kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Сибирское маслоделие » Инге Марие Ларсен. Сибирское масло перед Британским судом

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Инге Марие Ларсен. Сибирское масло перед Британским судом

--

(Из материалов Всероссийской научно-практической конференции VI Зыряновские чтения, Курган, 11-12 декабря 2008г. Издательство КГУ, 2008, с. 2829)

Мой доклад на сегодняшней конференции касается одного происшествия в истории экспорта сибирского масла: события 1901 года в Англии, когда сибирское масло английским судом было признано подлинным и качественным продуктом питания.

В 1901 году впервые в истории сибирского маслоделия состоялся съезд сибирской молочной отрасли в Кургане. В съезде принимали участие маслоделы, хозяева маслозаводов, специалисты по молочному хозяйству и чиновники из сибирских маслодельческих районов, вместе со специалистами со всех концов России и чиновниками из С.-Петербурга. В программе съезда было много важных тем (Косарев, 1911, 13-23).

Производство масла в Сибири развивалось с небывалой быстротой, количественно и географически. В Западной Европе спрос на сибирское масло был колоссальный. До 1901 года большая часть экспорта проходила через Копенгаген, откуда главная часть пересылалась транзитом дальше в Великобританию. Но постепенно все больше и больше сибирского масла пересылалось в Англию, минуя Копенгаген. В 1903 году английский рынок масла был самым большим. Немецкий рынок рос медленно, но неуклонно, и десятью годами позже, в 1913 году, сравнялся с английским (Кулибина, 1915, 9-11).

Но быстрый темп развития имел и свои проблемы. Транспортная система не всегда поспевала за этим развитием. В 1901 году масло скапливалось на железнодорожных станциях, поскольку количество вагонов-ледников было недостаточным, поезда с грузом масла приходили с опозданием к гаваням, температура масла была слишком высокой во время транспортировки, масло портилось в пути и цены а Лондоне падали. (Отдел, 1902, 12:93; там же, 1901, 13: 112, 114; Труды, 1901,4:7; РГИА, ф. 22, оп. 2). Эти проблемы заставили московские фирмы «Бр. Бландовы» и «ГА. Крестовников» летом 1901 года предупредить Департамент торговли при Министерстве финансов (им руководил товарищ министра В.И. Ковалевский), что ситуация становится угрожающей (РГИА, ф. 22, оп. 2, д. 2012, л. 97, л. 140-141 об). Крестовников объяснил, что «наш вывоз громадно увеличился в нынешнем году, но благодаря неприспособленности транспортировки мы большую часть масла перепортили и только укрепили за собой славу поставщиков дурного масла». В то время как цены на датское и голландское масло упали на 2 шиллинга на центнер масла с января, русское и сибирское масло упало в цене на 12-14 шиллингов, т.е. на 2 рубля за пуд масла. Крестовников продолжает: «Что русское сибирское масло, хорошо приготовленное и доставленное без порчи в пути, может в Лондоне конкурировать с датским и выручать одинаковые с ним цены, убеждает факт продажи нашей фирмы в марте месяце в Лондоне масла до 103 шиллингов за центнер, в то время когда датское масло продавалось до 106, финляндское 94-100, русское, менее хорошо подготовленное, 90-98. Но с наступлением теплой погоды приход каждого транспорта масла в Лондон сопровождается неизбежным известием о порче его в дороге» (там же, л.140 об.).

В Министерстве финансов сразу же прореагировали на это обращение. В середине июля товарищ министра В.И. Ковалевский проводил совещание о проблемах экспорта масла с участием национальной маслодельческой элиты и отечественных и зарубежных экспортеров {РГИА, ф.58, оп.2, д.714, л.5). Министерство финансов сразу же принимало меры, которые должны были разрешить проблемы. Хотя условия не всегда были равно идеальными, транспортировка масла оказалась, между прочим, лучше всего организована среди всех товарных перевозок на сибирских железных дорогах (Marks, 1991, 199).

Поддержка маслодельческой промышленности со стороны С.Ю. Витте и В.И. Ковалевского была большой и эффективной. На правительственном уровне это была их заслуга, что новая отрасль оказалась успешной. Министры и чиновники не всегда прислушивались к местным проблемам и не всегда были в состоянии их решить. Но в данном случае Витте и Ковалевский пошли навстречу сибирскому маслоделию.

Вернемся, однако, к делам 1901 года. Кроме транспортных проблем, в 1900 и 1901 годах снизились темпы роста маслопромышленности. Было время засухи, и с нею связаны «молочные бунты» в Томской губернии. Все это сопровождалось дальнейшим ухудшением качества масла и увеличивало тревогу в маслодельческом секторе.

Кроме того, на местах усилилось недовольство многочисленными иностранными экспортерами. Зачем все эти иностранцы, зачем все эти посредники-перекупщики? Почему бы не получать прибыли от экспорта самим? (Отдел, 1899, 5:26,30). То же самое говорили в это время производители молока и масла в Дании, Финляндии и Швеции, которые объединялись и создавали кооперативные молочные предприятия и экспортные союзы jørn, 1982,139).

В Кургане по инициативе государственного инструктора В.Ф. Сокульского и председателя Курганского сельскохозяйственного общества А. Н. Балакшина было создано на тех же основаниях Курганское общество сельского хозяйства – союз лучших частных и кооперативных маслоделен района. Общество начало свою деятельность в январе 1901 года. Целью его было вытеснить датских купцов и торговать непосредственно с англичанами. (Отдел, 1899, 12:80; там же, 13:113; Отдел, 1902,14:110, 119; Мурашкинцев, 1902). Пользуясь большим спросом на качественное масло, Общество в течение нескольких лет заключило ряд выгодных сделок, но, поскольку экспортная мощность самого Общества, как и английских закупщиков, была недостаточно высока, датские и другие иностранные фирмы получили свою долю в экспорте ценного продукта Общества (Карпенков, 1907: 292-294).

Как известно, после курганского съезда 1901 года в производственной сфере стремительно стала расти кооперация. Большой кооперативный производительный сектор рассматривался как предпосылка для улучшения качества сибирского масла и для соблюдения своих интересов в деле экспорта. В соответствии с решениями съезда А.Н. Балакшин поехал в С.-Петербург и получил «зеленый свет» в Министерстве финансов и поддержку российского правительства в деле расширения сибирского кооперативного маслодельческого сектора. Эта поддержка конкретизировалась в формировании «Организации по устройству кооперативных маслодельных това?риществ» во главе с самим А.Н. Балакшиным.

Но, кроме упомянутых проблем и стратегий для их решения, было еще одно событие в 1901 году, которое привлекло к себе внимание как российского, так и международного маслоделия и стало поводом дополнительной тревоги в сибирских, российских, английских и датских кругах – именно, три судебных процесса в Англии, где некоторые импортеры обвинялись в фальсификации сибирского масла.

9 сентября 1901 г. на упомянутом съезде в Кургане выступил российский специалист по молочному хозяйству и советник Министерства сельского хозяйства Аветис Айрапетович Калантар. Он рассказал участникам конгресса о судебных процессах, в которых он лично участвовал в качестве посланца русского правительства. Все три процесса закончились оправданием, и содействовало этому счастливому результату то, что «фирмы, обвиняемые английскими химиками в сбыте фальсифицированного сибирского масла, оказались датскими, поэтому в целях защиты интересов датской промышленности вступился в дело представитель датского маслоделия г-н Харальд Фабер и оказал г-ну Калантару, при защите им на суде реноме сибирского масла, авторитетную и существенную поддержку» (Косарев, 1911, 19-21).

Но откуда взялось это русско-датское сотрудничество? Разве не были русские и датские маслоделы и экспортеры конкурентами и врагами?

Английский закон запрещал импорт в Великобританию испорченных или фальсифицированных продуктов питания. Это касалось и масла, однако ещё не установили нормы фальсифицированного продукта. В связи с огромным притоком масла в Англию из разных стран и частей мира английское правительство решило, что пора принять такие нормы, поэтому лаборатория английской Таможенной службы начала весной 1901 г. брать пробы ввозимого масла, и, кажется, взялась прежде всего за сибирское масло. Датский агент торговли в Лондоне получил в марте сообщение о том, что партия сибирского масла, которая пришла в Халл транзитом через Копенгаген, заподозрена в том, что в ней не чистое масло, а на 10 процентов сало. Кроме того, он узнал, что еще две партии русского масла были под подозрением. Эти две партии пришли в Лондон транзитом из Гамбурга. Одна из них была ввезена фирмой «The Anglo Continental Produce Company Ltd», а другая – фирмой «Оетзес и Герритсен» {Датские материалы о процессах в Лондоне хранятся в Госархиве Дании, в составе архива министерства сельского хозяйства. Landbrugsministeriet. Statskonsulenten i London. Kopibøger, 1881 ff., forskellige datoer i 1901; Landbrugsministeriet. Landsvassenskontoret. 1848-1961. Jpurnaisager. 1901, 978, forskellige datoer).

«Anglo Continental» была английской фирмой, но основана датчанами. Директорами фирмы были датчане Oгe Эсман, живший в Лондоне, и Ерль Хансен, живший в Дании, он же директор датской фирмы «Е.Ф. Эсман» и Сибирской Компании, которая была создана в 1904 г при слиянии сибирских предприятий фирмы «Е.Ф. Эсман» и другой большой датской фирмы «Карл Хольбек». Anglo Continental была огромным импортером масла и других продуктов питания в Лондон, но «Е.Ф. Эсман» и Сибирская компания (Си-Би-Ко), как известно, были самыми крупными экспортерами сибирского масла в Западную Европу.

«Anglo Continental» и «Е.Ф. Эсман», и позднее «Anglo Continental» и Сибирская Компания, имели частное (секретное) соглашение о сотрудничестве в том, что «Е.Ф. Эсман» и позднее Си-Би-Ко должны снабжать «Anglo Continental» сибирским маслом для продажи на английском рынке. Это было удобно для данных фирм, в частности, из-за сопротивления в Сибири против датского посредничества (Hjerl Hansen, 1949, 113-115).

Фабер рекомендовал датскому правительству возбудить дело против английской таможенной службы. Это было юридически возможно в связи с той партией масла, которая пришла в Англию транзитом через Копенгаген. Фабер опасался, что химический состав подозреваемого масла будет положен в основу для предельных величин всех сортов импортного масла, что в конечном счете отразится и на датском экспорте масла. Кроме того, Фабер был уверен, что сибирское масло не фальсифицировано. Актуальная партия масла была проанализирована в датской маслолаборатории перед выгрузкой из Копенгагена, и там не нашли ничего подозрительного, хотя химические показатели были низкие.

Датское правительство возбудило дело против английской таможенной службы. «Anglo» и «Оетзес и Герритсен» сделали тоже самое.

Фабер сообщил российскому консулу в Халле А. Герду о предстоящем процессе, и Герд сразу же послал обстоятельный доклад о деле в министерство иностранных дел в С-Петербурге, который был переслан далее в департамент торговли министерства финансов В.И. Ковалевскому (РГИА, ф. 22., оп. 2, д. 2012, л.л. 29-32).

«Anglo Continental» получила повестку о вызове в суд от английской таможни уже в марте 1901 г. Фирма сразу же обратилась в департамент торговли российского министерства финансов, подробно изложила все обстоятельства дела и рекомендовала министерству направить посланца в Лондон, дабы он смог представлять российские интересы и участвовать в защите сибирского масла. Фирма писала, что «если покупатели здесь узнают, что английское правительство считает, что русское масло фальсифицированное, люди больше не притронутся к русскому маслу». И добавляет: «Поэтому мы искренно надеемся, что наши русские друзья сделают все возможное, чтобы нам помочь» (там же, л. 5-13).

С этого момента началось тесное сотрудничество между российским посланцем А.А. Калантаром и Харальдом Фабером. Одной из высших точек этого сотрудничества был эпизод, когда они вместе, собственными руками, доили нескольких английских коров в одном хозяйстве вблизи Лондона и вместе изготовили определенный сорт масла – очень известный и особо деликатный Devonshire Clotted Cream, что можно перевести как «девонширское масло из варенца». Этот сорт масла приготовлялся особым образом, таким же способом, как и сибирское масло на многих маслодельнях Сибири. Калантар и Фабер сделали анализ своего масла и предъявили его суду. Анализ показал, что оба сорта масла – английское и сибирское – в определенное время года имеют тот же самый химический состав. Это был сильный аргумент в суде в пользу того, что английский таможенный химик ошибся. Он считал, что именно особый химический состав сибирского масла, произведенного осенью, доказывает, что в него было подмешено животное сало.

Первое дело, поступившее в суд, было дело фирмы «Anglo». Оно слушалось в мае 1901 года. Без особых проблем это дело было выиграно, и «Anglo» была оправдана по обвинению в импорте фальсифицированного масла (Госархив Дании. Landbrugsministeriet. Landvsesenskontoret. 1848-1961. Journalsager, 1901. 978; Landbrugsministeriet. Statskonsulent i London. 1900-1911. Kopibøger, 1888 ff., 1901).

Вопреки ожиданиям, датское и российское правительства проиграли дело в г. Халле, но в начале июля 1901 выиграли дело в апелляционном суде. Основанием для победы было прежде всего то, что английская таможенная служба довольствовалась анализом, произведенным только одним химиком, тогда как апеллянты – т.е. датские и российские представители – обратились к четырем независимым английским химикам, и, кроме того, представили анализы датского масла из датской инспекции по «Контролю над качеством масла и маргарина». Апеллянты имели много материалов, которые указывали на то, что анализ английского химика не мог доказать, что масло было сфальсифицировано, а также то, что в Сибири – особенно весной и осенью – из-за климатических условий возникало особое положение с кормами, которое и отражалось на химическом составе масла.

К роме того датский «Контроль над качеством масла и маргарина» предъявил анализы датского осеннего масла – с тем же самым химическим составом, что и подозреваемое сибирское.

Между прочим, судьи в Халле в апелляционной инстанции решили, что обвиняемая сторона, т.е. английское государство, должна выплатить все судебные издержки (Госархив Дании. Landbrugsministeriet. Landveesens-kontoret.1848-1961. Journalsager, 1901, 1346).

Вскоре после этого, фирма «Оетзес и Герритсен» тоже выиграла свое дело в лондонском суде. В связи с этим делом данная фирма требовала возмещения ущерба из-за необоснованного обвинения, но судья счел это необязательным: «Судебное дело оказалось хорошей рекламой для фирмы, и теперь весь мир будет знать, что суд признал сибирское масло качественным продуктом» (Smørtidende, 1901, 30).

Эти судебные процессы привлекли к себе большое внимание и заняли много столбцов в английских и датских газетах. Дело было полно необычных и экзотических моментов: сибирское масло; русский специалист по маслу – полиглот А.А. Калантар, говоривший на десяти языках, в том числе немного и по-датски; датские, русские и английские купцы, специализировавшиеся на экспорте масла; армия английских и датских химиков; различные датские и русские чиновники и даже – через них – сами правительства: датское и российское.

Осенью того же года российский торговый агент в Лондоне С.С. Татищев встретился с английскими маслоторговцами. Он получал от них много жалоб относительно состояния русского масла при его – масла – прибытии в Англию. На этой встрече был также и А.П. Шатаев – представитель большой русской экспортной фирмы «Бр. Бландовы» в Кургане и представители пароходного общества «Гельмсинг и Гримм», которому российское правительство предоставило монопольное право перевозить масло из Риги в Англию (Smørtidende, 1900, 24; Mselkeritidende, 1901: 473-474; РГИА ф.58, оп.2, д.714, гг.1901 - 1903, л.5 - 5 об.}.

Татищев заверил присутствующих, что российское правительство делает все, чтобы улучшить транспортные условия, а представители «Гельмсинг и Гримм» заявили, что они делают все, чтобы транспортировать их товар в охлажденном виде и в надежных условиях, насколько это возможно, так что они примут все меры в борьбе за прямой маслоэкспорт в Англию. Они сделают все, чтобы «организовать экспорт масла так, чтобы он обходился без участия перекупщиков и шел непосредственно от мест производства в места потребления» (РГИА, ф.22, оп.2, д.2012, л.338).

Присутствующие импортеры дали понять, что наибольшая проблема с русским маслом заключалась в том, что на нем или не имелось маркировки вообще или была недостаточная маркировка. Бочонки с маслом были запакованы в рогожи, дабы они не сломались в пути во время длительной транспортировки и при погрузке-выгрузке, и маркировка была закреплена на этих рогожах. Однако в пути многие маркировки потерялись или стали неразборчивыми. Часто англичане не знали, с каким именно маслом они имеют дело, хотя в Сибири покупали определенные сорта из определенных маслоделен и по определенным ценам. Затем, они жаловались, что бочонки из одной и той же партии масла часто приходили в Лондон на разных пароходах компании «Гельмсинг и Гримм», и что они были недостаточно охлажденными (там же). Компания «Гельмсинг и Гримм» оправдывалась тем, что уже при вагонной транспортировке – до погрузки на пароходы – масло было недостаточно охлажденным (там же, ф. 22. оп. 2, д. 2012, л. 338-341).

Татищев обещал импортерам, что российское правительство сделает все, чтобы решить эти проблемы, и что ожидается новая инициатива: больше вагонов-ледников и лучшие холодильные установки в поездах и на пароходах, и одновременно огромная холодильная установка в рижском порту (там же).

Между тем, Калантар и Фабер передали соответствующим министерствам – Калантар – российскому, а Фабер – датскому – свои доклады. В них было много химических и юридических деталей, но содержалась так же и оценка датско-российского сотрудничества, и оба оценили его в весьма положительных формулировках (там же, л.303-314; Госархив Дании. Landbrugsministeriet. Statskonsulent i London.1901-1911. Kopibøger, 1888 ff., 1901).

В середине июля В.И. Ковалевский представил С. Ю. Витте отчет о драматических событиях в Лондоне и рекомендовал Витте принять Калантара после его приезда в Петербург и поздравить его за его усилия. Вскоре министр финансов Витте представил царю доклад о счастливом исходе дела (РГИА, ф.22,оп.2, д.2012, л.122-122 об., 135-136 об.).

Российское правительство наградило Фабера орденом Св. Анны третьей степени за его усилия, а Калантар получил в 1902 г. датский орден Даннеброг за свои. (РГИА, ф.22,оп.2, д.2012, л.353 об., 25.6&8.7.1901; Госархив Дании. Statskonsuienten i London. 1900-1911. Kopibøger,1888 ff., 1902,31.10).

Английское правительство приняло в 1904 г. закон, который устанавливал норму в 16% допустимого количества воды в импортируемом масле, но не устанавливал никаких стандартов для других химических компонентов масла (Госархив Дании. Landbrugsministeriet. Statskonsulent i London. Kopibøger, 1888 ff., 9.12.1904). Этот удачный результат – и для датского, и для сибирского масла, а так же для датских экспортеров в Сибири и сибирских производителей и экспортеров – был достигнут благодаря многочисленным анализам сибирского и датского масла, которые Калантар и Фабер в 1901-1903 гг. собрали и представили английской комиссии, которая работала по этому делу.

Какие же выводы мы можем сделать из всего этого?

Экспорт масла из Сибири между 1895 и 1905 гг. был хорошо удавшимся предприятием. Огромные пространства и всевозможные помехи должны были преодолеваться для создания этой новой отрасли, но все это удалось благодаря заинтересованным крестьянам, энергичным местным купцам и чиновникам, благодаря большому профессионализму российских специалистов по молочному делу, богатым и нацеленным на вывоз экспортерам и благодаря чуткости и поддержке со стороны Министерства финансов, что с русской и с датской стороны были и конкуренция, иногда и некоторая враждебность, но и сотрудничество – это была лишь естественная часть предприятия. В некоторых ситуациях – как, например, на судебных процессах в Англии – российские и датские интересы совпадали, в других случаях – нет. Сотрудничество и конкуренция содействовали решению проблем, обеспечивали производителям и экспортерам хорошие цены за их товар и расширяли экспорт (английские экспортные фирмы с конторами в Дании имели, между прочим, между 1900 и 1914 гг. 60 % экспорта датского масла в Англию (Lando, 1923, 29,38)).

Когда в 1904 году вспыхнула русско-японская война, многие опасались, что она будет иметь катастрофические последствия для сибирского экспорта масла. Но этого не случилось. Железнодорожный транспорт на сибирских дорогах продолжал функционировать, а с ним и экспорт масла. Тем не менее, 1904 год был самым худшим годом в истории маслоэкспорта. Это произошло не из-за войны, но из-за необычно хорошей погоды в производящих масло странах, так что западноевропейский рынок был перенасыщен маслом. Цены падали и падали, и целый год держались на низкой отметке. В Сибири конкуренция между покупателями была такой большой, что закупочные цены целый год были не такими уж плохими, и скорее даже удовлетворительными для сибирских производителей (Handelsberetning for 1904, 1905: 173; MHclkertidencle, 1906: 477-478; Meddelelser fra Udenrigsministeriet, 1905: 467 ff.; Отчет Главному Управлению Землеустройства и Земледелия заведующего организацией по устройству кооперативных маслодельных товариществ в Западной Сибири за 1904, 1905 с.2: 32-38; Hjerl Hede. Anglo Continental Company Ltd., udgeede og indgeede breve, 1904).

Зато 1905 год стал лучшим годом в истории экспорта сибирского сливочного масло. Снова была «виновата» погода, на этот раз – плохая погода в ряде западноевропейских стран. Цены на сибирское масло были необычно высоки круглый год – и на рынках сбыта, и на рынках закупки. Импортеры в Западной Европе были более чем довольны, и также чувствовали себя экспортеры в Сибири и их клиенты: сибирские маслодельни и крестьяне. (Отчет за 1905, 1906, 4248; Hjerl Hede. Anglo Continental Company Ltd., udgeende og indgeede breve, 1905).

Инге Марие Ларсен (Орхус, Дания).

Пер. с датского Бориса Вайля.

Список литературы

  1.  Bjem, Ciaus (red.) Dansk mejeribrug, 1882-2000. Odense, 1982.
  2.  Hjert Hansen, H.P. Danske Pionerer I Sibirien. Efterladt Manuskhpt tiirettelagt af Finn Hjerl-Hansen. Kebenhavn, 1949.
  3.  Карпенкое, Д.Е. «По поводу статьи 'К вопросу о поднятии качества сибирского масла'» в: Молочное хозяйство, 1907. №18. - С. 297-94.
  4. Косарев, СМ. Обзор деятельности Курганского отдела М.О.С.Ч. по маслоделию с краткими очерками развития маслоделия в Западной Сибири. - Курган, 1911.
  5.  Кулибина, И.В. Внешняя торговля России маслом в связи с пересмотром торговых договоров. - Петроград: Изд-во Министерства финансов, 1915.
  6.  Lando, Zeiman Die Organisation des dònischen Buttergrosshandels. Berlin, 1923.
  7.  Marks, Steven G. Road to Power. The Trans-Siberian Railroad and the Colonization of Asian Russia, 1850-1917. London, 1991.
  8.  Мурашкинцев, А. О производстве и сбыте экспортнаго масла в Западной Сибири (Отчет по командировке в Тобольскую губернию). - С.Петербург; Изд. Министерства финансов, 1902.
  9. Отчет Главному Управлению Землеустройства и Земледелия заведующего Организацией по устройству кооперативных маслодельных товариществ в Западной Сибири за 1904. - Курган, 1905.

Периодические издания

1. Молочное хозяйство. - С.-Петербург.

2. Тобольские губернские ведомости. Приложение: Отдел сельскаго хозяйства и кустарной промышленности. - Тобольск.

3. Труды Курганскаго отдела Императорскаго Московскаго общества сельскаго хозяйства. - Курган.

4. Meddelelser fra Udenrigsministeriet, 1905-1919. Kjbh.

5. Meeikeritidende. Kolding.

6. Smørtidende. Kjbh.

Архивные материалы

1. Российский государственный исторический архив (РГИА); f. 22, f. 58.

2. Rigsarkivet Landbrugsministeriet: Landvsesenskontoret. 1848-1961. Journatsager.

3. Rigsarkivet. Landbrugsministeriet; Statskonsulenten i London. Kopibeger. 1888 ff.

4. H.P. Hjerl Hansens Arkiv (Hjerl Hede): E.F. Esmann, The Anglo Continental Produce Co Ltd.. Indgeede og udgaede breve.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites