kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Новейшая история » «С УЖАСНЫМ ГРОХОТОМ, ПАЛЬБОЙ И СВИСТОМ…»

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




«С УЖАСНЫМ ГРОХОТОМ, ПАЛЬБОЙ И СВИСТОМ…»

Явление, или Небес посланник

Многими событиями останется памятен 2013-й год. Эхо же одного из них и теперь отчётливо слышно. Я имею в виду визит небесного гостя, случившийся 15 февраля. Он получил название Челябинского метеорита. Наделав небывалого переполоха и учинив немалые разрушения (достаточно вспомнить нанесённый ущерб зданиям, разбитые стёкла), тем не менее, он прославил Челябинск и область, бесплатно «отрекламировал» их во всём мире. Сообщения СМИ о ведущихся на озере Чебаркуль работах по подъёму наиболее крупных осколков метеорита вновь приковал внимание к нашим соседям. А ведь только стоит мысленно допустить: изменись чуть траектория полёта небесного визитёра – и тогда, разумеется, и название ему было бы соответствующее – Курганский метеорит. Только стоит ли сожалеть, что славу и известность теперь пожинают соседи? Ведь и на нашу долю в прошлом уже случался свой метеорит, вошедший в историю именно как Курганский метеорит.

Он пронёсся рано утром 80 лет назад, 2 октября 1933 г., «с ужасным грохотом, пальбой и свистом, в окружении ослепительного света». В отличие от Челябинского метеорита направление его полёта было противоположным – с юго-запада на северо-восток. В полную силу вступила осень. Несмотря на столь раннюю пору, едва начинающийся рассвет, всё же очевидцев и свидетелей необычного небесного явления в разных населённых пунктах бывшего Курганского округа – и не только! – нашлось немало. Конечно, они совершенно не ведали, что же именно пронеслось и с чем конкретно они столкнулись. А вот впечатления получились достаточно яркими, сильными и даже пугающими произведённым эффектом.

Случившееся событие не оставило безучастным курганские власти. Они стремились выяснить хотя бы в общих чертах, какого рода небесное явление произошло и какими последствиями оно обернулось на земле, прежде всего на территории подведомственного им Курганского района. Тут надо пояснить: в январе 1932 г. произошло укрупнение районов, в результате чего Варгашинский район был упразднён, а его территория поделена между Курганским и Лебяжьевским районами.

В тот же день 2 октября из представителей местной власти сформировалась комиссия, которая выехала в северо-восточную часть района, т. е. в направлении полёта неизвестного небесного объекта. В состав комиссии вошли председатель  Курганского райисполкома (рика)  Н. С. Клюков, экономист райплана Караваев и представитель органа госбезопасности в лице начальника оперсектора ОГПУ Абаимова. В ходе поездки комиссия устанавливала очевидцев и опрашивала их. Приведём дословно лишь некоторые свидетельства, непосредственно касающиеся территории современного Варгашинского района.      

«Наблюдение дежурного ст. Варгаши Потехина А. П. Утром сегодня, т. е. 2 октября, около 4 часов московского времени, 6 часов местного, я вышел на платформу разъезда Роза, и в это время послышался в воздухе сильный отрывистый гром; я обратил внимание наверх и увидел выделяющееся из общих облаков белое сгущенное облако, длиною метров в 50, а в средине его метров на 5 огненную лавину. В это же время из огненной части появился густой, чёрный дым, который своей массой закрыл часть светящегося (огненного) облака, после чего стали появляться белые клубы дыма. После вспышки огненной лавы облако стало отделяться, вернее, отставать от светящейся массы, которая быстро скрылась по направлению на северо-запад от разъезда Роза, т. е. по направлению  на 2-й Сычевский сельсовет, причём, как я заметил, направление светящейся части принижалось к земле; также отмечаю, что всё это явление мною наблюдалось не более 1-2 секунд. Это светящееся облако от земли находилось над уровнем обычных облаков – высотою в 4-5 км.

Показание начальника ст. Варгаши Масарова Я. Н. Утром 2 октября мой помощник т. Потехин рассказал следующее: около 4-х часов московского времени он вышел на платформу и сразу же услышал сильный шум в воздухе, с некоторыми перекатами; взглянув наверх, он увидел чёрное облако, из которого и был шум; это облако двигалось на север, в хвосте его оставалась светящаяся полоса, постепенно с удалением облака тухнувшая.

После этого я по телефону навёл справки в совхозе Семсорттреста, дер. Максимовке о том, видели ли они такое явление; мне ответили, что всё это они видели и что все эти облака направились на дер. Лихачи.

Получив эти справки, я позвонил в Лихачи, в сельсовет, оттуда мне сообщили, что это облако в момент полёта над деревней Лихачи с сильным взрывом раздвоилось и одна меньшая часть направилась на северо-запад с явлениями к снижению к земле и с наличием огненного светящегося круга, большая же часть  направилась на север в виде чёрного дымового облака. Подробности явления над Варгашами мне рассказывал мой помощник Потехин, а над Лихачами – граждане их и сельсоветские работники.

Наблюдения колхозника колхоза «Светлый путь» Лихачёвского сельсовета Голубцова Ф. Н. Около 6 часов утра 2 октября я пришёл в столовую; в момент моего выхода из неё я услышал сильный взрыв, т. е. сильный удар и затем гул. Я взглянул вверх и увидел дым белесоватый, растянувшийся зигзагами по направлению на запад, примерно на дер. Станичную. Мне казалось, что впереди летел какой-то невидимый для глаза предмет, на котором получился взрыв, и при сильном движении от него отставал вышеупомянутый дым. Случай произошёл на солнцевосходе – было совершенно светло, но всё же движущегося предмета я не видел, а лишь дым, извивавшийся зигзагами. Каких-либо искр тоже не видел, но другие рассказывали, что в момент взрыва они были.

Наблюдения колхозницы того же колхоза Канаровской М. А. Часов в 5 утра я пришла за молоком на двор колхоза, в это время получился в воздухе сильный раскатистый гром, я взглянула вверх и увидела огненную вспышку в облаках. После этой вспышки появился белый дым, он быстро направился по направлению на дер. Станичную, т. е на северо-запад. В момент огненной вспышки появилось много огненных искр, а ввиду того, что я испугалась, мне показалось, что все они падают на меня, но фактически на меня ничего не упало. Из-за испуга я не могла установить, как затем шло это явление, могу лишь сказать, что гром и гул продолжались минуты 2-3.

Наблюдения Вахтина Р. П. , председателя Лихачёвского сельсовета. Часов около 6 утра я был на гумне колхоза «Крестьянин», в это время в воздухе получился сильный, вначале громовой, удар, а затем продолжительный гул; гром был очень резкий, так что я сильно перепугался и даже от страха присел на землю. Наверх я не посмотрел, а поэтому не могу сказать, какие явления наблюдались в воздухе».

Лихачи стали конечным пунктом поездки комиссии. Почему же она не отправилась далее в поисках каких-либо вещественных следов наделавшего большого шума небесного объекта? Ответ довольно прост: Лихачёвский сельсовет граничил со Старопесьянским, который уже относился к Лебяжьевскому району и властные полномочия Курганского райисполкома на него не распространялись. Комиссия сочла свою миссию законченной и поздно вечером вернулась в Курган.

Деянья пламенного архивиста

Очевидно, только на следующий день, 3 октября, состоялось совещание при Курганском райисполкоме с «детальным обсуждением вопроса». Надо полагать, ещё до совещания, на основании свидетельств очевидцев, уже высказывалось предположение о полёте и падении метеорита на землю, а на самом совещании это событие воспринималось как свершившийся факт. И если, как предлоложили,  конечная точка полёта метеорита не окажется в пределах Курганского района, то, следовательно, обнаружение её возможно в соседних Лебяжьевском или Мокроусовском районах, «в сторону которых метеорит и летел». С этой целью совещание решило поручить Курганскому районному бюро краеведения ведение дальнейших работ по метеориту. Учёным секретарём этого райбюро являлся заведующий Курганским межрайонным архивным бюро Владимир Павлович Ефимов. Его предложение об организации и отправке в ближайшее время специальной метеоритной экспедиции изначально райисполком поддержал.

 Ефимов В. П.

Заведующий Курганским межрайонным архивным бюро Владимир Павлович Ефимов

Ефимов сразу же развил бурную деятельность, проявил огромную энергию и энтузиазм с целью выяснения картины падения и розыска вещественных подтверждений метеорита. Он собирал информацию, рассылал телеграммы и письма местным органам власти в соседние районы. Кроме того, Ефимов неоднократно обращался в метеоритный отдел Академии наук СССР и в Уральский филиал Академии в Свердловске (УФАН), телеграфируя туда и посылая письма-доклады авиапочтой. Как раз на основании этих сообщений в столичных газетах появились первые очень краткие заметки о падении метеорита вблизи Кургана.

Первоначально, как надеялся и предполагал Ефимов, задачами экспедиции должны были стать не только выяснение точного «места падения или разрыва метеорита и нахождение его (или его осколков), но и предварительное знакомство со всеми обстоятельствами полёта и падения его и сбор сведений о самом явлении от очевидцев». Такая задумка предполагала охватить работой экспедиции фактически всю территорию бывшего Курганского округа и, по мнению того же Ефимова, продлиться не менее 10 дней. Видимо, предложенный план экспедиции Курганскому рику показался чрезмерным по своему охвату и, что особенно важно, по возможным финансовым затратам. С этого момента рик как-то теряет интерес к теме экспедиции, начинает тормозить и оттягивать время ее отправки. Настойчивые убеждения и доводы со стороны секретаря райбюро краеведения на представителей власти не возымели положительного действия. Более того, эти «авторитеты», по определению Ефимова, принялись его уверять в том, что на земле следов метеорита искать не стоит, поскольку он-де весь сгорел в атмосфере. В довершение всего от метеоритного отдела АН СССР долго не поступало ответа. Его молчание те же «авторитеты» объясняли тем, что небесное происшествие 2 октября «едва ли заслуживает какого-либо внимания и исследования».

Преодолеть их явное нежелание и неверие не помогла даже доставка в Курган 26 октября камня инструктором Лебяжьевского районо З. П. Герасимовой. Собственно, это был метеоритный осколок, внеземную природу которого Ефимов однозначно подтвердил. Поскольку Владимир Павлович страдал глухотой, то он попросил Герасимову дать письменное изложение обстоятельств находки. Как выяснилось, ещё 16 октября Зоя Петровна была послана Лебяжьевским райисполкомом в Старопесьяное «для выяснения слухов о упавших осколках метеора». Там-то, помимо собранных сведений, во дворе  одного крестьянина и был найден осколок.  «Что это метеорит, - отметила Герасимова, - мы не сомневались лишь потому, что в Ст.-Песьяновом камней вообще в почве не случается». А Ефимов от радости не знал, как благодарить, «обласкать» Зою Петровну за доставленный осколок метеорита, как оказалось, весом в 286 грамм.

Снежный старт

Но поддержка пришла сверху – из Свердловска. Не будем забывать, что тогда ещё существовала обширная Уральская область, в состав которой входил  Курганский район, а до этого упразднённый в 1930 г. Курганский округ. 27 октября 1933 г. Уральский облисполком телеграфировал Курганскому райисполкому: «Придавая большое научное значение вопросу метеорита, предлагаю оказать всемерное содействие экспедиции Ефимова и представителю УФАН». Действительно, в этот же день в Курган прибыл командированный из Свердловска заведующий отделом Института геофизики Уральского филиала Академии наук  Александр Андреевич Логачёв.  

 Логачев А.А.

Заведующий отделом Института геофизики Уральского филиала Академии наук  Александр Андреевич Логачёв

На следующий день метеоритная экспедиция наконец-то выехала на предоставленной Курганским риком автомашине. Третьим членом экспедиции, кроме Ефимова и Логачёва, стал учитель физики городской школы П. М. Черепанов. Всё нехитрое снаряжение включало в себя компасы, лупу, бинокль, карту, анкеты для опроса очевидцев, а ещё «ружья с патронами для охраны». Правда, Логачёв захватил с собой магнитометры, но они не использовались. В момент проводов председатель рика Клюков произнёс: «Я буду доволен, что кое-что найдёте».

Но лучше бы он пожелал ещё хорошей погоды. Увы, как раз в день выезда пошёл первый снег. Он изрядно затруднил и сократил время экспедиции. За первый день работы она посетила селения Кошкино, Иковское, Пушкарёво, Кремлёвский и остановилось на ночлег в Большекамышном. 29 октября экспедиция сначала побывала в выселке Цыганка и д. Рямово. Везде шёл опрос жителей, и выявлялись очевидцы.

Забегая вперёд, отметим, что выбор физика Черепанова Ефимов потом счёл ошибочным, поскольку тот не оправдал возлагавшихся на него надежд. К порученному сбору сведений он отнёсся поверхностно, не дав по итогам экспедиции дельного, обстоятельного отчёта. А ведь его приглашение строилось на расчёте, что физик будет полезен при «изучении явлений, сопутствующих полёту и падению метеорита». Это тем более огорчило Ефимова, что сам он, напомним, не мог деятельно участвовать в опросах очевидцев в связи с полной утратой слуха.

В точке камнепада

Тем не менее полученные ранее и собранные вновь сведения показывали, что центральным пунктом всех розысков должно было стать село Старопесьяное. Туда экспедиция и направилась. С прибытием в него устанавливались конкретные места падения метеоритных камней по показаниям очевидцев. В результате камнепад был отмечен в разных местах: в озеро Песьяное и близ него, на пашне, около болотца (недалеко от дороги) и в самом селении. Но вот в ходе поисков возникли немалые затруднения.

Во время беседы Ефимова и Логачёва в правлении колхоза «Свободный труд» Черепанов вёл опрос жителей по домам. От одного из них. Трофимова С. О., он получил осколок метеорита, вес которого оказался равен 288 граммам. Этот осколок потом Логачёв увёз с собой в Уральский филиал АН СССР. Позже оттуда его переправили в метеоритный институт для химического анализа. Что касается доставленного раньше в Курган осколка, то его разыскали во дворе Игнатьевых. Об обстоятельствах метеоритного камнепада к ним в огород поведала хозяйка Игнатьева В. С. «Муж её рано утром вышел в огород за картофелем. Едва он поднял голову кверху после громового удара, как возле себя услышал шумный полёт двух камней, упавших в огород. От испуга он сбежал домой. Только днём его жена нашла один из камней, который муж её, испытывая в качестве кремня и не получая искр, расколол обухом топора и осколки испытал вновь в тех же целях, но, не получив и на этот раз от них искр, забросил их на свой двор, один из которых и был впоследствии найден в присутствии тов. Герасимовой З. П.». Однако возобновление поисков не помогло обнаружить остальные осколки.

Надо подчеркнуть, что все найденные и полученные камни утратили первоначальную цельность, о чём с сожалением отмечал Ефимов. Здесь свою роль сыграли человеческое любопытство и, как видно, нужда в надёжном источнике огня из-за нехватки обыкновенных спичек. Вот почему камни подвергались ударному воздействию на предмет пригодности их в качестве кремня. «Все подобранные после падения камни испытали на себе тяжёлую руку находчиков-«исследователей» их внутреннего содержания вплоть до поисков «алмаза», - констатировал Ефимов.

Неудачно закончился поиск метеоритов в целом ряде мест – на пашне, недалеко от просёлочной дороги и на берегу озера. В виде причин этих неудач выдвигались предположения,  что метеорит, очевидно, в первом случае был запахан, во втором случае кем-то подобран и увезён с собой. В третьем же случае вышла такая история. 16-летний подпасок «при пастьбе скота, когда не помнит, вблизи камышей у берега озера Песьяного, нашёл камень серого цвета, вес и форму которого при всех наших ухищрениях и наводящих вопросах  он определить не мог; повертев его в руках, он затем бросил его на землю. Этого подпаска на автомашине мы доставили на то место, где им был найден камень; он нам показал, в какую сторону он бросил камень, с какой силой бросил, и мы 5 человек избороздили вдоль и поперёк всю местность, переворачивая прикрытый снежком коровий помёт – и ничего не могли найти. Действительно ли такое событие было, или мальчик всё это выдумал в целях прокатиться на машине, или, наконец, брошенный им камень был кем-то впоследствии поднят – вопрос остался открытым».

И всё же даже за передачу повреждённых камней членами экспедиции в знак благодарности производились награждения. При большом стечении старопесьяновцев их вручили Трофимову С. О. и Игнатьевой В. С. «с объяснением народу, что в будущем за находки и сдачу нам камней будут выдаваться также награды в зависимости от размеров и внешнего вида камней». Причём участники экспедиции просили крестьян в период весенних полевых работ «обращать сугубое внимание на всякого рода камни и, не нарушая их внешнего вида и целости и даже не копая и не ковыряя пальцами и ногтями, сдавать при объяснениях обстановки их нахождения в сельсовет с указанием фамилий находчиков. То же самое просили и рыбаков при ловле рыбы неводами, если невод захватит какие-либо камни».

Но как ни доброжелательным и очень тёплым был приём, оказанный жителями, которые проявили готовность быть полезными учёным людям в их «охоте» за небесными камнями, всё же наступила пора расставания. Автомашина вновь тронулась в путь. А завести её оказалось непросто. 29 октября заметно похолодало, так что радиатор замерзал. Вдобавок все члены экспедиции схватили простуду, а из-за болезни шофёра потом пришлось укоротить маршрут.         

И профессору кусочек

После пребывания в Старопесьяном экспедиция двинулась в обратный путь. Сначала добрались до Лихачей, где заночевали. Потом члены экспедиции побывали в д. Максимково, на ст. Варгаши, заехали в село Сычёво и коммуну «Роза», а в половине четвёртого 30 октября прибыли в Курган. Во всех пунктах продолжался опрос жителей, выявлялись очевидцы полёта метеорита. Поскольку среди сельского населения было много неграмотных и малограмотных людей, то участники экспедиции видели свою культурную и просветительскую миссию в том, чтобы, упредив неверные толкования, по-научному разъяснить «собравшемуся народу происшедшее событие с полётом и падением метеорита», показывая найденные осколки. Беседовали они также с «сельским культактивом» и школьниками. В стенах школы в п. Варгаши Ефимов в своей беседе-лекции рассказал учащимся, учителям и рабочим «о падающих звёздах и их происхождении с демонстрацией тех же осколков метеорита». Кстати, в коммуне «Роза» экспедицию ожидала любопытная находка – кости мамонта. Их выловил неводом на рыбалке в реке Утяк член этой коммуны Яков Лаврентьевич Карташёв. После описания Ефимов собирался передать мамонтовы кости в краеведческий музей   для пополнения его палеонтологического отдела. А на весну 1934 г. он запланировал поездку к месту находки между деревнями Колташёво и Шепотково.

А. А. Логачёв работал над своим отчётом об экспедиции уже в Свердловске и вместе с представлением его в УФАН послал экземпляр в Курган Ефимову. Тот, будучи загружен основной работой как архивист, не располагал достаточным временем, поэтому свой отчёт, считая его предварительным, завершил только в начале декабря. За этот период произошло одно примечательное событие. 28 ноября 1933 г. в Курган приехал «знаток метеоритной астрономии», научный сотрудник Ломоносовского института АН СССР, профессор Леонид Алексеевич Кулик. Ефимов, оповещая накануне об этом курганцев по радио, отмечал, что целью поездки является знакомство с работами по изучению Курганского метеорита. Л. А. Кулик был известен настойчивыми поисками Тунгусского метеорита. Вот и на сей раз он возвращался из экспедиции к месту его падения, заехав сначала в Свердловск, а потом в Курган.

 Кулик Л. А.

Профессор Леонид Алексеевич Кулик

На вечер 29 ноября намечалось выступление профессора в Доме культуры им. Ленина с рассказом о его «многолетних работах по розыску этого метеорита». Ефимов, в свою очередь, намеревался поведать о Курганском метеорите. И если доклад Кулика предполагалось сопровождать показом его собственных документальных съёмок и диапозитивов, то доклад Ефимова найденными метеоритными осколками.

В бумагах Ефимова сохранился неполный текст его доклада о Курганском метеорите. Вполне возможно, именно он был подготовлен для выступления в Доме культуры 29 ноября. Рисуя курганским слушателям картину небесных странствий метеорита, во вступлении Владимир Павлович дал волю фантазии и построил разные увлекательные гипотезы его происхождения. Ведь падение метеорита – это лишь последняя и действительно достоверная глава в его истории, сравнимой с захватывающим романом. «Роман о небесном камне – трогательный роман. Может быть, наш камень носился в рое других таких же камней, описывая параболу или эллипс вокруг нашего очага неисчерпаемой энергии (Солнца – Н. Т.), и, увлечённый тяготением Земли, пал в её объятия, оставив родную семью; или, может быть, он всегда был одинок и своим союзом с нею смягчил горечь своего одиночества. Может быть, он находился в ядре какой-либо великолепной кометы, блуждавшей из одной солнечной системы в другую, или явился из лунного вулкана, или, наконец, он представляет собою осколок мира, некогда населённого и цветущего и разлетевшегося от неизвестной нам причины вдребезги. Теперь его вечное скитание окончено – он нашёл приют. Разве не трогательна эта история!»

А уехал профессор Кулик из Кургана с «подарком». Ему был передан осколок метеоритного камня весом 98 грамм – тот самый осколок, который был отбит в поисках алмаза. Как специалист Кулик дал разъяснения Ефимову по метеоритной астрономии. Наконец они задумали на весну 1934 г. продолжение полевых исследований. Это значило, что предстоял новый выезд в район Старопесьяного, суливший находки ещё не обнаруженных метеоритных камней. Вот только никаких документальных подтверждений того, что новая экспедиция действительно состоялась, не имеется. А про намерение и о развертывании «в спешном порядке» подготовительных работ к будущей экспедиции объявлялось не где-нибудь, а в статье В.П. Ефимова, напечатанной в апреле 1934 г. в научно-популярном журнале «Природа». Она так и называлась – «Курганский метеорит». Но не забудем:  по точному месту падения его по праву  еще можно наречь Старопесьянским. Очень даже вероятно, что илистое дно озера до сих пор прячет вещественные следы посланца из космоса.

Николай Толстых

Напечатано в сокращении: Зауралье. – 2013. – 17 окт. – С. 13.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites