kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Казачество » Козельчук Т.В., Тершукова Е.В. Казачий род Тюняткиных: социодемографический очерк

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Козельчук Т.В., Тершукова Е.В. Казачий род Тюняткиных: социодемографический очерк


Статья впервые была опубликована в сборнике «Зыряновские чтения: Материалы 1 межрегиональной научно-практической конференции» в 2004 году.

Предметом настоящего исследования является казачий род Тюняткиных ст. Усть-Уйской Челябинского уезда Оренбургской губернии на протяжении второй половины  XIX – начала ХХ века. Социодемографический портрет построен на анализе метрических книг Христорождественской церкви вышеуказанной станицы, что позволяет проследить возможности данного архивного документа как самодостаточного генеалогического и социодемографического источника при отсутствии исповедных (духовных) росписей, брачных обысков и ревизских сказок.

Подавляющее число жителей ст. Усть-Уйской с момента ее основания в 1743 г. принадлежали к казачеству – особой социо-этнической группе в социальной структуре Имперской России. В 1900 г. в станице было 555 дворов, проживало 3092 человека обоего пола, была одна каменная церковь, основанная в 1753 г., две каменные школы, одна водяная и две ветряных мельницы.[1] Первые упоминания об усть-уйских Тюняткиных в источниках Государственного архива Курганской области относятся к 70-м годам  XIX в. Основателем рода можно считать казака Николая Тюняткина: в середине  XIX века его семья в станице Усть-Уйской была единственной с данной фамилией. У Николая было пятеро детей, достигших репродуктивного возраста, - Платон, Василий, Михаил, Анна, Ирина. С этого момента род растет количественно, так как в Усть-Уйке появляется уже три семьи с данной фамилией. Из детей Платона род смогли продолжить четыре сына, по линиям Василия и Михаила – по два сына.

Таким образом, все выявленные Тюняткины являлись представителями четырех поколений. При этом реконструкция первого поколения (семьи Николая Тюняткина) до начала  XIX  века вероятна только по косвенным данным метрических книг. Данные о втором поколении (три семьи) и третьем поколении (восемь семей) представлены в источниках более полно. Исходя из того, что репродуктивный возраст представителей четвертого поколения Тюняткиных выходит за хронологические рамки исследования, проследить их социодемографическое поведение по метрическим книгам невозможно. Можно только предположить, что в условиях революционных преобразований, гражданской войны и т.п. характер данного параметра, безусловно, претерпевает изменения. При этом основные факторы демографического поведения первых трех поколений Тюняткиных были одинаковы, что было обусловлено относительной стабильностью условий жизнедеятельности рода.

Собранные данные метрических книг Христорождественской церкви ст. Усть-Уйской по истории рода Тюняткиных были проанализированы с помощью известного метода восстановления истории семей[2] (далее ВИС). Выявленные демографические события были систематизированы и занесены в специальные посемейные таблицы (см. приложение I).  В итоге было составлено 11 статистических карточек. Кроме того, для сравнения социодемографического поведения Тюняткиных с другими казачьими родами с помощью ВИС были обработаны данные семей Шабуровых и Волковых.

Метод ВИС позволил представить полный социодемографический облик казачьих семей, а именно выявить количество поколений в роду, зафиксировать социальную принадлежность родителей и детей, даты рождения и смерти, причины смерти, продолжительность жизни, количество рождений и смертей в семье, даты и возраст вступления в брак, повторность браков и прочее. В свою очередь, сравнивая по данным параметрам несколько семей, мы получаем социодемографический облик рода или целого социального слоя.

В результате обработки источников за период с 1872 по 1916 гг.[3] было выявлено 55 фактов рождений, 13 бракосочетаний и 34 факта смерти представителей трех поколений рода Тюняткиных. Из всех родившихся на протяжении сорока четырех лет 29 были мужского пола, 26 – женского, среди них две пары близнецов – мужская и женская[4]. Такое соотношение мужчин и женщин указывает на отсутствие полового доминирования в роду.

Отметим, что источники не зафиксировали мертворожденных Тюняткиных, хотя однозначно сказать об их отсутствии не представляется возможным при известном недоучете детей до 7 лет в метрических книгах[5].

16 человек (из них 7 мальчиков), что составляет 29 % всех выявленных представителей данной фамилии, умерли в возрасте до года. В итоге коэффициент детской смертности таков: на каждые пять появившихся на свет Тюняткиных приходилось 1,5 умерших в младенческом возрасте. Другие 10 человек умерли в возрастном промежутке от 2 до 22 лет, не оставив потомства. Тем самым, процент доживших до репродуктивного возраста составил почти 53 (29 человек обоего пола).

Источники позволяют также изучить причины смертности в роду Тюняткиных, которые распределяются в порядке убывания таким образом: «от младенческой болезни» (10 человек), от оспы (4 человека), от поноса (3 человека). Причинами младенческих смертей часто становились различные инфекционный заболевания – золотуха, коклюш, тиф, корь. Напротив, распространенной причиной взрослой смертности среди Тюняткиных является «старость». При этом источники характеризуют членов этого казачьего рода долгожителями: среди них есть дожившие до 68, 75, 78, 80 и 85 лет[6]. В 1870 – 1880-е гг. Тюняткины чаще всего умирали от оспы и поноса, в конце XIX – первых десятилетиях ХХ в. к ним добавляются тиф, холера, золотуха. Можно сказать, что характер смертей представителей данной фамилии был традиционен в рамках своего времени, в том числе сходен с другой категорией сельского населения – крестьянством. Предрасположенность к каким-либо заболеваниям внутри рода не выявлена.

Из 13 зарегистрированных в метрических книгах бракосочетаний 7 браков относятся к мужской линии, 6 – соответственно к женской. Средний возраст вступления в брак для мужчин составил 21 год, для женщин – 22 года. Данный фактор демографического поведения казачества соответствовал сельской модели брачности[7].

Самыми ранними браками в роду Тюняткиных следует считать брак 17-летнего Андрея Платоновича (1874 г., 3 поколение) и 18 летней Параскевы Лукиничны (1907 г., 4 поколение). Напротив, самыми старыми женихом и невестой были 30-летние Никита Михайлович (1897 г., 3 поколение) и Параскева Михайловна (1903 г., 3 поколение).

Кроме того, анализ браков разрешает охарактеризовать матримониальные связи Тюняткиных с другими социальными слоями. Из общего количества отмеченных в источниках браков 11 (84,5%) являлись социально однородными, т.е. Тюняткины предпочитали выходить замуж и жениться в рамках казачьего «сословия», что свидетельствует о «замкнутости» рода. В результате указанной направленности брачных союзов Тюняткины породнились с такими местными казачьими фамилиями как Шабуровы, Волковы, Марусины, Петровы и другими.

Результатом проведенного исследования стали следующие выводы. Во-первых, следует отметить патриархальный характер семей Тюняткиных. Он заключался в более консервативном, чем в крестьянских семьях[8], следовании строгим обычаям и нравам своего времени, среди которых отсутствие незаконнорожденных детей в роду[9], высокая детская рождаемость, единобрачие.

Во-вторых, «ареал» проживания рода Тюняткиных на протяжении столетия оставался неизменным – это ст. Усть-Уйская. Более того, жены Тюняткиных также принадлежали к местным казачьим семьям.

В-третьих, к патриархальности и слабой мобильности следует добавить социальную замкнутость рода как следствие браков внутри казачьего «сословия». По замечанию Л. Н. Гумилева, разница между потомками казаков, обосновавшихся за Уралом в середине  XVIII в., и крестьян-великороссов сохранялась вплоть до начала ХХ в.[10] Это красноречиво подтверждает история рода Тюняткиных: несмотря на то, что в рассматриваемое время образ их жизни стал фактически сходным с крестьянским, социальная самоидентификация как казачества, противопоставление иным слоям населения, остается вплоть до начала XXв.

Наконец, несмотря на характерную для того времени высокую детскую смертность, представители данной фамилии генетически были здоровыми людьми, являлись долгожителями и умирали «от старости»[11].

Представленная модель социодемографического поведения Тюняткиных типична для других родов оренбургского казачества, что подтверждает восстановление истории семей казаков ст. Усть-Уйской Волковых[12] и Шабуровых. Так, у Волковых и у Тюняткиных были сходны причины смерти, показатели детской смертности и среднего возраста вступления в брак и др. Казачий род Шабуровых в отличие от Тюняткиных был малочисленным и в рассматриваемое время по причине рождения преимущественно девочек вымирал. 

Таким образом, данное исследование подтверждает, что род как брачно-семейный тип социального института может выступать не только объектом генеалогического, но и социодемографического изучения. Реконструкция рода исключительно на анализе трех основных биографических вех в жизни человека - актовых записей о рождении, бракосочетании и смерти, безусловно, не может являться абсолютно полной, однако имеет право на существование через применение методики ВИС.



[1] Список населенных мест Оренбургской губернии по сведениям, собранным от полиции, волостных и станичных правлений в 1900 году. – [Оренбуг, 1901]. С. 244-245.

[2] Методика использования метрик для демографического анализа была разработана во Франции в 1950-х гг. Она получила название «реконструкция семей» (или восстановление истории семей). Анри Л., Блюм А. Методика анализа в исторической демографии. – М., 1997; Палли Х. Методика использования метрик в историко-демографических исследованиях // История СССР. – 1982г. - № 1. – С .87-93.

[3] Метрические книги Христорождественской церкви ст. Усть-Уйской за 1878, 1882, 1888 гг. на хранение в ГУ «ГАКО» не поступали.

[4] Рождение близнецов зафиксировано только в семье Платона Николаевича Тюняткина. Можно сделать вывод, что генетическая предрасположенность к рождению близнецов идет по женской линии П. Н. Тюняткина, а не по мужской, т.е. по прямой линии Николая Тюняткина такой наследственности не обнаружено.

[5] Свищев П.А. Документальные источники как доказательная база родословного исследования / Методика. Источники. Междисциплинарные связи. Генеалогический вестник. Выпуск 11. – СПб., 2002. С. 6-16.

[6] Указанный возраст нужно принимать с оговорками, поскольку достоверность фиксации возраста смерти в метрических книгах зачастую не соответствует действительности, особенно характерно преувеличение лет умерших «от старости».

[7] Миронов Б.Н. Социальная история России периода Империи (XVIII – начало XX в.) Генезис личности, демографической семьи, гражданского общества и правового государства. Том 1. - СПб., 1999.

[8] Об этом свидетельствуют проведенные аналогичные исследования в отношении крестьянских родов Маслейской волости Челябинского уезда, Лебяжьевской волости Курганского уезда.

[9] Для начала  XIX –начала ХХ вв. в среднем по России на все рождения приходилось 3% незаконнорожденных.

[10] Гумилев Л.Н. От Руси до России: Очерки этнической истории. - СПб., 2002. С. 268-269.

[11] Например, подобное исследование крестьянского рода Сажиных с. Островного Маслейской волости Челябинского уезда позволил выявить у них предрасположенность к туберкулезу.

[12] В ст. Усть-Уйской кроме казаков Волковых проживали их однофамильцы – мещане и крестьяне Волковы.

 




Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites