kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Новейшая история » НАРОДНЫЙ ДОМ ИМ. В.И.ЛЕНИНА

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




НАРОДНЫЙ ДОМ ИМ. В.И.ЛЕНИНА

(Из книги Александры Васильевой "Курган. Так было". Опубликовано на сайте "Курганген" с согласия автора).

В шесть часов вечера 22 января 1924г. в Кургане была получена первая телеграмма о смерти В.И.Ленина. Наутро все заборы были заклеены экстренным выпуском газеты «Красный Курган» с портретом Ленина в траурной рамке и с шапкой «Среди нас нет больше Ильича, но дело его останется незыблемым».

Был опубликован план проведения траурного шествия по городу и проведения экстренных собраний. В кинотеатре «Прогресс», в школе 2-й ступени (женская гимназия), в театре «Новый мир», в клубе вольно-пожарного общества прошли митинги, залы были переполнены.

В театре «Новый мир» с докладом о жизни Ленина выступил И.А.Ленский. После его доклада собравшиеся единогласно вынесли пожелание поставить в Кургане памятник Ленину. В день похорон вождя, 27 января, на площади Свободы (ныне Троицкая) собралось около 6 тысяч человек, после митинга траурное шествие тронулось на братские могилы. Разошлись в 2 часа дня. В тот же день состоялось объединенное заседание окружного исполкома, горсовета и представителей профсоюзных организаций, на котором присутствовало до 200 человек. Постановили: начать сбор пожертвований на памятник Ильичу, 5-ю Советскую школу 1-й ступени и Лесную школу с этого дня именовать школами им. В.И.Ленина. На площади Свободы поставить памятник Ленину и переименовать ее в площадь Ленина.

Окружной исполком вскоре выпустил подписные листы для сбора пожертвований. Одними из первых откликнулись 60 рабочих кожевенного завода им. Грунта, которые единогласно постановили отчислить однодневный заработок на памятник.

В феврале «Красный Курган» помещает заметку «Какой построим памятник Ильичу в Курганском округе?: «…поступающие пожертвования составляют порядочную сумму к моменту окончательного решения вопроса: что сделать на эти деньги?   Вопрос этот обсуждается на страницах всех центральных и большинства провинциальных газет … и везде получает один ответ: Ленин … совсем не думал, что ему лично будут строить памятник на площадях каждого города и даже деревни, как это теперь всюду намерены делать. А потому везде склоняются к определенному решению: памятников т. Ленину пока не сооружать, за исключением городов Центральной России, а все пожертвования употреблять на улучшение жизни детей. Всем организованным рабочим и гражданам необходимо еще раз обсудить на своих собраниях вопрос – какой памятник создадим мы В.И.Ленину в Курганском округе и разрешить его так, как решает большинство» (Красный Курган. 21.02.1924).

После многочисленных собраний и сбора мнений, принимая во внимание, что в Кургане нет такого здания, в котором можно было бы сконцентрировать всю политико-просветительную работу, решили строить Народный Дом им. В.И.Ленина.

22 июня 1925 года была создана комиссия для проведения организационных мероприятий. В это время в Кургане появляется должность окружного инженера, на которую 7 июля 1925 года был принят Михаил Васильевич Аронштам, до этого работавший в г. Усолье. Вот ему-то и поручили составить проект объявления в центральных газетах о конкурсе на представление проекта Народного Дома. Выставлялось условие, что здание должно быть вместимостью не менее, чем на 1 000 человек, с лекционным залом и комнатами для кружковой работы, стиль постройки должен служить памятником переживаемой эпохи. Объявление было опубликовано 22 декабря 1925 года в газете «Известия».

Откликнулись инженеры, архитекторы, целые художественные мастерские из Москвы, Ленинграда, Киева, Бердичева, Николаева, Ульяновска и др. Сроки конкурса для многих оказались слишком короткие. 16-17 февраля уже состоялось заседание жюри, которое рассмотрело проекты под девизами: «Звезда», «Карандашом и кистью», «Титаник», «Кормчий», «Круг», «на Урал», «Треугольник». В каждом проекте жюри находило что-то неприемлемое для Кургана.

Был рассмотрен внеконкурсный проект, представленный курганскими инженерами Михаилом Васильевичем Аронштамом и Григорием Ильичем Поповым. Жюри признало этот проект удовлетворительным при условии дополнительной разработки. Им даже выплатили по 700 рублей, которые полагались по условиям конкурса за принятый проект.

Встал вопрос о месте постройки Нардома. Предложений поступило много: на месте Александровской церкви, на месте военкомата (бывший дом Меньщиковых на углу Свободы и Троицкого переулка), на месте городского театра «Новый мир» (бывший кинотеатр «Весь мир»), на месте тюрьмы и т.д.

Аронштам для постройки Народного Дома предложил два места: угол Советской улицы и Володарского переулка и угол улицы Гоголя и Троицкого переулка. Выбор предложили сделать рабочим и служащим на ближайших собраниях.

Рабочие не согласились строить дом на углу Советской улицы, потому что там был городской сад, который придется уничтожить, единственное место, где можно летом отдохнуть.

Выбрали северо-восточную часть Александровского парка, как тогда называли сад, разбитый на старом Троицком кладбище. Но этот угол был занят Саманным домом, который был отдан Обществу краеведения.

 1-samannyjj-dom-ko-moskha

"Саманный дом". Стоял в Кургане на месте сегодняшнего драмтеатра

27 июля 1925 года Аронштам осмотрел здание и нашел, что оно разрушается, немедленно должно быть очищено от жильцов и разобрано. Саманный дом снесли уже после закладки Нардома. Стройкомитет 17 марта 1926г. поручил Аронштаму Саманный дом или продать или снести и очистить площадь хозяйственным способом.

Хотя никакого окончательного проекта Народного Дома еще не было, было решено, что закладка здания будет во вторую годовщину смерти Ленина, т.е. 22 января 1926 года.

В этот день участники собрались к 10 часам к Дому профсоюзов (бывший дом Васильевых), и организованным порядком манифестация пошла по улице Советской до проспекта Володарского, по проспекту мимо братских могил до места закладки Нардома. Состоялся митинг, после которого председатель ОКРИКа и председатель горсовета положили в небольшую траншею свои камни, за ними под звуки оркестра положили по камню 20 представителей от организаций. Во время закладки проходил кружечный сбор и раздача листовок и жетонов (ГАКО, ф.Р-465, оп.1, д.13, л.1).

В феврале был создан Строительный Комитет, который должен был контролировать весь ход строительства Народного дома.

Жилищный подотдел окркомхоза по акту от 25 февраля 1926 года передал Строительному Комитету здание МОСХа «Трудись и молись»[1], и при нем ветхие амбары и прочие постройки. Весной предполагалось провести полную закладку фундамента, встал вопрос о строительстве кирпичного завода в деревне Глинки, а пока Строительному Комитету были переданы полуразрушенный торговый корпус на Нижне-Базарной площади, до 300.000 кирпича с разбираемой мельницы (быв. Дунаева), конюшню и брандмауер с бывшей усадьбы Бакинова (Свободы, 39), часть брандмауерной стены с усадьбы Нарышкина и т.д.

О каком здании мечтал город, газета рассказала в заметке «Построим Нардом – памятник В.И.Ленину»: «Народный дом им. В.И.Ленина будет представлять огромное здание – длиной –60 м, шириной –40 ми высотой –10 м. Нардом будет иметь главный фасад, выходящий на Гоголевскую улицу и два боковых фасада: на Троицкий переулок и в парк. Здание будет в два с половиной этажа. В нижнем этаже расположен обширный вестибюль с обширной раздевальней по образцу Московского Художественного театра. Из вестибюля будет вход в зрительный зал. Он в два яруса, рассчитан на 1 140 человек. Нижний ярус с боковыми ложами – на 760 человек, верхний – на 380 человек. По обеим сторонам зрительного зала расположены фойе с буфетами. В верхнем этаже расположен спортивный зал на 300 человек с отдельной раздевальней. Кроме того, будет лекционный зал, библиотеки с комнатами для тихого и громкого чтения на 100 человек и 9 комнат для кружковой работы на 200 человек. В верхнем этаже намечается устройство кинобудки. Отопление – паровое» (Красный Курган. 8.04.1926).

2-proekt-fasada-narodo-doma  

Фасад предполагаемого Народного дома им. В.И.Ленина

Строительный комитет 8 мая 1926 года поручил инженерам Аронштаму и Попову составить окончательные сметы, начать разработку рабочих чертежей и готовить траншеи для закладки фундамента.  Аронштам на скорую руку чертежи сделал, но понимал, что они мало профессиональны.

Строительная комиссия 14 мая провела проверку и нашла, что чертежи мало годятся, не решен вопрос с пиломатериалами, заготовленный кирпич превращен в щебень, который для бетонной кладки не пригоден и Строительному комитету нанесен убыток.

Аронштам срочно подал заявление на увольнение с 30 мая 1926 года его уволили, но дело передали в окружной Дисциплинарный суд для привлечения его к ответственности и возмещения причиненного им ущерба.

«Красный Курган» написал, что убыток нанесенный бесхозяйственностью Аронштама при постройке Нардома исчисляется предварительно в  5-6 тысяч рублей.

Остался один Г.И.Попов, который сказал: «Посколько я остаюсь в Кургане и принимал участие в составлении проекта на Нардом и строительной сметы, считаю не вправе отказаться от несения обязанностей ответственного руководителя по постройке Нардома» (ГАКО, ф.р-465, оп.1, д.13, л.75). 4 июня Попов принял у Аронштама все дела, чертежи, заготовленные материалы.

Чертежи Аронштама и Попова были отправлены на экспертизу в Свердловск, откуда в феврале 1927 года пришло заключение, что задание технически не продумано, были указаны множественные недостатки и даны рекомендации. Попов отказывается от руководства стройкой. В Курган приезжает новый окружной инженер, Бакеев, которому предстоит сделать новый проект. Сначала он делает эскизный проект, который был выставлен на три дня, 29-31 декабря 1927 года, в зале заседаний Дома Советов (бывшее духовное училище) для обозрения жителями города.  Проект отправили в Свердловск, там его областной строительный комитет одобрил, и Бакеев приступил к разработке чертежей уже на одноэтажное здание, но с перспективой достройки второго этажа.

Несмотря на постоянные изменения в проекте строительство началось, и к августу 1927 года кладка стен была доведена до трети первого этажа.

 3-strojjka-nachalas

Рисунок 1920-х годов

В это время артель каменщиков потребовала повышение договорной цены с 10 до 13 рублей за тысячу уложенных кирпичей.  У Строительного комитета денег не было, и случился массовый уход рабочих со стройки.

В разгар строительного сезона найти новую артель было невозможно. На возведение здания под крышу требовалось еще 100 тысяч рублей, а у горсовета было только 30 тысяч. Решили работы отложить до будущего года, наличные средства употребить на доработку проекта и на заготовку необходимых материалов.

Горсовет занялся изысканием средств. Инженер Бакеев приступил к усовершенствованию проекта.  Опять вернулись к идее двухэтажного здания. Весь первый этаж и часть второго отводились под театр с большим фойе на втором этаже и с буфетом, обслуживающим и лекционный зал. Зрительный зал подковообразный, с балконом и ложами. На втором этаже в боковых приделах – спортивный и лекционный залы с самостоятельными выходами с боковых фасадов. Проектировались помещения гримерных, репетиционный зал, комнаты для кружковой работы, библиотека и пр.  Конструкции балкона, лож, перекрытие зала и сцены – железобетонные. Общая кубатура здания – 39 тысяч куб. метров, ориентировочная стоимость – 500 000 рублей. Было проведено обследование грунта и состояние фундамента и стен. Грунт оказался хорошим, фундамент и стены должны выдержать предполагаемую нагрузку даже с запасом.

 4-rabochie-stroiteli-narodnogo-doma

Строители Народного дома, 1925 год.

Строительный комитет и горсовет объявили, что финансовое положение позволит в 1928 году выполнить все намеченные работы.

В июне 1928 года состоялось несколько заседаний по рассмотрению проекта Бакеева, который представил планы поэтажно, продольный и поперечный разрезы и два фасада. Обнаружилось, что проекта как такового нет, имеется только общая эскизная наметка, мало продуманная и небрежно выполненная. Комиссия высказала опасение, что при данном положении дел с проектом и расчетами вряд ли можно будет приступить к продолжению работ. Вызвала недоумение почти полная неготовность проекта, на который ушло около полутора лет. Строительный комитет срочно заключает 1 июля 1928 года договор с Дмитрием Михайловичем Кузнецовым и передает ему работу по составлению проекта, которую тот обязуется выполнить через месяц, к 1 августа. В помощь Кузнецову был создан технический совет под руководством инженера Верзилова, который работал техническим руководителем на турбинном заводе. Совет мог привлекать специалистов по своему усмотрению.

Новый проект действительно был готов к августу, представлен в Свердловск и утвержден Уралгосстройконтролем 8 августа 1928 года, к работам приступили только 20 августа. Начальником работ был назначен Кузнецов.  Снова начались неурядицы. Для возведения здания полностью требовалось кирпича 1 500 000 – 1 800 000 штук. Райпромкомбинат доставлял кирпич мелкими партиями, с перебоями, и, в конце концов, доставил менее 400 000 тысяч. Ежедневно работали 125 человек, не хватало квалифицированных каменщиков. Из-за отсутствия кирпича, железных балок, бревен для возведения лесов начались простои, между рабочими и администрацией  начались конфликты из-за расценок. Все это привело к очередной остановке работ в октябре.

В 1929 году основные работы по возведению наружных и внутренних стен были завершены. В декабре уже готовилась заявка на отопительные приборы, мебель и пр.

В январе 1930 года ввели должность директора Народного Дома. Им стал Прокопенко. Уже он вел переговоры по оборудованию сцены с представителями Московского деревенского театра Центрального Дома искусств им. Поленова. Этот театр в сентябре 1929 года был на гастролях в Кургане, в ходе которых было достигнуто предварительное согласие на оказание помощи в оформлении Народного Дома.

Президиум горсовета поставил задачу постройку и оборудование здания закончить к 1 сентября 1930 года. Но к намеченной дате еще не были сколочены полы зрительного зала, не смонтирована арматура балкона и лестниц, не выложен мозаичный пол вестибюля, не сделаны два наружных балкона, не выстроены две кассы, тамбур, поручни, незакончены электроосветительные и водопроводные установки, канализация, штукатурка, побелка, не закончена укладка асфальтовых плоских крыш и другие более мелкие работы.

Не хватало рабочих, хотя финансами строительство было обеспечено. Свердловск для завершения постройки отпустил 100 000 рублей. Работы велись в спешном порядке.

 5-stritelstvo-narodnogo-doma

Строительство Народного дома

В сентябре была создана комиссия, которая должна была разработать план работы Нардома. Для формирования театрального коллектива в Свердловск выехал представитель, который заключил контракт с драматической труппой профессиональных актеров в количестве 32 человек на срок до 15 апреля 1931 года.

5 ноября 1930 года состоялось торжественное заседание пленума горсовета, посвященное 13-й годовщине Октябрьской революции и открытию Народного дома им. В.И.Ленина.

14 ноября открылся первый театральный сезон пьесой Н.Фалеева из заводской жизни «Командные высоты».  Постановка главного режиссера И.П.Сагайдарова. Была задействована вся труппа. За сезон Сагайдаров поставил следующие  спектакли: Переплав (Щеглова), Горячие будни, Крылья и Зеленый шум (Болотова), Ледолом (Чуркина), Чапаев (Фурманова),  Темп и натиск (Касьянова), Светите звезды (Микитенко), Двор (Караваевой), Платок и сердце (Апушкина), Доходное место и Не все коту масленица (Островского). Коварство и любовь (Шиллера), Власть тьмы (Толстого).

После окончания сезона в газете появилась заметка «Драться за пролетарский репертуар театра»: … Закончившийся сезон драмы при взгляде на его репертуар показал, что построение его носило случайный характер. Рядом с нужными и ценными пьесами по содержанию и форме – Ледолом, Светите звезды, Горячие будни – афиши пестрели давно прожеванной и проглоченной стариной вроде: Петр третий и Екатерина вторая, Не все коту масленица, Коварство и любовь, Власть тьмы и т.п. Формально они были поставлены в приемах дореволюционного театра и никак и ни в чем не были увязаны с текущим днем, их тематика была не только не нужна, но и вредна…» (Красый Курган №100. 6.05.1931).

Заметка не была подписана, ее автор призывал пропитать всю работу театра коммунистическим содержанием и дать отпор всяким попыткам оторвать ее от задач социалистического строительства, решительно повернуться лицом к рабочему зрителю. Местные критики требовали поставить театр на службу интересам социалистического строительства, чтобы он стал помощником партии в деле перевоспитания трудящихся масс на идеологическом и культурном фронте.

Нардом в ноябре 1930 года не был готов к открытию, здание имело много дефектов. Тем не менее, в декабре 1930 года в это здание были перевезены экспонаты краеведческого музея в неподготовленное помещение и были просто свалены на пол. Одновременно Центральная библиотека тоже в неподготовленное помещение в спешке перевозила книги.

12 тысяч книг были свалены в кучу, разобраны и 18 декабря библиотека приняла первых посетителей.

 6-narodnyjj-domjj-dom-1931g

Народный дом в ноябре 1930-го года.

Музей свою экспозицию открыл только в 1933 году.

Библиотека и музей имели вход с боковых фасадов. Несмотря на то, что уже работала библиотека, с полной нагрузкой работали театр в и киноустановка, в здании были грязь и холод, охрана не была налажена, в здание во всякое время можно было войти в одиночку и целыми группами бродячих людей, которые проникали во все помещения и на сцену.

10 февраля 1931 года в Нардоме случился первый пожар именно на сцене, к 14 марта на той же сцене было еще два пожара (ГАКО, ф.Р-465, оп.1, д.111, л.8).

Нардом получил свой финансовый план, который старался выполнить продажей билетов на спектакли и на фильмы, которые демонстрировались в малом зрительном зале. Фильмы сопровождали баянист Е.Маслов и пианист И.Караваев.

Был заключен контракт с духовым оркестром, и администрация Нардома принимала заявки от организаций и частных лиц на обслуживание оркестром вечеров и уличных церемоний за умеренные цены. Была открыта платная биллиардная, коммерческая столовая и парикмахерская.

При читальне работало справочное бюро, где давались справки по всем деловым вопросам, и оказывалась бесплатная юридическая помощь членам всех союзов, колхозникам и крестьянам – беднякам и середнякам.

Несмотря на все усилия, Нардом не выполнял финансовый план, его работа подвергалась критике со всех сторон.

На заседании президиума Контрольной комиссии 20 апреля 1931 года руководство Нардома обвинили в том, что оно не организовало соцсоревнование, ударничество, не возглавило инициативу и производственный энтузиазм масс, в результате не выполняется промфинплан; революционный репертуар составляет 40%, театр поставлен на службу обывателю, музей и библиотека не перестроили свою работу и не поставили ее на выполнение промфинплана.

Дирекции было предложено обеспечить беспрерывную работу в летний период, обеспечить руководство работой изб-читален, обеспечить охрану помещений и пожарную безопасность.

На основании Постановления горсовета Народный дом, кинотеатры «Прогресс» и «Рабочее кино» 22 декабря 1930 года были объединены в Управление зрелищных предприятий (УЗП).

В 1931 году Наркомпрос в целях приближения искусства к массам разработал маршрут культурного обслуживания рабочих Урала. В распоряжение курганского УЗП государственная филармония направила концертную группу в составе известной исполнительницы этнографических песен Меда-Адам, виолончелиста и пианиста. Конферанс вел Н.Братов. Группа дала 5 концертов 28 февраля и 1-2 марта.

19 марта состоялся концерт симфонического оркестра под управлением Архангельского.

Для летнего театрального сезона 1931 года УЗП пригласило новую труппу с  главным режиссером Андреем Трубецким, который обещал репертуар, который отражает всю революционную хронику и сатиру на буржуазию запада. В оформлении – уход от старого павильонного натурализма к формам условных намеков и штрихов, использование в спектаклях музыки, для чего приглашен специальный дирижер-композитор.

Летний сезон открылся 21 мая пьесой Дм. Курдина «Междубурье», из жизни Красной армии, ставили «Хлеб» Киршона, «Весенние зарницы» Н.А.Крашенниникова. Гастроли длились два месяца, ожиданий не оправдали, посещаемость и денег не дали, Трубецкого раскритиковали.

Директор УЗП Крецелов искал деньги на ремонт Нардома, отделка которого и окончательное оборудование все еще не были закончены. Внешний вид здания был непривлекателен, цвет окраски неодинаков, даже ручек на дверях не было. Ограда наскоро сколочена. Везде разбросан кирпич, ямы, декорации брошены под открытым небом и уже гниют под дождем, крыша протекает и пр. Проводя хозрасчет Крецелов предложил сузиться библиотеке, свернуть детскую библиотеку, т.к. ему нужно было помещение, за аренду которого ему давали 800 руб. Читателей перестали пускать через центральный вход, потом сняли электропроводку в коридорах, ведущих в библиотеку.  Но библиотека устояла и в дальнейшем даже открыла читальный зал, который ежедневно посещали 70-80 человек.

Большим событием для Кургана в 1931 году были концерты народной артистки республики, балерины Большого театра Екатерины Васильевны Гельцер, которые состоялись 7-8 сентября. Партнером Гельцер был танцовщик Большого театра Владимир Голубин.  Они представили танцы из балетов «Красный мак» и «Дон Кихот», вальс «Каприз», лезгинку, военный марш.

УЗП решило, что курганская публика устала от драмы и на зимний сезон 1931-1932гг. пригласило театр оперетты с главным режиссером П.К.Никольским. Театр до этого гастролировал в Ирбите. В репертуаре были классические спектакли, как Прекрасная Елена, Корневильские колокола, Продавец птиц, Мадмаузель Нитуш, Перикола, так и новинки: Ночь перед Рождеством (Оксана), Холопка, Моряки, Рудокопы, Красное солнышко, а также два балета: Волшебная флейта и Прерванный карнавал. Гастроли этого театра закончились 27 апреля 1932 года. Оперетту посещали охотнее, но она была идеологически не выдержана.

Тем более, что на основании Постановления Курганского горсовета от 15 ноября 1931 года Нардом (УЗП) был переименован в Дом Соцкультуры. Это было официальное название, и оно не прижилось.  Название требовало соответствующего содержания от новых пьес, от новых актеров. Требовались постоянные театральные труппы, а не гастролеры. Чтобы готовить новых актеров Уральский областной театральный трест организовал при театрально-зрелищных предприятиях цехи кадров работников искусств. При курганском Нардоме открыли прием молодежи от 16 до 25 лет на актерские курсы. При поступлении требовалась справка о социальном происхождении, так как преимущество отдавалось детям рабочих и колхозников, комсомольцам с образованием не ниже семи классов. К особо одаренным требования понижались. Общежития не было, но стипендию давали.

В Народном Доме 28 декабря 1932 года проходило заседание выездной сессии Уральского областного суда по делу об убийстве в деревне Колесниково пионера Коли Мяготина. Газеты были заполнены гневными призывами жестоко наказать убийц и на заседание прибыли журналисты нескольких газет, в том числе «Пионерской правды». Вели заседание заместитель председателя областного суда Леонидов и помощник прокурора Виноградов. Суд начинался в 5 часов вечера, в 4 часа на площади Свободы был проведен митинг, в котором приняли участие рабочие машиностроительного завода, мясокомбината, железной дороги, учащиеся техникумов. После митинга демонстранты прибыли в Нардом. Суд длился несколько дней, и все дни возле Дома стояла толпа, жадно ловящая новости. Убийцы были осуждены: пять человек – к расстрелу, шесть человек – к 10 годам заключения и один – к одному году.

3 января в Нардоме состоялся слет комсомольцев, рабочей молодежи, педагогов, пионеров, посвященный итогам сессии областного суда.

Наиболее провальным в работе Нардома был 1933 год.

«Красный Курган» 28 декабря опубликовал заметку «Нардом им. В.И.Ленина должен стать культурным центром»: «… В Народном Доме за год сменилось семь директоров, за последнее время он вообще никем не возглавляется. Назначенный месяц назад директором Семахин еще не приступил к работе. Кружки не организованы, спортивный зал и множество комнат пусты. Бюджет не исполняется. Основной источник крепкого бюджета – это доход от постановок не оправдался. Нет организованного зрителя. Заводы отказались от приобретения билетов ударника и абонентских книжек с 40% скидкой. Труппа себя не популяризировала – не было выступлений на заводах, цехах и т.д. …».

В зимний сезон 1934-1935гг. в Народном доме проходили гастроли украинского музыкального театра. Актер этого театра Константин Пьянков объявил себя финударником и подписался на заем второй пятилетки в размере месячного заработка. Он обязался развернуть работу по реализации займа между работниками Нардома и зрителями театра.

Большой интерес зрителей 12-13 марта 1935 года вызвали концерты агитбригады ленинградских Красных партизан и красногвардейцев под руководством Александра Ильича Донского. Перед концертами Донской выступал с воспоминаниями о Дальневосточных операциях Красной армии и призывал к усилению оборонной работы. Произошла встреча с курганским обществом Красных партизан.

В апреле в Нардоме прошла олимпиада художественной самодеятельности школьников и рабфаковцев. Большой зал был переполнен. В мае гастролировал детский кукольный театр.

На зимний сезон пригласили театр оперы и балета. Художественный руководитель – Анисов, дирижер Л.С.Мандрыкин, художник – И.М.Дольчин, балетмейстер – Н.А.Горский. В репертуаре все лучшие оперы мира: Борис Годунов, Евгений Онегин, Царская невеста, Пиковая дама, Русалка, Князь Игорь, Черевички, Аида, Травиата, Севильский цирюльник, Паяцы, Фауст, Тоска, Веселая вдова, Корневильские колокола, Холопка. Сезон открылся 20 октября 1935 года оперой Верди «Аида».

Курганская публика впервые столкнулась с музыкальной классикой, зал редко был заполнен, выручали абонементы, которые под давлением закупали со скидкой предприятия. К примеру, 5 января 1936 года лестранхоз привез на оперу Верди «Травиата» 75 своих лучших рабочих. Ехали организованно из колхозов и совхозов.

Между дирекцией Нардома и театром часто возникали конфликты – систематически задерживалась зарплата, артисты находились в плохом материальном положении. Договор закончился 1 мая, и театр уехал на летние гастроли в Барнаул и Томск. Осенью договор был возобновлен и оперный театр вернулся в Курган.

Художественным руководителем в труппу был приглашен известный режиссер Шаповалов из Винницкого оперного театра, дирижер, художник и балетмейстер остались прежними. Состав труппы увеличился: хор с 12 до 28 человек, оркестр – с 13 до 27, балет – с 18 до 23. Солистов стало вдвое больше. Остались Феофилова, Долженкова, Нагорная, Носова, Гамова, Горская, Кончевский, Земляков, Усов, Поздняков. Из новых ведущих: Истомина – драматическое сопрано, из Москвы; Фишер и Петрова – лирико-колоратурное сопрано; Луховская и Бодиско – меццо-сопрано; Третьяков и Щавелев – тенора;  Матсюк, Берлин, Беклемишев – баритоны; Гришин и Крылов – басы.  В репертуаре были балеты – Красный мак, Лебединое озеро и Конек-Горбунок. Сезон открыли 11 ноября 1936 года опять «Аидой».  Опять начались конфликты. Директор Варушкин задерживал зарплату. Театр 17 января 1937 года дал последний спектакль – «Риголетто», 18 января был большой прощальный концерт. Оперный театр покинул город.

Срочно пригласили на гастроли передвижной цирк, который 29 января дал первое представление, а в полдень 31 января в Народном Доме заполыхал пожар. Семь беспризорников вечером 30 января забрались на чердак здания, прямо над сценой разложили небольшой костерок на фанере, которая к утру прогорела. Сцена для акустики была обшита камышовыми плитами, и когда потолок прогорел, эти плиты дружно вспыхнули. На колосниках должен стоять бак с водой и если его открыть, то сцену от зала отгородила бы стена падающей воды. Но воды в баке не оказалось, воду для тушения пожара подвозили на лошадях. Потом прибыли пожарные машины с автонасосами, которые работали с перебоями. Большинство грузовых машин тоже привлекли к подвозке воды. Пожар бушевал более двух суток. Сгорели большой и малый зрительные залы, помещение музея. Отстояли спортивный зал, библиотеку, почти все служебные помещения. Сотрудникам музея удалось спасти почти все экспонаты, и вскоре музей получил новое помещение на Нижне-базарной площади.

Убыток от пожара составил 620000 рублей. 23 марта перед судом предстали директор Н.С.Вахрушкин, механик по паровому отоплению И.С.Сковорода, завхоз С.Я.Александров. Всех приговорили к трем годам заключения и штрафам на покрытие убытков.

После оперного театра в Кургане должен был гастролировать областной драматический театр, начавший сезон 1936-1937гг. в качестве постоянного театра в Магнитогорске. Пожар остановил на время эти гастроли. Совнарком на восстановление Нардома отпустил 1 млн. рублей. Начали срочно оборудовать сцену в спортивном зале, чтобы в апреле принять магнитогорский театр. 23 апреля театр открыл гастроли, которые длились до 30 августа. Закрывали сезон спектаклем «Слава» В.Гусева, только для стахановцев. 31 – костюмированный бал-маскарад и большой концерт при участии артистов драматического театра и джаз-оркестра под управлением И.В.Морозова. Танцы до 3 часов ночи.

В сентябре Народный Дом был в центре внимания не только курганцев, но жителей всего района.

«17 сентября 1937 года в 1 час дня в помещении Народного Дома начался суд над активными участниками контрреволюционной террористически-вредительской организации правых в Кургане Реутовым В.В., Фоминых Г.П., Ханьжиным П.Я., Никулиным Е.М., Серковым И.И., Рязановым А.А., Маньковым Д.Ф., Носковым С.Г. Дело рассматривается Выездной сессией Военного трибунала Уральского Военного округа в составе: председатель-заместитель председателя Военного трибунала УрВО юрист первого ранга т. Зайцев, члены: военные юристы первого ранга тт. Егудин и Кирре. Государственное обвинение поддерживает и.о.прокурора Челябинской области т.Филиппов, защищают подсудимых члены коллегии защитников тт.Соколов, Павпертов, Скриниченко.

Зал заседания суда переполнен рабочими, колхозниками и служащими района. Зал вмещает немногим более 500 человек, а желающих присутствовать тысячи. Около репродукторов на улицах и в домах трудящиеся слушают трансляцию из зала суда… Все подсудимые в предъявленных им обвинениях признали себя виновными» (Красный Курган. 18.09.1837).

20 сентября, в полночь, был зачитан приговор – все подсудимые приговорены к высшей мере уголовного наказания – расстрелу.  Это были партийные и хозяйственные руководители. По стране шли партийные чистки, уничтожались лучшие люди.

В том же сентябре по решению Челябинского обкома партии в Кургане был образован колхозно-совхозный театр для обслуживания трудящихся города и деревни. К работе театр приступил 10 октября 1937 года в спортзале Нардома премьерой пьесы А.Корнейчука «Банкир».  Репертуар намечался самый обширный – 20 пьес.

В феврале 1938 года состоялись отчетные спектакли, после которых была проведена конференция зрителей, на которой обсуждалась работа режиссера А.Н. Арказанова, репертуар, художественное оформление спектаклей. К этой конференции в фойе были выставлены картины художника Краснова «Расстрел Пичугина» и «Расстрел десяти комиссаров».

Через год театр был реорганизован, переведен из колхозно-совхозных в городские и стал именоваться городской драматический театр им.В.И.Ленина. Увеличили труппу актеров. За зимний сезон 1940-1941гг. театр показал горожанам 13 пьес советской и классической драматургии. На 230 спектаклях побывало 49 967 человек.

14 июня театр открыл летний сезон комедией В.Шкваркина «Страшный суд», а 22 июня в летнем театре уже состоялся митинг по случаю объявления войны. Присутствовало более 1000 человек.

2 августа театр показал последний спектакль. Осенью в Курган был эвакуирован завод дорожных машин из Кременчуга.  Заводу отдали здание Народного Дома. В начале ноября 1941 года завод вошел в подчинение Наркомата минометного вооружения и получил литерный номер 761. В декабре уже выпускал огнеметы системы В.Н.Клюева, потом бензоцистерны и топливозаправщики для самолетов, всего 10 видов продукции, в том числе снаряды к гвардейскому миномету «Катюша». После войны завод перевели в бывший Казенный винный склад,

Народный Дом стали восстанавливать для областного драматического театра.


[1] В 1901 году на месте современного здания драмтеатра в Кургане было построено здание Курганского отдела Московского общества сельского хозяйства (Саманный дом) – прим. редактора сайта Курганген.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2021 Business Key Top Sites