kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Новейшая история » МУЗЕЙ МЕСТНОГО КРАЯ. БОРЬБА ЗА ВЫЖИВАНИЕ

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




МУЗЕЙ МЕСТНОГО КРАЯ. БОРЬБА ЗА ВЫЖИВАНИЕ

(Из книги Александры Васильевой "Курган. Так было". Опубликовано на сайте "Курганген" с согласия автора).

Мысли о создании музея в городе Кургане посетили местных чиновников после выставки 1895г. Жалко было, что экспонаты, представленные на этой выставке, опять никто не увидит, и тогда макеты сельскохозяйственных орудий, снопы пшеницы, фотографии были отданы в курганские училища. К этим предметам присоединились наглядные пособия, физические приборы, которые передавались во временное пользование из училища в училище, даже в сельские школы и часто пособия не возвращались.

Постепенно это собрание превратилось в школьный музей, официально оформленный в 1904г. по инициативе инспектора народных училищ Курганского уезда А.П.Нечая. Долгое время музей не имел собственного помещения. В марте 1914г. в Думском переулке (ул. Комсомольская) было закончено строительство большого двухэтажного здания для 5-го приходского мужского училища. Приближался конец учебного года и переезд училища решили отнести на лето, а пока открыть к Пасхе в этом здании большую выставку.

8 апреля 1914г. состоялся вернисаж «Художественно-историко-археологической выставки». Здесь был отдел археологии и палеонтологии, в котором экспонировались голова тура, бивень мамонта, голова древней козы, каменная стрела. В других отделах были представлены коллекции насекомых, нумизматики, поделки из кости, много живописи, рисунков, в т.ч. рисунки учеников местных училищ. Большое внимание публики привлекла копия с акварели неизвестного художника «Вид Кургана в 1820-е гг.». Сейчас эта копия хранится в областном краеведческом музее.

После закрытия выставки осталось 52 рубля 93 копейки, из которых 15 рублей были переданы Обществу попечения об учащихся. Оставшиеся 27руб.93коп. передали в Курганский отдел Московского общества сельского хозяйства (КО МОСХ) с тем, «чтобы означенная сумма была употреблена на дело изучения родного края… и на приобретение предметов для могущего возникнуть в Кургане музея».

Большая часть экспонатов вернулась к своим владельцам, но какая-то часть была оставлена для школьного музея, который получил постоянное помещение в этом же здании 5-го училища.

 1-zdanie--5-muzhskogo-uchilishha

Здание 5-го приходского училища

Когда в 1919г. Курган был забит войсками, и все крупные здания были реквизированы для нужд военных, школьная комиссия ходатайствовала перед городской управой с просьбой принять меры к тому, чтобы здание 5-го училища осталось в распоряжении города, имея в виду, что в нем помещается «городской школьный музей, довольно обширный и ценный, а также передвижной музей сельских школ. К тому же перевозка музея при его громоздкости была бы сопряжена с большими затруднениями». Музей остался на месте.

На месте остался и музей при КО МОСХе. В 1901г. этот отдел выстроил собственное здание на углу Ново-Запольной улицы и Троицкого переулка (ныне место занято драматическим театром). Дом был из самана, обложенного кирпичом, поэтому в городе за ним закрепилось название «Саманный дом». На его фронтоне красовался призыв «Трудись и молись». Вот тут и возник сельскохозяйственный музей, который был до 1914г. в зачаточном состоянии.

 2-samannyjj-dom-ko-moskha

"Саманный дом". Стоял на месте сегодняшнего драмтеатра.

Художественная выставка и символическая сумма в 27 руб. 95 коп. подтолкнули КО МОСХ к организации комиссии по изучению края. Идейным вдохновителем краеведческой работы был Николай Лукич Скалозубов.   Комиссия работала по секциям: ботаническая, зоологическая, культурно-историческая, энтомологическая, сельскохозяйственная.

В 1920г.  Саманный дом был отдан под детский сад и экспонаты сельскохозяйственного музея были переданы Окрзу (окружному земельному управлению). При перевозке часть архива и музея МОСХа была расхищена.

В 1923г. Окрзу активно занималось сбором экспонатов для 1-ой кустарно-промышленной и сельскохозяйственной выставки. Эта выставка открылась 19 августа 1923г. в Москве, на Воробьевых горах, и имела большой успех. В декабре по областям была разослана директива, в которой отмечалось колоссальное значение выставки в деле развития сельского хозяйства и всем земельным управлениям предлагалось приступить к созданию постоянных и передвижных сельскохозяйственных музеев.

В 1917г. в Кургане появляется выпускник Петроградского университета, археолог по образованию, Бортвин Николай Николаевич.  Бортвин был родом из села Бердюжского, Ишимского уезда. В1916 г. его сестра Таисья Николаевна вышла замуж за курганского купеческого сына Александра Ивановича Бакина, который в 1918г. воевал на стороне белых и погиб под Шадринском. Похоронен был в братской могиле в Соборном сквере. Бортвин приехал в Курган, возможно, по приглашению сестры. В Кургане он становится членом уездного учительского союза, входит в редакцию журнала «Голос учительства». После смены власти в 1919г. работает заведующим отделом народного образования. 26 марта 1920 года по его инициативе школьный музей реорганизуется в музей местного края и Бортвин становится его первым заведующим. Музей размещают на втором этаже бывшего особняка купца Ивана Яковлевича Андреева по адресу улица Советская, 70.

 3-dom-andreeva-ivana-yakovlevicha

Дом И.Я.Анреева

При музее создается «академическая» библиотека, в которой к началу 1922г. было около 12000 книг. Недолгое время библиотекой занимался Бук Эрик Густавович со своим сыном Леонидом.

Политпросвет все лето 1920г. присылал в музей девушек для составления библиотечного каталога и для помощи в организации экспозиции.

Если школьный музей лег в основу учебно-педагогического отдела, то отдел местного края Бортвин начал создавать с нуля. В 1921г. в этом ему помогал  преподаватель Ташкентского университета и Восточного института А.В.Панков, заведующий метеорологической секцией земельного управления К.Я. Маляревский, школьный инструктор Г.К.Рудый и «вольные» сотрудники музея, т.е. работающие без денежного вознаграждения И.Г.Копылов и В.Реут. Общими усилиями они организовали выставку «Наш край», приуроченную ко времени проведения конференции Союза работников просвещения. Выставка работала 22-28 мая, экскурсии проводились создателями выставки. На должности заведующего Бортвин мог заниматься своим основным и любимым делом – археологическими исследованиями. Вместе с Панковым А.В., учителем Рудым Г.К. и учеником Реутом В. Бортвин проводит археологические разведки в окрестностях села Белозерского, деревень Баитовой, Саниной, Шастовой, вблизи Петухова и Шмакова.  В результате этих экспедиций музей пополнился археологическими и палеонтологическими материалами.

Бортвин понимал, что музей не могут поднимать только два сотрудника и 21 апреля1921 г. он делает попытку создать при музее краеведческое общество. На собрание пришли 25 человек, приняли устав общества, на этом все и кончилось.

15 марта 1922г. Бортвин уходит из музея и уезжает в Свердловск. Музеем и библиотекой остается заведовать временно исполняющая обязанности Толкачева Феоктиста Николаевна, которая в апреле передает и музей и библиотеку Е.Н.Россомахиной. После нее заведовать музеем  приходит некто Кычковский, который очень быстро исчезает, и в 1923г. заведующим становится Паршаков Михаил Михайлович, который по совместительству  работает директором театра.

К этому времени музей получил новое помещение по улице Свободы,75, в бывшем доме Смолина Александра Дмитриевича. Дом был благоустроенным, с паровым отоплением. В этом же здании разместилась центральная курганская библиотека, которая отделилась от музея. Вход в библиотеку был с улицы, в музей – со двора.

 4-dom-aleksandra-dmitrievichasmolina+

Дом Александра Дмитриевича Смолина

«Красный Курган» писал 2 августа 1922г.: «Центральная библиотека расположена в очень хорошем помещении… и при ней музей местного края в 376 коллекций, при котором имеются два учебных телескопа и архив старинных журналов и книг… Посещающих музей в месяц 250 человек в среднем». И через неделю – в той же газете: «Музей оставлен совершенно без внимания. В каждом из углов валяется целая груда разных ценных редких костей, покрытых пылью…».

Музей занимал на втором этаже 4 зала и большой коридор, внизу у него был склад и рабочая комната. На этот склад в августе или сентябре 1923г. Паршаков перевозит 3-4 воза архива бывшего уездного училища. В этом архиве имелись сведения по истории местного края, о народном образовании, о жизни ссыльных декабристов.

В апреле 1924г. музей прекратил принимать посетителей, но Паршаков  до августа числился его заведующим.  После его ухода судьба музея оказалась на попечении центральной библиотеки.

23 августа в отдел народного образования, по ведомству которого музей числился, поступает письмо от библиотеки с просьбой решить судьбу музея. В свою очередь заведующий окроно 25 августа обратился в президиум Окрисполкома, который должен был принципиально решить вопрос об организации музея местного края, чтобы с начала 1924-1925гг. уже можно было практически приступить к созданию данного музея. В этих докладных записках указывалось, что в городе существуют два музея: местный краевой и сельскохозяйственный при окружном земельном управлении (окрзу) и оба бедствуют «отчасти потому, что на организацию единого окружного музея местного края не было обращено серьезного внимания, не давались средства; отчасти и потому, что научные работники – музееведы и краеведы за мизерную плату работать не шли. Заведовали музеями люди некомпетентные и мало заинтересованные, да к тому же по совместительству».

В докладных записках были выдвинуты следующие предложения: объединить упомянутые музеи в один, присоединить к ним музей педагогической практики, коллекции которого разбросаны по школам, организовать при музее специальную библиотеку, в которой сосредоточить сборники, справочники, определители, журналы, литературные и рукописные произведения по истории и экономике Курганского округа. А также включить в состав музея материалы Истпарта. Самым подходящим местом для музея предлагался бывший дом декабриста М.М.Нарышкина. И еще одно пожелание заключалось в организации при музее краеведческого кружка, а потом и Общества краеведения. Но пока требовался новый заведующий музеем.

В это время без работы оказался старый учитель, страстный краевед, Матвей Дмитриевич Русинов. К этому времени у него был написан большой труд – «Краткий обзор Курганского округа», который должен был быть включен в библиографический справочник Академии наук. На рецензию рукопись была отправлена Владимиру Павловичу Бирюкову, который в это время заведовал Шадринским научным хранилищем. По неизвестным причинам рукопись во время не была возвращена, не издана и в библиографический справочник не попала. В сентябре Михаил Паршаков передает музей Русинову. Не успевает тот вникнуть в дела, как его приглашают на Второй съезд краеведов в Екатеринбург, состоявшийся 4-9 октября. Русинов поспешно готовит сообщение об архиве уездного училища, хранящемся в музее, и после возвращения рассказывает о докладе Ивану Афанасьевичу Ленскому, который числился инструктором политпросвета по центральной библиотеке и заведовал еще и курганским архивным Бюро. Это Бюро было организовано в мае 1924 года и размещено в том же доме Смолина, где были музей и библиотека. Ленский, заинтересованный в передаче училищного архива в свое Бюро, добился, чтобы в музей была направлена комиссия на предмет передачи училищного архива на постоянное хранение в архивное Бюро.

Об итогах работы комиссии Ленский докладывал в Окрисполком: «При проверке музея в октябре обнаружено, что архив весь уничтожен, документы, переписка и прочие бумаги с текстом из дел и книг вырваны и исчезли неизвестно куда. Налицо от архива осталась беспорядочная куча белой чистой бумаги и корки, годные для использования в канцелярии для делопроизводства… Архив кроме Паршакова уничтожить никто не мог, т.к. он работал один».  Паршаков был отдан под суд и посажен в тюрьму.

При Русинове, 28 сентября 1924 года, в здании музея состоялось по инициативе Русинова и Ленского открытие Общества краеведения. Но уже через месяц, 23 ноября, Русинов передает заведывание музеем Владимиру Павловичу Ефимову, сам остается его помощником. Связано это было с тем, что Матвея Дмитриевича пригласили штатным преподавателем в школу 2-й ступени. Вскоре его на должности помощника сменил Сергей Владимирович Звягинцев, проработавший почти год и 20 сентября 1925г. переведенный на должность секретаря отдела народного образования. Ефимов остался один.

В 1925г. плановая комиссия постановила: «Мы предусматриваем сордержание одного только музея… В виду того, что наш музей до невероятности беден, мы в предстоящем году ставим наибольшую сумму для его пополнения приборами и инструментами и снижаем эту сумму до 1000 рублей в последующие годы».

При Ефимове произошло окончательное слияние музеев. Владимир Павлович заведовал музеем немногим более года. Но он как-то систематизировал работу музея. Были составлены списки тем предметам, которые были выданы Бортвиным и Паршаковым в школы и другие организации и предприняты попытки вернуть экспонаты, а также получить новые, в том числе пушку, найденную заключенными при земляных работах и перевезенную в Домзак и бивень мамонта из Чернавского. Ефимов распределил экспонаты по разделам, аннотировал их. Для посетителей музей был открыт три дня в неделю: вторник, пятница, воскресенье и только с 12 до 3 часов. Организованные экскурсии принимались в музее во все дни и в любое время и притом бесплатно. Индивидуальные посетители шли за деньги: дети – 5 коп., взрослые – 10 коп. Было оформлено три отдела: естественно-исторический, культурно-исторический и общественно-экономический, а также работал кабинет наглядных пособий. В экспозиции были представлены коллекции древней керамики, кости мамонта, шерстистого носорога, первобытного быка, чучела птиц и животных, коллекции птичьих ног, клювов, яиц, насекомых, пять гербариев местных растений, 11 ящиков почвенных разрезов и т. д.

Ефимов считал, что музей – это незакрывающаяся выставка действительной жизни во всех ее проявлениях и что музей учит жизни. Уже уйдя из музея, он напишет: «Основная задача музея в том, чтобы собрать и изучить все, что относится к нашему округу… С этим особенно необходимо поспешить. Достаточно вспомнить, сколько погибло ценного во время революции, гражданской войны, разрухи и голода, но кое-что сохранилось… Собирать и изучать, но не только – нужно учить и других, готовить молодых сотрудников, воспитать себе наследников, привить им вкус к краеведческой работе».

В конце 1925 года Ефимов заболел и написал заявление о своем уходе. 14 января 1926 года был составлен акт о передаче имущества, экспонатов и делопроизводства музея от Ефимова к Иванову Виталию Тимофеевичу, учителю начальной школы №3, который проработает в музее целых три года.

Иванову было 20 лет, он родился в Петербурге, там же закончил один курс геологического отделения  университета и в июне 1924г. оказался в Кургане. Он был полон энтузиазма, но справиться со всеми делами одному было невозможно, и новый заведующий нашел добровольных помощников. Среди них выделялся Цуканов Константин Лукич (работник телеграфа), который в свое свободное время занимался определением музейной коллекции минералов и горных пород; Гольдфейн Соломон Исакович упорядочил нумизматику и бонистику, систематизировал фотографический материал; препаратор Черкасов Андрей Иванович сделал чучело орла; другой препаратор, Виноградов, сам отстреливал птиц и зверей и сделал для музея 52 чучела. Больше всего посетителей привлекало чучело ягненка с восемью ногами.

На складе музея хранились учебные пособия – тот самый музей «педагогической практики», или музей «наглядных пособий», который был передан еще при Ефимове. Теперь это был «передвижной педагогический фонд», из которого пособия выдавались во временное пользование школам. Пособий числилось 2003 единицы, а всех экспонатов в музее на 1 октября 1926г. было 7965 предметов.

Многие экспонаты музея представляли большой исторический интерес. К сожалению, не сохранилась коллекция суррогатов хлеба голодных 1921-1922 годов, 60 образцов которого были приготовлены из отрубей, торфа, мха, лебеды, картофельных очистков, разных кореньев, коры и пр. Не сохранились стеклянные негативы из ателье Кочешева, на которых были сняты встреча первого поезда в Кургане, конные земляные работы на насыпи у деревни Смолино во время прокладки железной дороги, мост через Тобол во время разлива, вид строящейся Александровской церкви, ее внутренний вид, четыре вида Троицкой церкви, все негативы по волостям 1895 года, девять негативов по Петропавловску, в том числе, дом Александра Дмитриевича Смолина, шесть негативов по Мариинску, одиннадцать – по Красноярску. И все это пропало!

Газета «Красный Курган» 20 января 1926г. опубликовала маленькую заметку о музее, в которой говорилось, что музей принимает пожертвования и может купить любой материал, относящийся к округу. Заметка нашла отклик у жителей.

В апреле некто Михаил Дубровин за 15 рублей доставил «зверя», как записали – семейства оленевых; Г.С.Собакин за 40 копеек продал в музей 7 серебряных и 2 медные старинные монеты; Анатолий Степанович Гусев – за 2 рубля предоставил 16 старинных монет, в т.ч. один серебряный рубль 1745 года.

Крестьянин Григорий Васильевич Падерин из села Падеринского за 7 руб.50 коп. привез камень пудов на пять, который выдавал за метеорит.  Этот камень, по уверению крестьян, упал с неба еще в1902 г., в 20 верстах от Падеринского. Вскоре он был перевезен Падериным к себе и пролежал 20 лет под углом его избы.

В апреле 1927г. крестьянин села Башкирского Метальников Родион Андреевич за 9 руб. продал музею чучело теленка с двумя головами. Этот теленок в 1960-гг. все еще был цел, но уже хранился в подвале музея. Во время поднятия грунтовых вод подвал затопило и все, что там хранилось, было вынуто для просушки на солнце. Ребятишки катали этого теленка по траве, пока он не развалился. И только крестьянин А..С.Леканов выступил в роли жертвователя – бесплатно передал музею «большой каменный предмет, похожий на лопату», который он выпахал на своей пашне. Вероятно, это была жертвенная плита, так называемая «баранья голова».

В феврале 1926г. Иванов приступил к организации научно-краеведческой библиотеки: в магазине «Искра» купили 27 книг, у частного лица – 11 номеров журнала «Вестник знаний» за 1925г и 5 «научных» книг, по договоренности с заведующей центральной библиотекой Петровой из книгохранилища в музей были переданы издания КО МОСХа в количестве 12046 экземпляров, из них громадное количество дубликатов. Дубликаты предполагалось разослать на обмен в другие музеи и Общества краеведения. Потом по согласованию с заведующим архивом Ефимовым передано в музей 118 книг краеведческого характера.

На 30 апреля в музейной библиотеке было уже 12207 книг.   К октябрю в библиотеке осталось 318 книг, в том числе печатные материалы КО МОСХа с 1897 по 1918 годы. Пользоваться библиотекой могли только члены Общества краеведения или лица, работающие по вопросам изучения местного края.

С 10 марта того же года при музее начала работать химическая лаборатория, которая имела только реактивы, при помощи которых Цуканов распознавал некоторые объекты геологического характера. За необходимыми принадлежностями и реактивами обращались в фотографию Бабыкина, но постоянно спонсировать музей Бабыкин не мог, и вскоре лаборатория прекратила свое существование.

Чтобы привлечь посетителей, Иванов начинает готовить выставки. Приняв музей, он уже в январе делает выставку о 1905 годе и о восстании декабристов, 100-летие которого отметили всего месяц назад. Большую помощь музею в оформлении выставки оказал член Общества краеведения, политкаторжанин Максимов (сотрудник кожсиндиката), предоставив 45 фотографий из жизни декабристов в ссылке. Выставка занимала отдельную комнату-зал. На выставке был интересный документ 1826г. – отношение коменданту Звериноголовской крепости о поимке декабриста Кюхельбекера. Выставка работала до 1 марта и посетили ее 431 человек.

С 1 марта отменили плату за вход в музей, что резко повысило посещаемость в марте, но не в апреле. 3 апреля перестали отапливать все здание, сам заведующий работал в пальто и то не более 2-3 часов в день, посетителей почти не принимали.

В октябре 1926г. библиотеку и музей перевели на улицу Советскую, 71, где до этого располагался Окрисполком (окружной исполнительный комитет). Двухэтажное здание красного кирпича, против кинотеатра «Прогресс», было более тесным, чем дом Смолина.

 5-dom-kornilceva-semena-ivanovicha+

Дом Корнильцева

Библиотеке отдали второй этаж, музею – четыре небольшие комнаты на первом этаже. Экспонаты разместили так плотно, что если в комнату входило 5-6 посетителей, то они уже мешали друг другу. Если в доме Смолина у музея было 99,6 кв.м., то в новом помещении – 58,8 кв.м. Несмотря на тесноту, музей принимает все больше посетителей: в 1924г. – 1824человека, 1925 – 2513, 1926 – 3263, 1927 – 9532 человека.

О существовании музея начинают знать не только горожане, но и население округа.

В 1927г. посетителей из округа было 904 человека. В октябре музей осмотрел старший инспектор Политпросвета Николай Александрович Абрамов, т.к. музей входил в систему Политпросвета, и 18 октября он написал докладную записку в Президиум Окрисполкома, в которой изложил бедственное положение музея. Абрамов предложил передать музею бывший дом декабриста Нарышкина, в котором на тот момент размещалась конфетная фабрика Беленького. Горкомхоз согласился отдать музею это здание бессрочно и бесплатно, но оно требовало капитального ремонта, на который нужно было около 5000 рублей, а годовая смета музея составляла 1317 руб. 54 коп. Тем не менее, 2 декабря 1927г. была официально оформлена передача этого дома музею.

Летом 1927г. в Курганском округе работала почвенная экспедиция Пермского университета под руководством профессора Василия Васильевича Никитина. С профессором была установлена договоренность, что курганскому музею будут заготовлены 15 больших монолитов типичных почв в деревянных ящиках и 100 образцов почв в картонных коробках. За всю коллекцию музей должен был заплатить 150 рублей. При нищенском бюджете для музея это была большая сумма. В январе 1928г. Иванов обращается за помощью в президиум Окрисполкома с просьбой перечислить музею сразу все деньги за четыре квартала со статьи хозяйственных расходов, всего 200 рублей. Профессору деньги выплатили, но тут появился очередной срочный платеж. Техник горкомхоза составил смету капитального ремонта на дом Нарышкина, за которую потребовал заплатить.  27 марта 1928г. Иванов обращается уже в президиум горсовета: «…В настоящее время окружному музею крайне нужны средства… Техником горкомхоза составлена смета, за которую требуется уплатить 80 руб.90 коп. Сумма до сих пор не выплачена из-за отсутствия средств. Прекращено приобретение экспонатов, в силу этого иногда приходиться упускать довольно ценные предметы, принимаются только добровольные пожертвования экспонатов. Вопрос об изыскании средств для музея обсуждался на заседании Совета музея 8 февраля 1928г., где решили обратиться в окроно с просьбой дать в пользу музея несколько киносеансов. Окроно дало свое согласие, предложив непосредственно договориться с администрацией кино. Администрацией кинотеатра «Прогресс» дано кино в распоряжение музея на 29 марта. Пойдет картина «Парижский сапожник». Курганскому музею приходиться дорожить хотя бы незначительной суммой, поэтому музей обращается к Вам с просьбой, что если возможно, то сбор кино 29 марта освободить от местного десятипроцентного налога».  Сеансы состоялись, но после уплаты денег за аренду и местного налога, который не отменили, у музея остался 31 руб.51 коп. Пока техником горкомхоза составлялась смета на ремонт, пока изыскивались средства, пустующий дом Нарышкина облюбовали беспризорники, которых было невозможно выселить.

Иванов регулярно обращается в милицию с просьбой освободить дом, боясь, что беспризорники его сожгут. Смета на ремонт была составлена на сумму 3315 руб. 71 коп. В феврале 1929г. Иванов опять ходатайствует перед президиумом  Окрисполкома о выделении хотя бы  половины суммы на начало ремонта. Но денег не дают.

20 марта 1929г. Виталий Тимофеевич подает заявление об уходе и уже 24 марта передает по акту музейное имущество Макаренко П.К. Тот привлекает на помощь газету и в июле появляется небольшая заметка под заглавием «Склад, а не музей», которая призывала «культурные учреждения города и общественность придти на помощь музею». Была создана комиссия, которая 23 октября 1929года обследовала музей и вынесла предложение: библиотеку перебросить в другое место, весь второй этаж отдать музею. Библиотека выезжать не согласилась, и дело зашло в тупик.  В том же октябре закрывают Александровскую церковь. Чтобы здание не пустовало, отдают его музею. В начале1930 г. экспонаты музея перевозят в бывший храм, делают две временные выставки – антирелигиозную и сельскохозяйственную.

 6-aleksandrovskaya-cerkov

Александровская церковь

Заведующий Макаренко 7 июля 1930г. увольняется, не в силах справиться с обстоятельствами. В августе на его место назначают Кривошеина, при котором происходит переезд музея в Народный дом им. Ленина.

 7-narodnyjj-domjj-dom-1931g

Народный дом им. Ленина

По этому поводу в газете появилась заметка под названием «Музей краеведения гибнет»:  «Курганский музей местного края под угрозой полного уничтожения. То, что было создано десятками лет, превращается в пыль. При освобождении Александровской церкви от музея для спортивного клуба часть экспонатов по чьей-то преступной указке, как утиль, свалена кучей в подвал церкви. Сейчас эти исторические ценности по палеонтологии и минералогии лежат в пыли, в грязи, в беспорядке. Остальная часть музея была перевезена в необорудованное для этого помещение клуба Ленина.

Экспонаты при перевозке частью поломаны и повреждены, т.к. люди, коим было повелено это «переселение», ничего не понимали в музейных экспонатах и обращались с ними, как с дровами. …Техническая часть нардома не обещает скоро оборудовать музей. Заведующий музеем Кривошеин абсолютно ничего не знает в вопросах музееведения, он попал сюда случайно, «по воле рока». Он все время, с августа месяца, когда его выдвинули на эту работу, просил, чтобы его, как не соответствующего назначению, сняли с этой работы, но горсовет не обратил на это внимание… Музей должен быть приведен немедленно в порядок».

10 декабря 1930г. заведующий районо Батурин обратился к заведующему архивом Ефимову с просьбой подыскать кандидата на должность заведующего музеем, на что Ефимов ответил, что в данный момент никого не найти.   На какое-то время музей остался без руководителя, можно сказать, прекратил свое существование.

В 1932г.  комсомолка Ода Шмулевич разместила часть музейных экспонатов в круглых коридорах вокруг сцены.

25 октября 1933г. заведовать музеем был назначен Афанасий Григорьевич Калинин.  Он родился в 1900г. в селе Данауровский Урай, Казанской губернии, в крестьянской семье, которая в 1909г. переселилась в Курган. Здесь Калинин закончил училище, потом шадринскую учительскую семинарию и с 30 октября 1924г. заведовал курганской начальной школой №2.

После организации в 1928г. педагогического техникума до 1 октября 1933 был его первым директором. До прихода Калинина музей был только складом, где все было свалено в беспорядке. При нем появились витрины по нумизматике, были выставлены чучела птиц и животных. Новые чучела делал все тот-же Черкасов.

В начале ноября 1933г. на третьем этаже  была открыта экспозиция для посетителей, которая разместилась в большой комнате и широком коридоре. Соседняя маленькая комната служила подсобкой и одновременно кабинетом директора. Калинин посетил директоров промышленных предприятий с целью их привлечения к созданию новой, промышленной экспозиции. Привлек бывшего члена стачечного комитета 1905г. Головина, с помощью которого достал целую библиотечку одного из рабочих кружков 1906г. На некоторых книгах были подписи руководителей кружков. Тот же Головин принес в музей кольчугу. Местный художник Иван Козлов сделал для музея копию картины В. Сурикова «Покорение Сибири Ермаком». Ему же Калинин заказал картину «Расстрел Пичугина». Эта картина до сих пор хранится в запасниках областного краеведческого музея. В августе 1936г. Калинин уезжает в Алма-Ату.

На его место заступил Владимир Николаевич Казимирский. Белорус, родился в Минске 13 августа 1894г. В Курган попал в1933 г. с пермской Высшей Коммунистичской сельскохозяйственной школой, куда его командировали учиться на трехгодичное партийное отделение. Эту школу окончил в 1936г., месяца два работал инструктором райкома партии, а в ноябре назначен заведовать краеведческим музеем. В его бытность 29 января 1937г. в Народном доме случился пожар, сгорели большой и малый зрительные залы и помещение музея. Основные экспонаты сумели спасти, но сильно пострадал книжный и документальный фонд.

Все, что осталось от музея, перевезли на Нижне-Базарную площадь, на второй этаж четвертого торгового корпуса, в котором до революции был магазин Колокольникова, а сейчас располагался Обком союза работников политпросвета. Потом в этом здании была пекарня, сейчас на этом месте торгово-гостиничный комплекс «Воробьевы горы».

 8-magazin-kolokolnikova

Магазин Колокольникова

5 июня 1937г. заведующей музеем была назначена Парасковья Филипповна Теплова, которой Казимирский 11 июня 1937г. сдал все имущество, оставшееся от пожара. При Тепловой в музее появились два сотрудника – М.С.Гапанюк и С.Гребенщикова, которые 22 октября 1938г. поместили в газете «Красный Курган» небольшую заметку «Музей не ремонтируют».  Действительно, помещение музею дали плохое, в котором протекали потолки и развернуть экспозицию было невозможно, да и складированные предметы мокли и портились. Тем не менее, экспозицию развернули и проводили экскурсии.

При переезде потеряли пушку, которую осенью нашел некто Парамонов, который через газету и сообщил об этом: «Во дворе драмтеатра лежит чугунная пушка1840 г. Музею этот ценный экспонат надо прибрать к месту».

Вышестоящие органы как будто не замечали плачевного положения музея, критиковали его работу, хотя ни в чем не помогали. К примеру, 10 мая 1938г. на заседании райисполкома указывалось, что музей не оправдывает положения научно-исследовательского и политико-просветительного учреждения, что ему необходимо срочно организовать отдел социалистического строительства и что директор музея Световцев Роман Степанович должен разбить новые материалы на отделы: исторический и Октябрьской революции.  Световцев был временным человеком в музее.

10 апреля 1938г. Теплова уезжала на курсы в Москву и РОНО направило Световцева на три месяца на ее место. Естественно, он ничего не сделал. В 1939г. музей проинспектировала комиссия районного комитета партии, которая убедилась в его плачевном положении. И тогда музею пообещали передать Троицкую церковь, которая находилась буквально рядом. Но дело так долго тянулось, что 15 апреля 1940г. Теплова отправляет в горисполком докладную записку: «Решением Президиума горисполкома помещение бывшей Троицкой церкви должно передаться курганскому районному музею, который уже на это помещение составил смету на проведение капитального ремонта и уже Президиум облисполкома обещает денег 36 000 рублей. Помещение это пока занято заготзерно, засыпано хлебом, теперь хлеб вывозят, машинами всю ограду поломали, подъезд  в подвальное помещение развалили и кирпич уже растаскали, повытаскали несколько рам, разбили стекла…».

Не успел музей расположиться в Троицкой церкви, как грянула война.  22 октября 1941г. на заседании горисполкома было принято решение «В виду увеличения населения города передать здание музея в аренду отделению Челябторга для устройства столовой… Музей закрыть, передать имущество по акту на хранение гороно».

Заведующие  музеем  в это время работали по нескольку месяцев. 26 апреля 1941г. Теплову сменила Анна Евгеньевна Якушина, уроженка села Боровое, Белозерского района, за плечами которой были курсы советско-партийных и партийно-газетных работников. Ее вскоре перевели в распоряжение горкома ВКП(б), 15 июля 1941г. заведующей назначили Марию Максимовну Струченко. При ней состоялся переезд музея на улицу Куйбышева, в бывший дом купцов Корниловых, в подвальное помещение.

Уже 19 июля 1942г. газета сообщала: «В городе открылся краеведческий музей. Работают вводный отдел и отдел природы. В первый день музей посетило 130 человек. Готовится к открытию исторический отдел и отдел Отечественной войны».

22 октября 1942г. Струченко перевели в научные сотрудники, а заведующей назначили Е.Н.Гольцман. Семья Гольцман была эвакуирована из г. Казатина, Винницкой области. Глава семейства, Михаил Самойлович, работал прорабом, а жену определили в музей.  В январе 1943г. начали готовить экспозицию отдела промышленности.

В феврале была образована Курганская область, и вскоре музей получил статус областного учреждения. На заседании облисполкома 15 июля  1943г. при облоно был утвержден  областной музей  на базе городского со штатом 6 человек, с месячным фондом заработной платы 1750 рублей.

18 февраля 1944г. облисполком выносит распоряжение  «передать облоно помещение бывшей Александровской церкви под областной краеведческий музей. Поручить зав. облоно (т.Фирсову) и директору музея (т.Гольцман) открыть музей к 15 марта 1944г.  Передать в ведение областного музея все имущество городского музея».

Но Александровскую церковь уже занял театр под хранение декораций и реквизита и освободил ее только в 1945г.

Начали ремонт храма, который шел крайне медленно, музей продолжал находиться в неприспособленном помещении.

28 января 1947г. на Бюро обкома партии постановили: «Ввиду того, что областного музея в Кургане в ближайшее время создать невозможно, обязать облисполком не позднее 1 марта 1947г. реорганизовать шадринский городской музей в областной краеведческий музей, обеспечив укомплектование штата музея проверенными, квалифицированными научными работниками».

Шадринск тоже испытывал затруднение и с помещениями и со специалистами, поэтому это постановление вскоре отменили.

В марте 1948г. очередной директор музея, Гайлит Александр Иванович, заключил договор с домоуправлением № 14 об аренде на 5 лет первого этажа и подвала в доме по адресу Володарского, 11. Гайлит родился в 1910г. в Риге, но ребенком оказался в Кургане – его отец поступил на службу в один из курганских банков. Окончил 3 курса Московского института иностранных языков, преподавал немецкий в школах и педтехникуме Кургана. Директором музея был назначен в конце 1947г., после Меньщикова Леонида Ивановича. И пробыл на этой должности очень недолго.

В феврале1949 г. его сменил на короткое время Елисеев П. Чтобы ускорить ремонт Александровской церкви, Елисеев принимает 1 апреля 1949г на должность старшего научного сотрудника Ивана Сидоровича Сковороду, который был в числе трех виновников пожара в Народном Доме, во время которого частично погиб музей. Теперь ему было поручено отвечать за проведение капитального ремонта церкви под музей.

«Красный Курган» писал 6 сентября 1949г.: «Музей во время войны был закрыт из-за нехватки помещения. Теперь оно найдено. Идет ремонт. Но экспонаты не разобраны, свалены в кучу. Нет директора и научных сотрудников.  В городе нет музейных специалистов. О подыскании директора среди местных краеведов и педагогов культпросветработы речь не идет…».

2 ноября 1949г. ремонт был закончен, Сковороде объявили благодарность за образцовое выполнение задания, а 4 ноября он был уволен.  Музей начал перевозить свое имущество из временного помещения по Володарского, 11 в отремонтированный храм и до 1991г. имел адрес – Володарского, 48.

В сентябре директором музея назначили Турбина А.Ф., которого ровно через год перевели на должность художника и завхоза.

15 сентября 1950г. директором музея стал Александр Петрович Либерте. Москвич, интеллигент, волею судьбы попавший в Курган, имеющий хорошее историческое образование, он оказался на своем месте. При нем была создана первая экспозиция музея в статусе областного, которая была открыта для обозрения 10 ноября 1951 года.

Вернувшись в Москву, Либерте сменил фамилию на Свободина, занялся театральной деятельностью. Стал известным театральным и художественным критиком, стоял у истоков театра «Современник», в котором Олег Николаевич Ефремов поставил его пьесу «Народовольцы». По сценарию Свободина снят фильм «Нас венчали не в церкви». Существует театральная премия его имени.

А музей продолжал менять директоров, но уже не с такой поспешностью. В бывшей Александровской церкви он находился до 1991г., потом ему было предоставлено здание бывшего Дома политпросвещения, где музей находится по настоящее время.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2021 Business Key Top Sites