kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Крестьянское восстание 1921 года » КРЕСТЬЯНСКОЕ ВОССТАНИЕ

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




КРЕСТЬЯНСКОЕ ВОССТАНИЕ

Октябрьский переворот 1917 года (сами большевики называли именно переворот, а не революция в первые годы) докатился до Сибири не скоро. Ленины, сталины, бухарины и троцкие ввергли страну в войну, разруху, нищету и голод. На домах висели плакаты, напечатанные большими буквами: "Как приготовить из овощей и других продуктов муку (суррогаты зерновой муки)". Плакат сообщал: "Голод заставляет человека употреблять в пищу самые разнообразные продукты, под час и не безвредные для здоровья. В настоящей листовке предлагается вниманию нуждающегося населения несколько рецептов приготовления и использования некоторых суррогатов, имеющихся в Курганском уезде и вполне безвредных для здоровья, что доказано практикой последних лет в Европейской России…". Дальше шли подробные рецепты, как приготовить муку из свеклы, моркови, из гнилого картофеля, из соломы, свежей березы, а так же объяснялось, что подсолнечник - черешки листьев и цветочные корзинки (шляпки) - вкусный овощ.

Второй плакат гласил: "Обезумевшее от голода население Поволжских и ряда Приуральских губерний поело все суррогаты и начинает поедать человеческие трупы, матери уносят своих детей в степи и там бросают, чтобы не видеть мук их от голодной смерти". В связи с этим 4-ый Курганский Уездный съезд Советов, сознавая всю опасность хозяйственной катастрофы, принял постановление: "Твердое задание Губпродсовещания по продналогу, определенные согласно телеграмме Председателя Совнаркома тов. Ленина, выполнить полностью, взыскать налог путем понуждения; принять самые решительные меры к выполнению, найти скрытые от обложения продналогом пашни посева и скот по всем хозяйствам".

После таких решений сибирские крестьяне в полной мере почувствовали, что такое революция. Твердое задание установленное Лениным им выполнить было не под силу.

Начались суды над крестьянами во всех деревнях. Вот приговор от 05.02.1920 г. выездной сессии № 2 налогового Челябинского объединенного губревтрибунала гражданам деревни Островной Кривинской волости: Шульгину А.И 66 лет, Шульгиной М.А 40 л., Мостовских Д.М 49 л., Суслову А.А 40 л., Ильину В. И 33 л., которые не выполнили твердое задание по зерну и, по мнению сельсовета, свое зерно меняли на предметы роскоши: "Всех пятерых подвергнуть заключению в Челябинский концентрационный лагерь сроком на 6 месяцев. Кроме того, конфисковать у Шульгина А.И. одну лошадь, у Шульгиной М.А. одну лошадь и одну овцу и т. д. Но, принимая во внимание их политическую неразвитость, всем пятерым назначить срок условно, при условии, в 24 часа сдать полностью зерно".

Эти пятеро сдали зерно после суда. У Шульгиной Матрены Афонасьевны без присмотра оставались пятеро малолетних детей, мужа она схоронила рано. Одна обрабатывала пашню, да и лошадь в хозяйстве была одна. Ее налог - 8 пудов зерна - это все, что она смогла вырастить. Но после суда каждый год сдавала она свой урожай, оставляя детей голодом. Ее старший сын Степан от голода полез на чужую мельницу воровать муку, и был убит. На Матрену свалились новые заботы, по уходу за молоденькой снохой с двумя малолетними детьми, ее внуками. На фотографии видны предметы роскоши Матрены - это калоши и накидная шаль.

Шульгин А.И, привезенный родителями 12-тилетним мальчишкой в Сибирь из Новгородской губернии, имел твердый налог, 21 пуд зерна, согласно обрабатываемой площади, не захотел сдавать добровольно налог, мотивируя тем, что "сами помрем с голоду". К 1920 г. у него было 10 детей, и постольку же внуков от каждого. Своей большой семьей они построили ветряную мельницу, но и за мельницу назначили непосильный налог.

Подобных судов прошло очень много по всем деревням. Половина населения отсидела в тюрьмах по полгода, по году за несдачу продналога по зерну или мясу. Крестьяне были очень не довольны. Не удивительно, что при таких обстоятельствах 5 февраля 1921 года вспыхнуло крестьянское восстание. Оно охватило Ялуторовский, Ишимский и Курганский уезды и продлилось до 24 апреля 1921 г. Сейчас из рассекреченных документов, хранящихся в Курганском областном архиве, можно узнать, как крестьяне отстаивали свои права, и что за это получили. Полистаем приговоры выездной сессии Челябинского отдела революционного военного трибунала Приурво и 1-й Армии Труда за март-апрель 1921 г., а также списки расстрелянных крестьян оперативными войсками Красной армии.

В деле граждан Здорнова Александра Дмитриевича 36 лет, Кабакова Наума Потаповича 24 лет и др. из Тюменской губ., Ишимского уезда, Рыниковской волости читаем: "10 февраля 1921 г. в д. Монастырской и Каравашкиной был получен приказ о мобилизации населения названных поселков. Граждане этих поселков отнеслись к этому приказу сочувственно. Собрали организационное собрание, выбрали коменданта поселка, а старый совет упразднили и всю полноту власти передали коменданту, по распоряжению которого был организован отряд численностью 30 человек на борьбу против советской власти и Красной армии, и в частности уничтожали коммунистов. Этот отряд на 5 дней выступил на село Макушино, где совместно с другим отрядом заняли таковое. После занятия села Макушино выступили на село Лисье. Из Лисья выступил отряд численностью 11 человек на пос. Островное с целью занять таковой и провести мобилизацию. Все были вооружены винтовками. В этот отряд входили Здорнов Александр и Кабаков Наум, но Островное занять не удалось. Получив сопротивление вернулись в Лисье."

Из приговоров граждан села Кривинского и д. Мало-Умрешевой: " 11 февраля 1921 г. в Кривинскую волость прибыли отряды белых. На организационном собрании села постановили провести мобилизацию от 18 до 45 лет. Организовали отряд с лозунгом "Долой коммунистов, да здравствует Советская власть", а на самом деле Советы упразднили, членов Совета арестовали, выбрали начальника гарнизона, и передали всю власть таковому". Издали приказ, разослали его по другим поселкам своей волости. Так же поступили в Мало-Умрешево, откуда сформированный отряд 18 чел., который под руководством нач. гарнизона Осина Павла явился в село Кривинское. В селе был сформирован 3-ий сводный Кривинский батальон, состоящий из 3-х рот. Командиром 3-ей роты был Осин Павел. Проезжая со своей ротой в составе батальона по другим поселкам, проводил мобилизацию населения. Со своей ротой ходил в наступление на село Островное, под которым принимал бой в течение 5-ти часов. Участвовал в наступлении на село Макушино, под давлением Красной Армии отступил со своей ротой до села Курейно, где и был взят в плен. Панкратов Сергей исполнял должность комвзвода, имел пистолет и винтовку, Камшилов Петр служил при штабе Белой Армии, Мамаев Михаил участвовал в боях, вооруженный шашкой, арестовывал учителя. Понамарев Иван охранял арестованных коммунистов и сов. работников. Беляев Степан был начальником караула по охране арестованных.

Дела граждан с. Головное. 14 февраля 1921 г. приехал вооруженный отряд белых на 339 версту Омской ж.д., снявши рабочих с работ, увезли в п. Головное. На собрании выбрали нач.гарнизона Макаровского Николая Трофимовича 32 лет. Он выставлял караулы по охране своего поселка, поддерживал связь с другими поселками, получал сводки с фронта белых и рассылал таковые по поселкам и в штаб белых для информации. Филатов Степан Васильевич 43 лет, Кожевников Михаил Константинович 42 лет, Шадрин Игнатий Алексеевич 35л., Абрамов Никифор Михайлович 55 л., Третьяков Михаил Радионович 45 л. разобрали железнодорожное полотно около разьезда Кривинского (Кривого) и сожгли его (позднее трибунал всех пятерых приговорил к расстрелу). Отряд из села Головного отправился в с. Кривинское, где, 15 февраля, вспыхнуло вооруженное восстание, распространившееся и на другие деревни волости. Цель восстания - борьба с коммунистами. Филатов сформировал роту 50 человек пехоту и 30 человек кавалерию, которая находилась под его командованием, совместно с полковником белогвардейцев В.И. Волковым. Шадрин был назначен комроты, а при формировании 4-го залинейного полка был назначен комбатом. Выделил отряд из своего батальона и отправил в село Лисье на поддержку 2-го отряда 3-го залинейного полка. Под давлением красных отступал со своим батальоном до с. Курейно, где и был захвачен в плен. Федотов Григорий был избран пом. начальника гарнизона, отступал с отрядом до сел Лисье и Курейно. Ежов Василий был караульным начальником при п. Кривинском, сопровождал арестованных, семьи сов. работников и коммунистов до села Макушино, был вооружен винтовкой. Исаков Семен был старшим милиционером у белых, вооружен охотничьим ружьем. Филатов Михаил, Семенов Осип, Лаврентьев Тимофей арестовывали сов. работника тов. Носкова и секретаря исполкома тов. Нефедова.

О крестьянском восстании 1921 г., а так же об участии крестьян в гражданской войне 1918 г., говорят протоколы допросов, осужденных по 58-й статье граждан д. Островной. Островное переходило несколько раз из рук в руки то к красным, то к белым. Из протоколов допроса Мостовских Ефима Ивановича и показаний свидетелей: "…кулак, будучи старшиной волости во время колчаковщины в 1918 г., производил издевательства, порол шомполами до полусмерти крестьян, отказывающих защищать колчаковскую власть, например Яковлева Николая."

Петров Семен Игнатьевич - кулак, активно участвовал в белом движении 1921 г. и в 1919 г. помогал чехам, выдавал соучастников соввласти, приходил с чехами арестовывать красных.

Вот свидетельства заведующего избой читальней, разведенного бедняка Григорьева Афанасия Архиповича, 1910 г.р., против Леонова Кузьмы Платоновича: "В 1921 году Леонов участвовал в белой банде. Это я видел сам лично. Когда у меня отец, как член партии был арестован бандитами, и я пошел со своим братом к отцу с передачей, Леонов Кузьма стоял у дверей штаба белых и охранял. Во время наступления красных отрядов Леонов сдал оружие белым. Когда красные стали наступать, один из красноармейцев ударил Ильина Ефима и поехал дальше. А этот Ильин переполз в дом Леонова, где скрывался 5 дней, а Леонов за ним ухаживал, кормил его. После 5-ти дней Ильин ночью был доставлен в свой дом, самому ему не прийти, он сильно был ранен, но все равно был красными арестован".

Красноармейцы, ворвавшись в село, расстреляли Ильина Ефима Парфеновича. Его дочь Анастасия Ефимовна была замужем за красноармейцем Петровым Иваном Исаевичем, младший брат которого, Андрей, посланный красным командиром с донесением в село Головное, выстрелом в спину был убит на разъезде Баксары красным же патрулем. Лошадь галопом принесла бездыханное тело 20-летнего молодого бойца в родную деревню. Без суда и следствия красноармейцы вывели за деревню и закололи штыками бывшего старосту Петрова Харитона Герасимовича и расстреляли его сына Тимофея (в 37-ом и сына Александра), за то, что ковали в своей кузне штыки для белых. После этих бессмысленных убийств Петров Иван дезертировал из рядов Красной Армии.

Весной в деревне Островное красноармейцы расстреляли Ильина Андрея, Иванова Ивана. Петров Григорий Арсентьевич,65 лет, убит во время перестрелки. На глазах у 12-летнего сына Степана красные убили отца семерых детей Иванова Исаака Леонтьевича. Позднее во время Отечественной войны Степан не захотел защищать Родину и добровольно сдался в плен. Бежали с белыми войсками и больше не вернулись в родную деревню, пропали без вести Степанов Михаил 46 лет, Ермилов Яков 37 лет, Егоров Василий. У каждого кто-то служил в Красной Армии то брат, то сын.

При проходе оперативных красных войск без суда были убиты красными в с. Кривинском: Перцев Дмитрий Ефимович, Чубин Андрей Екимович. Отступили с белыми войсками и не вернулись в родную деревню, пропали без вести: Рогов Федор Ефимович, Генералов Илья Фролович, Ежов Павел Петрович, Кривошеев Федор. В д. М.-Кривой убит красными Баженов Степан Никитич. Ежов Егор Степанович и Николаев Гаврило Александрович убиты в бою. Пропали без вести Радюшкин Андрей Петрович и Урванцев Прокопий Ефимович. В д. Б-Умрешева пропал без вести Падерин Иван Макарович. В с. Сетовном расстрелян красными Черкасов Кузьма Андреевич, трое убиты в бою: Макаренков Иван Дмитриевич, Черкасов Ефим Радионович, Макаренков Калинод. В д. П.-Золотое расстреляны Макаров Андрей Минеевич и Иванов Иван Владимирович, пропал без вести Миронов Яков Иванович. В с. Н.- Головном красными войсками убиты Назаров Захар Кузьмич, Кондратьев Роман Власович, Моисеев Андрей Борисович, Алексеев Руф Григорьевич, Кондратьев Федор Васильевич, Осипов Алексей Семенович, Леонов Прохор Дорофеевич, Иванов Иван Леонович, Моисеев Архип Романович. Тринадцать человек расстрелянных красными и бежавших с белыми в д. В.-Головной.

Горячие бои шли и в д. Глубокой. 13 февраля 1921г. был организован отряд численностью 25 человек, который вместе с белыми частями двинулись на поселок Лебяжье. Волосатов Зиновий и др. ворвались в Волисполком и арестовали его членов, военкома и нарсудью. Маторин Дмитрий и Савельев Михаил дезертировали из рядов Красной Армии. Курган и Курганский уезд были на военном положении, и, зная, что их местность находилась в руках белых, они прибыли к белым на своих лошадях. Васильев Спиридон, так же зная, что местность занята белыми частями, дезертировал с трудового фронта и присоединился к ним. Герасимов Яков Данилович на организационном собрании был выбран командиром роты. Суд приговорил Волосатова Зиновия Алексеевича 38 лет к расстрелу. Маторина 23 лет, Савельева 27 л., Васильева 32 л., Герасимова 37 л. - заключить в дом Лишения Свободы, с применением общественных принудительных работ сроком на 15 лет каждого. Волосатова Андрея Дмитриевича 31 г., Фадеева Дмитрия Степановича 30 л. подвергнуть наказанию, заключить в концентрационный лагерь. У всех этих граждан конфисковать имущество.

Так же был расстрелян командир белого отряда Быков Иван из д. Обутки, принимавший бой со своим отрядом с оружием в руках с частями Красной Армии под д. Зимовка. Расстреляны: Хромцов Алексей Степанович 27 лет из д. Палой, доброволец Шабанов Абрам Григорьевич 51г. из пос. Казанского, Бекетов Осип Яковлевич 49 л. из ст. Пресновской, Воропаев Прокопий Калезеевич 37 лет, Степанов Кузьма Христофорович 48 лет из пос. Железновского, Алексеев Петр Федорович 57 лет из д. Утево. Активистов белой армии Соловьева Сидора Федотовича 67 лет из д. Баксары, командиров отделений Неслиянова Ивана Андреевича 37 лет из д. Лопатки и Таньковского Кирилла Прокопьевича 35 лет из д. Сливки приговорили к 15 годам принудительных работ. Этот список можно продолжать бесконечно, так как крестьянское восстание 1921 года было массовым, и осужденных красными, и отпущенных без наказания было много. Ряды недовольных крестьян чистили до самого 37-го года и после. Список белогвардейцев рассекретили совсем недавно, сражавшихся на стороне белой армии предостаточно в каждой деревне. Крестьяне защищали свой привычный уклад жизни, и заслуживают уважения. В каждой семье белогвардейца кто-то служил в Красной Армии, не всегда по убеждению. Силой забирали в свои ряды и те, и другие…

Маловичко В.М., (Курган, Зауральское генеалогическое общество).

Опубликовано на сайте: http://kurgan-shulgin.narod.ru/



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites