, но и на устройство выставок в Кургане требовалось для начала испросить разрешение вышестоящей губернской власти. Так, 13 сентября 1912 г. на имя губернатора из Курганского отделения Московского общества сельского хозяйства (КОМОСХ) было отправлено ходатайство за подписями его председателя Ф. Смолина и секретаря Г. Эрдели. «В целях развития пчеловодства в уезде КОМОСХ предполагает в конце сего сентября устроить в городе Кургане, по Гоголевской улице, в здании Отдела, научно-показательную выставку по пчеловодству с чтением популярных лекций в праздничные дни. Лекции по пчеловодству будут читаться инспектором местного городского училища Константином Васильевичем Хавским».

Хавский

Далее запрашивалось, не будет ли со стороны губернатора «препятствий к устройству указываемой выставки». 19 сентября губернатор через уведомление курганского исправника ответил, что он к устройству таковой выставки не встречает препятствий. Следовательно, она состоялась в здании КОМОСХ по ул. Гоголя. Теперь на этом месте стоит здание областного драмтеатра.

normal_05

Здание КОМОСХа в Кургане

Строптивый фельдшер

Будучи медицинским фельдшером, Михаил Фомич Врачинский проявил заинтересованность не только в развитии спорта в Кургане. Он вообще был человеком общественно активным, за что еще в годы первой революции ему пришлось испытать гонения от власть имущих, поплатиться казенным местом железнодорожного фельдшера и стать вольнопрактикующим фельдшером. На долю главы немалого семейства выпадали трудные испытания, но они не сломили его. Уважение горожан к Врачинскому выразилось в избрании его гласным (депутатом) Курганской городской думы. Именно на ее заседании 3 октября Михаил Фомич «произнес речь о закрытии церковноприходских школ». Собственно, сама эта речь была отзвуком тех острых споров, которые велись тогда в русском обществе относительно объема и качества предоставляемого в церковных школах образования для народа. Противники ратовали за передачу всей сферы народного просвещения в светские руки, тогда как правительство этого делать явно не собиралось.

 Михаил Фомич Врачинский

Михаил Фомич Врачинский

Выступление Врачинского привлекло внимание местных властей и, так сказать, компетентных органов той поры в лице жандармерии. Именно по требованию помощника начальника Тобольского губернского жандармского управления по Курганскому уезду полиция провела дознание. Губернатор Станкевич направил конфиденциальное письмо прокурору Тобольского окружного суда. Он полагал, что Врачинский, «приветствуя закрытие церковноприходских школ, порицал этим действия правительства» и спрашивал, не усматривается ли тем самым в его речи состав преступления. И если бы прокурор В. О. Жукевич-Стоша усмотрел такой  состав, то самое малое, что ожидало в качестве наказания для гласного Врачинского – это «заключение в исправительном доме на срок не свыше трех лет». Однако прокурор, вникнув в материалы дознания, «не нашел возможным возбудить против названного Врачинского уголовного преследования за отсутствием в данном случае признаков уголовно-наказуемого деяния» и прекратил это дознание, отправив его в архив Курганского полицейского управления.

По Транссибу через ст. Курган

Главной транспортной артерией через всю Сибирь с конца 19 в. стала железная дорога. Поэтому все высокопоставленные особы, члены монархических семейств, следовавшие из Европы в Азию и обратно, проезжали через ст. Курган. Об этом губернатора ставил в известность тот же исправник. К примеру, 22 мая 1912 г. проследовал экстренным поездом  сенатор Манухин. Он должен был произвести ревизию на Ленских приисках, где в апреле случились взбудоражившие всю страну трагические события – расстрел рабочих. «В ночь на 6-е июля с поездом №1 через ст. Курган проследовал в г. С.-Петербург японский князь Кацура». Утром 18 августа поездом №2 «на похороны японского императора микадо проследовали французская и английская миссии с герцогом Канаутским». Уже после похорон в ночь с 18 на 19 сентября из Японии возвращался на родину испанский принц, а в ночь на 27 сентября «английская миссия во главе с принцем» держала путь домой на туманный Альбион.

Извещал курганский исправник губернатора о приезде в Курган члена Государственной думы от Тобольской губернии В.И.Дзюбинского. Он состоял в оппозиционной к правительству парламентской группе трудовиков. 11 апреля Владимир Иванович принял участие в собрании КОМОСХ под председательством Ф.Д.Смолина и в присутствии наблюдающего пристава 1 части г. Кургана Макарова. На этом заседании обсуждались только вопросы, предусмотренные уставом и повесткой, т. е. исключительно относящиеся к сельскому хозяйству, его нуждам и не затрагивались темы общественно-политической жизни. В тот же день Дзюбинский выехал по железной дороге в Петропавловск. 29 августа он вновь прибыл в Курган, но уже в качестве бывшего члена Государственной думы, поскольку срок полномочий III Думы к этому времени закончился, и шла избирательная кампания в IV Думу. Дзюбинский остановился в номере гостиницы Васильева, где теперь расположен театр «Гулливер». Кстати, Владимир Иванович повторно был избран в 1912 г. от населения Тобольской губернии.

 Дэюбинский В. И.

Владимир Иванович Дзюбинский

14 декабря, в 2 часа дня, из Томска проехал к месту своего служения Макарий, митрополит Московский и Коломенский. Исправник Иконников докладывал: «В Кургане на вокзале во время стоянки поезда заходили со мной и представились Его Преосвященству все местное городское духовенство и представитель от города член управы Борисов».

А вот рапорт от 12 сентября при более пристальном разборе способен вызвать недоумение. Исправник извещал, что «10-го сентября через город Курган проследовал путешественник и болгарский писатель, болгарский подданный Константин Величков, направляясь, по его словам, в гор. Владивосток». Что же в этом, казалось бы, совершенно понятном сообщении может вызвать недоумение? Дело в том, что настоящий болгарский писатель, государственный и общественно-политический деятель, а еще и художник Константин Величков уже почти 5 лет как покоился на кладбище в Гренобле во Франции. Конечно, ни исправник, ни губернатор могли просто не знать об этом. Но тогда возникает вопрос: кто же на самом деле добирался под именем К. Величкова во Владивосток? Шутник, авантюрист или, страшно подумать, шпион? Последняя догадка взбредает на ум, если вспомнить, что Болгария в тот период тяготела к австро-германскому блоку. Однако, здраво рассуждая и не поддаваясь бурной фантазии, спросим: зачем гипотетическому шпиону использовать имя известного, хотя и отошедшего в мир иной человека? Ведь ему, прежде всего надо стараться быть неприметным.

В канун Рождества

В преддверии рождественских праздников, 18 декабря, председатель Курганского уездного съезда крестьянских начальников К.П.Нилов послал в Тобольск телеграмму с просьбой «разрешить сбор пожертвований [в] пределах Митинской волости на елку школе».  На следующий день губернатор ответной телеграммой дал такое разрешение. Учитывая, что в подгородной Митинской волости находились помимо кооперативных маслоделен и артельных лавок также заведения и хозяйства, принадлежавшие городским жителям, то, можно полагать, денежный сбор оказался вполне достаточным, чтобы порадовать гостинцами деревенских школяров. Для учеников же городских школ возможность получить рождественский подарок могла стать реальной благодаря деятельности общества попечения об учащихся г. Кургана и других благотворительных организаций.

Конечно, отнюдь не обо всех событиях и происшествиях 1912 г., не отраженных еще в «Курганских хрониках», поведала настоящая статья. Что ж, будет повод рассказать о них как-нибудь в другой раз.

Николай Толстых

Первая публикация: Зауралье. – 2013. – 4 янв. – С. 7. – (Страницы истории).



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites